Главная страница

Безмазхабность худшее из нововведений угрожающих исламскому шариату


Скачать 0.63 Mb.
НазваниеБезмазхабность худшее из нововведений угрожающих исламскому шариату
Анкор722_Mukhammad_Said_Ramadan_al-Buti_-_Put_razme.
Дата18.05.2017
Размер0.63 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла722_Mukhammad_Said_Ramadan_al-Buti_-_Put_razme.pdf
ТипКраткое содержание
#33831
страница2 из 10

С этим файлом связано 14 файл(ов). Среди них: Moya_prekrasnaya_religia-4.pdf, Moya_prekrasnaya_religia-3.pdf, 722_Mukhammad_Said_Ramadan_al-Buti_-_Put_razme.pdf, Moya_prekrasnaya_religia-2.pdf, Otkaz_ot_mazkhabov_-_most_veduschiy_k_zabluzhdeniyu.pdf, namaz.pdf, Godovoy_otchet_fonda_Insan.pdf, taklidmazhab.pdf и ещё 4 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Слова моего отца
Я , отец Саида Рамазана Бути, говорю, что тот, кто говорит о моей поддержке речи
Насира, не вкусил ничего из науки диспута и обсуждения. Как моя речь может указывать на его поддержку, в то время как я однозначно высказался по поводу его невежества?
Поистине, когда о вещи говорится безусловно, под этим имеют в виду только одно.
Поистине, факихи сказали, что когда человек свяжет развод с молитвой жены, и она совершит молитву, не соответствующую шариату, то она не разведена, поскольку эти действия не называются молитвой. Со мной согласился мой оппонент и приветствовал меня, затем я сказал ему, что эта книга – Аллямазхабийя – написана для ученых, а не для простых людей. Смысл моего обращения к нему (был в следующем:) – так же, как ты допускаешь со своей стороны трактовку однозначных слов автора, также ты видишь ответ утвержденным в научных терминах, хотя автор не сообщил тебе о своем желании.
Далее, на удивление, как же я поддерживаю того, кто говорит, что мазхабы муджтахидов не являются религией, он говорит мне (после того, как я разъяснил ему, что Пророк утвердил правомочность иджтихада и верность молитвы муджтахида, даже если она ошибочна, и что его утверждение относится к религии): «Эта молитва не истинна, а, напротив, недействительна». Он не чувствует, что его речь допускает, что Пророк (мир ему и благословение) допустил ложное!!… Нет! Это исключено!
Только этого достаточно, чтобы стало ясно, что он следует своей страсти и не знает, в какую погибель он окунулся, и запись разговора – лучший тому свидетель.
Предисловие к первому изданию.
Как часто я хотел, чтобы меня не отвлекало что-либо от того, что обязан делать каждый мусульманин, занимаясь сегодня настойчивым изучением состояния мусульман и наблюдением опасных болезней, которые скопились в их натурах, так что это вызвало гибель, раскол и унижение, стало угрожать уходом и исчезновением истинных мусульман,
если они не поторопятся помочь сами себе в наиближайшее время, направившись к спасению самым коротким путем.
Да! Как часто я желал не отвлекать себя и мое перо от этих важных дел мелкими делами и очевидными вопросами. