Главная страница

Анна и Ворчун. Анна и Ворчун лирическая фантазия в одном действии Михаил Коссой Санкт-Петербург 2015 Анна и Ворчун


Скачать 92.5 Kb.
НазваниеАнна и Ворчун лирическая фантазия в одном действии Михаил Коссой Санкт-Петербург 2015 Анна и Ворчун
АнкорАнна и Ворчун.doc
Дата23.09.2017
Размер92.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаАнна и Ворчун.doc
ТипДокументы
#33136
Каталогid1588299

С этим файлом связано 60 файл(ов). Среди них: Выпускники.doc, Всё по грехам нашим.doc, Вор.doc, Апрельской ночью.doc, Шуты.doc, Красная Мельница.docx, Рохля.doc, Визиты к мистеру Грину.doc, Анна и Ворчун.doc, Ей нужен Франсуа.doc и ещё 50 файл(а).
Показать все связанные файлы

Анна и Ворчун


лирическая фантазия в одном действии

Михаил Коссой

Санкт-Петербург

2015

Анна и Ворчун


лирическая фантазия в одном действии
Михаил Коссой

Санкт-Петербург, 2015


Действующие лица

А н н а – молодая девушка

В о р ч у н – молодой же человек

Голоса за дверью

На сцене стол, на котором стоит чайник, пара стаканов и вазочка с какими-то печеньями. По бокам от стола легкое кресло (скорее стул с подлокотниками) и табуретка. Чуть поодаль от стола, посередине пустого места стоит закрытая дверь в дверной раме.

Откуда-то сбоку появляются девушка и молодой парень. Они одеты в обычную, почти домашнюю современную одежду.

Она. Как я люблю утренние прогулки! Время, когда все еще так свежо. День еще не наполнил воздух волнением и в каждом вдохе эта первозданная чистота! Неужели ты не чувствуешь этого?

Он. Конечно.

Она. Вот сейчас я с удовольствием выпью горячего чаю. После прогулки у него совсем другой вкус!

Он. Да.

Она. Ты все время молчишь. Неужели ты ни капелечки не видишь, как чудесен этот утренний затянутый туманом бор? (Садится в кресло) Кажется, что сосны не растут, а будто бы висят в воздухе! (Он вздыхает) Что?

Он. Ну, какие сосны!

Она. А почему нет?

Он. Мы гуляли по лиственному лесу.

Она. Это кто сказал?

Он. Я.

Она. Значит, ты и был в лиственном, а я гуляла по сосновому бору.

Он. Хорошо.

Она. И этот горьковатый смолистый привкус в воздухе! Каждый вдох, как глоток целебного снадобья! (Внезапно меняет тон) Прекрати скучать!

Он. Невозможно же!

Она. Но попробовать-то надо! (Меняет тон обратно) Ах, почему же ты не чувствуешь природу так, как чувствую ее я! За всю прогулку ты ни разу не посмотрел по сторонам, не поднял ни одного листочка.

Он. Нам, простым людям, не дано листочки-то чувствовать. Особенно сосновые.

Она. А что там у них? Иголки? Листочки, иголки… В сумме разницы нет. И, вообще, это ты меня смутил своим лиственным лесом.

Он. Можно мне уже сесть?

Она. Догадайся! (Он со вздохом устраивается стоять поудобнее) Да, садись уже! Все равно треугольными пирожками круглую трубу не заткнуть. Что теперь?

Он. М-м… Вечеринка?

Она. До или после?

Он. Во время. Хочу быть брутальным.

Она. Нет!

Он. Разумеется!

Она. Это не я хотела сказать! Я хотела сказать, что хочу солнце и пляж! Море, коктейль “Морская соль на коже негра” и все такое... Можешь побыть брутальным.

Он. Может попроще? Актеры в театре. Гримерка, творческая лихорадка, забытые слова…

Она. Почему гримерка?

Он. Хорошо. Актеры на сцене. Вокруг зрители. Забытые слова…

Она. (Оглядываясь) Сцена?

