Главная страница

Стивен Кинг - Лангольеры (Мастера остросюжетной мистики) - 1993. Издательство аозт Кэдмэн. 1993, составление оформление, перевод лангольеры


Скачать 9.19 Mb.
Название Издательство аозт Кэдмэн. 1993, составление оформление, перевод лангольеры
АнкорСтивен Кинг - Лангольеры (Мастера остросюжетной мистики) - 1993.pdf
Дата18.05.2017
Размер9.19 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаStiven_King_-_Langolyery_Mastera_ostrosyuzhetnoy_mistiki_-_1993.
ТипДокументы
#33882
страница5 из 30

С этим файлом связано 49 файл(ов). Среди них: vk_gettoken, vk_gettoken, EGE_2017_Russkiy_yazyk_36_variantov.pdf и ещё 39 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
Если можно назвать лучшим этот невменяемый взгляд и разрывание салфетки на тонкие полоски — подумала она Я боюсь, — прошептала Дайна. — Мы все кажемся этому дяденьке страшилами.
— Ну нет, я так не думаю, — сказала Лорел, несколько ошарашенная таким заявлением. — Почему ты так подумала Яне знаю. — Дайне понравилась эта женщина, причем с первого момента, когда услышала ее голос. Только она не стала ей рассказывать, что в какой-то миг увидела всех, включая себя. Увидела этого человека с громким голосом. Она побывала внутри него, а звали его мистер Тумс, или Туми, или что-то в этом роде. Для него все они выглядели, как скопище злобных себялюбивых троллей.
Если бы она сказала об этом мисс Лита сразу бы решила, что она сошла сума. Почему бы и этой тетеньке, с которой Дайна познакомилась недавно, не думать также Поэтому Дайна промолчала.
Лорел поцеловала девочку в щеку. Кожа под ее губами была горячей Тыне бойся, маленькая. Мы летим нормально — сама ведь чувствуешь, верно Через несколько часов будем снова на земле Это хорошо. Но только я хочу мою тетю Викки. А где она, как ты думаешь Не знаю, детка, — ответила Лорел. — Сама хотела бы знать

Дайна снова подумала о лицах, которые видел крикливый человек такие злые, жестокие морды. Вспомнила и свое лицо его глазами поросячья морда, спрятанная за большими черными очками. Вот тогда и дрогнула вся ее смелость, она заплакала, истерично всхлипывая, задев
Лорел за живое. Лорел обняла ее, поскольку ничего иного не могла придумать, чтобы успокоить, но при этом и сама заплакала. Минут пять плакали вместе, потом Дайна начала успокаиваться. Лорел посмотрела на худого подростка, которого звали не то Альберт, не то Элвин, и заметила, что и у того глаза были мокрыми. Заметив ее взгляд, он торопливо отвернулся и начал рассматривать свои руки.
Дайна в последний раз судорожно всхлипнула и положила голову на грудь Лорел.
— Слезами горю не поможешь, верно — сказала она Я тоже так думаю, — отозвалась Лорел. — А почему бы тебе не поспать, Дайна?
Девочка вздохнула — такой одинокий, несчастный звук Наверно, не смогу. Я ведь уже спала.
А рейс №29 продолжал свой полет к востоку на высоте
36 ООО футов со скоростью свыше 500 миль в час над черными равнинами Америки
ГЛАВА Метод дедукции — Аварии и статистика Вероятные объяснения — Давление в подводных трещинах — Проблема Бетани.
— Начинается приземление А вызнаете, эта девочка сказала нечто весьма любопытное примерно частому назад, — неожиданно произнес Дженкинс.
Девочка, о которой шла речь, снова спала, несмотря на свои сомнения. Альберт Косснер тоже клевал носом, надеясь еще разок вернуться на мифические улицы полуденного Томбстона. Скрипку в чехле он вытащил из верхней багажной секции и положил себе на колени М-мм? — встрепенулся он Извини, — сказал Дженкинс. — Я тебя кажется разбудил Нет, нет, — заверил его Альберт. — Вовсю бодрст­
вую.
Он обратил на Дженкинса свои воспаленные глаза в знак доказательства. Под глазами пролегли тени. Джен­
кинсу он напомнил енота, которого напугали, когда тот копался в мусорном баке. — Чего она сказала Она сказала мисс Стивенсон, что вряд ли уснет, поскольку уже поспала. До того.
Альберт некоторое время непонимающе смотрел на
Дайну.
— Ну, вот она опять спит, — сказал он Я вижу. Но дело не в этом, мой мальчик. Совсем не в этом.
Альберт подумал было сообщить мистеру Дженкинсу, что Туз Косснер — самый ловкий еврей к западу от Миссисипи и единственный техасец, выживший после сражения при
Аламо, вовсе немой мальчик, но решил пропустить это мимо ушей. пока хотя бы. — Ну, ив чем тут дело

