Главная страница

Андрей паршинтеория и практика переводаглава 1история науки о переводе


Скачать 0,83 Mb.
НазваниеАндрей паршинтеория и практика переводаглава 1история науки о переводе
Анкорparshin_teoria_perevoda.pdf
Дата13.05.2017
Размер0,83 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаparshin_teoria_perevoda.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#33532
страница10 из 16
Каталогanastasia.romanova5

С этим файлом связано 78 файл(ов). Среди них: David_Baker_-_The_Blues.pdf, La_Cucina_Italiana_-_Ottobre_2016.pdf, Corriere_della_Sera_27_Febbraio_2017.pdf, Raccontami_Invalsi_2.pdf, Семинар№3.doc, Семинар №2.doc, Lotman_Yu_M_Besedy_o_russkoy_kulture_Byt_i_tr.pdf, Pokhvala_skuke.pdf, Rubetz_A_I_Odnogolos_solfeggio.pdf и ещё 68 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16
Контекстом слова является совокупность слов, грамматических форм и конструкций, в окружении которых использовано данное слово. Различается узкий контекст (микроконтекст) и широкий контекст (макроконтекст). Под узким контекстом имеется в виду контекст словосочетания или предложения, т.е. языковые единицы, составляющие окружение данной единицы в пределах предложения.Под широким контекстом имеется в виду языковое окружение данной единицы, выходящее за рамки предложения; это – текстовой контекст, т.е. совокупность языковых единиц в смежных предложениях. Точные рамки широкого контекста указать нельзя – это может быть контекст группы предложений, абзаца, главы или даже всего произведения (например, рассказа или романа) в целом.
Узкий контекст, в свою очередь, можно разделить на контекст синтаксический и лексический. Синтаксический контекст – это та синтаксическая конструкция, в которой употребляется данное слово, словосочетание или придаточное предложение.

