Главная страница

Стивен Кинг - Лангольеры (Мастера остросюжетной мистики) - 1993. Издательство аозт Кэдмэн . 1993, составление оформление, перевод лангольеры


Скачать 9.19 Mb.
НазваниеИздательство аозт Кэдмэн . 1993, составление оформление, перевод лангольеры
Стивен Кинг - Лангольеры (Мастера остросюжетной мистики) - 1993.pdf
Дата18.05.2017
Размер9.19 Mb.
pdf
Stiven_King_-_Langolyery_Mastera_ostrosyuzhetnoy_mistiki_-_1993.
pdf
ТипДокументы
#33882
страница6 30
Каталогid31737782

60 . : Kharakternye_cherty_v_tvorchestve_poetov.pdf, Start_rab_Literatura_6_kl_povysh_ur.pdf, Teoria.pdf, Start_rab_Literatura_6_kl.pdf, Slovar_terminov.pdf, Start_rab_Literatura_5_kl_povysh_ur.pdf, Proizvedenia_v_tablitsakh.pdf, Start_rab_Literatura_5_kl.pdf, Ya_sdam_EGE_33_Literatura_Praktikum_i_diagnostika_Zinin_S_A__Bel, Literaturnye_napravlenia.pdf 50 .

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
3
— А ты фантастикой не увлекаешься — неожиданно спросил Ник. Брайан обернулся и посмотрел на него. Ник тихо сидел в кресле штурмана с тех пор, как Брайан два часа тому назад занял место главного пилота. Он молча наблюдал все попытки Брайана хоть с кем-нибудь связаться, будь тона земле или в воздухе Да нет, когда мальчишкой был, сума сходил по фантастике, — ответил Брайан. — А ты?
Ник улыбнулся Лет до восемнадцати я считал, что Святая Троица состоит из Роберта Хейнлейна, Джона Кристофера и Джона Уиндема. Сейчас вот сидели вспоминал все эти старые истории. Думало таких экзотических вещах, как искривление времени и искривление пространства, она шествиях чуждых цивилизаций.
Брайан кивнул. Почувствовал облегчение хорошо было сознавать, что не одному ему лезли в голову безумные мысли Я вот к чему у нас нет никакого способа выяснить, осталось литам внизу что-нибудь?
3 Зак 1131
65

— Нет, — ответил Брайан. — Такой возможности у нас нет.
Над Иллинойсом низкие облака полностью закрыли черный массив земли далеко внизу. Он был уверен, что земля там была. Роки выглядели успокаивающе знакомыми даже с высоты в 36 ООО футов. Но за их пределами он уже нив чем не был уверен. А облачный покров мог простираться до самого Бангора. Без контроля над воздушными сообщениями он не имел возможности что-либо узнать. Брайан перебрал в голове несколько вариантов. Самым неприятным был такой они прорвутся вниз сквозь облака и обнаружат, что никаких признаков жизни там нет, и что аэропорт тоже исчез. Где тоща ему совершать посадку этой птички А я, понимаешь, всегда привык ожидать худшего, — сказал Ник.
Худшего по сравнению с чем — подумал Брайан, но спрашивать не стал А что, если ты опустишься вниз, и мы полетим на высоте пять тысяч, — предложил Ник. — Просто бросить взгляд. Может, зрелище небольших городков и автомагистралей нас как-то успокоит?
Брайан обдумывал уже эту идею. Она была очень заманчива Соблазнительно, — сказал он, — но сделать этого я не могу Почему Потому что я в первую очередь отвечаю за пассажиров, Ник. Они ведь скорее всего ударятся в панику, даже если я им заранее все объясню. Подумай сразу об этом нашем скандальном приятеле, который опаздывает на важную встречу. Ну, тот, которому ты нос завернул Беру его на себя, — ответил Ник. — Да и других, которые начнут бузить, тоже Я уверен, что ты справишься, — согласился Брай­
ан, — но все равно не вижу нужды пугать их. Мы в итоге итак все узнаем. Не вечно женам быть наверху Ты прав, дружок, — сухо отозвался Ник Я мог бы это сделать, если бы был уверен, что под облаками окажусь на высоте хотя бы 4-5 тысяч футов, но
без диспетчера и без связи с другими самолетами такой уверенности у меня нет. Я даже не могу предположить, какие там внизу погодные условия. Ты можешь, конечно, посмеяться, но Я далек от смеха, дружок, поверь А что, если предположить, что мы проскочили в некую временную петлю, как в фантастическом рассказе Я опущу самолет под облака, и мы успеем увидеть бронтозавров, пощипывающих травку на поле фермера Джона, прежде чем нас разнесет на части какой-нибудь циклон Ты и вправду думаешь, что такое возможно — спросил Ник.
