Главная страница

Лекция №1. 1 образование государства у восточных славян исторические проблемы и пути их решения


Скачать 43,4 Kb.
Название1 образование государства у восточных славян исторические проблемы и пути их решения
АнкорЛекция №1.docx
Дата27.09.2017
Размер43,4 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаЛекция №1.docx
ТипДокументы
#37608
Каталог

1.3. ОБРАЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН:

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ.

Общественное развитие славян в VI - первой половине IX вв. - объект бурных дискуссий в научных кругах. Учитывая ограниченность источниковой базы (синхронный периоду VI - IX вв. источники практически отсутствуют, незначительные сведения имеются в византийских, арабских и хазарских документах), содержанием подобных споров чаще всего становилось объектом социологического моделирования. Представляется, что мнение о сложении государственности в VI - VII вв. на территории полянского союза, также как и фиксация раннефеодальных элементов социальной системы восточных славян в VIII - IX вв. являются явной модернизацией.

"Повесть временных лет" и более ранний византийские источники рисуют нам восточных славян как различные этнические группы, входившие в состав потестарных союзов (социально-политические объединения догосударственного характера).

Основополагающими, в связи с социогенезом восточных славян остаются вопросы военно-политической власти и собственности. Первоначально властные полномочия концентрировались в руках представителей традиционных институтов (главы патриархальных семей, кланов, родо-племенных образований, совет старейшин, собрание полноправных членов). Их власть складывалась на основе регулирования производственных процессов, решении внутренних имущественных, семейных других бытовых споров в соответствии с традиционным правом. Такие функции давали возможность получения прибавочного продукта через использование лучших участков земли, получения "подарков" за судебные разбирательства. Однако устойчивого воспроизводства собственности в VII - VIII вв. еще не сложилось.

Параллельно с существующими институтами родо-племенного управления возникает и развивается власть военных, надклановых лидеров (вождей). Появление вождей связано с многочисленными конфликтами, которые происходили между различными объединениями восточных славян и их соседями (сарматами, аварами, хазарами, мадьярами, уграми, финнами, варягами). Сначала военный вождь получает особые полномочия только на период военных действий, но со временем необходимость обороны превращает его в постоянно действующего военного руководителя. По мере роста авторитета военного лидера возникает конфликт между властью вождя и традиционными институтами управления. Их существование и противоборство могло продолжаться довольно долго, пока не складывались условия для утверждения власти вождя (у славян князь, у варягов конунг).

Собственность вождя и его окружения складывалась из имущества захваченного в набегах и благодаря праву редистрибуции - вознаграждения получаемое вождем за выполнение общественно полезных функций (организация обороны, внешних походов, управления крупными коллективами и т.д.). Первоначально редистрибуция носила добровольный характер, но затем стала превращаться в обязательную традицию, предоставляя вождю возможность перераспределять общественный продукт в пользу своего окружения. В отношении подчиненных этнических групп право редистрибуции реализовывалось как взимание дани, что формировало значительный избыток княжеской доли. При этом перераспределение общественного продукта между членами коллектива, который возглавлял князь носило уравнительный характер. Кроме того, для поддержания авторитета вождя устраивались общественные пиры (с которыми связан генезис великокняжеских пиров в Киеве, но для более узкой социальной категории). Зачастую вождь начинал играть заметную роль в отправлении обрядовых действий и его власть становилась непререкаемой. Вождь (князь) опираясь на свое окружение (дружина, челядь) подчиняет традиционные институты, что вело к возникновению "вождества" (предгосударственная форма объединений). В руках вождя (князя) концентрировались не только функции военного руководителя, но и права политического лидера, а позже и судебные права, постепенно исключавшиеся из ведения родовых старейшин. Подобными вождествами или родо-племенными (традиционными) объединениями и являлись известные по "Повести временных лет" союзы восточных славян и их северо-восточных соседей угро-финнов (полян, древлян, кривичей, радимичей и т.д.). Таким образом, выстраивалась структура управления вождеством и складывались предпосылки для образования у восточных славян государства.