Лексический контекст – это совокупность лексических единиц, слов и устойчивых словосочетаний, в окружении которых используется данная единица.
Ситуативный (экстралингвистический) контекст включает обстановку, время и место, к которому относится высказывание, а также любые факты реальной действительности, знание которых помогает Рецептору (и переводчику) правильно интерпретировать значения языковых единиц в высказывании.
Использование переводческих соответствий всегда предполагает учет контекста, в котором употреблены переводимые единицы оригинала. Соответствия – это единицы ПЯ, близкие по значению единицам ИЯ, и поэтому прежде всего необходимо установить, в каком значении выступает в оригинале данная единица. Большинство языковых единиц многозначно, но в контексте они, как правило, выступают в каком-то одном из потенциально возможных своих значений. Сопоставление потенциальных значений совместно употребленных языковых единиц позволяет определить то значение, в котором каждая из них используется в данном высказывании. Обычно это оказывается возможным уже в пределах узкого контекста. Рассмотрим следующее английское предложение:
The striking unions have won concessions despite bitter opposition of the
employers.
Все полнозначные слова в этом предложении, взятые вне контекста, имеют по несколько значений. Глагол to strike может означать бить, ударять, найти,
натолкнуться, поражать, сражать, пускать корни, бастовать. Существительное union
может иметь значение союз, объединение, соединение, профсоюз, работный дом, брачный
союз. Глагол to winвыиграть, победить, добиться, получить, добывать, убедить.
Существительное concession – уступка, концессия. Прилагательное bitter – горький,
мучительный, резкий, ожесточенный. Существительное opposition – контраст,
противоположность, сопротивление, оппозиция. И, наконец, существительное employer
предприниматель, работодатель, наниматель.
Сопоставляя эти значения друг с другом в контексте нашего высказывания, можно легко убедиться в том, что они совместимы лишь в случае, если первое слово взято в значении бастовать, второе – в значении профсоюз, третье – добиться, четвертое –
уступка, пятое – ожесточенный и, наконец, шестое – сопротивление. Слово employer –
предприниматель сразу определило, о какой сфере жизни идет речь в данном случае, и
для определения значений остальных слов достаточно было соответствующих словосочетаний: striking unions; win concessions; bitter opposition.
Уяснение значения слова в контексте дает возможность отыскать ему в ПЯ постоянное соответствие или ряд вариантных соответствий, из которых нужно будет сделать выбор при переводе. И для этого выбора вновь понадобится обращаться к лингвистическому и ситуативному контексту. Вот несколько примеров с уже знакомым нам существительным attitude:
1) 1 don't like your attitude to your work.
2) There is no sign of any change in the attitudes of the two sides.
3) He stood there in a threatening attitude.
4) He is known for his reactionary attitude.
Здесь узкого контекста достаточно, чтобы в первом случае выбрать русское
отношение (к работе), во втором – позиции (обеих сторон), в третьем – позу
(угрожающую) и в четвертом – взгляды (реакционные).
Иногда, однако, для выбора одного из возможных соответствий приходится прибегать и к широкому контексту. Английскому chair в русском языке соответствуют как стул, так и кресло. И когда в повести Дж. Сэлинджера "Над пропастью во ржи" переводчик находит такое предложение: Then I got this book I was reading and sat down in
my chair, он не имеет в самом предложении достаточных указаний для выбора одного из соответствий. Но дальше в том же абзаце говорится об этих же предметах мебели: The
arms were in sad shape, because everybody was sitting on them. Указание на ручки позволяет с уверенностью выбрать вариант кресло.
И при выборе варианта перевода нередко приходится обращаться к знаниям реальной действительности. Если кого-либо в тексте называют abolitionist, то выбор соответствия будет зависеть от времени, к которому относятся описываемые в тексте события. Если это период борьбы за освобождение американских негров, то, следовательно, данное лицо будет названо по-русски аболиционистом, т.е. сторонником отмены рабства в США. Если дело происходит в период существования в США "сухого закона", то речь идет о стороннике отмены этого закона, а в семидесятые годы и особенно в Англии – это скорее всего сторонник отмены смертной казни. Для правильного выбора
варианта перевода необходимо знать о соответствующих политических движениях, как и о том, что по-русски слово аболиционист имеет лишь одно значение, связанное с борьбой против рабства.
Перевод при помощи выбора одного из нескольких частичных соответствий является весьма распространенным способом перевода. Мастерство переводчика в значительной степени заключается в умении отыскать ряд соответствий единице оригинала и выбрать из этого ряда вариант, наиболее подходящий по условиям контекста. Однако существование у единицы ИЯ одного или нескольких переводческих соответствий не означает обязательного появления таких соответствий в любом переводе, если в оригинале использована данная единица. В ряде случаев условия употребления языковой единицы в контексте вынуждают переводчика отказаться от использования регулярного соответствия и найти вариант перевода, наиболее точно передающий значение единицы
ИЯ в данном контексте. Нерегулярный, исключительный способ перевода единицы оригинала, пригодный лишь для данного контекста, называется окказиональным
соответствием или контекстуальной заменой.
Условия контекста могут побудить переводчика отказаться в переводе даже от применения единичного соответствия. Так, географические названия имеют постоянные соответствия, которые, как правило, создаются имитацией в переводе звучания иноязычного названия. Название американского города New Haven в штате Коннектикут регулярно передается на русский язык как Нью-Хейвен. Но в переводе романа
Фицджеральда "Великий Гэтсби" переводчица Е. Калашникова отказалась от использования постоянного соответствия и перевела предложение I graduated from New
Haven in 1915, как Я окончил Йельский университет в 1915 году. Контекст ясно показывает, что название города употреблено в оригинале в переносном смысле вместо учебного заведения, находящегося в этом городе. А знание реальности подсказало переводчику, что в Нью-Хейвене расположен широко известный в США Йельский университет. Поскольку этот факт может быть неизвестен русскому Рецептору, использование постоянного соответствия не обеспечит коммуникативной равноценности перевода. (Сравните возможность сохранения подобного переноса значения в предложении Я окончил Оксфорд в 1915 году, поскольку название этого английского городка прочно ассоциируется с Оксфордским университетом.)
Еще чаще контекст заставляет переводчика отказываться от выбора одного из вариантных соответствий. Рассмотрим несколько примеров:

