Главная страница

Пробуждение тьмы. Анна Милтон Пробуждение тьмы Элементы зла 1


Скачать 1,07 Mb.
НазваниеАнна Милтон Пробуждение тьмы Элементы зла 1
АнкорПробуждение тьмы.doc
Дата19.02.2018
Размер1,07 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаПробуждение тьмы.doc
ТипДокументы
#64944
страница1 из 21
Каталогid50547570

С этим файлом связано 73 файл(ов). Среди них: 1509.pdf, Elizabet_Lennox_Lennox_Elizabeth.docx, zavtra.doc и ещё 63 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Анна Милтон

Пробуждение тьмы

Элементы зла ― #1


Для того чтобы явилось в свет какое-нибудь крупное зло, нужен один день, а чтобы стереть его с лица земли, потребуется несколько столетий.
Л. Блан

ПЕРВАЯ ГЛАВА
Проговаривая про себя Кодекс Ловцов, зазубренный от корочки до корочки, я тем самым пыталась успокоить взыгравшие нервы и вернуть терпение, безжалостно отнятое догонялками за Заблудшей душой. Каждый раз, получая задание, я боялась, что мне попадется именно такой вид духов. К счастью, подобных случаев происходило немного за всю мою работу в Службе Доставки, но этих разов было предостаточно, чтобы возненавидеть Заблудших. Их чертовски сложно поймать. Некоторых — невозможно. Это относится к тем, кто пробыл в мире живых более ста лет. Чем дольше они здесь, среди людей, тем неуловимее становятся. И опаснее.

Заблудший, которого я преследовала вот уже несколько часов, умер тридцать пять лет назад. Прошло больше четверти века с тех пор, как по тем или иным причинам он не смог попасть в Иной Мир и бродил среди живых. По идее, его поимка не должна была затянуться на такое количество времени.

Однако что-то пошло не так.

Наверно, все дело в летних каникулах, которые начались пару дней назад. Я расслабилась, осознав, что целых три месяца не придется думать об учебе. Минувший год сильно вымотал меня. Но что будет в следующем? Боже. Страшно представить. ЕГЭ и все дела… Брр.

Я поежилась и встряхнула головой. Ни к чему мне сейчас мысли о грустном. Необходимо сосредоточиться на призраке, поймать его, доставить к Порталу, а затем отправиться домой и завалиться спать.

Да, именно так и сделать.

Обернувшись, я убедилась, что кроме парня в желтой футболке и наушниках поблизости никого нет. Дождалась, когда шатен уйдет достаточно далеко, и крепко сжала в пальцах медальон, висящий на шее, в форме идеально ровного круга с кольцами иероглифов по краям. В центре находился еще один круг — переключатель в виде компасной стрелки. Там, где находился юг, был изображен открытый глаз. Там, где север, закрытый. Стрелка указывала в сторону. Я взяла медальон в ладонь и повернула ее на север.

Сквозь меня прошла волна неистового холода, но через секунду я почувствовала себя, как обычно, ощущался лишь легкий озноб. Это привычная температура для того места, куда я попала. Нет. Я стояла на все том же месте в двадцати шагах от продовольственного магазинчика. Только все вокруг изменилось. Цвета исчезли, и мир превратился в черно-серую картинку. Именно так все видит призрак после смерти.

Медальон в моей руке — переходник. Он делают меня невидимой для живых и видимой для мертвых. Я не знаю, как работает этот механизм, но это волшебство в чистом виде. Следует внимательно выбирать время перехода, чтобы никто этого не увидел. Я бы свихнулась, если бы человек на моих глазах просто взял и исчез.

То место, куда медальон перебрасывает, называется Серединой. То есть, это уже не мир живых, но еще и не мир мертвых. В Середину попадают души после смерти и блуждают среди живых, невидимые, неслышимые, неосязаемые, до тех пор, пока их не найдем мы — Ловцы.

Оказаться в Середине можно, если компасную стрелку указать на север, где находится закрытый глаз, что означает смерть. Открытый глаз на юге — жизнь. Вернуться в мир живых можно, если стрелку перевести на юг.

Я подняла голову и устремила взгляд на недосягаемое небо, которое утратило палитру нежных, мягких оттенков от хмуро-голубого вблизи до красноватого вдали, и стало серым. В спину подул сильный ветер, прогоняя по телу волну диких мурашек, и я заставила себя, наконец, сдвинуться с места.