— Я тоже спал. Заснул буквально до того, как капитан — наш первоначальный капитан — включил сигнал НЕ КУРИТЬ. У меня всегда так. Поезда, автобусы, самолеты — только заведут мотор, я тут же отключаюсь. А как у тебя, мой дорогой Что у меня Ну, тоже засыпаешь Ты ведь спал, верно Ну спал Мы все спали, понимаешь Исчезнувшие люди не спали.
Альберт немного подумал над странной идеей Пожалуй. может быть А я тебе говорю, что мы вот тут — все спали. Люди, которые исчезли, все бодрствовали.
Альберт снова обдумал его слова Вообще-то, может быть Для меня это пустяк, — почти благодушно сказал
Дженкинс. — Я фантазирую в своих книгах ради куска хлеба. Дедукция — мой хлеб с маслом, если можно так выразиться. Ну сам подумай. Если кто-то бодрствует в тот момент, когда люди исчезают, уж наверняка закричал бы что-нибудь об убийстве, разбудив всех нас. Верно Пожалуй, что итак согласился Альберт в задумчивости. — За исключением того человека на заднем сиденье. Его и воздушный налет не разбудит Прекрасно. Твое исключение учтено. Но ведь никто не закричал, верно я говорю И ни один из нас не знает, что произошло. Отсюда методом дедукции делаю вывод, что исчезли только бодрствовавшие пассажиры. Разумеется, с экипажем Да. Может быть Мой мальчик, я вижу — ты встревожен. По лицу вижу, что такая идея, несмотря на всю ее логичность, у тебя в голове не укладывается. Могу я спросить — почему
Что-нибудь я упустил — Выражение лица Дженкинса говорило о том, что он в подобную возможность не верит, но что матушка воспитала его вежливым человеком Я просто не знаю, — признался Альберт. — Сколько нас тут Одиннадцать

— Да. Считая того человека в заднем ряду, который пребывает в коматозном состоянии, нас одиннадцать Если вы правы, не должно ли нас быть несколько больше А почему, собственно?
Но Альберт умолк, внезапно живо вспомнив картину своего детства. Он был взращен в некоей теоретизирован- ной сумеречной зоне родителями, которые небыли ортодоксами. но и небыли агностиками. Они его братья росли, соблюдая большинство традиций (или законов, предписаний или как они там еще называются. Они отмечали Бар
Мицвах, воспитывались на познании того, кто они, откуда пришли и что это могло для них означать. История, которую Альберт лучше всего запомнил в детстве после посещений храма, касалась последней чумы, постигшей фараона, — мрачного дара Ангела Смерти Господня, явившегося утром.
Мысленно он представил себе этого ангела летящим не над землей Египетской, а через рейс №29 и прибирающим в страшное лоно свое большинство пассажиров. не потому, что они позабыли окропить трапезу свою кровью агнца (или спинки своих кресел, а потому. потому...
Почему? Потому —
что?
Ответа не было, и Альберт ощутил дрожь. И еще пожалел, что эта старая зловещая история пришла ему в голову.
Мы летим, ковыляя, во мгле, — вспомнил он.
Но ничего смешного в этом не было Альберт — Голос мистера Дженкинса доносился словно издалека. — Альберт, с тобой все в порядке Ада. Я задумался вдруг. — Он прочистил горло. — Если все спавшие остались здесь, то нас было бы по меньшей мере человек шестьдесят. Может, больше. Вызнаете, что такие рейсы называют красный глаз Дорогой мальчик, тебе не доводилось Вы не могли бы называть меня Альбертом, мистер
Дженкинс? Так меня зовут.
Дженкинс слегка похлопал Альберта по плечу

