Главная страница

Вопросы к экзамену. А. П. Боровиков Позиция марксизма-ленинизма в религиозном вопросе


Скачать 76.5 Kb.
НазваниеА. П. Боровиков Позиция марксизма-ленинизма в религиозном вопросе
АнкорВопросы к экзамену.doc
Дата16.01.2017
Размер76.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаMarxizm-leninizm_o_religii.doc
ТипДокументы
#14834
Каталогid36959551

С этим файлом связано 91 файл(ов). Среди них: План городских мероприятий к Дню Победы.doc, Энгельс Фридрих. Принципы коммунизма - royallib...doc, Информация к совещанию 23.11.2015 г..doc, pravdaG_129_15.pdf, 036a09_pravda_informatsionni_bulleten_01_02_2016_2.pdf, Nash_golos_yanvar_2017.pdf и ещё 81 файл(а).
Показать все связанные файлы


А.П. Боровиков
Позиция марксизма-ленинизма

в религиозном вопросе
В докладе Председателя Центрального Комитета КПРФ Г.А. Зюганова на предстоящем XIV (октябрьском) Пленуме ЦК партии затронута проблема отношений современных российских коммунистов с религией и церковью. Выстраивая здесь свою позицию, коммунисты (чтобы не утратить принципиальные ориентиры) должны руководствоваться теми основополагающими стратегическими выводами и тактическими установками, которые содержатся по данному вопросу в марксистско-ленинском учении. Публикуемый материал предназначен для оказания помощи в этой работе.
Говоря обобщенно, позиция марксизма-ленинизма в религиозном вопросе выражается прежде всего в четырех ключевых моментах.
I

Момент первый. Марксизм-ленинизм изначально к религии всегда относился в целом негативно. И обусловлено это следующими внутренне присущими ему особенностями.

Во-первых, тем, что научно-философскую основу марксизма-ленинизма составляет материализм (в его диалектической разновидности). То есть система взглядов, признающая материю (всю объективную реальность) первичной, а сознание (отражение этой реальности) – вторичным. И главная черта материализма заключается в стремлении объяснить мир таким, каков он есть на самом деле, без всяких прибавлений и выдумок. Религия же представляет собой разновидность идеализма, такое понимание мира, которое действительности не соответствует. Согласно марксизму-ленинизму, религия есть фантастическое отражение людьми тех земных сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни и которые в головах людей принимают форму неземных1. Религия, значит, – ложный, превратный взгляд на мир. В нем продукты человеческого мозга воспринимаются в виде самостоятельных одухотворенных существ, стоящих в определенных отношениях друг с другом, с людьми и приобретающих над ними господство.

Во-вторых, тем, что путь к счастью людей марксизм-ленинизм видит в революционном переустройстве реального, посюстороннего мира и связывает это с деятельностью самих людей. А религия уповает на достижение людьми счастья в потустороннем мире и связывает это с деятельностью высших сил. Люди должны молиться и надеяться на их милость. Тем самым религия на протяжении тысячелетий выполняла роль охранительницы несправедливых порядков. Она, указывали создатели марксизма-ленинизма, окружала эти порядки ореолом божественной благодати, служа тем самым идеологической маскировкой интересов господствующих классов. Религия убеждала трудящихся в том, что они являются естественными подданными своих хозяев, которых поставил над ними промысел божий. Всякая власть от бога, учила церковь. И если народ обречен на голод и нищету, то за страдания в земной жизни непременно последует вознаграждение блаженством на небесах. Отсюда, внушала религия, главными добродетелями народа должны быть послушание и смирение перед власть имущими 2. Революционное настроение масс тем самым подрывалось, их революционная решимость гасилась.