Брайан внимательно посмотрел на него, пытаясь понять, нет ли сарказма в его вопросе. Похоже, что нет, но — кто его знает Британцы известны своим ехидным чувством юмора.
Брайан хотел рассказать ему, что однажды видел нечто похожее, но передумал, решив, что это прозвучит тоже несерьезно Нет, конечно, такое вряд ли возможно, — сказал он. — Ноты, я думаю, представляешь себе, что у нас нет ни малейшей идеи относительно того, что происходит и с чем мы имеем дело. Можем, например, врезаться в совершенно новую гору, которая прежде была Нью-Йорком, или столкнуться с другим самолетом. Вообще, если это искривленное время, мы точно также могли бы оказаться в будущем, как ив прошлом.
Ник посмотрел сквозь окно Похоже, что все небо наше Здесь, наверху — да. А внизу — кто знает Вот это кто знает для пилота авиалиний — рискованная ситуация, вроде того, что выпадет в кости. Я намерен пролететь над Бангором, если такие облака и над ним. Пролетим тогда над Атлантикой и нырнем под потолок на обратном пути дугой. Не так будет рискованно, если снизимся над водой Ясно. Значит, пока что продолжаем полет Правильно И выжидаем.
з*
67

— Тоже верно.
Ник вздохнул Ну что ж, ты — капитан.
Брайан улыбнулся Считай, что вам всем повезло.
4
Глубоко в трещинах на дне Тихого и Индийского океанов живут рыбы, которые никогда не видели и не ощущали солнечного света. Эти странные создания плавают в безднах, как призрачные баллоны, освещаемые изнутри собственным свечением. Хотя они и выглядят хрупкими созданиями, на самом деле это чудо биологии, созданное, чтобы выдерживать давление, способное в один миг расплющить человека. Их великая сила одновременно и их слабость пожизненно заключенные в своем странном теле, они обречены вечно существовать в черных безднах. Если их ловят и вытаскивают на поверхность, к солнцу, они просто взрываются. Не внешнее давление разрушает их, а как раз его отсутствие.
Крэг Туми вырос в своей собственной темной трещине и жил в собственной атмосфере высокого давления. Его отец был служащим в банке. Он подолгу отсутствовал дома — карикатурный тип круглого отличника. Своего единственного сына он подгонял так яростно, как и самого себя. Истории, которые рассказывал отец на сон грядущий, когда Крэг был еще совсем ребенком, пугали мальчика. И неудивительно, потому что страх был именно той эмоцией, которую Роджер Туми старался пробудить в мальчике. Эти истории главным образом были о расе чудовищных созданий, называемых лангольерами. Их миссия в жизни, их, так сказать, работа (а в мире Роджера
Туми все имело свою работу, все занималось выполнением серьезных задач) состояла в том, чтобы набрасываться на ленивых, расхлябанных детей. К тому времени, как ему исполнилось семь лет, Крэг стал целеустремленным круглым отличником во всем, как и его отец. Он решил навсегда лангольерам до него не добраться. Никогда
Четвертной табель, в котором не стояли сплошные пятерки, был неприемлемым. Иная оценка становилась темой лекции, насыщенной пугающими предостережениями о том, какой станет жизнь, когда придется рыть канавы или опорожнять мусорные ящики. Четверка была наказуема обычно недельной изоляцией в своей комнате. В течение такой недели Крэгу разрешалось только ходить в школу и появляться за столом вовремя семейной трапезы. Для хорошего поведения выходных не было. С другой стороны, выдающееся достижение, например, когда Крэг в соревнованиях трех школ победил в десятиборье, никакой похвалы не удостаивалось. Когда Крэг показал отцу медаль за такое достижение, врученную ему в присутствии всех учащихся, отец посмотрел на нее, невразумительно хмыкнули снова уткнулся в свою газету. Крэгу было девять лет, когда отец умер от сердечного приступа.