Центральное место в дискуссиях исследователей об образовании Киевского государства занимает вопрос о норманском влиянии. Еще в XVIII в. немецкие ученые, трудившиеся в Академии наук Готлиб Байер, Герард Миллер и Август Шлецер опираясь на критический анализ русских источников, реконструировали процесс сложения государства как призвание словенами новгородскими варяжского конунга Рюрика на княжение и постепенное подчинение варягами всех восточных славян. Позднее данная точка зрения получила название норманской теории происхождения древнерусской государственности. Против нее резко выступил М.В. Ломоносов, исходивший не столько из сведений “Повести временных лет”, сколько из патриотических настроений. Фактически уже в XVIII в. сложились два направления в отечественной историографии по вопросу о первоначальном периоде формирования Киевской Руси (“норманизм” и “антинорманизм”). Умеренными сторонниками норманской теории были большинство крупнейших отечественных историков XIX - начала XX вв. (Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, Н.И. Костомаров, В.О. Ключевский, П.Н. Милюков, С.Ф. Платонов и др.).

В советское время большое внимание уделялось разработке антинорманистских аргументов. Отчасти это определялось политическими мотивами, так как европейские ученые придерживались норманистской позиции. Советские исследователи школы Б.Д. Грекова и Б.А. Рыбакова справедливо указывали, что важнейшей предпосылкой формирования древнерусского государства являлось социальное развитие самих восточных славян. Однако советским историкам не удалось избежать ряда “натяжек”: появления государства в VI - VII вв., полное отрицание роли варягов в данном процессе или низведения ее до незначительной. Такой подход наносит не меньший вред науке, чем мнение радикальных норманистов, отрицавших возможность самостоятельного создания славянами государства.

Современное состояние отечественной исторической науки позволяет выйти на объективное решение проблемы генезиса государства у восточных славян, на моделирование данного процесса с использованием всех возможных видов источников. Нет никаких оснований отрицать значительную роль варягов в сложении государственных институтов Киевской Руси. Варяги (норманны, викинги) с начала IX в. осуществляли широкомасштабные военные операции. В 30-е гг. викинги неоднократно вторгались во французике и германские земли. В 840 - 850 гг. были разрушены Париж, Гамбург, Нант, Бордо и др. города. На севере Франции возникло норманское королевство. В 60-е гг. IX в. викинги появились в Средиземноморье и разграбили многие итальянские города, а на Сицилии появилось еще одно норманское государство. В IX - X в. объектами нападения викингов стали Британские острова и Исландия, а около 1000 года норманны достигли острова Ньюфауленд и побережья Северной Америки.

Естественно, что скандинавы не могли не испытывать интереса к расположенным рядом территориям восточных славян. Через славянские земли проходил знаменитый торговый “Путь из Варяг в Греки”. От побережья Финского залива по р. Нева “Путь” шел через Ладожское озеро по Волхову до оз. Ильмень. Оттуда корабли могли идти вверх по р. Ловать вплоть до первого “волока”, где суда ставились на бревна и перетаскивались до правых притоков Западной Двины. Далее по Западной Двине и по ее левому притоку р. Каспля до второго “волока”, выводившего купцов к Днепру в районе современного Гнездова и Смоленска. Спустившись вниз по Днепру, преодолев нижнеднепровские пороги, купеческие суда шли до греческих колоний в Крыму или вдоль северного берега Черного моря до Константинополя. По-видимому, варягов первоначально интересовала только торговля по “Пути из Варяг в Греки” и лишь потом они стали проявлять интерес к подчинению местного населения. Варяги стремились захватить важнейшие торговые пункты вдоль “Пути” (Старая Ладога, Новгород, Смоленск-Гнездово, Киев). Неслучайно под Гнездово располагается крупнейший на территории Киевской Руси варяжский могильник. Наиболее выгодным был контроль Киева (через южную точку “Пути из Варяг в Греки” проходили все товары), поэтому бежавшие от Рюрика Аскольд и Дир обосновались именно в этом городе. Позже их маршрут повторил Олег. Только с присоединением близлежащих земель стала складываться территория древнерусского государства.