— Прости. Честное слово. Яне имел ввиду разговаривать свысока. Я, видишь ли, расстроена ковда расстраиваюсь, я обычно отступаю, ну, вроде черепахи, которая прячет голову в панцирь. Только я отступаю в фантазии. Я словно играю в Фило Вэнса. Он был сыщиком — великим сыщиком, созданным покойным Ван Дайном. Ты, наверно, и не читал такого. Да и вряд ли кто-нибудь его читал в наши дни. А жаль. Короче, в любом случае я приношу извинения Ничего, — ответил Алберт, чувствуя неловкость Итак, ты — Альберт и отныне будешь Альбертом всегда, — пообещал Роберт Дженкинс. — Так вот, я начал было тебя спрашивать, летал литы раньше на красноглазом Нет. Я вообще через всю страну еще никогда не летал А я летал. Много раз. Несколько раз даже вопреки своей натуре не спал некоторое время. Правда, это случалось, когда я был помоложе, а полеты более шумными. Так вот, должен признать, что мой первый перелет от побережья до побережья проходил на самолете, который делал две посадки. для подзаправки. По моим наблюдениям, очень немногие пассажиры на подобных перелетах засыпают в течение первого часа или примерно такого срока, а потом почти все засыпают. В течение первого часа люди смотрят в иллюминаторы, разговаривают со своими спутниками, что-то пьют То есть как бы обустраиваются, — продолжил Альберт. То, что говорил мистер Дженкинс, было для него вполне логично. Хотя сам он почти не обустраивался. Он был так возбужден предстоящим путешествием и новой жизнью, которая ожидала его, что в последние пару ночей почти не спал. В результате отключился, едва «Боинг-767» поднялся в воздух Да, устраивают свои маленькие гнездышки, — согласился Дженкинс. — А ты, случайно, не заметил тележку для напитков снаружи кабины пилотов, Альберт Датам была тележка, — подтвердил Альберт. —
Видел.
Глаза Дженкинса засияли

— Вот-вот! Либо видел, либо споткнулся о нее. Но заметил литы ее Мм. наверно, нет, если вы что-то приметили в ней, чего я не увидел Не глаза замечают, а разум, Альберт. Натренированный на дедукциях разум. Я, конечно, не Шерлок Холмс, но тем не менее заметил, что она как раз была извлечена из небольшой кладовой, в которой обычно находится, и что использованные стаканчики все еще стояли на нижней полке тележки. Отсюда я делаю следующий вывод самолет взлетел без происшествий, набирал рейсовую высоту, и, к счастью, был включен автопилот. Затем капитан выключил сигнал ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ. Все это заняло около тридцати минут с момента взлета. По моим подсчетам, где-то примерно в час ночи. Когда сигнал был отключен, стюардессы поднялись и занялись своей первой задачей — приготовлением напитков для примерно полутораста пассажиров на высоте 24 ООО футов при продолжении подъема. Пилот между тем запрограммировал автопилот выровнять самолет на высоте 36 ООО футов, направить его к востоку с такими-то и такими-то изменениями курса. Несколько пассажиров — то есть мы, все одиннадцать — заснули. Остальные — кто-то слегка подремывал (ноне настолько глубоко, чтобы спастись оттого, что произошло, а большинство полностью бодрствовали Обустраивались в своих гнездышках, — подсказал Альберт Вот именно Обустраивались в своих гнездышках —
Дженкинс сделал паузу, а потом не без оттенка мелодрамы добавил — И тогда-то это и произошло Но что произошло, мистер Дженкинс? — спросил Альберт. — У вас есть на этот счет какая-нибудь идея?
Дженкинс долго не отвечала когда наконец заговорил, оживление покинуло его голос. Слушая его, Альберт впервые понял, что за несколько театральной манерой говорить мистер Роберт Дженкинс скрывал свой страх. Он был напуган не меньше его. Против этого Альберт ничего не имел — пожилой писатель в потрепанном плаще стал выглядеть более приземленной фигурой