1) He has а friendly attitude towards all.
Мы уже видели, что у английского attitude есть ряд русских соответствий:
отношение, позиция, поза, взгляд. Но ни один из них не дает приемлемого русского высказывания, в то время как в качестве окказионального соответствия легко использовать соответствующий русский глагол: Он ко всем относится по-дружески.
2) History has dealt with Hitler; history will deal with all would-be Hitlers.
Для значения, в котором глагол to deal употреблен в этом предложении, словарь
(БАРС) предлагает четыре соответствия: обходиться, обращаться, поступать, вести
себя. Естественно, история не просто обошлась с Гитлером, а обошлась с ним по заслугам, сурово. Необходимыми заменами могут быть слова: расправилась, разделалась,
покончила. Сопоставив их, останавливаем свой выбор на последнем.
Англичанин, посетивший Советский Союз, пишет о том, какое впечатление произвело на него оживленное движение на улицах Москвы, и далее добавляет: which for
а stranger is the most visible sign of a city's vitality. Для перевода слова stranger словарь предлагает три соответствия с близким значением: чужестранец, незнакомец,
посторонний человек. Сопоставление этих слов со значением английского слова stranger в данном контексте побуждает отказаться от использования обычных соответствий.
Оживленное движение является признаком преуспевающего города не только для
чужестранца, да и стилистически это слово мало уместно в подобном тексте. Вариант
незнакомец сразу приходится отклонить, так как он относится к человеку, который кому- либо незнаком, а здесь речь идет о человеке, которому незнаком город, а сам он может быть всем хорошо известен. Третий вариант посторонний человек слишком сильно подчеркивает чуждость, незаинтересованность человека, о котором идет речь, во всем происходящем. В контексте явно речь идет о человеке, впервые знакомящимся с городом.
В качестве окказионального соответствия можно использовать слово приезжий.
Приезжий является прямым соответствием английскому stranger, но в данном случае это слово обеспечивает передачу именно того смысла, который stranger имеет в конкретном высказывании. Контекстуальная замена будет применена и при передаче значения слова
vitality в этом контексте. Словарь предлагает ряд соответствий: жизнеспособность,
живучесть, энергия, живость. Но в данном случае значения этих русских слов вряд ли соответствуют значению английского vitality. Жизнеспособность и живучесть говорят о способности выжить в борьбе, остаться в живых, но не об этом идет речь в тексте. Слова