Его мать была алкоголичкой, чье увлечение сдерживалось страхом перед человеком, за которого она вышла замуж. Как только Роджера Туми не стало, и прекратились его регулярные поиски припрятанных бутылок, которые он разбивали за которые отвешивал ей пощечины, требуя взять себя в руки, Катрин Туми с энтузиазмом отдалась делу жизни. Она попеременно то окружала своего сына необычайной любовью, то замораживала полным отвращением к нему, в зависимости от содержания джина в ее крови в данный момент. Порой ее поведение выглядело странным, а порой — зловещим. Вдень, когда Крэгу исполнилось десять лет, она засунула ему большую кухонную спичку между пальцами ног, подожгла ее и запела
«хэппи берсдэй тую, пока спичка медленно догорала до самой плоти. Она предупредила его, что если он попытается стряхнуть спичку, то она немедленно отправит его в сиротский приют. Угроза сиротского приюта звучала довольно часто, когда Катрин Туми надиралась. Я вынуждена буду это сделать в любом случае, — сказала она ему, — поджигая спичку между пальцами ног рыдающего сына, подобно хилой свечке по случаю дня рождения. — Ведь ты вылитый отец. Он совершенно неумел развлечься
И ты такой же. Ты такой зануда, Крэгги-вегги». Она допела куплет и задула спичку не раньше, чем кожа поджарилась между вторыми третьим пальцами правой ступни Крэга. Он никогда не смог забыть желтого пламени, чернеющей спички и растущего жжения, пока мать заплетающимся языком и фальшивым голосом тянула
«Хэппи берсдэй ту ю-уууу».
Давление.
Давление в бездне.
Крэг Туми продолжал быть во всем отличником и проводил много времени в своей комнате. Место заключения превратилось для него в убежище. Обычно он там занимался уроками, но порой, когда становилось тошно, когда чувствовал себя припертым к стене, он брал листы бумаги и разрывал их на тонкие полоски. Рассеянно бросал их к ногам, а глаза невидяще смотрели в пустоту. Такие периоды умственной опустошенности были нечас­
ты. В то время, по крайней мере.
На выпускной церемонии в школе ему, как лучшему ученику, было поручено произнести речь. Мать не присутствовала. Она была пьяна. Потом Крэг закончил школу менеджеров. На церемонии вручения диплома матери не было. Она умерла. В глубокой черной трещине, которая существовала в его сердце, жила уверенность, что лан- гольеры в конце концов пришли за ней.
В качестве начальной практики Крэг пошел работать в калифорнийскую банковскую корпорацию Солнце пустыни. Проявил себя очень хорошо — чему уж тут удивляться Крэг Туми был создан отличником во всем, он был воспитан добиваться всего. Иногда, вовремя передышки в работе (в те дни, всего пять лет тому назад, такие передышки бывали краткими, он отправлялся в свою квартиру в Вествуде, в полумиле от дома, который занимал Брайан Энгл после развода, и часами рвал бумагу на узенькие полоски. Такие случаи стали учащаться.
В течение тех пяти лет, когда Крэг как одержимый работал в корпорации, не жалея себя, вроде гончего пса, мчащегося за механическим зайцем, ходили слухи, что он может стать самым молодым вице-президентом за всю
славную сорокалетнюю историю Солнца пустыни. Но есть рыбы, которые всплывают до определенного предела и взрываются, когда выходят за него.