При условии существования объективных социально-экономических, политических и культурных предпосылок (появление вождеств и политарных союзов, уровень производства позволяющий стабильно получать прибавочный продукт, этническая и языковая близость) к возникновению государства у восточных славян заслуга варягов состояла в объединении северных и южных земель в единое территориальное образования. В данном случае речь идет не о локальных центрах государственности (поляне, ильменские славяне), а о создании крупнейшего европейского государства раннего средневековья - Киевской Руси. Основой государственного аппарата стала дружина варяжских конунгов, из ее состава формировалось административная иерархия. Варяги на Руси первоначально составили привилегированную группу населения. В управлении покоренными народами варяги использовали уже сложившиеся у славян социально-политические структуры. Так сбор дани осуществлялся через местных князей (Игорь и древлянский князь Мал). В самом факте покорения варягами восточных славян нет ничего экстраординарного. Достаточно вспомнить о завоевании нормандским герцогом Вильгельмом Англии. В дальнейшем в X - XI вв. варяги были ассимилированы славянами утратили свою этническую обособленность. В XII в. выходцы из Скандинавии рассматривались на Руси уже как “чужеродцы” и враги.

О роле варягов в создании Киевской Руси свидетельствуют следующие факты. Наличие значительного количества варяжских погребений в археологических памятниках Восточной Европы (особенно выделяется гнездовский могильник). Включение в “Повесть временных лет” легенды о призвании варягов как отражения реальных событий. Варяжские имена первых русских князей (Рюрик - Rerik, Олег - Helg, Игорь - Igor, Ольга Helga, Владимир - Waldemar) и многих упоминаемых в источниках представителей знати и княжеской администрации (полоцкий князь Рогволд, глава княжеской дружины Свенельд, учитель Святослава Асмуд и др.). В договорах русских и византийцев 907 и 944 гг. при перечислении русских посланцев норманские имена явно преобладают над славянскими. Также можно указать на упоминание варягов в качестве русских в Бертенских анналах и арабских источниках (“похороны знатного руса” у ибн Фадлана). В течение X - первой половины XI вв. сохранялись устойчивые связи между русскими князьями и Скандинавией, где искали поддержки в борьбе с братьями Владимир Креститель и Ярослав Мудрый. Если восточные славяне делали набеги на причерноморские владения Византийской империи, то совершать военные экспедиции по Черному и Каспийскому морям могли только варяги имевшие богатый опыт мореплавания (походы на Византию Аскольда и Дира, Олега, Игоря; каспийские акции русских в годы правления Игоря).

Не стоит забывать, что о большинстве событий IX - начала X вв. мы узнаем из “Повести временных лет” - источника созданного в середине XI начале XII вв., то есть по прошествию двух - трех столетий. Поэтому многие важные факты были или утрачены или искажены. В русских источниках существуют “хронологические провалы” в несколько десятилетий, отставание от византийских датировок на несколько лет.

Происхождение этнонима “русь” связано с двумя лексическими формами: “русь” и “рось”. Южная форма “рось” возможно связана с “роксоланами” (сарматское племя) или упоминаемыми Иорданом германоязычными “росоманами”. Один из сирийских автор писал о народе “рос”, но, учитывая удаленность информатора от интересующей нас территории полагаться на его сообщение не приходиться. Вероятно также, что этноним “рось” происходил от названия реки Рось притока Днепра, протекавшего по землям полян. Северная форма “русь” первоначально употреблялась в отношении варяжских дружин, но затем превратилась в общее самоназвание. Если в “Бертенских анналах” в качестве посланников русского кагана ко двору франкского короля выступают свеоны-шведы, то в договоре Олега с Византией (907 г.) за словами “мы от рода русского” следуют как норманские, так и славянские имена. В дальнейшем обе формы слились и стали равноупотребимыми (страну называют Россия, а ее жителей -русские).

1.4. внутренняя и внешняя политика русских князей в ix - XI вв.

Транзитное значение славянских территорий ("Путь из Варяг в Греки", волжский путь связывавший скандинавов с волжскими булгарами, хазарами и арабами) делало их объектом интереса соседей. Если Поднепровье попало в сферу контроля Хазарского каганата, то районы Ладожского и Ильменского озер, верховьев Волги особенно привлекали норманнов. Викинги, игравшие большую роль в европейских делах, не могли пустить на самотек политические процессы в землях восточных славян. По-видимому, это стремление и привело не позднее 838 г. к возникновению "русского каганата". Судя по сведениям Бертенских анналов, к созданию "каганата" были причастны свеоны-шведы, которые прибыли в 839 г. в качестве послов “русского кагана” ко двору франкского короля. Однако военных усилий варягов в 30 - 40-е гг. IX в. для того, чтобы господствовать на всем протяжении "Пути из Варяг в Греки" не хватило. К тому же варяги-шведы вступили в конфликт со славянскими князьями. В результате норманны были изгнаны из северных славянских областей, о чем упоминается и в "Повести временных лет".