Набравшись решимости и сделав глубокий вдох, я бодро рванула в узкий переулок, где, по моим предположениям, десять минут назад побывал Заблудший. Ага, вот и его След — угольно-серая, тонкая, зигзагообразная полоса. Но она стремительно таяла, поэтому нельзя медлить.

Я торопливо двигалась по Следу призрака. Через пару минут выскользнула из переулка и оказалась на небольшой круглой площади с милым, неработающим фонтанчиком и кучей ржавых в нем пятаков. Здесь тихо и почти всегда безлюдно. Особенно по вечерам. Когда фонтан работал — а это было в доисторическое время — сюда приходили ворковать влюбленные парочки. Призраки не любят такие места. Они предпочитают находиться среди большого скопления людей. Кто-то забавы ради, кто-то для подпитки энергией…

Здесь След оборвался, но вдруг с запада повеяло могильным холодом.

Это ощущение ни с чем не перепутать.

Резко остановившись, я обернулась в ту сторону, откуда почувствовала присутствие Заблудшего. Прищурившись, увидела, как у старого, двухэтажного здания из белого кирпича проскользнул вытянутый, дымчатый, плотный сгусток, смутно напоминающий человеческую фигуру.

Попался!

Улыбнувшись, я побежала к нему. Мысленно пожалела о том, что отправилась выполнять задание в балетках и новом джинсовом сарафане. Что, если придется применить силу против Заблудшего? Никто из них не уходит с Ловцами, не попытавшись улизнуть. И даже когда они оказываются загнанными в угол, то с упорным рвением делают все, чтобы избавиться от нас.

Но как они не понимают, что в Ином Мире им будет лучше? Хотя я не знаю, как там все обустроено, но прочла множество книг и выслушала добрую сотню тысяч историй о том, что, попадая в Иной Мир, духи находят умиротворение и обретают вечный покой… Это место становится для них новым домом.

Мертвым нечего делать среди живых. Такова истина.

Заблудший заметил меня и поспешил скрыться за углом продуктового магазина. Хотелось крикнуть ему: «Стой!», но он бы все равно не послушал. Чертовы призраки. Нет, чертовы Заблудшие. С ними столько мороки.

Пришлось ускориться. Постоянно спотыкаясь о камни продолговатой формы, из которых была выложена дорога, я достигла магазина. Резко затормозив, огляделась. Заблудший пропал, как сквозь землю провалился.

— Да что б тебя! — прошипела я.

Что-то резко и совершенно неожиданно сбило меня с ног. Чувствовалось это так, будто в спину врезался кулак изо льда. Не сумев удержать равновесие, я полетела вперед и проехалась щекой по камням около метра. Зашипев от жгучей боли, пульсирующей в ладонях, коленях и на лице, я попыталась встать, но внезапная дрожь свела попытку на нет.

Обернувшись через плечо, увидела, как в шаге от меня застыл Заблудший. Высокий, полупрозрачный, безликий, устрашающий. Есть призраки, которые выглядят как самые настоящие монстры, но долгое пребывание Заблудших в мире живых делает их не на шутку опасными, хоть они и кажутся с виду безобидными сгустками энергии.

Дело в том, что после смерти человеческие души становятся как бы несовместимыми с нашим миром. Живое отталкивает их, не принимает, и от этого души сходят с ума. Они становятся агрессивными и могут нанести серьезный вред людям.

Время, проведенное мертвыми среди живых, отдаляет их от человечности.

Повезло же мне нарваться на злого Заблудшего — обычно они не лезут в драку первыми.

Призрак не шевелился, что дало мне возможность спокойно, но не без боли подняться на ноги. Сняв с плеча сумку и не сводя глаз с Заблудшего, я достала Шкатулку — резную, из темно-красного, редкого вида дерева, сверкающую и покрытую лаком. На вид она казалась тяжелой, но по ощущениям не весила и ста грамм. Не знаю, как, но эта штуковина вмещала в себя души. Внутри шесть отделений — одно на призрака. Шкатулка являлась средством перемещения душ с места их смерти, или поимки, до Портала.