энергия, живость непосредственно неприменимы к городу. City's vitality – это скорее свидетельство того, что жизнь в городе бьет ключом, что он полон жизни, энергии. Еще одной возможной контекстуальной заменой может быть сочетание полнокровная жизнь:
... что для приезжего служит явным признаком полнокровной жизни города.
Особенно часто окказиональные соответствия используются в стилистических целях, для воссоздания художественного эффекта оригинала. Глагол to hide несомненно имеет ряд русских соответствий прятать, скрывать, таить и прочие и никак не означает
тонуть. Но в следующем примере именно тонуть оказался подходящей контекстуальной заменой:
The mountain tops were hidden in a grey waste of sky. – Вершины гор
тонули в сером небе.
Глагол тонули хорошо передает здесь и беспредельность небесного свода (waste of
sky).
Таким образом, отдельные соответствия используются в переводе с большей или меньшей регулярностью, и знание таких соответствий помогает переводчику решить, следует ли их применить в данном конкретном случае или более целесообразно прибегнуть к контекстуальной замене.
Сопоставительный анализ переводов обнаруживает, наряду с языковыми единицами
ИЯ, имеющими единичные или множественные соответствия в ПЯ, и такие лексические и грамматические единицы, для которых в ПЯ нет прямых соответствий. Единицы ИЯ, которые не имеют регулярных соответствий в языке перевода, называются
безэквивалентными.
Безэквивалентная лексика обнаруживается, главным образом, среди неологизмов, среди слов, называющих специфические понятия и национальные реалии, и среди малоизвестных имен и названий, для которых приходится создавать окказиональные соответствия в процессе перевода. Таковы английские слова conservatrolist, baby-sitter,
backlog, etc.
Безэквивалентными грамматическими единицами могут быть как отдельные морфологические формы (герундий) и части речи (артикль), так и синтаксические структуры (абсолютные конструкции). Как и соответствия, безэквивалентные единицы
выявляются только по отношению к одному из пары анализируемых языков. Единица ИЯ, безэквивалентная по отношению к данному ПЯ, может иметь регулярные соответствия в других языках.
Наличие безэквивалентных единиц не означает, что их значение не может быть передано в переводе или что они переводятся с меньшей точностью, чем единицы, имеющие прямые соответствия. Мы уже видели, что соответствия могут лишь частично совпадать по значению с переводимой единицей и что нередко при переводе используются контекстуальные замены даже при наличии регулярных соответствий.
Аналогичным образом, при переводе безэквивалентной единицы переводчик тем или иным способом создает окказиональное соответствие. В области перевода безэквивалентной лексики применяются следующие типы окказиональных соответствий:
1) Соответствия-заимствования, воспроизводящие в ПЯ форму
иноязычного слова: tribalism – трайбализм; know-how – ноу-хау; impeachment –
импичмент. Такие соответствия создаются с помощью переводческого транскрибирования или транслитерации. Во многих случаях окказиональные соответствия, созданные подобным образом, могут закрепиться в ПЯ и регулярно использоваться при переводе соответствующих слов. Таковы, например, русские соответствия английским словам Wall Street – Уолл-стрит; beatnik – битник; pop-
art – поп-арт; striptease – стриптиз и многие другие.
2) Соответствия-кальки, воспроизводящие морфемный состав слова или
составные части устойчивого словосочетания в ИЯ: backbencher –
заднескамеечник; brain drain – утечка мозгов; work-to-rule – работа (строго) по
правилам; people of good will – люди доброй воли. И в данном случае различие между окказиональными и регулярными соответствиями часто оказывается временным. Многие соответствия, созданные путем калькирования, широко распространяются в переводческой практике, а затем начинают использоваться и в непереводных материалах на ПЯ. В результате соответствующие единицы ИЯ выходят из разряда безэквивалентных, приобретая постоянные соответствия.
3) Соответствия-аналоги, создаваемые путем подыскания ближайшей по
значению единицы ПЯ для безэквивалентной единицы ИЯ: drugstore – аптека;
witchhunter – мракобес; afternoon – вечер. Как и во многих других случаях применения окказиональных соответствий, близость значений эквивалентных
единиц в оригинале и переводе здесь далеко не полная, и подобный перевод применим лишь в определенном контексте. Аптека – это не вполне то же самое, что drugstore; в русских аптеках продаются только лекарства и средства гигиены, а в американских "драгсторах" продаются также предметы первой необходимости, газеты, журналы, безалкогольные напитки, кофе, мороженое, закуски и пр.
Поэтому для перевода предложения Food is awful in drugstores вариант аптека
окажется неприменим. Witchhunter – это не просто мракобес, а американский реакционер, организатор преследований прогрессивных лиц, охотник за ведьмами.
Для общей характеристики людей подобного типа мракобес оказывается достаточным соответствием, в других случаях будет использован описательный перевод или калька. Afternoon, конечно, не вечер, ведь существует еще evening, это
– вторая половина дня после полудня, но если участники конференции проводят в день два заседания – morning session и afternoon session, то по-русски они будут называться дневным и вечерним.
4) Соответствия-лексические замены, создаваемые при передаче
значения безэквивалентного слова в контексте с помощью одного из видов
переводческих трансформаций, которые лингвистическая теория использует
при описании процесса перевода. При этом окказиональное соответствие создается путем семантических преобразований значения безэквивалентного слова.
Так, при переводе в различных случаях на русский язык английского exposure, не имеющего прямого соответствия, например, в предложении He died of exposure, в зависимости от широкого контекста могут быть использованы трансформации конкретизации или модуляции (смыслового развития): Он умер от простуды; Он
погиб от солнечного удара; Он замерз в снегах и т.д.
5) В случае невозможности создать соответствие указанными выше способами для перевода безэквивалентного слова используется описание,
раскрывающее значение безэквивалентного слова при помощи развернутого
словосочетания: landslide – победа на выборах подавляющим большинством
голосов; coroner – следователь, проводящий дознание в случае насильственной или
скоропостижной смерти. Нередко использование транскрипции или кальки для перевода безэквивалентного слова сопровождается описанием значения этого слова в специальном примечании или сноске. Это дает возможность сочетать краткость и экономность средств выражения, свойственные транскрибированию и калькированию, с обеспечением полного понимания окказионального соответствия