Отсутствие централизации отрицательно сказалось на внутренней жизни славян. Участились столкновения между различными славянскими этническими группами. Выход из междоусобных конфликтов виделся в приглашении нейтрального лица (традиция приглашения князей получила широкое распространение в удельный период). Датский конунг Рерик Ютландский (в рус. летописях - Рюрик) являлся выдающимся деятелем своей эпохи и хорошо известен по скандинавским источникам. Он прославился своими военными экспедициями на Британские острова, но как противник шведов вполне подходил на роль умиротворителя. По "Повести временных лет" Рюрика сопровождали его братья Синеус и Трувор. Подобные сведения, скорее всего, стали результатом неправильного перевода фразы Рюрик "со своим домом и дружиной". Учитывая запаздывание дат "Повести временных лет" по сравнению с византийской хронологией, "призвание варягов" состоялось не в 862 г., а на 6 - 7 лет раньше. Нельзя исключить, что "легенда о призвании" вуалировала насильственный захват власти скандинавами, так как появление Рюрика не всеми было встречено благожелательно (восстание во главе с Вадимом против варягов).

Отсутствовало единство и среди норманнов. Рюрика покинули два его сподвижника Аскольд и Дир, которым удалось стать правителями Киева и в 866 г. по "Повести временных лет" (860 г. по византийским источникам) совершить поход на Византию. В русской трактовке экспедиция протекала удачно и завершилась заключением договора. Византийский хронист напротив писал о потере русскими почти всего флота. Независимо от результатов похода торговый "Путь из Варяг в Греки" полноценно функционировал и контроль за ним приносил доходы Аскольду и Диру.

Рерик Ютландский (Рюрик) лично был заинтересован в развитие норманнских успехов на Британских островах и не стремился к установлению своей власти на всем протяжении варяжского торгового пути. Эту задачу реализовал один из родственников Рюрика - Олег, действовавший от имени Игоря, сына Рюрика.

Олег создал армию из варягов, славян, финнов и угров и начал продвижение на юг, захватив в 882 году по “Повести временных лет” Киев. В отличие от его предшественников (Аскольда и Дира) Олега интересовали не только контроль за торговыми путями и дерзкие грабительские набеги. Варяжский военачальник стал активно подчинять близлежащие славянские племена (древлян, северян, радимичей), вступив в соперничество за Приднепровье с Хазарским каганатом. Он впервые объединил в стабильную систему север и юг восточнославянских земель, поэтому дату захвата Олегом Киева - 882 (876-877) год можно считать датой возникновения Киевской Руси. При Олеге начал осуществляться регулярный сбор дани и были заложены основы административной и законодательной систем (упоминание в тексте договора Руси и Византии Русского закона).

Овладев славянским участком “Пути из Варяг в Греки”, варяги были теперь не удовлетворены условиями торговли с Византией. В связи с этим, а также в надежде получить богатую добычу, в 911 (907 г.) году Олег повел свои дружины на Константинополь. Угроза осады столицы и заинтересованность в поступлении товаров из славянских земель вынудили византийцев пойти на заключение с Олегом полномасштабного договора об условиях торговли между русскими и “греками”, о ее инфраструктуре (порты, складские помещения, ввозные пошлины и т.д.), решении спорных ситуаций и наказания правонарушений. Подписав договор 911 г. Византийская сторона признавала факт появления на территории Восточной Европы нового военно-политического образования - Киевской Руси. Таким образом, к концу жизни (912 г.) Олег добился заметных успехов на поприще создания русского государства.