Восемь месяцев назад Крэгу поручили возглавить его первый крупный проект. Проект был разработан отделом закладных документов и долговых обязательств. Такие документы в зарубежных филиалах были как раз специализацией Крэга. Проект предусматривал выкуп ограниченного числа малоперспективных закладных бумаг в Южной Америке поточно рассчитанной схеме. Такие бумаги называли обычно закладными скверного долга. Идея операции была достаточно продуманной, учитывающей ограниченное страхование закладных бумаги приличную разницу в налогах, что обеспечивало прибыль Дядя Сэм лез из кожи, чтобы сохранить сложную структуру южноамериканских задолженностей от краха, как карточный домик. Только делать все следовало исключительно осторожно.
Крэг Туми представил смелый план, который вызвал немало вопросов. Суть его состояла в закупке большого количества аргентинских долговых обязательств, которые считались самыми скверными. Крэг убедительно агитировал за свой план, иллюстрируя его фактами из сферы производства, цифрами и показателями, ради того, чтобы доказать, что аргентинские бумаги были куда лучше, чем они представлялись. Одним смелым шагом, убеждал он, Солнце пустыни способно стать самой важной и самой богатой корпорацией по скупке иностранных залогов на всем американском западе. Деньги в этом случае будут менее важным фактором, чем их репутация и надежность в перспективе.
После долгих дискуссий, порой весьма жарких, плану
Крэга был дан зеленый свет. Том Холби, старший вице- президент, после обсуждения отвел Крэга в сторонку и поздравил его. но и предостерег. Если к концу нынешнего финансового года все получится так, как ты говоришь, ты станешь всеобщим любимчиком. Но если не получится, окажешься на пятачке, продуваемом всеми ветрами, Крэг. Я бы тебе на всякий случай порекомендовал в ближайшие несколько месяцев приготовить для себя хорошее убежище от штормов Мне такое убежище не понадобится, мистер Хол- би, — уверенно ответил Крэг. — После этой операции у меня крылья вырастут. Это будет операция века по скупке закладных, все равно что найти алмазы в конюшне. Посмотрите — сами убедитесь.
В тот вечер он рано уехал домой. Вошел в свою квартиру, заперся натри запора и тотчас уверенная улыбка сползла сего лица. Вместо нее появилось растерянное и отрешенное выражение. По пути домой он купил журналы. Теперь, отнеся их на кухню, аккуратно разложил перед собой на столе и начал отрывать от них длинные узенькие полоски. Он делал это в течение шести часов подряд. Рвал, пока журналы не превратились в груду бумажной лапши. Его туфли были погребены под ней. Асам он выглядел, словно единственный спасшийся после взрыва на фабрике.
Залоговые бумаги, которые он предлагал скупить, в частности аргентинские, были куда более рискованные, нежели он их обрисовал. Он проталкивал свой план, кое-какие факты преувеличивая, кое-какие замалчивая, а кое-какие домысливая. Последних, правда, была самая малость. И дома он рвал бумагу на полоски несколько часов кряду и недоумевал, зачем он это сделал. Ему неведомы были рыбы, живущие в трещинах океанического дна и умирающие, так никогда не увидев солнечного света.
Крэг не знал, что существуют и люди, для которых губительным является не оказываемое на них давление, а как раз его отсутствие. Он только знал, что испытывает неодолимый порыв купить эти закладные, чтобы налепить себе на лоб мишень.
Теперь ему предстояла встреча с представителями пяти крупных банковских корпораций в бостонском Центре Благоразумия. Будут сопоставляться факты, будет много разговоров о перспективах развития мирового рынка закладных бумаг, будет большая дискуссия по поводу закупок последних шестнадцати месяцев и результатов этих закупок. Прежде, чем закончится первый день их трехдневной встречи, все они узнают то, что Крэгу Туми было известно в течение последних девяноста дней закладные, которые он скупил, имели ценность не выше шести центов на доллар. А вскоре после этого руководство Солнца пустыни обнаружит и остальную правду — что он накупил в три раза больше этих закладных, чем ему было поручено. К тому же Крэг вложил все свои личные сбережения, до последнего цента, в эту операцию. Впрочем, на последнее им будет в высшей степени наплевать.