Таким образом, марксизм-ленинизм и религия по отношению друг к другу – несомненные антиподы. Религиозные представления противоречат и фундаментальным устоям марксистско-ленинского мировоззрения, и вытекающим из него практическим задачам коммунистов. Марксизм-ленинизм имеет изначально антирелигиозный, атеистический характер. И все религии он рассматривает как носителей превратных воззрений на действительность, как орудие реакционных сил, которое используется для одурманивания трудящихся и сохранения несправедливых порядков. Именно этот смысл и заключен в известнейшем высказывании Маркса о том, что религия есть опиум народа 3.
II

Момент второй. В то же время, несмотря на такую свою антирелигиозную, атеистическую направленность, марксизм-ленинизм объективно никогда не содержал в себе нетерпимо-враждебного отношения к религии. Правомочно вообще утверждать, что, будучи антиподами, марксизм-ленинизм и религия тем не менее – отнюдь не враги. И создатели марксизма-ленинизма неоднократно выступали против попыток включить в программу рабочей партии объявление беспощадной войны религиозным воззрениям.

Чем это объясняется? Объясняется тем, что марксизм-ленинизм (вследствие своей материалистической природы) глубинные корни религиозных воззрений видит не в сознании верующих, а в их бытии. И прежде всего – в несовершенных, неразумных, во многом античеловечных социальных порядках. Поэтому он считает, что борьба с религиозными воззрениями, самими по себе, борьба с богом (богоборчество) изначально несостоятельна, бесплодна, если сохраняется их земная основа, если не будет изменено бытие людей, не будут устранены несовершенные, неразумные, античеловечные порядки. Значит, необходимо критику неба превратить в критику земли, на место критики религии, как таковой, поставить критику этих порядков, критику эксплуататорско-угнетательского общественного устройства. Причем –критику не только словом, но и делом. То есть необходимо эти порядки, это устройство революционным образом ниспровергнуть, преобразовать. Вместе с ниспровержением, с преобразованием условий, порождающих в сознании людей религиозные представления, исчезнут в конечном счете и сами эти представления 4. Так на место борьбы с религиозной иллюзией (богом) ставится действительная борьба. Борьба за уничтожение порождающей богов извращенной реальности, чуждых людям сил.

Отсюда следует, что марксизм-ленинизм по своим глубинным мировоззренческим устоям не может изначально выдвигать задачу скорого запрещения, а тем более уничтожения религии. Он, наоборот, исходит из того, что религию нельзя запретить, уничтожить, пока не будет устранена ее почва. И религии объективно суждено умирать своей естественной смертью. Умирать долго, даже очень-очень долго, в процессе создания людьми разумных, подлинно человеческих порядков. В итоге и не останется места для возникновения превратных, иллюзорных, фантастических воззрений на реальность.

Изложенным и определяется то, казалось бы, противоречивое обстоятельство, почему марксизм-ленинизм (при всем своем атеизме) не несет в себе враждебности к религии и почему его создатели выступали против объявления ей войны. Они разъясняли, что если устранить религию можно лишь в результате преобразования бытия людей, то религиозный вопрос, как таковой, в общей революционной деятельности коммунистов должен занимать, безусловно, подчиненное положение и ни в коем случае его нельзя выдвигать на первый план – место, отнюдь ему не принадлежащее. Чрезмерное выпячивание религиозного вопроса в целях наступления на религию и превращения всех в атеистов бессмысленно и опасно 5:

- во-первых, это приведет к огромной трате времени, средств и сил без всяких шансов на успех. Ибо объективная невыполнимость задачи не может быть компенсирована субъективным желанием ее осуществить;

- во-вторых, это неизбежно укрепит, а не поколеблет религиозные убеждения людей. Ибо давление на религию, тем более репрессии против нее помогают ей увенчивать себя ореолом мученичества и тем самым продлевать свое существование;

- в-третьих, это раздробит массы по принципу веры и неверия, вместо того чтобы сплачивать их для действительной борьбы. А единство борьбы трудящихся за создание рая на земле важнее, чем единство их мнений о рае на небе.

