Главная страница

Стивен Кинг - Лангольеры (Мастера остросюжетной мистики) - 1993. Издательство аозт Кэдмэн. 1993, составление оформление, перевод лангольеры


Скачать 9.19 Mb.
Название Издательство аозт Кэдмэн. 1993, составление оформление, перевод лангольеры
АнкорСтивен Кинг - Лангольеры (Мастера остросюжетной мистики) - 1993.pdf
Дата18.05.2017
Размер9.19 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаStiven_King_-_Langolyery_Mastera_ostrosyuzhetnoy_mistiki_-_1993.
ТипДокументы
#33882
страница2 из 30

С этим файлом связано 49 файл(ов). Среди них: vk_gettoken, vk_gettoken, EGE_2017_Russkiy_yazyk_36_variantov.pdf и ещё 39 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
объяснение.
Но пустое кресло ей очень не понравилось. Не нравилась ей и тишина в салоне. Наиболее логичным объяснением было, что большинство пассажиров спали, а те, что бодрствовали, вежливо помалкивали. Все равно не нравилось ей это. В голове пробудилось дикое животное с острыми зубами и когтями. Зарычало, оскалилось. Она знала, как называется этот зверь, — Паника. Если немедленно не взять его под свой контроль, можно сотворить нечто такое, за что будет очень стыдно перед собой и тетей
Викки.
О! Когда я смогу видеть, когда доктор в Бостоне наладит мне зрение, никогда больше в жизни не пройду через такие глупости.
Внезапно Дайна вспомнила, что после того, как они заняли свои места, тетя Викки взяла в руку все ее пальцы, подвела их к кнопкам сиденья. Пояснила, и все оказалось очень просто. Два маленьких колесика — для наушников один для выбора каналов музыки, другой регулирует громкость. Только и всего. Еще квадратная кнопка для пользования освещением над сиденьем.
Это тебе не понадобится, — сказала тетя Викки с очевидной улыбкой в голосе. — Пока что, — добавила она.
И еще одна квадратная кнопка. Если нажать ее, придет стюардесса.
Теперь Дайна нажала именно эту, последнюю кнопку.
А может, зря — спросила она себя. Ответ пришел немедленно Не зря.
Услышала тихий мелодичный перезвон. Подождала
Никто не появился.
Шепот реактивных двигателей казался извечным звуком. Никто не разговаривал. Никто не смеялся. (Наверное, фильм вовсе не такой смешной, как надеялась тетя
Викки, — подумала Дайна). Никто ни разу не кашлянул. Кресло тетушки рядом с ней по-прежнему пустовало. Не подходила больше стюардесса, которая вначале полета склонилась над ней, обдав ароматом духов и дорогого шампуня, чтобы спросить, ненужно ли ей чего-нибудь.
Все тот же ровный звук реактивных двигателей.
Зверь паники пробудился и с новой силой заявило себе. Чтобы одолеть его, Дайна сконцентрировалась на своем странном внутреннем радаре, превратила его в невидимый посох, на который могла опереться в самой середине главного салона самолета. Это она умела. Иногда удавалось так здорово сосредоточиться, что могла вроде бы видеть все чужими глазами. Но это — когда очень-очень хочется. Как-то рассказала о своей необычной способности мисс Ли. Ее реакция почему-то была слишком резкой.
Среди слепых эта фантазия по поводу возможности видеть что-то глазами других — вещь довольно распространенная, — сказала она. — Особенно, у слепых детей. Никогда, Дайна, не вздумай полагаться на подобные вещи, иначе однажды можешь кувырком полететь с лестницы или попасть под машину.
Пришлось отказаться от попыток разделить зрение с кем-нибудь, как мисс Ли называла это. Но время от времени ощущение приходило она видела окружающий мир — водянистый, расплывчатый, смутный. Видела его через глаза мамы или тети Викки. Старалась отбросить видение прочь, как человек, опасающийся, что сходит сума, пытается отключить слуховые галлюцинации. Но теперь она была напугана и старалась отыскать людей, почувствовать их, а найти не могла.