Рецептором перевода. Разъяснив однажды значение переводимой единицы, переводчик может в дальнейшем использовать транскрипцию или кальку уже без объяснений.
Таким образом, значения безэквивалентных слов в конкретных контекстах передаются с помощью указанных способов столь же успешно, как и значения слов, имеющие постоянные или вариантные соответствия.
Не вызывает особых трудностей при переводе и существование в ИЯ безэквивалентных грамматических единиц. Как уже было указано, выбор грамматической формы при переводе зависит не только и не столько от грамматической формы оригинала, сколько от ее лексического наполнения, т.е. от характера и значения лексических единиц, получающих в высказывании определенное грамматическое оформление. Различия в таком оформлении, как правило, не являются препятствием для установления отношений эквивалентности между высказываниями в оригинале и в переводе. Отсутствие в ПЯ однотипного соответствия для той или иной формы ИЯ означает лишь невозможность использовать в переводе аналогичную форму или пословный перевод. Здесь можно отметить три основных случая:
1) Нулевой перевод, т.е. отказ от передачи значения грамматической единицы вследствие его избыточности. Грамматическое значение нередко дублируется в высказывании с помощью иных лексических или грамматических средств. В таких случаях безэквивалентная единица получает в переводе "нулевое соответствие", т.е. попросту говоря, опускается:
Give me the book that you bought yesterday. – Дай мне книгу, которую
ты купил вчера.
By that time he had already left the country. – К этому времени он уже
уехал из Англии.
В первом из этих предложений значение определенного артикля дублируется смыслом придаточного предложения, во втором – значение предшествования, выраженное формой Past Perfect, избыточно из-за наличия в высказывании лексических указателей предшествования к этому времени и уже.

2) Приближенный перевод заключается в использовании в переводе грамматической единицы ПЯ, которая в данном контексте частично соответствует безэквивалентной грамматической единице ИЯ. Так, абсолютная конструкция в современном английском языке не имеет русского соответствия, если ее рассматривать как единицу грамматического строя. Она имеет комплексное, нерасчлененное значение, объединяющее ряд обстоятельственных отношений.
Однако в конкретном высказывании на первый план может выдвинуться один или два вида таких отношений (временных, причинно-следственных, условных, уступительных и пр.), что позволяет окказионально приравнять к абсолютной конструкции в оригинале соответствующую русскую структуру. В следующем примере абсолютная конструкция имеет явно временную функцию:
Business disposed of, Mr. Swiveller was inwardly reminded of its being high
dinner-time. – Когда с этим делом было покончено, организм мистера
Свивеллера напомнил ему, что час обеда уже близок.
3) Трансформационный перевод заключается в передаче значения безэквивалентной единицы с помощью одной из грамматических трансформаций, которые наряду с лексическими трансформациями применяются при описании процесса перевода. В следующем примере английская абсолютная конструкция, вводимая предлогом with, заменяется в русском переводе самостоятельным предложением (трансформация синтаксического членения):
The old capitalists and bureaucratic managements remained the directors
and managers of the new nationalized industries, with a few right-wing trade-
union officials thrown in for luck. – Старые хозяева и административное
руководство
стали
директорами
и
управляющими
новых
национализированных предприятий. Кроме того, было добавлено для вида
несколько правых профсоюзных чиновников.
Целый комплекс проблем возникает при описании фразеологических соответствий или, точнее, соответствий фразеологическим единицам оригинала. В рамках частной теории перевода анализируются особенности семантики фразеологизмов, релевантные для их перевода, типы соответствий, которые может использовать переводчик, и критерии выбора одного из них в зависимости от характера переводимой единицы.