Вот почему создатели революционной теории и рекомендовали коммунистам ни в коем случае не предписывать себе атеизм как догму, не провозглашать его символом своего учения, «поменьше,– как пишет Маркс,– щеголять вывеской “атеизма”» 6. Выделением слова «вывеской» Маркс показывает, что речь здесь идет лишь о постоянном подчеркивании своего противостояния религии и это, иронизирует он, «…напоминает детей, уверяющих всякого, кто только желает их слушать, что они не боятся буки…» 7. Заключением же слова «атеизма» в кавычки Маркс говорит, что имеется в виду атеизм не подлинный, научный, а вульгарный – в смысле только голого отрицания бога и религии вообще. Такой атеизм коммунистам не нужен. Им нужен атеизм подлинный, научный – в смысле материалистического объяснения условий, порождающих религию, и путей, ведущих к устранению данных условий, а значит, и религии.

Создатели марксизма-ленинизма даже считали, что атеизм вульгарный (в смысле только голого отрицания религии, который постоянно ссылается на нее и ничего собою без нее не представляет) сам, известным образом, тоже является религией 8. И если стоять на позициях такого атеизма, то вновь неизбежна подмена действительной борьбы за преобразование порождающей религию извращенной реальности борьбой лишь с религиозной иллюзией – богом и другими аналогичными фантазиями. А провозглашение борьбы с богом во что бы то ни стало, т.е. богоборчество, противоречит коренным устоям марксистско-ленинского учения и способно на деле лишь помочь антинародным силам продолжать держать массы в религиозной узде.

Из сказанного вытекает, что, согласно марксизму-ленинизму, коммунисты (безусловно не разделяя никаких религиозных воззрений) тем не менее так же безусловно должны выступать за утверждение в обществе полной свободы совести. То есть за утверждение права граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, быть атеистами; права отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Исходным же условием обеспечения свободы совести марксизм-ленинизм считает осуществление принципа: «Религия по отношению к государству – частное дело». Поэтому полное отделение церкви от государства представляет собой программное требование коммунистов в религиозном вопросе 9. Решение этой задачи предполагает, как самое принципиальное и ключевое, следующее:

1. Церковь не должна быть в зависимости от государства, и государство не должно быть в зависимости от церкви. Государство должно предоставить религию самой себе, и религия должна предоставить государство самому себе. Никакой господствующей веры или церкви быть не должно. Все веры и церкви должны быть перед законом равны.

2. Ни одно официальное лицо не должно иметь права спрашивать что бы то ни было о вере. Это дело совести каждого и оно никого не должно касаться. Никаких упоминаний о том или ином вероисповедании граждан в официальных документах быть не должно.

3. Ко всем церковным, религиозным обществам без исключения государство должно относиться, как к частным объединениям. А они должны быть не связанными с властью, независимыми от нее союзами единомышленников. Все церковные, религиозные общества не должны получать от государства никаких казенных средств, а духовенство любых вероисповеданий должно содержаться на собственные доходы этих обществ.

4. Должна быть осуществлена полная светскость государственной школы, которая должна быть отделена от церкви. И всякое религиозное влияние на государственную школу должно быть устранено. Из нее должны быть удалены все религиозные символы, изображения, и отупляющий учащихся священник должен быть заменен просвещающим их учителем. В то же время церковные и религиозные организации должны иметь возможность создавать собственные школы на собственные средства и преподавать там свои воззрения.

При выполнении до конца означенного все граждане обретают возможность беспрепятственно реализовывать и религиозные, и атеистические потребности. То есть создаются условия для фактического осуществления свободы совести.
III

Момент третий. Выступая за объявление религии частным делом по отношению к государству, марксизм-ленинизм одновременно считает, что коммунисты ни в коей мере не должны переносить это требование на самих себя и на свою партию, не должны видеть в религии только личное свое дело, без его связи с мнением и деятельностью партии.

Почему? Да потому, что марксизм-ленинизм и религия – хотя и не враги, но все-таки, как отмечено, не друзья, а антиподы. И конечная задача коммунистической партии заключается не в том только, чтобы обеспечить свободу совести, а в том, подчеркнул Маркс, чтобы полностью освободить совесть людей от религиозного дурмана 10. А это предполагает известное со стороны коммунистов противостояние религии и как заблуждению человеческой мысли, и как средству поддержания несправедливых порядков. Поэтому Ленин и указал: «Мы требуем, чтобы религия была частным делом по отношению к государству, но мы никак не можем считать религию частным делом по отношению к нашей собственной партии» 11.