Кому ведомо, как чувствует себя та рыба из глубинных трещин, когда ее быстро вытаскивают на поверхность океана, к солнечному свету Не исключено, что ее последние мгновения более наполнены экстазом, нежели ужасом. Возможно, что она ощущает всю сокрушительную реальность того давления только после того, как оно исчезает. Если рыба способна думать, не исключено, что она думает с восторгом наконец-то я свободна от этого груза И думает так за секунды до того, как взорвется. Может быть, все и не так. Рыба из глубин может вообще ничего не чувствовать, по крайней мере, в нашем понимании этого слова, и уж конечно, неспособна думать. но люди такой способностью наделены.
Вместо ощущения позора Крэгом владело чувство великого облегчения, некой кошмарной радости, когда он направлялся к рейсу №29 в Бостон. Ему предстояло взорваться, а чувство было — ну и наплевать. Более того, он с нетерпением ожидал этого момента. Ощущал, как давление слой за слоем сбрасывается сего кожи по мере того, как он приближается к поверхности океана. Впервые за последние недели он не рвал бумагу на полоски. Заснул в своем кресле, едва самолет отчалил от посадочных ворот. И спал, как младенец, до того момента, как этот слепой щенок начал визжать.
Теперь ему говорили, что все переменилось, а такого допустить было нельзя. Невозможно допустить подобное. Он попался в сеть, ощущал головокружительный подъем. Чувствовал, как растягивается его кожа, словно пытаясь скомпенсировать потерю давления. Нет, не могут они передумать и бросить его обратно в бездну

Бангор?
Бангор, Мэн?
Ну уж нет. Низа что.
Крэг Туми смутно сознавал, что большинство пассажиров рейса №29 куда-то исчезли, но это ему было безразлично. Они не являлись важным фактором.
Безумная идея повернуть в Бангор, Мэн. чей именно план это был?
Разумеется, пилота. Идея Энгла. Так называемого ка­
питана.
Итак, Энгл... Энгл вполне может быть. может быть агентом противника. Крэг в душе заподозрил это с того момента, как Энгл начал говорить по интеркому. Но причем тут душа, в самом-то деле Нет. Он слышал разговор между этим тощим пацаном и мужиком в поношенном плаще. Вкус в одежде у того был, конечно, кошмарный, но то, что он говорил, для Крэга Туми имело глубокий смысл.
В этом случае пилот должен быть одним из нас, — говорил мальчишка.
И да, и нет, — ответил мужик в плаще. — По моему сценарию пилот есть пилот. Он случайно оказался среди пассажиров, летящих в Бостон, случайно оказался сидящим в каких-нибудь тридцати шагах от двери кабины.
Энгл, иными словами говоря.
А другой тип, который выкручивал Крэгу нос, явно был связан с ним в качестве прикрытия и охранял Энгла от любого, кто бы мог их разоблачить.
Он перестал подслушивать разговор между мальчишкой и типом в плаще, когда тот понес какую-то околесицу насчет того, что Денвер, Де-Мойн и Омаха исчезли. Идея, что три крупных города Америки просто-напросто исчезли, была чистейшим абсурдом. но это отнюдь не означало, что все сказанное этим типом было бредятиной.
Само собой разумеется, это был эксперимент. Идея вовсе неглупая. А вот то, что все они оказались объектом эксперимента, чушь.
Это я, — подумал Крэг. — Именно я являюсь объектом эксперимента
Всю свою жизнь Крэг ощущал себя объектом некоего эксперимента, вроде этого в том числе.
Перед вами, джентльмены, вопрос дозировки какое давление необходимо для успеха. Правильная дозировка произведет некий икс-фактор. Что за икс-фактор? Вот это нами покажет наш подопытный субъект мистер
Крэг Туми.
Но тут-то Крэг Туми и сделал нечто такое, чего они не ожидали вместе со всеми своими подопытными кроликами, крысами и морскими свинками он заявил им, что выходит из игры.
Но ты жене можешь Взорвешься!
Взорвусь? Ну и отлично.
Теперь ему все стало ясно. Очень ясно. Все остальные люди тут были либо невинными зеваками, либо антуражем, нанятым, чтобы придать достоверность маленькому дурацкому спектаклю. Все было разыграно ради того, чтобы удержать Крэга Туми подальше от Бостона и не допустить его выхода из эксперимента.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


связь с админом