Центральное место в описании фразеологических соответствий занимает проблема эквивалентного воспроизведения значений образных фразеологических единиц.
Семантика таких единиц представляет собой сложный информативный комплекс, имеющий как предметно-логические, так и коннотативные компоненты. Наиболее важными из них с точки зрения выбора соответствия в ПЯ являются следующие:
1) переносный или образный компонент значения фразеологизма;
2) прямой или предметный компонент значения фразеологизма, составляющий основу образа;
3) эмоциональный компонент значения фразеологизма;
4) стилистический компонент значения фразеологизма;
5) национально-этнический компонент значения фразеологизма.
В русском образном фразеологизме ездить в Тулу со своим самоваром на основе прямого значения сочетания, предполагающего знание того, что именно в Туле делали самые лучшие самовары, содержится переносное значение "доставлять что-либо туда, где этого и без того много". Фразеологизм передает отрицательное отношение к обозначаемому (не следует так поступать), имеет разговорный характер (ср. книжно- литературные образы типа перейти Рубикон или Сизифов труд) и четко выраженную национальную принадлежность (Тула и самовар могут использоваться для создания образа, несомненно, только в русском языке). Указанные компоненты значения неравноценны с точки зрения их воспроизведения в тексте перевода. Наиболее важными являются компоненты (1), (3) и отчасти (4). Эквивалентное соответствие в ПЯ должно обязательно воспроизводить переносный смысл переводимого фразеологизма, выражать то же эмоциональное отношение (положительное, отрицательное или нейтральное) и иметь такую же (или хотя бы нейтральную) стилистическую характеристику.
Сохранение прямого значения фразеологической единицы важно не столько само по себе, сколько для сохранения образности. Поэтому в случае необходимости переносный смысл может быть передан в переводе с помощью иного образа, а порой приходится использовать и одноплановое соответствие, лишенное образности, чтобы сохранить главный компонент значения (1). Воспроизведение национально-этнического компонента сохраняет национальный колорит оригинала, но порой может затемнять переносный
смысл и препятствовать достижению эквивалентности, поскольку Рецептор перевода может не обладать фоновыми знаниями Рецептора оригинала (не знать, что Тула славится самоварами). Существенное влияние национально-этнического компонента на выбор переводческого соответствия проявляется в том, что из числа соответствий исключаются единицы ПЯ, обладающие подобным компонентом значения. Вспомним, что текст перевода приписывается иноязычному Источнику (автору оригинала), и появление в переводе национально окрашенных фразеологизмов обычно оказывается неуместным, заставляя, например, англичанина говорить о таких русских реалиях, как Тула и самовар, или восклицать Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!, предполагая, что его собеседникам известно, что это значит.
Существуют три основных типа соответствий образным фразеологическим единицам оригинала.
В первом типе соответствий сохраняется весь комплекс значений переводимой единицы. В этом случае в ПЯ имеется образный фразеологизм, совпадающий с фразеологической единицей оригинала как по прямому, так и по переносному значению
(основанный на том же самом образе). Как правило, такие соответствия обнаруживаются у так называемых интернациональных фразеологизмов, заимствованных обоими языками из какого-нибудь третьего языка, древнего или современного:
The game is not worth the candles. – Игра не стоит свеч.
The sword of Damocles. – Дамоклов меч.
To play into somebody's hands. – Играть кому-либо на руку.
Использование подобного соответствия наиболее полно воспроизводит иноязычный фразеологизм.
Во втором типе соответствий одинаковый переносный смысл передается в ПЯ с помощью иного образа при сохранении всех прочих компонентов семантики фразеологизма:
To get up on the wrong side of the bed. – Встать с постели не с той
ноги.
To turn back the clock. – Повернуть вспять колесо истории.