— Мистерии запертой комнаты — это история с дедук­
циями в чистом виде, — сказал Дженкинс. — Я сам написал несколько таких, даже больше чем несколько, честно говоря. Но никогда не ожидал оказаться сам участником подобного таинственного случая.
Альберт смотрел на него и не знал, что на это сказать. Вспомнил вдруг историю Пестрая лента с Шерлоком
Холмсом. Там рассказывалось о ядовитой змее, которая проникала в знаменитую запертую комнату через вентиляционное отверстие. Бессмертному Шерлоку Холмсу не понадобилось даже подключать все свои способности, чтобы разрешить эту загадку.
Но даже если багаж на верхних полках рейса №29 был битком забит ядовитыми змеями, куда исчезли тела Куда девались тела Страх вновь пробудился в нем, поднимаясь от ног к самым жизненным органам. Подумал, что за всю свою жизнь никогда еще не был столь непохожим на знаменитого стрелка Туза Косснера.
— Если бы это был просто самолет, — тихо продолжил
Дженкинс, — я думаю, что смог бы предложить какой-то вариант. На этом я, собственно, свой хлеб зарабатывал в последние лет двадцать пять. Хочешь услышать один из таких сценариев Конечно, — ответил Альберт Ну, хорошо. Допустим некая теневая правительственная организация, вроде Магазина из романа Поджигательница, решила провести некий эксперимента мы оказались подопытными. Целью подобного эксперимента в данных обстоятельствах может быть регистрация эффекта сильного ментального и эмоционального стресса на некоторое число средних американцев. Они, ученые, проводящие эксперимент, накачивают кислородную систему самолета неким лишенным запаха гипнотическим веществом А что, такие бывают — спросил Альберт завороженно Есть такие, — ответил Дженкинс. — Например, ди- залин или метапроминол. Я помню, как в свое время читатели, претендовавшие на серьезность, высмеивали
истории про Фу Манчу Сакса Ромера. Называли их самой постыдной дешевой мелодрамой. — Дженкинс медленно покачал головой. — А теперь благодаря биологическим исследованиями всяким там ЦРУ, мы живем в мире, который для самого Сакса Ромера стал бы кошмаром.
Дизалин — тоже самое, что нервный газ, — лучше всего подходит. Действует очень быстро. Когда его выпускают в воздух, все отключаются, засыпают, кроме пилота, который дышит незараженным воздухом через маску Но ведь. — начал было Альберт.
Дженкинс поднял ладонь и улыбнулся Я знаю твои возражения, Альберт, и могу дать пояснения. Позволишь?
Альберт кивнул Пилот приземляет самолет на какой-то секретной полосе в Неваде, скажем. Пассажиры, которые бодрствовали, когда газ был пущен, и, разумеется, стюардессы вынесены из самолета зловещими людьми в белых униформах. Пассажиры, которые к тому моменту итак спали, вроде меня и тебя, мой юный друг, просто продолжали спать, только сон их был более глубоким, чем прежде. Затем пилот возвращает рейс №29 на прежний курс и включает автопилот. К тому времени, как самолет достигает Роки, эффект газа начинает улетучиваться. Дизалин называют чистым газом, который не оставляет последствий. Никакого ощущения похмелья, другими словами говоря. По интеркому пилот слышит, как кричит слепая девочка, потерявшая свою тетушку. Он понимает, что она разбудит и остальных. Эксперимент начался. Он выходит из кабины и захлопывает за собой дверь Как он может это сделать Ручки же нет снаружи.
Дженкинс отмахнулся жестом руки Самая элементарная вещь на свете, Альберт. Он использует полоску клейкой ленты, клеящейся стороной наружу. Достаточно легкого толчка и дверь заперта.
Улыбка восхищения появилась на лице Альберта, но тут же замерла Пилот, находившийся на борту, выходит, должен быть одним из нас

— И да, и нет. По моему сценарию, Альберт, пилот есть пилот. Да, среди пассажиров оказался пилот, который, как предполагается, летит в Бостон. Он сидел в первом классе недалеко от кабины когда, пардон, дерьмо упало на вентилятор Капитан Энгл, — со страхом прошептал Альберт.
Дженкинс ответил удовлетворенным тоном, как учитель геометрии произносит что и требовалось доказать в конце длинной и сложной теоремы Капитан Энгл, — согласился он.
Оба не заметили того, что джерси смотрел на них блестящими лихорадочными глазами. Теперь он отвернулся от них, вытащил из кармашка в переднем сиденье журнал, сорвал с него обложку и принялся отрывать от нее длинные тонкие полоски. Бросал их на пол, где уже валялись такие же полоски от изорванной ранее салфетки.
Губы его беззвучно шевелились.
2
Если бы Альберт изучал Ветхий Завет, он бы познал, как себя чувствовал Савл, самый ярый преследователь ранних христиан, когда пелена упала сего глаз по дороге в Дамаск. Он уставился на Роберта Дженкинса с сияющим энтузиазмом, всякую сонливость, как рукой сняло.
Ну конечно же, если как следует все обдумать или кто-нибудь вроде мистера Дженкинса продумал это за тебя, все становилось настолько очевидным, что не допускать этого было бы невозможно. И неважно, поношенный у него плащ или нет, — главное, он был голова Почти все пассажиры и весь экипаж Гордости Америки, рейс
№29, исчезли в районе пустыни Моджейв. И одним из спасенных оказался — сюрприз сюрприз — другой пилот Гордости Америки, который, по его собственному утверждению — квалифицированный пилот для управления именно этой моделью самолета».
Дженкинс наблюдал за Альбертом и теперь улыбнулся. В его улыбке не было особого юмора

