Главная страница

Русский костюм. 1 7 5 0 1 9 1 7 в пяти выпусках всероссийское театральное общество


Скачать 6.48 Mb.
Название1 7 5 0 1 9 1 7 в пяти выпусках всероссийское театральное общество
АнкорРусский костюм.pdf
Дата12.05.2017
Размер6.48 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаRusskiy_kostyum.pdf?extra=B_ZzexIHKkGoeq6x5Uex0uLoV4CxDMu6tXi39_
ТипДокументы
#33468
страница5 из 10

С этим файлом связано 21 файл(ов). Среди них: North_American_Indian_Motifs_2002.pdf, vk_gettoken, vk_gettoken, Sheyla_Dzhexon_Kostyum_dlya_stseny.pdf, vk_gettoken, Li_Beygan_Grim_dlya_teatra_kino_i_televidenia.pdf, Russkiy_kostyum.pdf?extra=B_ZzexIHKkGoeq6x5Uex0uLoV4CxDMu6tXi39_, Skachat_Bendler_Richard__Rukovodstvo_po_izmeneniyu_lichnosti.doc, Conversations_With_A_Butterfly_-_RhymesPunches.rar, avtor_byl.pdf и ещё 11 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
* * *
* В последней четверти X I X века на промышленных предприятиях страны увеличилось количество работающих женщин. В 1882 году, например, на московских предприятиях служит уже
5 0 0 0 0 работниц и подростков, а на ткацких фабриках Москвы женщины составляют 21 процент всех рабочих. Работали женщины не только в текстильных, обувных, швейных, пищевых и
* тому подобных предприятиях, но и на приисках, на железной дороге, строительстве и т. д. Поденщиц в эти годы было столько же, сколько и поденщиков. Также как ив мужской, в женской фабричной одежде в это время сложился определенный стандарт. Работницы носили цельные ситцевые платья с прилегающим лифом и сосборенной
30
юбкой, юбки с кофтами (кофты с басками, прилегающие в талии и свободные) и вошедшие в фабричную моду парочки. Парочку — сарафан с кофтой из той же материи — отделывали модной в эти годы оборкой или заложенным в складки воланом и цветными бейками. Оборкой обшивали и свободные кофты и прилегающие в талии кофты с баской. Сарафан был большей частью неразрезной, по подолу его обшивали высоким складчатым воланом (20—25 см и несколькими рядами бейки. Ко всем этим костюмам надевали платок наголову (замужние женщины сверх повойника), платок на плечи, фартуки башмаки или коты. В будни большинство работниц носило одежду из ситца или других дешевых бумажных тканей. В праздник костюмы тех же фасонов были более нарядными, из недорогого шелка, полушелковой или полушерстяной материи и т. д, платки также надевали шелковые или шерстяные, цветные. Женщины, принадлежавшие к рабочей аристократии (ткачихи, жены привилегированных рабочих, жены городских ремесленников, одевались ближе к моде, особенно в праздники. Нарядные платья они шили закрытые, по моде, с модными рукавами и модной отделкой, нов отличие от модных туалетов, эти платья были без турнюров, тренов и драпировок на юбке. К нарядному платью надевали шелковый платочек, завязанный головкой, или нечто вроде черной кружевной наколки, которую, в подражание модному в х годах фаншону, называли
«файшонкой». На плечи накидывали шаль или тальмочку. Работницы, недавно приехавшие из деревни, и большинство поденщиц были одеты и по-дере­
венски и по-городски, а также в платьев котором были смешаны городская и деревенская одежда. К обычной верхней одежде работниц — шуга­
ям, кацавейкам, полушубками салопам — добавилось в эти годы сшитое в талию полупальто, по длине прикрывающее колени. Покрой полу­
пальто — соединение одной из старых форм женской народной одежды с модным городским пальто х годов. Эти пальто — двубортные, с накладными карманами, с гладкой спереди и сильно сосборенной сзади отрезной юбкой, сне большим отложным воротником и неширокими обшлагами. Полупальто бывали с меховыми воротниками, манжетами и меховой опушкой и без меха. Шили их как из темных, таки из ярких материй. Праздничные полупальто покрывали зеленым, синим плисом, цветным сукном и черной или цветной шерстяной или полушерстяной материей. К полупальто надевали платок. Работницы таких городов, как Иваново-Воз- несенск, Орехово-Зуево, Ярославль, Калуга и т. д, одевались почти также, как московские и петербургские, незначительно отставая от московской фабричной моды. По описанию уже цитированного иваново-вознесенского писателях годов Ф. Нефедова на вечере, устроенном иваново-вознесенскими фабричными девушками, хозяйка была одета в шерстяное с полосками платье, надетое сверх широкого кринолина (вышел из моды в конце х годов, девушка-тка­
чиха — в розовое кисейное платье, ее подруга — в белое кисейное, у всех девушек бронзовые браслеты, перстни, брошки, в которых играли цветные стекляшки. На вечер они приходят в пальто и салопах, одна девушка прибежала прикрытая платочком с легкой тальмочкой на плечах. В далекую провинцию городские фабричные моды приходят с большим опозданием. В х годах ив первой половине х стандартный фабричный костюм не появлялся даже в таком крупном промышленном крае, как Урал. Но изменение костюмных традиций замечалось и здесь. В прежние годы рабочие уральских заводов, основную массу которых составляли кержаки старообрядцы, и перевезенные еще в крепостное время русские и украинские крестьяне, а также потомки ссыльных соблюдали каждый свои обычаи, свою традиционную одежду. Во второй половине века, особенно после отмены крепостного права, когда многие семьи, уезжавшие искать счастья, вынуждены были вернуться на Урал, традиции сильно пошатнулись. Заводские женщины стали носить ситцевые и кумачовые сарафаны московского покроя, надевая их сверх «станушек» (рубах с верхом и рукавами из покупной материи) с пестрыми «подзорами», повязывать голову ситцевыми и кумачовыми платками. В пестрых сарафанах работали и приисковые работницы. Начали надевать их и молодые старообрядки, не изменяя, однако, прежнего косоклинного покроя. Полный же старообрядческий костюм с синим косоклинным сарафаном и холщовой рубахой строго выдержанного покроя, с платком, сколотым согласно традиции, каждый день носили только старухи, старообрядческие начетчицы, а молодежь надевала его на моления, на свадьбы, на похороны. В глухих же местностях Урала, на дальних приисках, на маленьких фабричках продолжалась та же рознь между разными группами населения, доходившая до фанатизма, как в вопросах религии, таки в чисто бытовых вопросах, в том числе и костюмных. Насильно увозя домой дочь, убегом вышедшую замуж в раскольничью семью, отец приказывает Первым делом сними одеж­