А bird in the hand is worth two in the bush. – Лучше синицу в руки, чем
журавля в небе.
Использование соответствий этого типа обеспечивает достаточно высокую степень эквивалентности при условии, что русский фразеологизм не обладает ярко выраженной национальной окраской.
Третий тип соответствий создается путем калькирования иноязычной образной единицы:
He was not fit to carry water for her. – Он был недостоин и воду
таскать для нее.
To put the cart before the horse. – Ставить телегу впереди лошади.
Necessity is the mother of invention. – Необходимость – мать
изобретательности.
Соответствия этого типа применимы лишь в том случае, если образ в исходной единице достаточно "прозрачен", и его воспроизведение в переводе позволит Рецептору перевода понять передаваемое переносное значение (по-русски понятно, что ставить телегу перед лошадью означает нарушить правильную последовательность действий).
Если же в оригинале употреблено фразеологическое сращение, где связь между переносным и прямым значением недостаточно ясна, то калькирование образа приведет к разрушению смысла фразеологической единицы. В таких случаях нередко приходится вообще отказываться от применения фразеологического соответствия и довольствоваться описанием основного (т.е. переносного) смысла переводимого сочетания:
To mind one's P's and Q's. – Соблюдать осторожность.
To dine with Duke Humphrey. – Ходить голодным; Остаться без обеда.
To grin like а Cheshire cat. – Широко улыбаться.
Хотя происхождение таких фразеологических единиц обычно может быть обнаружено путем специальных исследований, оно, как правило, мало известно самим
Рецепторам оригинала, и их переносное значение не выводится из самого образа.

Калькирование образа широко используется для передачи национально-этнического компонента значения фразеологизма:
To carry coals to Newcastle. – Возить уголь в Ньюкастл.
Rome was not built in a day. – Рим не был построен за один день (не
сразу Рим строился).
He will not set the Thames on fire. – Он Темзы не подожжет.
При этом, однако, переводчику приходится заботиться о том, чтобы образ был понятен Рецепторам перевода (а для этого необходимо, например, знать, что Ньюкастл – это центр угледобычи в Англии), и в случае необходимости обеспечивать полноценность понимания с помощью соответствующих сносок и примечаний.
Нередко у переводчика имеется возможность выбирать между различными типами фразеологических соответствий. В зависимости от условий контекста он может предпочесть существующий в ПЯ образ за счет утраты национально-этнического компонента (He will not set the Thames on fire – Он пороха не изобретет) или, напротив, отказаться от использования русского фразеологизма из-за различия в эмоционально- стилистической характеристике: Can the leopard change his spots? – Разве может леопард
избавиться от пятен на своей шкуре? (ср. более грубоватые русские пословицы:
Горбатого могила исправит или Черного кобеля не отмоешь добела). Для каждой пары языков частная теория перевода описывает систему фразеологических единиц в ИЯ и их соответствий в ПЯ и формулирует рекомендации переводчику о возможности и целесообразности использования соответствий каждого типа в условиях конкретного контекста.
Аналогичным образом описываются и грамматические соответствия. И здесь в первую очередь отбираются формы и структуры ИЯ, передача значений которых связана с необходимостью выбора между соответствиями разного типа. Это может быть выбор между однотипным и разнотипным соответствием, между несколькими разнотипными соответствиями или между разными способами передачи значения безэквивалентных форм и структур. Во всех случаях изучаются особенности значения и употребления исходных единиц, влияющие на выбор соответствия, описываются возможные соответствия и указываются возможности и условия употребления каждого из них.