Так же вещица становится тяжелее, когда заполняется призраками.

Душа имеет свой вес.

— Пора на покой, приятель, — настороженно сказала я, медленно отрывая Шкатулку.

Заблудший совершил что-то похожее на наклон головы вбок. Возможно, он понимал меня, но все равно не мог ничего сказать в ответ — этот вид духов не умеет разговаривать.

Негромко сглотнув, я сделала осторожный шаг к призраку. Тот не сдвинулся ни на сантиметр. Он изучал меня, и от этого тряслись поджилки.

Еще один небольшой шажок, и я остановилась, напрягшись. Как-то странно это. Заблудший не пытался проявить сопротивления. Если он не против уйти, тогда какого черта было толкать меня?!

— Ладно, — пробормотала себе под нос.

Может быть, все решится мирно? Все-таки, джинсовый сарафан на мне очень симпатичный и стоит не пять копеек.

Я вытянула руки с открытой Шкатулкой в ладонях.

— А теперь залезай-ка туд…

Последняя буква застряла в горле косточкой, когда Заблудший одним взмахом дымчатой конечности выбил Шкатулку. Растерянно проследив за ее перемещением и падением, я повернулась к духу, который направил на меня струю плотного сгустка.

Духи умеют создавать всякие штуки в виде сфер, используя свою энергию. Надо сказать, их приемчики очень неприятные и болезненные.

Значит, по-хорошему все-таки не получится.

Я увернулась от струи в самый последний миг. Она пролетела над головой, задев макушку. Выпрямившись, приняла оборонительную стойку и обратилась к своему внутреннему источнику силы.

У меня тоже найдется парочка сюрпризов для Заблудшего. И я не гарантирую, что они ему понравятся. Что ж, сам напросился.

Сосредоточившись на мощи, зарождающейся дикими импульсами в груди, вообразила, как она расползается по телу. Гибкая, превосходная, бесконечная сила. Стремительный жар охватил меня с головы до пят, но силой мысли я направила его в свои сжатые кулаки.

Мгновение — и их покрыло ослепительное, чистое, белое пламя.

Алмазный огонь. Воистину великолепный, редкий и красивый.

Пламя, доставшееся мне по наследству.

Оно не причиняло абсолютно никакого дискомфорта. Наоборот — даровало силу и ощущение безопасности.

Жаль, что у Заблудшего не было лица, и я не могла видеть его реакцию. Было ли ему страшно? А должно. Пламя Ловцов — истинная магия — способна причинить духам боль. Оно так же может и уничтожить их, если постараться. Является отличным оружием в борьбе со злыми, окончательно свихнувшимися призраками.

Согнув одну руку в локте, я встряхнула кистью, и от моих окутанных пламенем пальцев ввысь взметнулся белый шар средних размеров. Он завис в воздухе и послушно ждал моего мысленного приказа, чтобы полететь к Заблудшему.

— Не сопротивляйся и иди со мной, — жестким тоном сказала я.

Чувствовала себя немного глупо, разговаривая с тем, кто не мог ответить мне.


Призрак вновь наклонил голову. Ему, типа, совсем не страшно?

Да мое пламя его на куски порвет, если я хорошенечко разозлюсь!

Не то, что бы мне было очень важно выглядеть в глазах какого-то там духа крутой, но его равнодушие слегка задевало мою девичью гордость.

Все произошло настолько быстро, что я даже не успела понять, как отлетела назад и впечаталась в стену здания магазина. Нехило приложившись головой, я беспомощно рухнула вниз. Пламя исчезло, как только я утратила над ним контроль. В глазах двоилось, но я сумела разглядеть надвигающийся силуэт Заблудшего. Вот козел! И силен, однако… Швырнул меня, как тряпичную куклу.

Я с шипением дотронулась до своего затылка, ожидая почувствовать что-то противно-липкое, теплое и имеющее красный цвет. Но ничего не было. Убрав руку от головы, я не увидела крови. Фух. Пронесло. Еще не хватало мне засветить перед наглым призраком свои кишки — я не переносила вида крови.

Однако затылок нереально раздирало от боли.

Возвысившись надо мной, Заблудший создал свинцовый шар, подобный тому, который был у меня. Опершись спиной о здание, я заворожено смотрела, как сфера росла, становясь ближе к моему перекошенному от боли лицу.