В 912 г. киевским князем стал Игорь, правивший до 945 г. К сожалению, в источниках существует серьезный “пробел” и что происходило в русских землях в 10 - 30 гг. X в. почти не известно. Вступив на престол, Игорь столкнулся с необходимостью снова подтвердить свой статус князя, так как древляне отказались платить ему дань. Киевский правитель военной силой заставил подчиниться древлян, а его воевода Свенельд захватил земли угличей. Возможно, что в последующие два десятилетия Игорь занимался покорением славянских и финно-угорских племен на севере, а также мог участвовать в военных операциях викингов в Северной Европе.

Игорь стремился развить успехи Олега и обратил свое внимание на каспийский регион. В 914 и 943 гг. варяжские дружины во главе со Свенельдом совершили набеги на южное побережье Каспийского моря. К 915 году относиться первое упоминание в русских источниках печенегов, которые заняли причерноморские и приазовские степи. Игорю удалось избежать военного конфликта с кочевниками с помощью мирного соглашения. Но главное место во внешней политике киевского государства, по-прежнему, занимали отношения с Византией. В 941 году русские предприняли неудачный поход на Византию. Большая часть русского флота была сожжена греческим огнем, а киевская армия была несколько раз разбита на суше. Учитывая допущенные ошибки, и, хорошо подготовившись (были наняты варяги; в качестве союзников выступали печенеги), через несколько лет, в 944 году, Игорь выступил в новый поход. Византийцы предпочли откупиться дарами и после длительных переговоров подписали новый договор (944 г./945 г.).

По договору 945 г. русский князь должен был всех посланных от себя в Константинополь снабжать грамотами, в которых указывать количество кораблей. Прибывших без грамот византийские власти задерживали, им не гарантировалась жизнь и сохранность имущества. По прибытии в Константинополь русские послы и купцы обязаны были зарегистрироваться и жить на подворье монастыря Святого Мамы. В город русских впускали группами по 50 человек в сопровождении императорских чиновников, которые являлись посредниками между русскими и византийцами и следили за торговыми сделками. Каждая покупка подвергалась контролю. Так парчовой материи можно было приобрести (и вывести за пределы Византийской империи) не более чем на 50 золотых. Приехавшим из Руси запрещалось задерживаться в Константинополе на зиму, на все переговоры и сделки отпускалось около шести месяцев. Русские имели право на содержание за счет византийского правительства и на бесплатное пользование правительственными банями. Послы получали “слебное”, гости - “месячину” (хлеб, вино, мясо, рыбу, фрукты), а на обратном пути их должны были обеспечивать продовольствием и судовой снастью (якоря, канаты, паруса). В случае правовых конфликтов, представители Киевского государства судились по закону русскому.

Договор 945 г. отражал децентрализованную структуру государственной власти в Киевской Руси, так как заключался не только от имени “князя великого русского”, но и “всех светлых и великих князей”, которые были “под рукой его”. По-видимому, в их лице выступали ближайшие родственники великого князя (рядом с послами Игоря перечисляются “общие послы” от его жены Ольги, сына Святослава, двух племянников) и правители покоренных славянских и финно-угорских союзов, каким был древлянский “князь” Мал.

Закончившийся подписанием договора с Византией поход, не мог удовлетворить Игоря. Необходимо было рассчитаться с наемниками - варягами и печенегами. Поэтому в 945 году киевский князь (вопреки существующим нормам сбора дани) повел свою дружину в земли древлян, которые уже выплатили свою дань Свенельду (воевода обладал приоритетным правом сбора дани с древлян). Итоги этой акции оказались плачевны для Игоря: большая часть его окружения и сам князь были обвинены в жадности и жестоко убиты.

Так как наследнику престола, сыну Игоря - Святославу было не более 4 лет, власть перешла к княгине Ольге. Она княжила с 945 по 957 гг. и была канонизирована русской православной церковью, так как первой из киевских правителей стала христианкой. Видимо, поэтому летописцы, которые, как правило, были монахами, рисуют образ Ольги как мудрой и доброй правительницы, даже если ее действия не всегда сочетались с христианской моралью. В “Повести временных лет” имеется легендарное предание о жестоком наказании Ольгой древлян (убийство послов и сватов, разрушение древлянской столицы г. Искоростень). Источник не случайно акцентирует внимание на этих событиях. Речь идет не только о мести, скорее здесь подразумевалось возмездие за покушение на государственную власть.