Страх перешел в ужас, зверь паники уже громко рычал в сознании, в горле рождался вопль, но Дайна крепко стиснула зубы. Потому что не крик это будет, а страшный, душераздирающий, безумный вопль
Не заору, не заору, — яростно повторяла себе. — Низа что не сделаю плохо тете Викки. Никого не разбужу не перепугаю тех, кто не спит. Все сбегутся, начнут говорить посмотрите на эту перепуганную девочку Посмотрите на эту слепую девочку!
Удивительный радар внутри нее, который оценивал все туманные входные данные и как будто бы даже помогал ей видеть что-то чужими глазами (Бог с ним, что там говорила мисс Ли, теперь накачивал страх.
Потому что чувства подсказывали никого вокруг нее не было.
Абсолютно никого.
4
Брайану Энглу снился кошмарный сон. Он снова пилотировал воздушный корабль из Токио в Лос-Анджелес, рейс №7. Только утечка в системе давления была куда хуже. Угнетало чувство обреченности. Стив Сирлс плакал, жуя рядом датское печенье Если тебе так худо, как ты можешь что-то жевать — спросил Брайан. Кабину заполнил пронзительный свист, похожий на свист кипящего чайника. Звук утечки давления, предположил он. Глупо, разумеется, поскольку утечка всегда была бесшумной, ново сне ведь все возможно, подумал он.
Потому что я обожаю эти штуки, и мне больше никогда не съесть ни одной, — ответил Стив, разрыдав­
шись
Внезапно пронзительный свист умолк. Появилась улыбающаяся стюардесса Мелани Тревор. Она сообщила, что разрыв нашли и закрыли. Брайан поднялся и проследовал за ней через весь салон туда, где его бывшая супруга Анна
Куинлэн Энгл стояла в небольшой нише, из которой кресла были убраны. Рядом с ней над иллюминатором была надпись, показавшаяся ужасной ТОЛЬКО ДЛЯ МЕТЕОРОВ. Написано зловещим красным цветом.
На Анне было темно-зеленое платье — униформа стюардессы компании Гордость Америки. Это было весьма
странно, поскольку на самом деле Анна занимала важный пост в рекламной отделе одной бостонской компании, а на стюардесс, с которыми летал супруг, смотрела очень даже свысока. Стоя в нише, она зажимала ладонью трещину в корпусе самолета. Ну что, дорогой, видишь — с гордостью произнесла она. — Я обо всем позаботилась Даже не имеет значения то, что ты меня ударил. Я тебя простила Анна Не делай этого — закричал он, но слишком поздно. На ее руке появилась трещина, скопировавшая трещину в фюзеляже. Только она росла, углублялась. Пустота снаружи сосала ее руку, разрывала трещину, вытягивала руку наружу. Ее безымянный палец попал первым, потом средний, указательный, мизинец. Послышался хлопок, как будто откупорили шампанское, и вся ее рука целиком ушла в трещину.
Анна по-прежнему улыбалась.
Это «Лянвуа», мои любимые духи, дорогой мой, — сказала она. А рука ее исчезала. Исчезала Волосы Анны освободились от заколок и окутали лицо туманным облаком. — Я же всегда ими пользовалась, ты разве не помнишь?
Вспомнил! Вспомнил Но теперь это не имело никакого значения Анна Вернись — закричал он.
А она с улыбкой уходила от него сначала рука...
Это совсем не больно, Брайан, поверь...
Рукав униформы Гордости Америки трепетал. Брайан видел, как ее плоть белыми струями вылетала прочь и словно огонек святого Эльма светилась в ночи снаружи.
Запомнил? «Лянвуа»,
— сказала Анна, втягиваясь в брешь. Брайан вдруг услышал снова звуки, которые поэт Джеймс Дикки назвал свистом космической зверюги. Свист усиливался. Сон темнел, но, как ни странно, расширялся. Чтобы стать не свистом, а человеческим визгом.
Глаза Брайана раскрылись. Мгновение он не смог сориентироваться — где сон, где явь. Но только мгновение он был профессионалом высокого уровня, готовым к рискованным ситуациям. Основным показателем его профессионализма была быстрая реакция — иначе в его работе не выживешь. Рейс №29! Не из Токио в Лос-Ан­
джелес, а из Лос-Анджелеса в Бостон Анна умерла там не от утечки давления, а от пожара в квартале Атлантик- авеню возле набережной. Но звук оставался.