ду-то ихнюю. нож мне это вострый (Мамин-
С и б и р як Золото. Русское платье продолжали носить в эти годы и работницы многих небольших фабричек, расположенных в глухих районах Центральной России. ОДЕЖДА СЛУГ В е годы по сравнению с ми годами количество прислуги в дворянских домах уменьшилось. Дворянские привилегии к этому времени почти полностью отпали и Табель экипажами ливреям по различию чинов (см. вып. I I , стр. 74 и вып. I I I , стр. 2 2 ) потеряла свое значение. Ливрея слуги говорила теперь не столько о ранге хозяина, сколько о его вкусе и финансовом положении. В бедных семьях стали обходиться женской прислугой. Небогатым холостякам большей частью прислуживал один слуга, одетый как придется. В большинстве интеллигентных дворянских семей среднего достатка еще держали нескольких слуг. Слуги-мужчины носили либо обычные сюртуки и фраки темных или средних цветов, либо разные курточки или пиджаки, и только лакей, сопровождавший барыню или барышню при выездах в театр, в гости, на прогулку и т. д, и швейцар были одеты в ливрейное платье. В домах высшей аристократии и богатого дворянства, в которых поддерживался барский образ жизни, слуги носили сюртуки или фраки, на лакеях бывали и ливреи, обшитые галуном, иногда с пуговицами, на которых был отчеканен герб хозяина. Но ив этих домах французская ливрея с цветным кафтаном, белыми шелковыми чулками и открытыми туфлями в обыденной жизни встречались не так часто. Парадная французская ливрея предназначалась теперь главным образом для больших балов или свадеб. Каждый день ее носили слуги сановников, дворцовая прислуга, слуги богатых чопорных стариков, капельдинеры в некоторых театрах и т. д. В повседневной обстановке была принята более скромная ливрея английского образца. Даже выездной лакей княгини Бетси Тверской из
« Анны Карениной» одет по-английски, в штиблетах, пелеринке и черной шляпе. Кроме парадной английской ливреи с короткими белыми штанами и белыми чулками или повседневной ливреи с короткими штанами из того же сукна, что и ливрейный фраки с штиблетами (высокими гетрами на пуговицах) в эти годы к повседневному ливрейному фраку и жилету, обшитым галуном, лакеи стали надевать длинные брюки навыпуск. Ливрейные фраки былина прислуге большинства клубов (например, синие фраки с красными жилетами. И с французской и с английской ливреей лакеи и швейцары носили ливрейную шинель. Больше распространена была шинель, напоминающая узкое длинное двубортное пальто, с отрезной прилегающей спинкой. Небольшой отложной воротник, клапаны на карманах, прорезанных по бокам, отогнутые обшлага и вертикальные клапаны в складках спинки пожеланию обшивали галуном. ( Клапанов на спинке могло не быть, тогда на талии нашивали две пуговицы) Реже встречалась ливрейная шинель, не отрезанная в талии, забранная на спинке несколькими вытачками, с большой круглой пелериной, которую также можно было обшить галуном. Швейцары сверх ливреи надевали через одно плечо перевязь, обшитую галуном.
32
Обычным головным убором к ливрее остался лакированный войлочный цилиндр с галуном и кокардой или высокий картуз с галуном. Треугольные шляпы, которые полагалось надевать с французской ливреей, встречались в эти годы реже и скорее на швейцарах, чем на лакеях. В отличие от прошлых лет, когда держать ливрейную прислугу имели право только дворяне, в х годах ливрейные лакеи, официанты и швейцары появляются и участи высшего купечества. Купцы, стремившиеся завести у себя аристократические порядки, обычно нанимали дворецких, камердинеров, лакеев и швейцаров из бывших барских слуг, которые умели придать дому соответствующий тона при необходимости и посоветовать хозяевам, что приличнее подать или надеть в томили ином случае. В семьях просвещенного купечества слуги были одеты в сюртуки и фраки, как ив семьях дворянской интеллигенции. В богатых купеческих домах, где подчеркивалось народное направление, швейцаров и всю остальную прислугу одевали пору с с к ив цветные косоворотки, казакины и высокие сапоги (например, красная канаусовая косоворотка, синий суконный казакин, синие суконные или черные плисовые шаровары. Одежда кучеров, конюхов, сторожей и дворников оставалась такой же, как ив прежние десятилетия (см. вып. I I I , стр. 22 и 2 3 ) . Единственной маленькой новостью было то, что дворникам выдали бляхи на шапки. По мере того как уменьшалось количество прислуги, живущей в домах, увеличивалось число артелей и контор, в которых можно было нанять поденно лакеев, одетых во французскую, английскую ливрею или черный фрак, чем широко пользовались и дворяне и купцы для званых обедов, больших вечеров, балов. Поденные лакеи обслуживали также публику театральных и концертных залов, приехавшую без своих слуг. Они предлагали номерки от вешалки и помогали одеться после спектакля. В городах, где подобных артелей или контор не существовало, лакеев и официантов отпускали на вечер местные клубы и рестораны. В ресторанах, трактирах, номерах половые, официанты и служащие гардероба были одеты и подстрижены в зависимости от общего стиля заведения — либо по-русски, либо по моде. На рукаве или отвороте фрака, или на рубахе при русской одежде был прикреплен жетон с номером. Женская прислуга — бонны, камеристки, экономки, ключницы, горничные, а отчасти и няни, работавшие в дворянских и купеческих семьях, — одевалась согласно старым правилам, в скромное закрытое платье, сшитое близко к моде. Запрет на кринолины, существовавший для женской прислуги в предыдущих десятилетиях, в х годах перешел натур нюры и трены. Вначале х годов, когда кринолин еще не вполне вышел из моды, горничные и другие служившие в частных домах женщины, носили платья на накрахмаленных юбках, что придавало им более модный вид. Позже они стали носить платья с узкой длинной юбкой, доходящей до полу. Под закрытый ворот подметы­