Он. Да.

Она. Зрители?

Он. Да.

Она. И как зовут мою героиню?

Он. Астродицея?

Она. Еще чего!

Он. Может быть…

Она. Подожди… Сегодня можешь звать меня, например… Анна!

Он. Сегодня?

Анна. Да. Такое у меня настроение.

Он. В прошлый раз ты тоже была Анна.

Анна. И что?

Он. И в позапрошлый! И в поза-поза... Я вообще не помню, когда было предыдущее имя.

Анна. Не вижу в этом проблемы.

Он. Разумеется!

Анна. Не понимаю. Ты что-то имеешь против имени Анна?

Он. Нет. Оно прекрасно, но я хочу сам дать тебе имя! Хоть раз!

Анна. Все-таки ты очень странное существо. Хорошо. Как бы ты меня назвал?

Он. Это не важно, сам факт!

Анна. Да, пожалуйста! Давай…

Он. Сегодня ты будешь…

Анна. И?

Он. Сегодня ты будешь… Анна!

Анна. А это не...

Он. Нет! Два совершенно разных имени! И второе я придумал сам!

Анна. Теперь ты доволен?

Он. Не совсем. Надо придумать имя для меня.

Анна. Зачем? Я - Анна, и всем понятно, что ты не она.

Он. И как ты меня будешь звать? “Эй, ты, не Анна”?

Анна. Я тебя буду звать так, как велено: “Ворчун”.

Он. Кем это - “велено”?

Анна. Хорошо, не велено, а - как ты это говорил? - “дано”. Дано, что тебя зовут “Ворчун”. Кстати, очень подходит!

Ворчун. Почему, интересно, твое имя мы можем придумывать, а мне “дано”?

Анна. Может быть это только иллюзия. Может это только кажется, что розы выбирают цвет. В любом случае, мне нравится быть Анной, так что беспокоиться не о чем.

Анна откидывается на спинку кресла вытягивает ноги, закрывает глаза.

Ворчун. Что ты делаешь?

Анна. Устраиваюсь поудобнее, в шезлонге. Хочу расслабиться под этим теплым солнцем. Передай мне, пожалуйста, мой коктейль.

Ворчун. Мы же договорились об актерах!

Анна. Никто не мешает совместить. Мы и на пляже сможем изобразить актеров на сцене. Только послушай, как шелестит море! Передай мне коктейль и расслабься. Для пляжа ты очень напряжен.

Ворчун вставляет в стакан с чаем соломинку для коктейлей и протягивает стакан Анне.

Ворчун. (ерзая на табуретке) Возможно, потому что у меня нет шезлонга.

Анна. Это даже хорошо! Давай ляжем. Где покрывало?

Ворчун. Я забыл его в гостиничном номере.

Анна. Я же просила взять! Как мы теперь устроимся на этой гальке?

Ворчун. Забудь гальку. Это песок. Мягкий, белый и в меру горячий. Иди сюда, садись, попробуй сама.

Анна. Хорошо, песок. Но море пусть будет гладкое! Без волн!

Анна и Ворчун устраиваются прямо на полу.

Ворчун. Конечно.

Анна. Отодвинься, жарко. (Ворчун отодвигается). Не так далеко, я тебя не чувствую. (Ворчун придвигается). Крем от солнца ты тоже забыл?

Ворчун. Да.

Анна. И полотенца?

Ворчун. Это звучит, как семейный поход на пляж, к чему я еще не чувствую себя готовым.

Анна. Почему семейный?

Ворчун. Потому что именно так они всегда и делают: активно выясняют, кто виноват.

Анна. А что тут выяснять?

Ворчун. Вот видишь! А если бы мы были парочкой, то у нас было бы что-то общее.

Анна. Зачем вообще ты пошел на пляж?

Ворчун. Я? Никогда не понимал удовольствия от лежания, поэтому пошел, чтобы сделать тебе приятное.