В тоже время хорошо видно, что власть киевских князей и в середине X века держалась не на традиции, а на военной силе и авторитете князя, иначе древлянский князь Мал не рискнул бы предложить Ольге стать его женой. Понимая это, Ольга решила реформировать отношения с данниками, чтобы избежать в будущем конфликтных ситуаций внутри государства. Размер дани взимаемой со славянских и неславянских племен был строго определен, устанавливались срок и место сбора дани, а также прерогативы княжеской администрации. Был сделан очередной шаг к созданию централизованной податной системы.

В 957 году Ольга совершила поездку в Константинополь. Русские летописи приукрасили прием Ольги в столице Византии. Сведения о том, что император Константин Багрянородный был поражен красотой русской княгини и предложил ей выйти замуж носят явно легендарный характер. Ольга была в преклонном возрасте, к тому же сам император в своих сочинениях довольно сдержано описывал приезд киевской княгини. Главным итогом поездки стало крещение Ольги (она получила христианское имя Елена). Но несомненно, что визит русской правительницы в сопровождении многочисленной свиты в Константинополь и приобщение Ольги к христианству сыграли важную роль в развитии отношений Руси и Византии.

В том же году Ольга передала бразды правления своему 16-летнему сыну Святославу - одному из самых ярких представителей киевской династии (годы правления 957 - 972). В отличие от Ольги он всю жизнь оставался убежденным язычником и главную цель своей деятельности Святослав видел в создании обширной империи в Восточной Европе.

При Святославе впервые была предпринята попытка установления контроля за волжским торговым путем и приазовским регионом, что привело к очередному столкновению Руси и Хазарии. Формально Киев входил в число вассалов Хазарского каганата, что выражалось в выплате дани. Но реально в отношениях с Византией и другими соседями Русь все чаще выступала в качестве самостоятельного субъекта. Для слабеющего Хазарского каганата быстрое развитие Киевского государства становилось главной внешнеполитической проблемой. Правители Руси не только подчинили себе славянские племена, ранее платившие дань хазарам, но и стремились перехватить пальму первенства в военно-политической и экономической жизни Восточной Европы.

Первые походы Святослава призваны были обеспечить безопасность тылов. В начале 60-х гг. X в. русские нанесли поражение печенегам и присоединили вятичей, данников Хазарии. В 965 г. дружина Святослава разгромила зависимую от Хазарского каганата Волжско-Камскую Булгарию. В том же году киевскими войсками были разрушены Итиль и Саркел - крупнейшие политические и торговые центры Хазарии, после чего каганат прекратил свое существование. Составленная из варягов, славян и угров армия Святослава прошла по Северному Кавказу, подчинив яссов (осетин) вышла к Азовскому морю, где власть киевского правителя признала Тмутаракань. Таким образом, Русское государство, возглавляемое потомками варяжской элиты в середине X в. было близко к установлению военной и торговой монополии на востоке Европы. Данные успехи русских не могли не обеспокоить Константинополь, особенно учитывая тот факт, что в Крыму располагались византийские владения. К тому же император Никита II Фока вынужден был вести затяжную войну против Дунайской Болгарии. Поэтому через главного магистрата г. Херсонеса Калокира Святославу был предложен союз с Византией против болгар. Интерес русского правителя к Балканам был “подогрет” солидным денежным задатком в 1500 фунтов золотом.

В 967 г., так и не установив полного контроля над Северным Кавказом и Поволжьем, Святослав во главе 50 тысячной киевской армии и 16 тысячного греческого корпуса вторгся в Болгарию. К осени северная часть Болгарии была в руках русских, в Переяславце расположился штаб Святослава. Болгарский царь обратился за помощью к печенегам, которые в отсутствии Святослава осадили Киев. Поэтому русский князь летом 896 г. оставив в Переяславце значительную часть армии, выступил с дружиной к Киеву. Под г. Родня южнее Киева печенеги были наголову разбиты.