вали белый рюш или белый воротничок, рукава отделывали белым манжетом. Надевать сверх платья модные фигаро и жакетики не запрещалось. Горничные, няни, а часто и экономки или ключницы надевали к модному платью белый нарядный передник. Иметь на голове чепец, наколку или платочек в эти годы не считалось обязательным даже для горничных, их носили преимущественно пожилые женщины. В некоторых богатых купеческих домах появились экономки не только из бывшей крепостной прислуги,но и из обедневших дворянок, которым поручалось держать дом в соответствующем порядке. В других семьях, также принадлежавших к купеческой аристократии, предпочитали проверенную купеческую прислугу. В романе П. Боборыкина
«Китай-город» у двух купчих московского высшего круга экономки — у одной дворянка, женщина лет за пятьдесят, в черной тюлевой наколке ив шелковом капоте с пелеринкой пюсо- вого цвета, с важным выражением, у другой, которая также держит ливрейных лакеев, — ее доверенная горничная-экономка ходит в короткой шелковой кацавейке ив головке. В домах среднего и низшего купечества женская прислуга была одета главным образом по- русски — в сарафаны или кофты с юбками, платки, фартуки, чулки домашнего вязания икоты. В мещанских домах, в домах бедных чиновников служанки, исполнявшие разные работы по дому, в том числе и обязанности горничной, ходили ив платьях ив сарафанах с белыми фартуками, повязанные платочком. Также одевались служанки во многих домах небогатого провинциального дворянства и чиновничества. У купцов- старообрядцев прислуга носила традиционное русское платье. В богатой купеческой старообрядческой семье из «Приваловских миллионов
Мамина-Сибиряка, где дом меблирован в новом вкусе, на служанке косоклинный кубовый сарафан, длинный белый передник, подвязанный под самые мышки, на голове девичья повязка. Не изменился в эти годы и привычный костюм кормилиц. По издавна сложившемуся обычаю они носили яркие сарафаны, белые рубахи с пышными рукавами, белые передники и парчовые или расшитые русские головные уборы. Нянь в модных домах стали одевать, как горничных, — в модное платье и белый фартучек. В обычных домах они носили и русское платье. ОДЕЖДА МЕЩАН Общая нивелировка городского костюма отразилась и на одежде мещанского сословия. Значительно больше мещан стало одеваться в обычные пиджаки, сюртуки и пальто. Если в прежние годы модное платье было принято главным образом петербургскими мещанами, а в других городах из людей мещанского сословия по моде одевались преимущественно приказчики модных магазинов, коммивояжеры, парикмахеры, служащие частных контор и т. д, тов последней четверти X I X века его носили уже многие московские мещане, а отчасти и мещане, жившие в провинциальных городах. По сравнению с предыдущими десятилетиями в мещанском сословии уменьшилась его собственно мещанская прослойка. Огромное количество хозяев небольших кустарных мастерских разорилось, и сами хозяева и их работники превратились в фабричных рабочих и фабричных служащих. Часть владельцев кустарных предприятий, трактиров, лавок быстро богатела и по размеру дохода не отставала от среднего купечества, которому она подражала во всем образе жизни, в том числе ив костюме. Значительно больше мещан, чем это было возможно до отмены сословных ограничений в учебных заведениях ( 1 8 6 1 ) , стало заниматься интеллигентными полуинтеллигентным трудом и одеваться почти также, как дворянская интеллигенция. В это же время сократился приток в город предпринимателей из крестьян, которые прежде пополняли городское мещанство и купечество и приносили с собой привычку к деревенской одежде. Необычайно быстрое развитие в деревне кустарного промысла, право свободно открывать кабаки, ростовщичество давали деревенской мелкой буржуазии такие богатые возможности для наживы, что переезжать в города, где сильно развилась конкуренция, уже не имело смысла. Но, несмотря на то, что сельские лавочники и скупщики жили преимущественно в деревне, в их платье, особенно в платье праздничное, также входит городская одежда. Например, сельский лавочник из рассказа А. П. Чехова Панихида, лицо которого выражает безграничное высокомерие перед мимо проходящими чуйками и пестрыми платками, по случаю воскресного дня одет франтом « На нем суконное пальто с желтыми костяными пуговицами, синие брюки навыпуск и солидные калоши, которые бывают на ногах только у людей положительных, рассудительных и религиозно-убежден­
ных». В городской мещанской среде, где по моде стали одеваться многие из тех, кто раньше счел бы для себя это неприличным, модное платье существовало наряду с традиционным. Модные пиджаки и сюртуки были также обычны, как долгополые сюртуки или поддевки ( си бирки, брюки навыпуск, также, как заправленные в сапоги, модные рубашки с галстуком встречались не реже косовороток навыпуск из-под жилетки, модные пальто носили наравне с суконными и драповыми чуйками халатообразного покроя или с чекменями, «чумарками» и другим коротким русским платьем. Зимой одевались ив шубы городского покроя, ив бекеши, ив полушубки, ив ваточные чуйки, ив ваточные пиджаки.