Анна. Вот! Так ведь и я тоже пошла, чтобы сделать себе приятное! Это недостаточно общее? (Ворчун хмыкает) И мы добились желаемого. Мне приятно! Я чувствую тепло ультрафиолетовых лучей!

Ворчун. Инфракрасных.

Анна. Ты не ворчун, а зануда. И на животе, и на груди, и на шее. И в глазах все красное. Хорошо!

Пауза. Анна и Ворчун греются на солнце.

Ворчун. Любопытно, что тебе так нравится в имени «Анна»?

Анна. Прямая спина. Пожалуй, надо перевернуться, слева меня уже совсем пропекло.

Ворчун. Справа.

Анна. Не путай меня.

Ворчун. Солнце справа.

Анна. Солнце слева!

Ворчун встает и вглядывается куда-то наверх: сначала налево, потом направо.

Ворчун. Мне кажется солнце и там, и тут. Или это, вообще, прожектор.

Анна. Ты зря встал.

Ворчун. Пойду окунусь.

Анна. Нет-нет. Ты ушел и теперь дует. Откуда на пляже сквозняк?

Ворчун. Из-под двери.

Анна. Точно. Что там за ней? Зима что-ли?

Ворчун. Поскольку дверь заперта, мне известно не больше, чем тебе.

Анна. А ты пробовал ее открыть?

Ворчун. Нет.

Анна. Откуда же ты знаешь, что она заперта? Давай ее, наконец, откроем!

Ворчун. Зачем?

Анна. Когда-нибудь придется ее открыть. Почему не сейчас?

Ворчун. Это безрассудно! Конечно, зебру березой не напугаешь, но открывать ненужную дверь…

Анна. Чего ты боишься? Может быть, она действительно заперта, и все обойдется!

Ворчун. Меня смущает это “может быть”.

Анна. Открывай!

Ворчун. Вот так сразу?

Анна. Нет, конечно, давай сначала станцуем и прочитаем стихи.

Ворчун. Не такая плохая мысль!

Анна. Все, что мы делаем, лучше делать вдруг, спонтанно, неожиданно, даже для самого себя.

Ворчун. Никогда не понимал, в чем тут выгода. Хорошо. Но я хотя бы сосчитаю до трех.

Анна. Хорошо, что не до ста. Давай, уже, берись за ручку!

Ворчун. Раз… Два… Т…

Анна. Стой!

Ворчун. Ай!

Анна. Я… Я передумала.

Ворчун. Спонтанно?

Анна. Да. Вдруг и неожиданно. Просто… Мне пришла в голову мысль!

Ворчун. Действительно, неожиданно!

Анна. Я подумала, что это вовсе не дверь, а всего лишь запасной выход.

Ворчун. Откуда?

Анна. Из сложного положения. У нас сейчас сложное положение?

Ворчун. Нет. Нормальное.

Анна. Тогда зачем нам выход? Вообще, эта дверь мне всегда казалась странной. Что-то мне подсказывает, что она не настоящая.

Ворчун. А что, тогда, настоящее? Пляж? Сосны?

Анна. Я!

Ворчун. Откуда ты знаешь?

Анна. Потому что, вот она - я! (Делает руками жест, как бы описывая вокруг себя круг)

Ворчун. А я?

Анна. Не уверена.

Ворчун. Вот же он я! (делает такой же жест, описывая круг)

Анна. Знаешь, не у каждой курицы четыре ноги!

Ворчун. А ты прикоснись.

Анна и Ворчун вместе еще раз описывают круг каждый вокруг себя и, будто удерживая невидимый кокон, осторожно сближаются, так что их вытянутые руки соприкасаются. Они пальцами делают движение, как будто раздвигая на границе кокона маленькое отверстие, и пытаются через него разглядеть друг друга.

Ворчун. А ты, ничего! Симпатичная!

Анна. Правда?

Ворчун. И как прикажешь отвечать?

Анна. Скажи “да”.

Ворчун. Да.

Анна. Еще раз.