Пребывание Святослава в Киеве было омрачено смертью Ольги. Князю пришлось определить кому из сыновей передать власть. В Киеве был посажен Ярополк, Олег назначен князем в г. Искоростень в древлянской земле, а младший Владимир - в Новгород. Тем временем обстановка на Балканах резко изменилась. Вернувшейся из Киева Святослав столкнулся с союзной армией болгар и византийцев. Однако и здесь ему сопутствовала удача: греки потерпели поражение и оставили столицу Болгарии Преславу, а Святославу удалось пленить болгарского царя Бориса с семьей. Вскоре в Константинополе, совершив переворот, пришел к власти решительный Иоанн Цимисхий. Но и он не смог сразу изменить течение войны. После того как русские заняли Доростол и Филиппополь византийцы весной 970 г. пошли на подписание мира в Андрианополе. Однако осенью того же года Цимисхий нанес русским ряд ощутимых поражений и осадил в г. Доростол Святослава с дружиной. После двухмесячной осады в июне 971 г. русский правитель пошел на подписание мира. Русские отказывались от притязаний на Болгарию и Крым, а так же давали обязательство не начинать войн с Византией. На этих условиях киевской дружине было разрешено покинуть Доростол с оружием. По пути домой весной 972 г. войска Святослава подверглись нападению печенегов у нижнеднепровских порогов и большая часть русских воинов, включая и Святослава, погибли. С его смертью прекратились попытки превращения Киевской Руси в империю.

Княживший в Киеве Ярополк (972 - 980 гг.) тесно связанный с христианской общиной Киева был человеком кроткого нрава и легко поддавался влиянию окружающих его людей. Видную роль при Ярополке играл глава дружины Свенельд, политический и военный авторитет которого на фоне “слабого” князя возрос настолько, что он смог уговорить Ярополка начать войну против брата Олега. Поводом послужило убийство Олегом на охоте сына Свенельда - Люта. Между тем помимо мести, главной целью для Свенельда являлось возвращение себе права сбора дани у древлян, т.е. фактической автономии от княжеской власти.

При столкновение киевской и древлянской армий Олег погиб и это стало сигналом для другого Святославича, княжившего в Новгороде Владимира. Вместе со своим окружением он бежал в Скандинавию, где находился более двух лет. Ярополк временно стал единоличным правителем в государстве. Он хотя и раскаивался в том, что начал войну против брата и даже отстранил Свенельда от участия в государственных делах (после 977 г. Свенельд не упоминается в летописях), но выслал своих наместников в Новгород, показав тем самым, что его вполне удовлетворяет отсутствие Владимира на Руси.

В 979 г. Владимир вернулся в Новгород с боеспособной варяжской дружиной и твердым намерением отомстить за смерть брата и захватить киевский престол. В следующем году севернее Любеча на берегу Днепра варяги Владимира разбили дружину Ярополка и заставил его укрыться сначала в Киеве, а затем в крепости Родня. Фактически Ярополк остался без поддержки, так как языческое население Киева сочувствовало Владимиру, поэтому он с надеждой откликнулся на предложение брата достичь мира. Однако появившийся в лагере Владимира Ярополк был вскоре убит варягами. Вряд ли убийство князя произошло без ведома Владимира. Последний понимал, что миролюбивый Ярополк мог согласиться на многое, однако киевский престол в любом случае должен был остаться за ним. К тому же жена Ярополка забеременела и при рождения сына, путь к общерусской власти для Владимира был бы закрыт навсегда. Нельзя исключить и той возможности, что Ярополк мог обратится за поддержкой к печенегам и с учетом нейтралитета простого люда, судьбу престола опять решала бы только военная удача.

Заняв престол, Владимир оказался в той же ситуации, в которой был почти сто лет назад Олег. Реально он контролировал только сам Путь из Варяг в Греки, многие славянские и угро-финские союзы отпали от Киева. Страна представляла собой мозаичную картину: большую ее часть занимали обособленные этнические группы с различными традициями и верованиями, дальние регионы развивались достаточно автономно. Объединить их могли только политическая воля князя, военная сила и единая религия.

Владимир начал с укрепления личного авторитета. Прежде всего, он выдворил из Киева наиболее буйную часть варягов, которые ежедневно взимали по 2 гривны с каждого жителя столицы. Бывших сподвижников князя, отправленных в Константинополь, сопровождало тайное послание к византийскому императору с просьбой: “... не позволяйте ни одному из них вернуться”. Из оставшихся наиболее лояльных ему скандинавов, Владимир сформировал княжескую администрацию, раздав им в управление города и территории.