Однажды мне попало такой вот штукой в живот. Это было несколько месяцев назад, но страшные муки я до сих пор помнила очень ясно. Что будет, если эта сфера коснется моей головы? Однозначно, мозг взорвется. В самом прямом смысле, к несчастью.

Собираясь на ловлю очередного духа, я не планировала умирать. Мне нельзя погибать. Мама не справится с Аней одна.

Уже вжавшись в стену, я покорно ждала своей участи. Почему покорно? Потому что сфера, приблизившаяся ко мне еще на десять сантиметров, необыкновенным образом гипнотизировала, подчиняла внимание и отбивала всякое желание сопротивляться.

Такое впервые происходило со мной.

— Ну, вот опять мне приходится спасать тебя.

Я, должно быть, поймала глюк.

— К-Костя? — удивилась собственному лепету и перевела взгляд в сторону, откуда исходил голос.


Как он вообще здесь оказался? Опять следил за мной?

Привлекательный блондин, находясь в Середине, стоял, скрестив руки на груди, и неодобрительно качал головой.


— Сколько раз тебе говорить — не ходи на такие сложные задания одна. Трудно было меня дождаться?

Не такое уж оно и сложное, это я недостаточно сильная. Однако при выдаче задания моего мнения не спрашивают. Но в Службе Доставки стараются подгонять призраков каждому Ловцу под его способность с ним разобраться. Похоже, в этот раз они ошиблись, возложив на меня столь непростую задачку — поймать призрака, пробывшего в мире живых тридцать пять лет.

— Но у тебя своя работа есть, — промямлила я, забыв на секунду о том, что здесь еще, вообще-то, Заблудший, который собирался убить меня полминуты назад.

— Ты должна была дождаться меня, — настаивал Костя. — Итак, что здесь у нас? — он щелкнул костяшками пальцев и натянул на лицо улыбку, которая пугала меня больше самого разъяренного в мире духа.

Заблудший отвлекся на него, убрав сферу от моего лица.

Растрепав рукой светлые волосы с темными корнями, Костя направился к призраку.

— Я с тобой в два счета разделаюсь, урод, — его решительный, посерьезневший тон прогнал по моему телу дрожь восхищения.

Костя — Ловец. Невероятно крутой и очень сильный. Я всегда восторгалась им.

Я ни на миг не сомневалась, что ему без особого труда удастся разделаться с Заблудшим, который замахнулся на него своей длинной, правой конечностью без кисти и пальцев. Он выносил призраков и посильнее.

Костя отклонился назад, прогнувшись в спине — почти как Матрица — и нанес призраку удар в то место, где у него находилась челюсть. Для этого Богданову пришлось подпрыгнуть, так как Заблудший был на целую голову выше. Призрак — чертов гигант, ведь рост Кости около ста восьмидесяти сантиметров. Со своими ста шестьюдесятью тремя я так вообще казалась крохой.

Приходя в себя от «знакомства» со стеной, я поднялась на подкашивающиеся ноги.

— Костя, — произнесла тихо, ковыляя к нему.

Он избежал очередного удара от Заблудшего.

— Не вмешивайся, — рявкнул властно, и я послушно застыла на месте.

Поджав губы, я стала наблюдать за его борьбой с призраком. Костя прав. Лучше мне не вмешиваться. Я только под ногами мешаться буду. Но было неправильно то, что он выполнял мою работу вместо меня.

Костя нанес серию стремительных атак по духу, и тот, казалось, выдохся. Нацепив на лицо дерзкую ухмылку, Костя вытащил из кармана черной толстовки свою Шкатулку (я всегда удивлялась, как она туда помещалась) и подошел с ней к призраку. Тот больше не пытался ударить его, видимо, смирившись со своим поражением. И это было верным решением. Лучше не нарываться на Костю.

— А ты не плох… — хмыкнув, оценил боевые качества своего соперника светловолосый Ловец и открыл Шкатулку.

Бесцеремонно схватив Заблудшего, он поднес его голову к Шкатулке. Плотное, дымчатое тело призрака стало засасывать в вещицу, и вскоре он исчез.

— Но этого недостаточно, — с каким-то разочарованием добавил Костя, захлопнув Шкатулку. — Тяжелый, гад, — он подбросил ее в воздухе и засунул обратно в карман.