Ворчун. Да!

Анна. Не-у-бе-дительно. (Расходятся и некоторое время молчат)

Ворчун. Разумеется! Ну, хочешь я попробую еще разок?

Анна. А если снова будет неубедительно? Ты создашь во мне комплекс.

Ворчун. Я постараюсь! В смысле, произнести как надо!

Анна. Ты будешь стараться, а я буду знать, что ты стараешься, а надо, чтобы я подумала, что это правда.

Ворчун. И что же делать?

Анна. Надо по-настоящему.

Ворчун. По-настоящему? Чем же это будет отличаться от того, что я уже сказал? Что именно должно быть настоящим? (замечает, что Анна что-то налила из чайника в его стакан и размешивает ложечкой) Что ты делаешь?

Анна. Выпей.

Ворчун. Зачем?

Анна. Просто выпей.

Ворчун. Как правило, с этого “просто” начинаются самые большие неприятности.

Анна. Тебе приказать или надо упрашивать?

Ворчун. Упрашивать.

Анна. Пей! (Ворчун от испуга пьет).

Анна. Упрашивать очень долго.

Ворчун. Хм! Неплохой вкус! Плотный. С оттенками ежевики, ванили и чернослива. В меру сладко и выдержанно. Очень и очень неплохо!

Анна. Я рада.

Ворчун некоторое время молчит, как бы прислушиваясь к происходящему внутри.

Ворчун. Знаешь, я хотел тебе сказать…

Анна. Да, да. Я слушаю.

Ворчун. Налей мне еще.

Анна. Закончилось. Остался только чай.

Ворчун. Я вдруг понял, что хочу тебе сказать! Только не соображу как...

Анна. Какое у тебя любимое время дня?

Ворчун. В каждом есть свои недостатки. А у тебя? Подожди! Я угадаю. Ты же любишь утренние прогулки, значит...

Анна. Правильно! Я люблю вечер! Когда сегодня уже кончилось, а до завтра еще целая ночь. Ты не против если я сделаю закат прямо сейчас?

Ворчун. Конечно!

Анна. Солнце уже опускается за кромку, но от него еще идет теплый свет. Хочешь чаю?

Ворчун. В этом вечернем свете у тебя как море блестят глаза.

Анна. Тебе нравится?

Ворчун. Да! И нос!

Анна. Блестит?

Ворчун. Нравится! Ты, вообще, сейчас необыкновенно красивая!

Анна. Правда?

Ворчун. Красное вино и на черно-белом фото терпкое!

Анна. Я ничего не поняла, но, кажется сработало!

Ворчун. Тебе хорошо со...

Внезапно раздается настойчивый стук в дверь, становятся слышны неразборчивые голоса.

Анна. Ай!

Ворчун. Что это?

Анна. Не открывай! Я тебя умоляю, пожалуйста, не открывай!

Ворчун. Я и не собираюсь!

Анна. Я серьезно, я тебе никогда…

Ворчун. Да, я не знаю как!

Анна. Ах, точно!

Стук повторяется. Голоса становятся настойчивей.

Ворчун. Кто там?

Голоса повышают тон, слышатся обрывки слов “...онце!”, “...меете пра…”, “зака…”, “...ните как бы…”

Ворчун. Кажется, им не нравится, что наступил закат!

Анна. А какое нам дело, что им нравится?

Ворчун. Ну… закат же общий. В смысле, солнце общее. То есть день.

Анна. Ну и что, что общий, я не собираюсь…

Дверь содрогается от очередного стука.

Анна. Они ее сломают?

Ворчун. Вряд ли.

Анна. ...идти на уступки! Я права?

Ворчун. Даже если нет, твое мнение все равно важнее!

Анна. Слышали?

Голоса за дверью стихают.

Ворчун. Похоже, дверь все-таки настоящая, если в нее стучат с той стороны.

Анна. Почему они, вообще, стучали? Я не могу позволить себе закат? Ты сам посуди - выше меня только потолок!