34
Как ив прежние времена, в мещанском костюме часто встречалось сочетание русского платья с модным. В праздник носили пиджачный костюм с накрахмаленной манишкой, при высоких сапогах, или пиджачный костюм с длинными брюками, нос косовороткой навыпуск, поддевку или чуйку сверхмодного пиджака и т. п. Это не относится к большинству фотографов, парикмахеров, конторщиков, модных портных, которые обычно одевались по моде и не смешивали в своем костюме разностильное платье. Приказчики, коммивояжеры, всегда отличавшиеся щегольством, ив эти годы одевались нарядно в зависимости от стиля, принятого хозяином, в модное платье или по-русски. По сравнению с предыдущими годами модного платья стали носить больше, но и направление официальной народности, которого придерживались многие купцы, сказывалось на костюме их служащих, так что в одних магазинах приказчики носили пиджаки, сюртуки и визитки последнего покроя, причесывались и завивались по моде, в других носили сибирки, чуйки, высокие сапоги — лакированные или с лаковыми отворотами и т. д. Зависела одежда приказчика и оттого товара, которым он торговал. Например, приказчики из Ножевой линии, где московские купчихи любили покупать модные товары (не говоря уже о приказчиках из магазинов на Кузнецком мосту, одевались по моде, носили котелки, а в праздник цилиндры, тогда как в соседних линиях торговали молодцы в синих чуйках, а приказчики, служившие у особо упорных в своих привычках старообрядцев, были подстрижены под скобку и одеты в сибирки. В зимнее время, так как в магазинах отопления не было, приказчики работали в верхнем платье ив головных уборах. Носили русское платье и многие артельщики. В синие суконные сибирки, с небольшим стоячим воротником, со сборами назади, ладно охватывавшие фигуру, ив сапоги были одеты, например, контролеры на вечерах Музыкального общества в Московском Благородном собрании, буфетчики в Малом театре, гардеробщики и т. п. В провинциальных городках те мещане, которые сами причисляли себя к благородным, носили сюртуки и пиджаки с длинными брюками, но рубашку зачастую надевали навыпуск. Основная же масса провинциальных обывателей сохраняла привычку к высоким сапогам, косовороткам навыпуск, сверх которых надевали жилет, к чуйкам или коротким чекменям и картузам летним суконным, белым парусиновым, иногда бархатным или зимним ваточным либо меховым, бобровым, котиковым, мер л у ш ч ат ы м ) . Писатели х годов подчеркивают небрежность будничной одежды мещан-провин­
циалов, говорят о донельзя засаленных картузах, заношенных халатах, затасканных сюртучках и т. п. Нов праздничные дни среди мещан было принято украшать себя как только можно лучше. В « Нравах Растеряевой улицы Г. Успенского описаны два мещанина, собравшиеся пойти на богомолье. Оружейник-скупщик, а отчасти и ростовщик надел на себя все, что только отыскал в своем сундуке английского и французского. Незастегнутый сюртук, распахи­
ваемый ветром, открывал пятившуюся вперед манишку и франтовскую жилетку, застегнутую на одну пуговицу. Новый шелковый галстук, из-под которого чуть-чуть показывались кончики воротников, скрипели издавал какой-то металлический треск. Молодой самоварщик также был одет вовсе новое. Несмотря на жару, на голове драповый картуз на плечах, кроме сюртука, драповая же ваточная чуйка с бархатным высоким воротником, шея повязана новым платком, но повязана гак, что Кузька не мог свободно повернуть голову и вздохнуть узкие выростковые сапоги, надетые на шерстяные чулки, и, наконец, глубокие калоши. В обычные воскресные дни Кузька ходил в нанковых штанах и распоясанной красной рубашке. Иногда провинциальное щегольство изобретало свои варианты одежды, вроде плисового пиджака, бархатной поддевки, необычайно яркого гарусного шарфа и т. п. В городках, подобных Галичу, Торопцу, Торжку, Вологде, среди большинства мещан сохранялся в эти годы костюм, в котором русская одежда явно преобладала над модой. Из женщин мещанского сословия моду х годов принимают далеко не все.
* Выростковые — из тонкой кожи выростка. Выро­
сток — годовалый рогатый скот (словарь Даля).
35
Платье с турнюром носили жены и дочери разночинных интеллигентов, конторских служащих, барышни, работавшие в магазинах, различных модных мастерских и т. д, дочери богатых мещан и молоденькие состоятельные женщины, которые во чтобы тони стало хотели выглядеть как барыни. Основная же масса мещанок (даже мещанок зажиточных) платьев с турнюрами и шлейфами не надевала даже по праздникам. Они предпочитали платья с закрытым обтяжным лифом, как того требовала мода, и с юбкой средней ширины, доходящей до полу. Отделка платья, покрой рукава обычно бывали модные. Под такие платья надевали накрахмаленные нижние юбки. Остальные же аксессуары модного туалета — зонтики, веера, обувь, зачастую и шляпки — носили снарядным платьем многие мещанки, как столичные, таки провинциальные. Для домашнего обихода кроме платьев, сшитых близко к моде, существовали традиционные юбки с кофтами, с кацавейками, с шугаями. Ваточная свободная кацавейка, покрытая цветным ситцем или другой дешевой материей, выполняла в домашнем наряде мещанок, особенно мещанок пожилых, такую же роль, как вязаная кофта в костюме современной женщины. Небогатые старушки, для которых шерстяная материя была слишком дорога, носили зимой ива точные юбки. Головка, которая была почти обязательной принадлежностью в костюме замужних мещанок, при нарядном туалете часто заменяется наколкой из черного кружева, из бархата и т. п. В некоторых местностях существовали свои обычаи. На уральских заводах, например, после венчания на женщину надевали атласный шлык,
«файшонку» — упрощенную наколку и т. д. Но и головка из нарядной косынки не вышла из употребления нив столицах, нив провинции. В низших кругах городского мещанства женщины носили цельные ситцевые платья, с юбками, пришитыми в сборку, юбки с кофтами, напоминающими шугаи, сарафаны-«парочки». К этим костюмам надевали платочек наголову, платок на плечи, фартук. Верхнее платьев основном сохраняет прежние покрои. Носят салопы, кацавейки, тальмы и тальмочки и вошедшие в эти годы в моду прилегающие в талии полупальто до колен. Сверх ней одеждой надевали и шляпки, и чепцы, и капоры, и платки. В х годах особенно нарядными считались белые шелковые платки, в которых ходили в церковь, в гости, на прогулку и т. д. Привычка к большой шали, накинутой на плечи, среди большинства мещанок сохранялась в полной мере. Нарядную шаль накидывали на праздничное платье, находясь в доме. В шали выходили в летнее время на улицу. При неожиданном появлении гостей шалью можно было прикрыть недостатки будничного платья. Почти не изменился традиционный наряд свах. В отличие от других мещанок, проводивших большую часть времени дома и небрежно относившихся к своему внешнему виду, свахи всегда ходили нарядные и аккуратные. Вспоминая свах этого времени, И. А. Слонов пишет в своих мемуарах Особенно славились свахи замоскворецкие, это был очень интересный тип, они и одевались по-особенному, платья носили самых ярких цветов, сверх которых накидывали на плечи большие пестрые турецкие шали, голову повязывали шелковыми цветными косынками, от последних кончики торчали у них на лбу в виде маленьких рогов. Свахи и говорили всегда голосом певучим, мягким. Так выглядели свахи по мещанству, по купечеству, те же, которым приходилось бывать в домах чиновников, одевались примерно также, как пожилые или средних лет чиновницы. Городское мещанское платье появляется в эти годы у многих сельских лавочниц, трактирщиц, содержательниц постоялых дворов и т. п. Как ив прошлые десятилетия, в верхневолжские городки, некоторые города Урала и Сибири мода доходит медленно. В Галиче, например, горожанки в х годах, а многие ив х носили сарафаны, душегрейки, русские головные уборы, шитые жемчугом или бисером, сверх которых накидывали цветной платок, шитый по углами посередине золотой нитью. В других городах предпочитали платья, близкие к модному или сшитому почти по моде, но к ним надевали русские головные уборы.