Активность внешней политики Владимира в начале 80-х гг. X в. обуславливалась и необходимостью поднять внешнеполитический авторитет государства, пошатнувшийся после неудачной войны Святослава с Византией. В 981 г. русские нанесли поражение полякам, захватив Перемышль, Червень и ряд польских городов (т.н. Червонная или Красная Русь). Вслед за этим Владимир покорил вятичей и радимичей, отказавшихся платить дань Киеву, а затем разбил в верховьях Немана ятвягов. Следующим шагом киевский правитель попытался вернуть контроль за волжской торговлей. Для этого необходимо было завоевать Волжско-Камскую Булгарию. В качестве союзников русских выступали кочевники торки (огузы). Несмотря на ряд побед, окончательно подчинить булгар не удалось, поэтому кампания закончилась подписанием мирного договора (985 г.)

Владимир настойчиво искал пути централизации государства с помощью единой религиозной доктрины. Опыт с утверждением в качестве общегосударственного культа Перуна (980 г.) оказался неудачен. Поэтому киевский князь обратил свое внимание на наиболее влиятельные и нейтральные для жителей Киевской Руси мировые религии. Выбор византийского христианства определялся на наш взгляд рядом обстоятельств. Во-первых, поочередно были отвергнуты ислам, иудаизм и римское христианство. Ограничения в исламе противоречили традиции русских пиров игравших важную роль в управлении государством. Иудаизм был отвергнут как религия государства поверженного русскими (Хазарский каганат). В западном христианстве служба велась на латыни, на латыни же писались и все религиозные тексты. Восточная церковь наоборот допускала службу на родном языке. Кроме того, на послов Владимира произвела неизгладимое впечатление посещение собора св. Софии в Константинополе. Во-вторых, Владимир не мог пренебречь фактом существования христианских общин в Киеве и других русских городах. Нельзя забывать и том, что христианами были Ольга, которая, как характеризует ее “Повесть временных лет” “была мудрее других” и Ярополк. В-третьих, крещению, как известно, сопутствовали тесные политические связи Руси с Византией.

Во второй половине 80-х гг. X в. в Византии развернулась острая борьба за императорский престол. В начале 988 г. император Василий II вынужден был обратиться к Руси за помощью против мятежного аристократа Варды Фоки. Прибывшие в Киев византийские послы обещали Владимиру, что сестра Василия II принцесса Анна выйдет замуж за киевского правителя, а Русь получит епископа для создания самостоятельной епархии. Владимир посчитал условия довольно привлекательными и направил в Константинополь отряд варягов, с помощью которых Василий II смог одолеть оппозицию. Однако император не торопился с выполнением своих обязательств. Только захват русскими Херсонесса (Корсуня) - византийской крепости в Крыму, вынудил Константинополь соблюсти условия договора и в 989 г. Владимир крестился в Херсонессе.

Христианизация Руси, ставшая важной частью государственной политики, носила затяжной (не менее двух столетий) и зачастую насильственный характер. Однако надо признать, что к концу своего правления Владимир добился значительных успехов на этом поприще. Сформировалось 7 епархий: Новгородская, Черниговская, Владимиро-Волынская, Полоцкая, Туровская, Белгородская и Ростовская. Чуть позже, в 1037 г., в Киев прибыл первый митрополит. В крупных городах разворачивалось храмовое строительство. Законодательно был обеспечен сбор церковной десятины. Несомненно, что принятие христианства имело важное значение для истории и культуры России.

После крещения Владимир не вел широкомасштабных войн, за исключением столкновения с галицкими хорватами. Это объяснялось не столько миролюбивостью крещенного князя, а той угрозой, которую таили в себе печенеги, совершавшие постоянные набеги на Русь (992, 995 и 997 гг.). Так, например, в 997 г. когда князь направился в Новгород собирать войска, как печенежская конница появилась под Киевом и осадила столицу. Только самоотверженная оборона киевлян в отсутствии дружины не позволила печенегам добиться успеха.
перейти в каталог файлов
связь с админом