Ворчун. Так.

Анна. Ниже меня только пол. Выше потолка – что?

Ворчун. Соседи сверху.

Анна. Человечество опустим.

Ворчун. Тогда звезды.

Анна. Вот! Если подумать, то ниже пола земля, то-се, но дальше-то тоже звезды! Вокруг звезды – а посередине я.

Ворчун. Никогда не думал о себе в таком масштабе.

Анна. В твоем «никогда» много чего накопилось! Так вот - я между звезд и не могу сделать какой-то местный закат?! (Вскакивает на табуретку) Я же лечу в пространстве! И все выше!

Ворчун обхватывает Анну за колени, поднимает еще выше и несет вдоль сцены.

Анна. И дальше! И еще!..

Ворчун. И как там?

Анна. (глядя сверху на дверной косяк) Пыль.

Ворчун. Сверкающая звездная пыль?

Анна. (Проводя пальцем по косяку) Нет. Обыкновенная. Серая.

Анна чихает, и Ворчун ставит ее на пол.

Анна. Знаешь, что я поняла там наверху? То, что я давно подозревала - эта дверь никакой не выход.

Ворчун. А что?

Анна. Догадайся!

Ворчун. М-м...

Анна. Вход! Однажды, кто-нибудь не только постучит в нее, но и войдет.

Ворчун. Выгоним!

Анна. Выгнать можно из комнаты. А если кто-то вошел в твою жизнь?

Ворчун. В мою жизнь уже вошла ты! И кажется, в ней уже не осталось места!

Анна. Что?! Ты только что сказал, что я толстая?! (идет вокруг стола прочь от Ворчуна)

Ворчун. Ну что ты! Даже в самой умной книге есть страницы! (пытается догнать Анну)

Анна. Ах вот как! И чем же ты обернешь меня в своей жизни?

Ворчун. Безраздельностью с электроподогревом!

Анна. А если я захочу?

Ворчун. Будет!

Анна. Даже с блестками?

Ворчун. Не все то гром, что блестит, и не все то грохочет, что молния! (догоняет и обнимает Анну)

Анна. Что молния?! Молния, когда?

Ворчун. До и после обеда.

Анна. Какую чепуху мы несем!

Ворчун. Странно, что это заметила ты. Обычно, это бывает моя мысль.

Анна. А сейчас?

Ворчун. Голова перестала быть главным местом в организме.

Анна. Дурачок! Она им никогда и не была!

Ворчун. Я хочу, чтобы ты была еще ближе!

Анна. Правда?

Ворчун. Ты все еще сомневаешься?

Анна. Нравится слушать…

Ворчун. Я хочу, чтобы ты была еще ближе!

Анна. Не могу. Мне мешает одежда.

Ворчун. Уже?!

Анна. А тебе нет?

Ворчун. Но…

Анна. Сколько можно разговаривать!..

Ворчун. Подожди. Мы сейчас на пляже? В лесу? На сцене?

Анна. Взялся за румбу, прекрати дрожать от холода. Условности не имеют значения!

Ворчун. Да! Все по-настоящему!

Утаскивает Анну за дверь. Из-за двери доносятся звуки возни, хихиканье, вздохи, невнятное бормотание. На двери оказываются футболки, джинсы и другая одежда. Внезапно в дверь стучат. Возня прерывается. Из-за двери показывается взъерошенная голова Ворчуна.

Ворчун. Кто там?

Голос. Проверка электросчетчиков!

Ворчун. Никого нет дома!

Голос. Точно?

Ворчун. Тут и дома-то никакого нет!

Ворчун скрывается за дверью, но снова раздается стук.

Ворчун. Уйдите!

Голос. А картошка не нужна?

Ворчун. Нет!

Голос. А дешевая?

Ворчун. Прочь!

Голос что-то бубнит, удаляясь. Ворчун скрывается за дверью, но с другой стороны тут же появляется Анна. Она одета точно так же, как и раньше, хотя ее же одежда на двери никуда не делась. Вслед за ней, так же в одежде, выходит Ворчун.