36
ОДЕЖДА КУПЦОВ Русское купечество х годов, взятое в целом, отличается от купечества дореформенного. Рядом с патриархально настроенными купцами, которые вели свои дела по-старинке, появились промышленники, торговцы и банкиры новой капиталистической формации. В России складывались крупные коммерческие товарищества, акционерные общества, торговые дома с филиальными отделениями в разных городах, купцы прокладывали железные дороги, механизировали и расширяли фабрики и заводы, коммерческие обороты проводили через банк. Бывшее в прежние годы аполитичным, русское купечество стало организованной классовой силой. Купцы отстаивают свои интересы при заключении международных договоров, добиваются охранительного таможенного тарифа, занимают в городах почетные выборные должности, почти полностью оттеснив дворян, купечеству же по городовому положению 1870 года принадлежит безусловное большинство в городских думах и городских управах. В 1870 году купцы — гласные Московской думы — единогласно подписались под адресом Александру I I , требовавшим простора мнению и печатному слову, свободы церковной, свободы верующей совести, по поводу чего А. Ф. Тю т ч е в а записывает в дневнике насколько гражданский духи политический смысл успели развиться в это последнее время в общественной среде купцов и мещан, так недавно еще совершенно отчужденных и чуждых всякому гражданскому и политическому интересу, и трусивших всякого сколько- нибудь независимого поступка относительно правительства, да и всякого начальства. В 1876 году купцы подписывают второй адрес царю с требованием вступления России в войну. Купцы финансируют многие газеты и журналы, поддерживают славянофильские партии, а иногда и партии западного толка. Крупная промышленность и торговля требовали специальных знаний как в области техни-
* А. Ф. Тю т ч е в а , При дворе двух императоров, М, 1929, стр. 210. ки, таки в области экономических каук, а также высшего технического, коммерческого или университетского образования. Все это наряду с практическим знанием иностранных языков стало считаться почти обязательным для дельного молодого купца. В отличие от прошлых лет, когда купеческие сыновья, получив высшее образование, ас ними личное дворянство, в большинстве случаев гнушались заниматься коммерческими делами и выходили из своего сословия, в х годах и позже заводчики и торговцы с дипломом инженера, юриста и даже магистра наук — явление нередкое. Дворянское звание утратило прежнюю привлекательность и цену. В кругах состоятельного купечества идеалом для подражания становится не дворянин, красиво проживающий наследственное имение, а культурный «купец-аристократ» типа Третья ­
ковых, Мамонтовых, Бахрушиных, Рукавишни­
ковых, Алексеевых, Солдатенковых, которые не только умножали свои капиталы, но и жертвовали городу больницы, приюты, богадельни, училища, картинные галереи и т. д. Понятие «купец-аристократ», как ив прошлые годы, не равнялось понятию миллионер, оно непременно включало представление о достаточно высокой культуре, и обычно культуре наследственной. По-прежнему купеческая аристократия не принимала в свою среду нуворишей, находя их общество вульгарным. Быт и одежда большинства семей, принадлежавших к купеческой аристократии, ничем не отличались от быта и костюма аристократии дворянской. В эти годы заметно усилилась сословная купеческая гордость, которая участи богатых купцов проявлялась во внешнем подчеркивании своих сословных традиций, своей народности, которую, кстати сказать, усердно насаждало в эти годы и царское правительство. У купцов этого толка вошло в моду обставлять свои особняки в ложнорусском стиле, держать одетую по-русски прислугу и самим одеваться враз личные поддевки на собольем меху, полушубки на котике, бобровые и котиковые картузы, собольи шапки и т. д. Так, например,
37
МА. Хлудов, принадлежавший к старинному аристократическому купеческому роду, в котором не только отцы, но и деды одевались, как дворяне-интеллигенты, ходил в 1870 году в русском коротком зипуне, плисовых шароварах и высоких сапогах, а московский маги волшебник М. Лентовский носил поддевки — зимой темные суконные, летом светлые чесучевые. По примеру прежних лет купцы, одевавшиеся в народном духе, не требовали того же от своих домочадцев. Нередко бывало, что у купца, одетого в долгополый сюртук, жена и дети выписывали свои туалеты от Ворта или Пакена, дети постоянно бывали заграницей, и весь домашний уклад был близок к укладу дворянских интеллигентных семей. Часть богатого купечества ив убранстве домов ив одежде придерживалась западного стиля. Платье они шили такое же, как у важных особи по возможности у их же портных, причесывались и подстригали бороду по моде. Многие из таких купцов, особенно если им часто приходилось принимать участие в различных заседаниях и комитетах, сутра носили фрак. Надевать мундирное платье без крайней необходимости стало считаться в кругах высшего купечества дурным тоном. Ордена и медали, предмет особой гордости дореформенных купцов, подобные купцы надевали только в торжественных случаях или носили один старший ордена к вечернему костюму заказывали колодку с маленькими орденами. Обычно у купцов-«западников» для разного времени дня предназначалась особая одежда. Характерный в этом отношении купец описан в романе П. Боборыкина «Китай-город». Для амбара и утренних деловых визитов у купца Без- рукавкина визитка и черный высокий цилиндр, во второй половине дня он непременно заезжает домой, чтобы надеть черный сюртуки пояр­