Такой диалектически гибкий подход дает возможность коммунистам избежать и левооппортунистических, и правооппортунистических крайностей при определении своей позиции в религиозном вопросе. Для «левых», отметим еще раз, характерно провозглашение бескомпромиссной войны религии и установка на ее запрещение в будущем социалистическом обществе. Тем самым они изначально считают ненужной поддержку коммунистами требования о превращении религии в частное дело по отношению к государству, оживляют интерес к ней и затрудняют действительное ее отмирание. «Правые», наоборот, объявление религии частным делом по отношению к государству истолковывают так, будто для коммунистов и их партии религия тоже есть частное дело. Тем самым они принижают коммунистическую партию до уровня, употребляя ленинское выражение, пошлейшего «свободомыслящего» мещанства, готового допустить вневероисповедность у людей, но отрекающегося от партийного противостояния религиозным суевериям 12.

Установка на противостояние религиозным суевериям закономерно предполагает понимание: а как это делать в условиях, когда коммунисты признают свободу совести и выступают против объявления религии войны? Трудность здесь заключается в том, что до сих пор многие коммунисты придерживаются в этой области такой же позиции, какой в свое время придерживались различные еще домарксистские противники религии. Они ее существование в обществе объясняли исключительно невежеством людей, недостаточностью распространения научного знания. И поэтому полное преодоление религиозных суеверий им виделось единственно во всеохватывающим просвещении народа, в широкой атеистической проповеди. Такой подход Ленин назвал поверхностным, буржуазно-ограниченным культурничеством. Ибо при нем неглубоко (не материалистически, а идеалистически) объясняются корни религии: она рассматривается, как причина самой себя, как ни от чего не зависящее явление.

Между тем, повторим, религия есть фантастическое отражение людьми тех земных сил (природных и социальных), которые господствуют над ними в их повседневной жизни и которые в головах людей принимают форму неземных. Причем сегодня решающую роль играют силы не природные, а социальные, т.е. несправедливые буржуазные порядки. Следовательно, подходить к делу преодоления религии только, так сказать, «от разума», ограничиваться лишь просвещением народа, атеистической проповедью – ни в коем случае нельзя. Ибо при таком подходе главный корень религии (эксплуатация и угнетение) остается в неприкосновенности. А значит, религиозные воззрения будут неизменно подпитываться и воспроизводиться. Поэтому, согласно марксизму-ленинизму, требуется все дело преодоления религии поставить в теснейшую связь с практической классовой борьбой трудящихся против эксплуатации и угнетения, за преобразование жизни на социалистических началах. «Было бы нелепостью думать, – замечает Ленин, – что в обществе, основанном на бесконечном угнетении и огрублении рабочих масс, можно чисто проповедническим путем рассеять религиозные предрассудки. Было бы буржуазной ограниченностью забывать, что гнет религии над человечеством есть лишь продукт и отражение экономического гнета внутри общества. Никакими книжками и никакой проповедью нельзя просветить пролетариат, если его не просветит его собственная борьба против темных сил капитализма» 13. Преобразуя буржуазные общественные отношения и создавая новый социалистический мир, люди тем самым будут преобразовывать самих себя, свою собственную природу, освобождаться от иллюзорных, превратных представлений о действительности.
IV

И момент четвертый. Означенный взгляд на дело противостояния религии Ленин считал принципиальным, которым следует руководствоваться при решении любых возникающих здесь конкретных вопросов. Возьмем из его сочинений некоторые такие вопроса.