Ворчун. И как же?

Анна. Нам помешали, как раз перед тем, как мы не успели.

Ворчун. Это все опущенное человечество не уймется!

Анна. Мы всегда можем попробовать еще раз.

Ворчун. Почему же не сейчас?

Анна. Это было спонтанно, но как мне кажется сейчас, немного безрассудно. Налей мне попить. Во рту сухо. (Замечает вещи на двери) Какой мы развели беспорядок!

Анна стаскивает с двери пару предметов одежды, прячет их за дверь. Берет одежду Ворчуна и собирается сделать то же самое, но из кармана выпадает маленькая открытка. Анна поднимает и разглядывает ее.

Анна. Что это?

Ворчун. А! Просто записка от знакомой.

Анна. Просто?! С подписью “самому лучшему” и сердечком?

Ворчун. Это шутка!

Анна. И насколько близко ты знаком с этой шутницей?

Ворчун. Совершенно далеко знаком. Практически, совсем ее не знаю.

Анна. И ты со мной… Держа вот это у самого сердца…

Ворчун. Она лежала в заднем кармане брюк.

Анна. Так и знала, что у тебя сердце не на месте! Я не могу поверить… (садится в кресло, отпивает чай из стакана)

Ворчун. Это совершенно не значит, что у нас что-то было! Не всякая, знаешь ли, колбаса - повод для искусства! Пожалуйста, успокойся.

Анна. Ну. Уж. Нет!

Ворчун. Тебе надо что-нибудь выпить.

Анна. Я пью. Горький и уже остывший чай.

Ворчун. Это не годится. (Берет из ее рук стакан, выливает содержимое в чайник и из чайника наливает снова в стакан) Вот. Выпей. Сразу до дна.

Анна. Ха-а… Ох. Что это?

Ворчун. Это называется крепкий напиток. Сделан, кажется, из кактуса.

Анна. Бедный кактус!

Ворчун. Подожди. Сейчас будет эффект.

Анна. Какой еще эффект? Какая гадость, какая… Ой.

Ворчун. Вот, это и есть эффект.

Анна. Ой!

Ворчун. Очень успокаивает.

Анна. Как же так? Это нечестно! У меня только что была проблема, а теперь я не помню какая! Из-за какого-то кактуса!

Ворчун. Значит, не так велика была про…

Анна. Велика! Это была катастрофа! Было ужасно, а теперь раз и все уже по-другому... И насколько я теперь состою из кактуса?

Ворчун. Ты на шестьдесят процентов состоишь из воды.

Анна. На шестьдесят? Это вот так? (встает и показывает рукой высоту)

Ворчун. Повыше. Еще повыше. Вот так хорошо.

Анна. Все, что ниже - вода? А все важное только тут?

Ворчун. Если отмерять снизу, то да.

Анна. А если отмерить сверху? То все важное… Нет! Лучше снизу. (садится) Вода, потом кактус, еще прическа занимает место. Где же, тогда, нахожусь я?

Ворчун. Между звездами.

Анна. Ха! Звезды! Пальцы ног! Я иногда думаю: пальцы ног это еще я или уже так - окраина? А ты говоришь “звезды”. Вот скажи мне, ты, вообще, меня уважаешь?

Ворчун. Конечно!

Анна. Но за что? За что?!

Ворчун. На всякий случай.

Анна. Я-то про себя все знаю, хотела узнать, как мой силуэт выглядит в твоем окне. Дай еще кактуса.

Ворчун. Лучше закуси. (Протягивает Анне кусочек печенья из вазочки)

Анна. Что это?

Ворчун. Не знаю. Может, баранье крылышко?

Анна. Фу…

Ворчун. Тогда шоколадка.

Анна откусывает, начинает жевать и вдруг вскрикивает.

Анна. Я вспомнила! Вспомнила проблему!

Ворчун. Зря! Весь кактус насмарку!

В дверь стучат.