ковую шляпу, какую живописцы заграницей носят, дома ходит в коротком клетчатом пиджачке, на вид скорее помещик, чем коммерсант. Значительная часть богатого купечества продолжала одеваться «по-немецки», то есть в сюртуки темных сукон (темно-синего, кофейного, черного цвета, сшитые немного длиннее, чем того требовала мода, и к ним брюки навыпуск, модные жилет, рубашку, галстук. Эти купцы большей частью сохраняли полудлинную стрижку волос и бороду. Молодые шалопаи из богатого купечества считали особым шиком одеваться не иначе как у парижских портных, носить галстуки, белье, мелкие золотые вещи, не иначе как лондонские, манеры они заимствовали на парижских бульварах, сочетая их с доморощенными купеческими. Купчики-франты, одевавшиеся в России, имели не менее фатоватый вид, ходили в ультрамодных крупноклетчатых пиджачных костюмах, в х годах сочень широкими, а в х — с зауженными брюками, носили визитки, причем часто светлые, например светло-серую визитку, обшитую голубой тесьмой, чего люди положительные себе не позволили бы. Рубашки их были туго накрахмалены, воротнички оставляли шею впереди открытой, галстуки были завязаны слишком большим узлом, в галстучных булавках сияли слишком крупные бриллианты много колец и брелоков на часовой цепочке, канотье или шапокляк, лакированные ботинки с острыми носками и пряжками, яркие даже красные носки дополняли их карикатурный наряд. Многие из подобных молодых людей носили эспаньолку и маленькие усики. Часть богатых купеческих сынков, особенно провинциальных, одевалась под доброго русского молодца. Учащаяся и вообще серьезная купеческая молодежь старалась не выделяться платьем из среды своих менее состоятельных товарищей. Костюмные традиции в эти годы значительно ослабли и уже не сковывали личного вкуса. В городах, кроме купцов, подчеркивающих свою народность, и части ( правда еще большой) среднего и низшего купечества, вкусам которых вполне отвечал типично купеческий костюм, с долгополым сюртуком поверх цветной рубахи, при русской стрижке и окладистой бороде, значительно больше, чем в предыдущие десятилетия, носили модные короткие сюртуки, фраки, пиджаки и визитки. Пиджачный костюм или короткий сюртук при брюках навыпуск или заправленных в сапоги, а иногда и при косоворотке стали в низшем купечестве почти также обычны, как и сюртук долгополый. « Он был в
«спинджаке», в сапогах бутылками ив ситцевой
38
рубашке, а по глухому жилету распущена была толстая серебряная цепочка — настоящий купец третьей гильдии, точно наз а ка з сделан пишет об одном из своих героев Мамин-
Сибиряк. Борода, бывшая так долго отличительным признаком патриархально настроенного купца, теперь вошла в моду у мужчин всех сословий и потеряла свое определяющее значение. Меньше стала заметна тара з ниц а в манере одеваться, которая существовала между петербургскими московским купечеством. В Москве значительно больше купцов стало одеваться по западноевропейской моде, а в Петербурге — в купеческое традиционное платье. Характерна в этом отношении одежда купцов, принимавших в
1873 году участие в выборе гласных в Петербургскую городскую думу. На одних были модные сюртучные костюмы, на других модные короткие сюртуки или пиджаки при заправленных в сапоги брюках, были купцы и во фраках, в мундирном платьев долгополых сюртуках, а также стриженные в кружок молодые и старые купцы в старообрядческих кафтанах. Если в прошлые десятилетия одевались и причесывались по моде (кроме просвещенных купцов) главным образом владельцы модной торговли, парфюмеры, кондитеры, ювелиры и т. д, тов х годах модное платье встречается на хозяевах самых разных заведений. Одни из них носят корректный модный костюм, подобно большинству интеллигентов, другие подчеркнуто богатые модные костюмы сбрил лиантовыми пуговицами на рубашках и бриллиантовыми запонками, что разрешали себе только недавно разбогатевшие буржуа. По словам В. Гиляровского, например владелец притона Каторга на Хитро во м рынке был красивый, щегольски одетый мужчина средних лет, с ловко расчесанной на обе стороны бородкой, на руках его горели дорогие бриллиантовые перстни, а из-под темной визитки сбегала по жилету толстая изящная золотая цепь, увешанная брелоками. Пошатнулись костюмные традиции и во многих провинциальных городах, где в прежние годы обычаи держались стойко. На Урале, например, наряду скупцом вроде богатого старика золотопромышленника, одевавшегося в бархатные поддевки, ситцевые рубахи и суконные шаровары, заправленные в сапоги бутылками, или заводчика-миллионера из старообрядцев, который по наружности напоминал ветхозаветного купца. в длиннополом сюртуке, смазных сапогах и ситцевой рубахе, появился совсем новый тип купца, бывший последним словом купеческого прогресса, потому что держал себя совсем на господскую ногу, одевался по последней моде, волосы стриг под гребенку, бороду брил, усы завивали в довершение всего остался старым холостяком, чего не случалось в купечестве, как стояла земля ( Мамин- Сибиряк Хлеб. В романах и рассказах Мамина-
С и б и р яка, относящихся км годам, проходит целая галерея купеческих образов. Здесь и скупщик краденого золота, у которого брови совсем срослись, а ястребиные глаза засели глубоко в орбитах, как у настоящего хищника. Степенный купеческий вид ему придавали только окладистая с проседью борода, енотовая шуба да бобровая шапка. Здесь и купец, который спит и видит попасть в городские головы, потому что и мундир будет, и фуражка с кокардой, и почет. И промотавшие в городе последний ум купеческие сынки, щеголяющие в куцых визитках, и усовершенствованные коммерсанты, стремившиеся приобрести барский вид. Сквозь купеческую основу их по словам писателя, — пробивался новый тип, который еще не выяснился во всех деталях. Они держали себя на особицу от других купцов, к которым относились немного брезгливо но и до настоящего кровного барина этому полумужичью было еще далеко. В покрое платья, в движениях, в разговоре — везде таки прорывалась настоящая крестьянская складка, которой ничто не могло вытравить. Новый тип, который создался и вырос. вместе с новыми требованиями, запросами и веяниями новой жизни. Ив это же время во многих городах Центральной России, таких как Галич, Ржев, Вышний Волочок, Тор оп е ц и другие, купцы сохраняли свои обычаи и традиционное купеческое платье. Причем по старинке одевались не только купцы, занимавшиеся мелкой местной торговлей, но и обладатели более крупных дел, которые вынуждали их часто бывать в других городах ив столицах. ( См. рис. на стр. 173.)