Это был визг девочки Ну, пожалуйста, кто-нибудь, поговорите со мной, — тихо сказала Дайна Беллман, однако весьма отчетливо. — Извините, моя тетя ушла, а я слепая.
Ответа не последовало. Впереди, в сорока рядах от нее капитан Брайан Энгл видел во сне, как его штурман рыдали ел датское печенье.
По-прежнему ровно гудели реактивные двигатели.
Паника новой волной захлестнула сознание. Для Дай­
ны ничего другого не оставалось, как избавляться от нее любым путем. Поэтому она отстегнула пояс безопасности и вышла в проход Эй Кто-нибудь! — сказала она погромче. — Кто- нибудь!
И вновь никакого ответа. Дайна начала плакать, но старалась держать себя в руках, не рыдать громко. Затем вышла в проходи медленно пошла, держась правой стороны.
Считай
, — лихорадочно подсказывал разум. — Считай, сколько кресел миновала, а то потеряешься и никогда не найдешь своего места.

Она остановилась возле следующего кресла, протянула вперед руки, растопырив пальцы. Она знала, что там сидит мужчина, потому что тетя Викки разговаривала с ним примерно за минуту до взлета. Когда он отвечал ей, его голос доносился прямо из кресла впереди Дайны. Это она знала точно, поскольку определять местонахождение по звукам было частью ее жизни, столь же естественной, как дыхание. Спящий мужчина может вздрогнуть, если ее пальцы заденут его, но Дайне это было уже безразлично.
Кресло было пустым
Совершенно пустым.
Дайна выпрямилась, по щекам ее текли слезы, в голове стучало от страха.
Не могут же они вдвоем находиться в туалете Конечно, нет. Или там два туалета?
Да, в таком большом самолете могло быть два туалета. За исключением того, что и это не имело уже значения.
Тетя Викки низа что не оставила бы сумочку. В этом
Дайна была уверена.
Она медленно продолжала идти по проходу, останавливаясь возле каждого ряда, ощупывая крайние кресла сначала справа, потом слева.
Нащупала на одном сиденье еще одну сумочку, на другом оказалось что-то вроде чемоданчика, на третьем — ручка и блокнот. Еще на двух сиденьях нащупала наушники. Один наушник был в чем-то липком. Потерла пальцы, сделала гримасу и вытерла их об спинку кресла. Ушная сера. Она ее узнала.
Дайна Беллман продолжала свое медленное продвижение вдоль прохода, более не церемонясь в своих исследованиях. Это уже не имело значения. Пальцем никому в глаз не попала, в щеку не ткнулась, за волосы никого не задела. Все сиденья, которые она обследовала, оказались пус­
тыми.
Не может быть такого, — лихорадочно думала она. — Невозможно Они же все были здесь, когда мы пришли Я их слышала Чувствовала их Запах ощущала Куда они все исчезли?
Этого она не знала. Главное, все ушли — в этом она становилась все более уверенной.
В какой-то момент, пока она спала, ее тетушка и все остальные пассажиры рейса №29 исчезли.
Нет!
— протестовала рациональная часть ее сознания голосом мисс Ли. — Нет, такое невозможно, Дайна!
Если все ушли, то кто же ведет самолет?
Теперь она пошла немного быстрее, хватаясь за края кресел, слепые глаза были широко раскрыты за темными очками, подол розового платьица развевался на ходу. Она
потеряла счетно в страхе перед полной тишиной в салоне это уже не имело значения.
Снова остановилась и протянула руки к сиденью справа. Пальцы на сей раз коснулись волос. но волосы находились совсем не там. Они лежали на сиденье. Боже, что это могло быть?
Пальцы сомкнулись на них, приподняли. Осознание чего-то ужасного пришло в тоже мгновение.
Это волосы, но человек, которому они принадлежали, исчез. Это скальп. Я держу скальп мертвого человека.
Именно тогда Дайна и начала визжать, пробудив тем самым Брайана Энгла от кошмарного сновидения.
6
Альберт Косснер, навалившись животом настойку бара, потягивал Железное виски Брэндинга. Братья Ирп —
Вьятт и Вирджил находились справа от него, Док Холли­
дей — слева. Он поднял бокал, чтобы сказать тост, когда в салон Серджо Леоне припрыгивая, вошел человек на деревянной ноге Банда Дальтона! — заорал он. — Банда Дальтона только что ворвалась в Додж!