Мое сердце застучало в бешеном ритме, и я не стала сдерживать облегченной улыбки. Все обошлось. Благодаря Косте. Уже в который раз он выручал меня.

— Эй, ты как там? — обратив на меня внимание, спросил напарник.

Нет. Это не официально. Ловцы работают поодиночке, но поскольку мы с Костей лучшие друзья, то иногда помогаем друг другу. Точнее он мне. Но в свое оправдание хочу сказать, что я стала Ловцом относительно недавно.

— Порядок, — подняла руку, кивнув.

Дотронувшись до медальона, я повернула стрелку на открытый глаз и, зажмурившись, перенеслась из Середины обратно в мир живых.

Костя сделал то же и остановился напротив. Нагнувшись, он оперся ладонями о колени, чтобы посмотреть на мое измученное лицо.

— Мда, занятно он тебя потрепал, — пробормотал Богданов, задумчиво разглядывая меня своими светящимися голубыми глазами.

— Ты умеешь подбадривать, — съязвила я и поморщилась, когда поднимала голову.

— Ты чего? — тут же засуетился Костя.

— Ничего, — солгала, махнув рукой. — Пошли? — спросила я, не желая больше находиться здесь.

— Ага. Потопали… А ну стоять.

— Ммм?

— Твоя голова, — расстроено констатировал он. — У тебя огромная шишка на затылке.

— А, — я нащупала пальцами рану и, скрипя зубами, определила ее размер. — Ерунда.

— Но выглядит совсем как не ерунда.

— Да ладно тебе. Это всего лишь шишка.

— А если она распухнет до размера второй головы? — продолжил он размышлять вслух.

Я вскинула бровь.

— Вряд ли, Костя. Успокойся.

— Ты перестанешь быть миленькой, если станешь двухголовой.

Я закрыла глаза и покачала головой, пропустив то, что он назвал меня миленькой.

— Иногда твоя фантазия пугает.

— Ты на колени свои тоже глянь, — Богданов кивнул вниз, на мои ноги.

Я опустила взгляд и издала хриплый возглас ужаса.

— Мой сарафан! — плевать на коленки. Мой чудесный, новый, милый сарафан был порван и испачкан.

— Девчонки, — фыркнул Костя.

— Он пять тысяч стоит!

— И зачем тебе сарафан за пять тысяч? — Костя непонимающе пожал плечами. — Зачем ты вообще отправилась в нем ловить Заблудшего? — поджал нижнюю губу, в которую было продето маленькое черное колечко.

Я промолчала, тихо простонав.

— Ладно. Давай сходим до тебя. Переоденешься в нормальные шмотки, а потом отнесем Заблудшего к Порталу.
ВТОРАЯ ГЛАВА
Я лежала на кровати, смотрела в белый потолок своей комнаты и прокручивала в памяти вчерашнюю поимку Заблудшего. Но поток мыслей рассеялся, как только до меня донесся рэп из соседней комнаты младшей сестры. Стена между нашими спальнями была тонкой, а сейчас так вообще я сомневалась в ее существовании. Столь полюбившийся Ане музыкальный жанр — одна из немногих вещей, которые вводили меня в трудно контролируемое бешенство.

Она будто услышала то, о чем я думаю, и сделала громче. Назло мне, естественно. В последнее время это стало ее главным источником развлечения. Злить и всячески поддевать меня, ругаться со мной…

Семь месяцев назад все было иначе. Семь месяцев назад она не слушала эту ужасную музыку и не была такой вредной.

Одно событие перевернуло все.

Я громко вздохнула и заткнула уши ладонями. Легла на бок. Через минуту перевернулась на другой. Закрыла глаза и стала считать про себя, пытаясь заглушить мыслями противный голос какого-то известного рэпера.

Не помогло.

Голова, и без того раскалывающаяся, теперь трещала, как попкорн.

Больше не в силах терпеть этот музыкальное недоразумение, я соскочила с кровати и выбежала из комнаты. От басов в узком коридорчике квартиры вибрировал пол под ногами, и дрожала потолочная лампа. Я остановилась у дверей комнаты Ани и стала долбиться в нее.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

перейти в каталог файлов
связь с админом