39
Сохраняется чисто купеческая привычка одеваться нарочито просто, почти по-крестьян­
ски (кроме отрицательно относившихся ко всяким новшествам старозаветных купцов) главным образом у сельских купцов. На сельском купце, покупавшему Облонского лес, былина деты сюртук, застегнутый на крючки, ситцевая рубаха навыпуск, жилет с медными пуговицами и халат (тульское название армяка. Но и среди сельских лавочников и трактирщиков уже многие стали носить городское пальто, короткий сюртук или пиджак. Несколько стирается в эти годы разница в платье, которая была между старшими и младшими членами большинства купеческих семей. Обычай надевать с возрастом традиционный костюм понемногу отмирает, во всяком случаев среде более просвещенного столичного купечества. Но все же ив х годах не только в провинции, но ив столичных городах постоянно встречались семьи, в которых родители предпочитали традиционный костюма дети одевались по моде. Жизнь заставляла соглашаться на эту неизбежную дань времени и многих старообрядцев, в том числе и особенно упорных в своих привычках старообрядцев из глухой провинции. Нередко бывало, что у отца, одетого в старинный раскольничий кафтан и стриженого от уха до уха, сыновья носили пиджаки и короткие сюртуки — все как следует быть. Традиционное платьев таких семьях молодежь надевала на моления, свадьбы, похороны. В более строгих старообрядческих семьях был принят и такой выход из положения в город молодые люди выезжали в щегольской одежде самой последней моды, а по возвращении домой преобразовывались в истых русаков, надевали пунцовую косоворотку, плисовые шаровары, сапоги с отворотами и долгополую поддевку, застегнутую одной пуговицей на левом плече и тремя крючками у перехвата (журнал Развлечение, 1876, № 3 1 ) . Верхнее платье, принятое купечеством этих лет, было также разнообразно и также больше зависело отличного вкуса, чем от сословной принадлежности. Купцы носили и модные пальто, и крылатки, и плащи, и шинели, и чуйки, и енотовые, лисьи или на волчьем меху шубы, и дорогого меха полушубки, подбитые котиком или соболем, поддевки или чекмени и другое модное и русское платье. Как это бывало всегда,многие купцы, которые предпочитали короткому сюртуку долгополый купеческий сюртук или сибирку, носили модное верхнее платье. Головные уборы были также разнообразны, как и верхняя одежда. Наряду с высокими шелковыми цилиндрами — излюбленным купеческим головным убором — носили котелки, картузы, суконные и плисовые, меховые и ваточные, бобровые и собольи шапки, мундирные фуражки и треугольные шляпы, которые полагалось надевать с мундирным купеческим платьем мундирное платье, см. выпуск I I , стр. 96 ивы пуск I I I , стр. 3 0 ) . В последней четверти X I X века купчихи- горожанки ( за редким исключением) уже не одевались в традиционной купеческой манере, нов тоже время и ультрамодное платье х годов с большим турнюром, драпированными юбками и длинным треном многим из них казалось и слишком вызывающими слишком стеснительным. Модное платье, еще увеличивая турнюры, трены и количество отделки, носили жены крупных буржуа, банковских дельцов, многие взрослые девушки (особенно окончившие институты и гимназии, а отчасти иже н ы тех богатых некультурных купцов, которым нравилось, чтобы жена была одета вовсе самое модное и самое дорогое, что неизбежно накладывало на туалет специфический отпечаток. Купчихи-аристократки, одевавшиеся у лучших портних или заграницей, шили платья более элегантных и скромных фасонов, на которых купеческий налет был незаметен или сказывался только в выборе тканей и лишнем количестве украшений. Например, молодая московская фабрикантша из романа П. Боборыкина
«Китай-город», занимаясь в своем амбаре (тип женщины-дельца встречался в эти годы в самых различных слоях столичного и провинциального купечества, по словам автора, смотрела дамой. На ней было модное короткое пальто из черного фая, серые перчатки и широкополая
«рубенсовская» шляпа с густым темно-гранато-
40
вым пером. В этой хозяйке было много европейски живописного, но овал лица, сановитость его, что-то неуловимое в движениях говорило о коренной Руси. Кланялась она ласково и степенно, как кланяются купчихи первых домов, одной головой, без наклонения стана. отзывалась купчихой и тяжелая, дорогая материя ее песочного платья. В концерте она в платье строгого покроя, с кружевными рукавами, которое украшали только бриллиантовые пуговицы, большие, тысячи по две, а на бале появляется в голубом платье с серебром, на взгляд дворянина, точна риза. и лицо слишком строго, держится жестко, не знает, как опустить руки, цветы нехорошо нашиты и слишком много цветов. В театр, на торжественные вечера, на балы молодые купчихи обычно выезжали в сильно декольтированных платьях, в модных прическах, украшенных цветами и дорогими ювелирными изделиями, в длинных лайковых перчатках, с веерами в руках. Одевались дорого и декольтировались, навешивая на себя чуть лине целые ювелирные лавки, и те купчихи, которые следовали моде лишь отчасти. В книге Ушедшая Москва Белоусов вспоминает, что в ложах Малого театра толстые замоскворецкие купчихи сверкали бриллиантами, купеческие сынки были одеты по-модному, дочки-невесты выезжали в нарядных платьях, асами купцы по-старинному в длиннополых сюртуках, в белых манишках, в мягких козловых сапогах с длинными голенищами. В домашней обстановке, как в праздничной, так, тем более, ив каждодневной, большая часть купчих предпочитала иметь вид не столько модный, сколько степенный. К закрытому платью с обтяжным лифом и более или менее широкой юбкой (почти всегда без турнюра, но отделанному согласно моде) накидывали мантилью или дорогую шаль. Пожилые женщины, соблюдая традиции, повязывали голову косынкой шелковой или черной кружевной, надевали наголову сетку или фаншон (вышедший из моды уже к началу х годов. Материи для платьев купчихи выбирали большей частью плотные шерстяные или шелковые, в парадных случаях носили атлас и бархат, и только совсем запросто ходили в ситцевых капотах, ситцевых платьях или ситцевых юбках