Вопрос первый: принимать ли в коммунистическую партию верующих? Ленин разъясняет, что программа коммунистической партии вся строится на материалистическом мировоззрении, а значит, носит атеистических характер. Однако коммунисты поступили бы неправильно, отказываясь принимать в партию людей, которые верят в бога, но которые признают партийную программу и готовы ее осуществлять. В данном случае противоречие между атеизмом программы и религиозностью людей остается только их личным противоречием и общественной значимости не имеет. Поэтому коммунистам следует не только не запрещать, но и привлекать верующих в партию, чтобы совместно решать общие задачи. Такая общая работа лучше всего способствует устранению непоследовательности во взглядах верующих, преодолению их религиозности 14. И в послеоктябрьский период Ленин продолжал выступать за то, чтобы «допустить, с рядом особо ограничительных условий, оставление в партии верующих, но заведомо честных и преданных коммунистов» 15.

В то же время Ленин рекомендовал помнить, что коммунисты привлекают в партию верующих для совместного решения общих задач, воспитания их в духе своей программы, а не для борьбы с ней. И партия может допускать внутри своих рядов свободу мнений лишь в известных границах. Она не может идти вместе с проповедниками взглядов, противоречащих ее программе А следовательно, если принятые в партию верующие начинают заниматься в ней религиозной пропагандой, они должны быть из нее непременно исключены 16. И Энгельс отмечал, что, хотя религиозный вопрос не должен быть поводом для ссоры между однопартийцами, но все же дружеская дискуссия здесь возможна и желательна. Не закрывая двери перед верующими, коммунистическая партия вправе помочь им избавится от этой веры. Или, по крайней мере, не допустить распространения ими религиозных взглядов в партийной и непартийной среде 17.

Вопрос второй: может ли быть членом коммунистической партии священник? Ленин, применяя указанный подход и к этой категории верующих, разъяснял, что нельзя раз навсегда выставлять какое-то одно правило. Если священник идет к нам для совместной работы и добросовестно ее выполняет, не выступая против программы партии, то мы можем принять его в свои ряды. Но, если бы священник вошел в партию и стал вести в ней религиозную пропаганду, то мы безусловно должны исключить его из своей среды 18. Так же строго диф-ференцированно Ленин учил подходить и к деятельности духовенства вообще. Например, в период Первой русской революции он проводил различие между реакционером епископом Евлогием и священником Тихвинским – депутатом II Государственной думы от Вятской губернии. Человеком, по ленинской оценке, достойным всяческого уважения за его искреннюю преданность интересам трудового народа, которые он в Думе активно защищал 19. Беспощадно разоблачая «жандармов во Христе» и бичуя «урядников казенного православия», Ленин одновременно нацеливал партию на то, чтобы непременно поддерживать честных и искренних людей из духовенства, выступающих против использования религии как орудия самодержавия против народных масс 20.

Вопрос третий: как относиться к коммунистам за заявление – «социализм есть моя религия» и за проповедь взглядов, соответствующих подобному заявлению? Ленин разъясняет, что одинаково осуждать за это при всех условиях нельзя. Отступление от социалистического учения здесь несомненно. Но значение, удельный вес такого отступления в различной обстановке могут быть различны. Одно дело, если коммунист, выступающий перед не очень развитой, состоящей из верующих аудиторией, говорит так, чтобы употребить слова, наиболее людям понятные, и лучше донести до них свою мысль. Иное дело, если коммунист начинает действительно проповедовать некий богостроительный социализм, выкраивать для него религиозные одежды. Насколько в первом случае осуждение было бы придиркой или даже неуместным стеснением свободы агитационно-педагогического воздействия на аудиторию, настолько во втором случае осуждение со стороны партии необходимо и обязательно. Положение: «социализм есть моя религия», замечает Ленин, для одних – форма перехода от религии к социализму, а для других – от социализма к религии 21.