Анна. Не подходи.

Ворчун. Почему?

Анна. Не все, что можно услышать, полезно для пищеварения. Не надо.

Дверь пинают, потом слышны удаляющиеся шаги.

Ворчун. Я не понимаю.

Анна. (Со вздохом) Это твоя шутница приходила. Хотела сказать тебе пару гадостей.

Ворчун. ?

Анна. Ну… Так вышло, что я ей сообщила, что ты ее знать не хочешь.

Ворчун. Зачем?!

Анна. А какие версии? Конечно, затем, чтобы она больше не передавала тебе записки с сердечками.

Ворчун. Это ведь моя подруга!

Анна. Ты про место в жизни говорил?

Ворчун. Говорил.

Анна. Тогда в чем проблема?

Ворчун. Ты не понимаешь! Я даже не помню, как она выглядит!

Анна. Там стоит вчерашняя дата.

Ворчун. Видишь, какая плохая у меня память! Просто - я сам! Сам бы ей все с удовольствием сказал!

Анна. Та-ак.

Ворчун. В смысле, это должен был сделать я!

Анна. Ты эгоист! Имя придумать - “я”. Дверь открыть - “я”. Сейчас, вот, опять… Какая разница, кто выключит свет, если соседей уже затопило?

Ворчун. Кран…

Анна. Сколько можно придираться!

Ворчун. Я всего третий раз!

Анна. Ты еще и считаешь!

Ворчун. Забудь. Больше никогда! Не буду тебя поправлять! Твои ошибки лишь придают тебе пикантность, как косоглазие француженке.

Анна. Правда?

Ворчун. Хочешь, я порву на себе рубаху!

Анна. Нет-нет. Чего я там под рубахой не видела? (Задумчиво) Вот если бы тебя можно было бы разрезать пополам… Вот что! Мы сделаем так: съешь это! (протягивает ему кусочек чего-то из вазочки на столе).

Ворчун. И что это?

Анна. Попробуй угадать. (Ворчун стонет) Ладно. Это вафелька правды!

Ворчун. (Осматривая кусочек) Это печенье...

Анна. Что?!

Ворчун. Ничего-ничего. (Закидывает кусочек в рот и жует) Какая-то бесполезная штука! Если бы, например, заставляла исполнять желания… А так-то! (проглатывает) Спрашивай!

Анна. Хотела бы я быть уверена, что именно хочу спросить.

Ворчун. Красивая ли ты?

Анна. Нет.

Ворчун. Нравишься ли ты мне?

Анна. Нет.

Ворчун. Можешь ли ты доверять мне?

Анна. Нет.

Ворчун. Что же тогда?

Анна. Какой твой самый большой секрет от меня?

Ворчун. Это бесчеловечно!

Анна. Да. Я знаю. И?

Ворчун. Я… совсем… не брутальный!

Пауза.

Анна. Это самый большой?

Ворчун кивает.

Анна. И чего же ты тогда хочешь?

Ворчун. Хочу? Хочу поваляться с тобой на пляже. Сыграть с тобой спектакль. И написать для него пьесу, которая бы тебе понравилась. И хочу, чтобы ты, наконец, запомнила, что ультрафиолет не греет.

Анна. Так.

Ворчун. И еще, чтобы ты перестала заставлять меня догадываться, что ты имеешь в виду.

Анна. Уф…

Ворчун. И построить дом в сосновом бору, с балконом, куда ты могла бы выходить по утрам. А еще, чтобы ты держала меня за руку, когда я открою эту дурацкую дверь. Чтобы сейчас продолжалось как можно дольше, но почему-то, одновременно с этим, чтобы оно немедленно закончилось, и наступило что-то следующее…

Анна сначала кивает, потом начинает откровенно скучать.

Ворчун. И еще... (пытается замолчать, но его несет дальше) еще подержаться за твою левую грудь.

Анна. Почему?!

Ворчун. Ты задаешь такие вопросы!.. Видишь ли… Это ощущение в ладони вызывает во мне…

Анна. Почему левую?