с широкими кофтами. В низших, а отчасти ив средних слоях купечества мода распространялась медленнее. Женщины из этих кругов скорее тратили деньги на более дорогую и более заметную материю, чем на хорошую портниху, и носили дурно сшитые платья и кофты с юбками привычного купеческого фасона. По моде в низших слоях купечества одевались сравнительно немногие молодые девушки и совсем молодые женщины. Сословные традиции разрушались в эти годы не только в крупных, но и во многих небольших провинциальных городках, где модное платье или платье, приближенное к модному, стали носить не только купчихи-аристократки, но также и молодые девушки и молодые женщины, принадлежавшие к богатому некультурному купечеству. В других же подобных городках или поселках сохранялось традиционное купеческое платье и даже старинный русский костюм. ( См. рис. на стр. 173.) От прежних норм стали отходить ив части старообрядческих семей, что вносило резкие диссонансы в их давно устоявшийся быт. Под влиянием новых обычаев, например жизнь уральских старообрядцев Бахаревых из При- валовских миллионов Мамина- Сибиряка, проходила на двух половинах. Половина Марьи Степановны была убрана согласно указаниям моды последних дней, но Марья Степановна была одета, как и пятнадцать лет назад, в шелковый сарафан старого покроя, без сборок позади и с глухими проймами на спине. Белая батистовая рубашка выбивалась из-под этих пройм красивыми буфами и облегала полную белую шею небольшой розеткой. Золотой позумент в два ряда был положен на переднее полотнище сарафана от самого верху до подола между позументами красиво блестели большие аметистовые пуговицы. Русые волосы на голове были тщательно подобраны под красивую сороку из той же материи, как и сарафан передний край сороки был украшен широкой жемчужной повязкой. Эта летняя купчиха не являлась исключением среди богатых уральских старообрядок, многие из которых продолжали носить русское платье. Одевались пожилые провинциальные купчихи, в том числе и старообрядки, ив обычной купеческой манере, в платья из добротных тканей, стоявших коробом, с головками из золототканых или гладких шелковых платков. Младшее поколение в большинстве провинциальных купеческих семей уже оставляло традиционную одежду ради модной и только в особо торжественных случаях, например на свадьбу, когда все члены семьи и гости были одеты по-старинному, молодые женщины и девушки, несмотря на привычку к модному платью, надевали сарафаны и богатые русские головные уборы. Основной каждодневной и праздничной одеждой молодых женщин и молодых девушек русская одежда оставалась в эти годы в маленьких глухих городках и поселениях Урала, что вызывало насмешку у жительниц более оживленных мест. Взять эти ваши сарафаны, кроме
Белоглинского завода во всем свете больше не увидишь, чтоб девушки и молодые женщины в сарафанах ходили. Нет, братец, по вашим теперешним достаткам так жить невозможно, — говорит купчиха, жительница Верхо­
турья, из романа Мамина-Сибиряка Дикое счастье. Продолжали носить сарафаны и другое русское платье многие купчихи в таких городах, как Галич, Торжок, Торопец, Ржев. Сохранялись они и среди части тверского и архангельского купечества и во многих других местностях (особенно там, где жило много старообрядцев, что не мешало купчихам, настроенным более современно, одеваться в тех же городах по моде или близко к ней. Верхняя одежда также стала зависеть больше отличного вкуса, чем от сословных традиций, и была разнообразна как в больших городах, таки в маленьких провинциальных. Наряду с модными длинными и короткими до колен пальто и манто, обрисовывавшими фигуру, носили плащи, меховые ротонды, салопы, шубы, летом — тальмы и платки. Излюбленной верхней одеждой купчих, не принадлежавших к кругам купеческой аристократии, оставались бархатные салопы, зимние и демисезонные, почти всегда цветные и богато украшенные. Зимой они были подбиты дорогим мехом с большими собольими, куньими или чернобурыми воротниками и муфтой, весной и осенью вышиты сута­
жом, стеклярусом, обшиты бахромой. Бархатные салопы носили и столичные и провинциальные купчихи (молодые и старые) — те, которые одевались близко к моде, и те, которые предпочитали платьев традиционной купеческой манере. К салопу надевали и модную цветную шляпку или капор, и богатую шаль, и модные ботинки, и теплые удобные бархатные или сафьяновые полусапожки на небольшом каблучке, отороченные и подбитые мехом.
РИСУНКИ ИО ПИСАНИЯ костюмов
ДНЕВНЫЕ ПЛАТЬЯ НАЧАЛА х ГОДОВ Слева платье из светлой шерсти в клетку серое с белым, песочное со светло-зеленым, цвета фрез с белыми т. п . ) . Платье с двойной юбкой. Основная юбка, в цвет фона верхнего платья, отделана плиссированной полосой, окаймленной черным бархатом, и обшита узким плиссированным воланом. Лиф с несколько завышенной талией, закрытый, со стоячим воротничком, застегивается спереди на обтянутые бархатом пуговицы. Рукава умеренно широкие, длинные, у плеча и на манжете отделаны черным бархатом. Пояс черный бархатный, пряжка серебряная. Юбка из скошенных полотнищ сзади присобрана. Подол вырезан полукругами, обшит черным бархатом. Розетки бархатные гладкие, серединка розетки в цвет основной юбки. На шее медальон на черной бархотке. Платье надето сверх волосяной нижней юбки с небольшим турнюром из волосяных оборок. Справа платье из тонкой шерсти табачного или серовато-зеленого цвета. Закрытый лиф с кокеткой, заложенной внизу тремя горизонтальными складками, застегнут спереди отворот ника до конца кокетки на мелкие блестящие пуговицы. Такие же пуговицы над верхней складкой кокетки. Воротник стоячий бархатный, подшит белым кружевом. Рукава, манжет белый кружевной. Юбка из скошенных полотнищ, спереди доходит до пола, сзади стелется небольшим треном. Пояс из материи платья. Платье надето сверх волосяной нижней юбки с небольшим турнюром. Прическа с длинными локонами украшена черной бархатной лентой. Медальон на золотой цепочке. Рис. по фотографиям из собрания Гос. Исторического музея.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10