Вьятт обернулся и спокойно посмотрел на него. Лицо его было худощавым, загорелыми красивым. Он очень напоминал Хью О’Брайена.
— Здесь Томбстон, Маффин, — сказал он. — Давай, вали отсюда, старая срань.
— Неважно, что здесь Они ворвались на конях — крикнул Маффин. — И, судя по их рожам, они озверели Они сумасшедшие, Вьятт! Сумасшедшие!!!
Словно в подтверждение его слов с улицы донеслись выстрелы. Тяжело бухал армейский й (видно, украденный) , резко трещали винтовки Ты только в портки не наваляй, Маффин, — сказал Док Холлидей, слегка сдвинув шляпу к затылку.
Альберта не очень удивило то, что Док сильно смахивает на Роберта де Ниро. Он всегда считал, что если кому-то и играть роль дантиста, то только де Ниро.
22

— Что скажете, братва — спросил Вирджил Ирп, оглядевшись по сторонам. Вирджил ни на кого похож не был Пошли, — сказал Вьятт. — Я уже сыт по горло этими Клантонами.
— Дальтонами, Вьятт, — тихо поправил его Альберт Какая разница Пусть будут хоть Джоном Диллин- гером или Красавчиком Бой Флойдом! — воскликнул
Вьятт. — Тыс нами, Туз Я с вами, — ответил Альберт тихим зловещим голосом прирожденного убийцы. Он положил ладонь на рукоять своего длинноствольного «банлина специального. Другой рукой проверил, на месте ли его ермолка. Прочно на месте О’кей, братва, — сказал Док. — Пошли, укоротим малость придурков Дальтона.
Они вышли одновременно через дверцы салуна, все четверо, когда куранты баптистской церкви Томбстона начали отбивать полдень.
По главной улице галопом приближались Дальтоны, проделывая на ходу дырки в витринах и окнах, превратив водяную цистерну возле мастерской по ремонту оружия
Дюка в многоструйный фонтан.
Айк Дальтон первым увидел четырех мужчин, стоявших на пыльной дороге пальто их были нараспашку, чтобы быстро извлечь револьверы. Айк осадил коня, тот поднялся на дыбы, с ржанием разбрызгивая пену изо рта. Айк
Дальтон весьма напоминал по внешности Ратджера Хауэра.
— Поглядите-ка, кто у нас тут — прорычал он. —
Вьятт Ирп и его обабившийся братик Вирджил!
Эмметт Дальтон, напоминавший Дональда Сазерленда после месяца бурных ночей, подтянулся к Айку.
— И сними их вшивый дантист, — добавил он. — Ну, кому еще врезать — Его взгляд упал на Альберта, и тот заметно побледнел. Кривая усмешка исчезла с лица.
Пау Дальтон подтянулся к двум своим сыновьям. Он очень смахивал на Слима Пиккенса.
— Господи Иисусе, — прошептал Пау. — Это же Туз
Косснер!
23
Вряд сними остановился и Фрэнк Джеймс. Лицо его напоминало грязный пергамент Какого черта, братцы — воскликнул Фрэнк. — Яне прочь обнести городок-другой от скуки, но мне никто не сказал, что Еврей Аризоны окажется здесь!
Альберт Косснер — Туз, известный от Седалии до
Стимбот-Спрингс как Еврей Аризоны, шагнул им навстречу. Его ладонь поглаживала рукоятку своего «банлина». Он выплюнул табачную жвачку в сторону, не сводя серых ледяных глаз с конных бандитов, стоявших в двадцати футах от него Валяйте, ребята, начинайте, — сказал Еврей Аризоны. — Ад еще и наполовину не заполнен.
Банда Дальтона схватилась за рукоятки револьверов в тот момент, когда часы баптистской церкви Томбстона отбили последний удар. Молниеносным движением Туз взялся за свой револьвер. Посылая смертельный дождь го калибра в банду Дальтона, он услышал визг маленькой девочки, стоявшей возле отеля «Лонгхорн».
Уймите кто-нибудь этого щенка, — подумал Туз. — Что там с ней Эти у меня попались. Не зря меня называют самым проворным евреем к западу от Мис­
сисипи.