Ворчун открывает рот, но сказать ничего не может и некоторое время только моргает.

Анна. Снимаю вопрос.

Ворчун. И долго это пече… вафелька действует?

Анна. Еще некоторое время.

Ворчун. Пока оно еще действует, я хочу тебе пообещать… Анна!

Анна. Ух ты!

Ворчун. Я всегда буду с тобой, как… кирпичик и еще кирпичик!

Анна. Продолжай.

Ворчун. Я построю тебе балкон и буду готовить воскресные завтраки.

Анна. Это очень мило, но нужны бретельки, соленый песок и внезапные переулки. Высота, джаз и доверие.

Ворчун. Конечно. Но это лишь брызги, главное - знать, куда тянуть шланг.

Анна. Вот еще! Радость не автобус и ходит не по рельсам. Слона надо щекотать, пока он рядом!

Ворчун. Послушай, красивой яичницы без чертежа не приготовишь!

Анна. Ты предлагаешь сто лет чесать траву брюшком ради ложки сахара когда-то потом?

Ворчун. А лучше в один ужасный день не найти себя под фонарем?

Анна. Не думай, что я не понимаю. Не обязательно быть психологом, чтобы распознать огурец! Ясно, что все будет так, как уже давно придумано. Но я!.. Я еще не согласна!

Ворчун. Но надо...

Анна. Нет! Не надо.

Ворчун. Но ты же моя зависимость!

Анна. Разве я могу быть уверена, что ты не забудешь меня, как ту шутницу?

Ворчун. Ты же знаешь, что я говорю правду! Я же съел этого...

Анна. Да. Но еще ты выпил того. С оттенками ежевики, ванили и чернослива. Действие вот-вот кончится, и правда будет уже другая.

Ворчун. То есть ты…

Анна. Я же должна была попробовать!

Ворчун внезапно громко икает.

Анна. Вот, эффект и прошел. И как я выгляжу теперь?

Ворчун. Легче.

Ворчун и Анна некоторое время молчат. Раздается стук в дверь.

Голос. Доставка пиццы.

Ворчун. Ты заказывала пиццу?

Анна. С чем?

Голос. Говядина с ананасами.

Анна. Нет.

Ворчун. (поднимает голову и кричит в потолок) Кто-нибудь заказывал пиццу? (Пауза. В сторону двери) Ошиблись адресом.

За дверью слышно недовольное бурчание и удаляющиеся шаги.

Анна. Говядина с ананасами!

Ворчун. Свинья с апельсинами.

Анна. Кролики в сгущенном молоке.

Ворчун. Лосось с антуражем.

Анна. Язык с переводом.

Ворчун. Счастье в марципанах.

Анна. Вранье в сиропе.

Ворчун. Безвкусица ассорти.

Анна. Смех с причинами.

Ворчун. Будущее с прикрасами.

Анна. Надо же как! За весь день лучший момент был за пыльной запертой дверью!

Ворчун. И тот закончился дешевой картошкой.

Анна. А вспоминаться теперь будет всю жизнь.

Ворчун. Значит ли это, что она уже началась?

Анна. Думать - не моя сильная сторона.

Ворчун. Тогда пусть будет утро!

Анна. Ты обещал приготовить завтрак!

Ворчун. Легко!

Анна. Только пусть круассаны будут сюрпризом!

Ворчун. Ты же растолстеешь.

Анна. Настроение должно облегать фигуру, а не наоборот.

Ворчун. Объявляется восход солнца! (Пауза) Сейчас будут стучать в дверь.

Анна. Ну и пусть! Пока еще есть время мы идем гулять!

Ворчун. За сосновыми листочками идем-с?

Анна встает и идет куда-то вбок.

Анна. Почему ты не чувствуешь природу так, как чувствую ее я? (Меняя тон, уже почти из-за кулис) Но все-таки, почему левую...

Уходят.
Конец


перейти в каталог файлов
связь с админом