— Ну что, соблазнительный сценарий Верно — сказал он Нам нужно будет его схватить, как только приземлимся, — сказал Альберт, потирая щеку ладонью. — Давайте так вы, я, мистер Гаффни и тот англичанин. Он вроде бы сильный человек. Вот только. а что, если британец тоже в этом замешан Вдруг он телохранитель капитана Энгла? Это я так. вдруг кто-то, как ивы, догадался обо всем.
Дженкинс раскрыл было рот, чтобы ответить, но Альберт его торопливо опередил Лучше захватить их обоих. Как-нибудь. — Он слегка улыбнулся мистеру Дженкинсу — улыбкой Туза Косс- нера, холодной, скупой, опасной. Улыбкой человека, который проворнее молнии и знает это. — Я, может быть, и не самый умный парень на свете, мистер Дженкинс, ноя и не лабораторная крыса ни для кого Но это же все не выдерживает критики, — спокойно заметил Дженкинс.
— Что — Альберт часто замигал Я говорю — сценарий, который я тебе обрисовал. Он не выдерживает критики Новы же сказали Я сказал если бы дело касалось только самолета, я бы мог предложить какой-то сценарий. Я это и сделал. И неплохой. Если бы это была идея книги, уверен, что мой агент ее бы продал. К сожалению, речь идет не только о самолете. Денвер возможно и находился внизу, но все его огни были отключены. Я рассчитал наш полет по своим часами могу сказать тебе, что дело тут не только в Денвере. Ни единого признака Омахи и Де-Мойна там, в темноте, не было, мой мальчик. Я вообще ни единого огонька не увидел. Никаких признаков ферм, зернохранилищ, аэропортов, шоссейных дорог. А эти вещи по ночам хорошо видны, ты знаешь. Тем более с нынешним интенсивным освещением они очень заметны даже с высоты шести миль. Вся страна погружена в полный мрак. Конечно, можно предположить, что некое весьма неэтичное государственное агентство втянуло нас в какой-то
63
эксперимент, чтобы понаблюдать за нашей реакцией. Чисто гипотетически, по крайней мере. Ново что я никак не могу поверить, так это в то, что Магазин уговорила всех на нашем пути погасить все огни, чтобы подкрепить иллюзию, будто мы остались совершенно одни А что если все это — фикция, розыгрыш — предположил Альберт. — Может быть, мы все еще на земле, аза окном нам показывают фильм. Я как-то видел кино на эту тему.
Дженкинс с сожалением покачал головой Возможно, этот кинофильм был интересным, ноя не верю, что он сработал бы в реальной жизни. Если только наше гипотетическое секретное агентство не усовершенствовало какой-нибудь широкоэкранный трехмерный проектор. Думаю, что нет. То, чему мы свидетели, происходит не только внутри самолета, Альберт, вот почему все мои дедукции рассыпаются в прах Но пилот — возбужденно возразил Альберт. — Как это получилось, что он оказался здесь в самое нужное время Ты любишь бейсбол, Альберт Я-то? Да не особенно. Ну, иногда смотрю по телеку, как играют Доджеры. Но это так Тогда я тебе, если позволишь, приведу возможно самый удивительный случай в истории этой игры, который как раз объясняется законами статистики. В 1957 году Тед
Вильямс поразил первую базу шестнадцать раз подряд. И такая удача повторялась шесть матчей подряд. В 1941 году
Ди Маджио отбил мяч в пятидесяти шести ударах подряд. Однако результаты Ди Маджио бледнеют по сравнению с результатами Вильямса. У последнего вероятность составила один к двум миллиардам. Любители бейсбола любят повторять, что удачу Ди Маджио никому не превзойти. Яне согласен. Более того, готов спорить, если бы они продолжали играть еще тысячу лет, начиная с сегодняшнего дня, счет Вильямса по шестнадцать попаданий подряд останется рекордным И что из этого следует Я полагаю, что присутствие капитана Энгла на борту нынешней ночью не более и не менее как случайность
подобная шестнадцати попаданиям подряд Теда Вильямса. И учитывая наши обстоятельства,я бы сказал, что это счастливая случайность. Если бы жизнь была подобна детективной истории, Альберт, где счастливые случайности недопустимы, как и счастливые совпадения, все было бы куда сложнее. Ноя обнаружил, что в реальной жизни совпадения не являются исключением, они скорее правило Тогда что же все-таки происходит — прошептал
Альберт.
Дженкинс протяжно вздохнул Боюсь, я не тот человек, которого следует спрашивать об этом. Плохо, что снами на борту нет Ларри Нивена или Джона Варли.
— А кто они Писатели в жанре научной фантастики, — ответил
Дженкинс.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30