Визг не смолкал, разрывая воздух, делая его темнее, пока все не начало распадаться.
В какой-то момент Альберт оказался потерянным в пустоте и мраке, сквозь которые еще прыгали и завихрялись фрагменты его сна. Постоянным оставался лишь этот ужасающий визг. Звук напоминал свисток перегретого чайника.
Он, наконец, открыл глаза и осмотрелся вокруг. Альберт занимал переднее место в главном отсеке салона рейса №29. Сзади по проходу приближалась девочка лет десяти-двенадцати. На ней было розовое платье и большие черные очки.
Кто это Кинозвезда или что-то в этом роде — подумал он. Ему стало очень страшно. Весьма скверное пробуждение от любимого сна Эй — Негромко окликнул он ее, чтобы не будить остальных пассажиров. — Эй, девочка Что случилось
Девочка обратила лицо на звук его голоса. Она неловко повернулась и, ударившись о средние сиденья по четыре вряд, упала на подлокотник кресла и завалилась, задрав обе ноги Где все — закричала она. — Помогите Помогите мне Стюардесса — закричал Альберт и отстегнул пояс безопасности. Он вылез в проходи повернулся лицом к девочке. Остановился. Передним открывался весь салон авиалайнера, и это зрелище заставило его замереть на месте.
Первая мысль, которая промелькнула в голове Можно не беспокоиться разбудить других пассажиров.

Похоже было, что весь главный салон «Боинга-767» был пустым.
7
Брайан Энгл почти достиг переборки, отделявшей первый класс рейса №29 от делового класса, когда обнаружил, что первый класс был совершенно пуст. Он приостановился на миг, потом двинулся дальше. Возможно, все покинули свои места, чтобы пойти посмотреть, из-за чего там такой визг.
Хотя интуиция говорила ему, что дело обстоит вовсе не так. Брайан достаточно долго летал, чтобы иметь представление о групповой психологии пассажиров. Если бы один из пассажиров и побежал, то остальные с места бы не сдвинулись. Большинство авиапассажиров безропотно принимали выбор индивидуальных действий, когда входили в лайнер, садились и пристегивали ремень. Когда эти элементарные действия были выполнены, любые проблемы переходили под ответственность экипажа. Авиаторы называли их гусями, хотя правильнее было бы назвать овцами. Экипаж самолета такое поведение пассажиров вполне устраивало.
Однако, хотя такие размышления и имели какой-то смысл, он проигнорировал их и просто пошел дальше. Остатки сна, фрагменты еще мелькали в сознании, и часть
его разума продолжала верить, что визжала Анна, и что он найдет ее где-то на середине главного салона с рукой, прижатой к трещине в корпусе самолета. Трещине под объявлением ТОЛЬКО ДЛЯ МЕТЕОРОВ.
В деловой части лайнера он увидел всего лишь пожилого мужчину в коричневой тройке. Лысая голова тускло поблескивала под лампочкой для чтения, жилистые руки в венах артрита были аккуратно сложены на ремне безопасности. Он глубоко спал, посапывая во сне и полностью игнорируя странный шум.
Брайан стремительно прошел в следующую секцию и замер, пораженный. Он увидел подростка, стоящего возле маленькой девочки, упавшей в кресло. Однако подросток смотрел не на девочку, а назад, в хвост самолета. Его челюсть отвисла до круглого воротничка рубашки «Хард
Рок».
Первая реакция Брайана была такая же, как у Альберта
Косснера:
Боже милостивый, да самолет, кажется, пуст!
Потом на правой стороне он увидел женщину. Она вышла в проход посмотреть, что происходит. Вид был заспанный и удивленный, как у человека, которого внезапно разбудили. Чуть подальше, в проходе, стоял молодой мужчина в костюме из джерси. Он равнодушно разглядывал девочку, слегка наклонившись в ее сторону. Еще один мужчина лет шестидесяти поднялся из кресла возле
Брайана и замер в нерешительности. На нем была красная фланелевая куртка, волосы всклокочены, выглядел он совершенно растерянным Кто кричал — спросил он Брайана. — С самолетом что-то случилось, мистер Вы не думаете, что мы упадем, нет?
Девочка перестала кричать. Она выбралась из кресла и чуть не упала ничком. Мальчик вовремя поймал ее, хотя двигался очень медлительно.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30