Английские формы пассивного залога по своему значению аналогичны русским формам страдательного залога. В английском языке формы пассивного залога многочисленны (He was given the book. The book was given to him. The book was sent for, etc.) и употребляются значительно чаще, чем аналогичные формы в русском языке.
Русский язык также обладает разнообразными способами передачи указания на пассивность или отсутствие действующего лица (формы с глаголом быть, глаголы на , неопределенно-личные формы глагола и т.п.). При передаче английского пассива переводчик постоянно решает вопрос, следует ли использовать в переводе однотипное или разнотипное соответствие или лучше вообще заменить страдательный залог действительным:
The amendment was rejected by the majority of the Security Council. –
Поправка была отвергнута большинством Совета Безопасности.
This law is constantly violated. – Этот закон постоянно нарушается.
His book is sold here. – Здесь продают его книгу.
Английским формам прошедшего времени глагола соответствуют две формы прошедшего времени в русском языке, различающиеся по своему видовому значению
(формы совершенного и несовершенного вида). При переводе для выбора формы русского глагола приходится искать в оригинале дополнительную информацию о характере описываемого действия:
Their appeasement policy had strengthened the fascist beast until finally it
leaped upon them. – Их "политика умиротворения" увеличивала силы
фашистского зверя, пока, наконец, он не бросился на них самих.
Поскольку здесь действие длилось в течение некоторого периода до определенного момента, прервавшего его, переводчик выбирает соответствие несовершенного вида.
Иногда для выбора видовой формы требуется знание более широкого контекста:
When we were in London we went to hear the speakers in Hyde Park. –
Когда мы были в Лондоне, мы пошли послушать ораторов в Гайд-Парке,
(или: Когда мы были в Лондоне, мы ходили слушать ораторов в Гайд-
Парке.)

Изучение контекста должно показать, идет ли речь об однократном или многократном действии.
Независимый (абсолютный) причастный оборот в английском языке не имеет соответствий среди синтаксических структур русского языка. Для передачи его значения в переводе могут использоваться такие разные конструкции, как придаточные предложения времени, причины или сопутствующих обстоятельств, самостоятельные предложения, деепричастные и предложные обороты. Каждый из этих способов перевода соответствует употреблению исходной структуры в определенной функции, и каждый из них с большей или меньшей полнотой передает отдельные аспекты ее значения. При использовании придаточного предложения приходится уточнять функцию независимого оборота, которая может быть недифференцированной в оригинале:
The weather being good, we went for a walk. – Так как погода была
хорошая, мы пошли погулять, (или: Когда погода была хорошая, мы ходили
гулять.)
Выбор типа придаточного предложения (а также формы глагола) потребует и здесь дополнительной информации из контекста. Выделение причастного оборота в отдельное предложение меняет стилистический характер повествования: Погода была хорошая. Мы
пошли гулять.
Применение деепричастного оборота возможно лишь в тех случаях, когда удается соотнести субъект деепричастия с подлежащим русского предложения:
This duty done, we refilled our glasses. – Выполнив этот долг, мы вновь
наполнили стаканы.
Предложные обороты имеют ограниченную сферу употребления:
She walked out, her head held high. – Она вышла (из зала) с высоко
поднятой головой.
На всех уровнях языковой структуры описание соответствий в рамках частной теории перевода не сводится к перечислению возможных способов передачи в ПЯ значения какой-либо конкретной единицы ИЯ (как это, например, делается в любом двуязычном словаре), а ставит перед собой задачу раскрыть типовые особенности создания и выбора соответствий для достаточно большой группы языковых единиц.

Описание системы соответствий сопровождается выявлением условий, определяющих возможность использования соответствий того или иного вида. Таким образом, понятие системы переводческих соответствий имеет не статический, а динамический характер.
Это не просто пары соотнесенных единиц в двух языках, а и система отношений между коммуникативно равноценными единицами, от которых зависит реальная взаимозаменяемость таких единиц в процессе перевода, а также набор способов создания окказиональных соответствий в тех случаях, когда условия контекста препятствуют использованию стандартных способов перевода. Описание соответствий осуществляется на основе изучения результатов переводческого процесса, и, в свою очередь, знание типов соответствий и правил их применения способствует успешному решению переводческих задач в многочисленных реальных актах перевода.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16

перейти в каталог файлов
связь с админом