И вопрос четвертый: не означает ли признание первостепенности работы по ликвидации социальных корней религии ненужность чисто идейного воздействия на нее? Нет, растолковывает Ленин, не означает. Ведь религия есть разновидность идеологии. И поэтому противостояние ей предполагает не только подрыв социальных корней религиозных воззрений, но еще и чисто идейное воздействие на людей. То есть проведение разносторонней антирелигиозной, атеистической пропаганды и агитации. Нужно только позаботиться о том, чтобы данные пропаганда и агитация не представляли собой абстрактную, чисто теоретическую, всегда равную себе проповедь, а были всецело поставлены на почву классовой борьбы и подчинены ей, велись с учетом складывающейся конкретной ситуации. «Возьмем,– пишет Ленин,– пример. Пролетариат данной области и данной отрасли промышленности делится, положим, на передовой слой довольно сознательных социал-демократов, которые являются, разумеется, атеистами, и довольно отсталых, связанных еще с деревней и крестьянством рабочих, которые веруют в бога, ходят в церковь или даже находятся под прямым влиянием местного священника, основывающего, допустим, христианский рабочий союз. Положим, далее, что экономическая борьба в такой местности привела к стачке. Для марксиста обязательно успех стачечного движения поставить на первый план, обязательно решительно противодействовать разделению рабочих в этой борьбе на атеистов и христиан, решительно бороться против такого разделения. Атеистическая проповедь может оказаться при таких условиях и излишней и вредной – не с точки зрения обывательских соображений о неотпугивании отдельных слоев, о потере мандата на выборах и т.п., а с точки зрения действительного прогресса классовой борьбы, которая в обстановке современного капиталистического общества во сто раз лучше приведет христиан-рабочих к социал-демократии и к атеизму, чем голая атеистическая проповедь. Проповедник атеизма в такой момент и при такой обстановке сыграл бы только на руку попу и попам, которые ничего так не желают, как замены деления рабочих по участию в стачке делением по вере в бога» 22.

В ленинских произведениях указаны следующие конкретные направления работы по идейному противостоянию религии:

- распространение научных знаний о природе и обществе;

- противостояние идеализму и пропаганда материализма;

- разоблачение попыток подновления религии, богостроительства и богоискательства;

- вскрытие связи между церковью и господствующими классами.

Задачу работы по идейному противостоянию религии Ленин видел в том, чтобы «суметь заинтересовать совсем еще неразвитые массы сознательным отношением к религиозным вопросам и сознательной критикой религии» 23. При этом он специально предупреждал о необходимости при проведении этой работы «заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма» 24.
* *

*

Так, в самом главном, выглядит позиция марксизма-ленинизма в религиозном вопросе. И хотя ее слагаемые сформировались много десятилетий назад, они для нынешних условий не устарели ни на йоту. И коммунисты должны их максимально использовать как оружие в своем противостоянии клерикальному (по сути своей антисоциалистическому и антикоммунистическому) наступлению религии и церкви на современное российское общество.


1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.20.С.328.

2 Там же. Т.1.С.12-13,109-110;Т.7.С.239;Т.21.С.315;Т,22.С.306,310. Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т.6.С.265;Т.12.С.142.

3 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.1.С.415.

4 Там же. Т.1.С.120-121,415;Т.3.С.2,37;Т.20.С.329-330;Т.23.С.89-90;Т.27.С.369-370.

5  Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.18.С.514;Т.20.С.330;Т.27.С.95-96. Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т.12.С.146.

6  Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.27.С.370.

7  Там же.

8  Там же. Т.36.С.161.

9  Там же. Т.5.С.2;Т.17.С.343. Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т.6.С.206;Т.10.С.13,218;Т.12.С.144;Т.32.С.155.

10 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.4.С.445;Т.6.С.112;Т.19.С.30.

11 Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т.12.С.143.

12 Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т.33.С.76.

13 Там же. Т.12.С.146.

14 Там же. Т.12.С.65-66,146;Т.17.С.421-422.

15 Там же. Т.54.С.440.

16 Там же. Т.17.С.422.

17 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.27.С.95-96.

18 Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т17.С.422.

19 Там же. Т.15.С.156-157.

20 Там же. Т.12.С.144-145; Т.17.С.12.

21 Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т17.С.422-423.

22 Там же. С.420-421.

23 Там же. Т.45.С.27.

24 Там же. Т.38.С.118.


перейти в каталог файлов
связь с админом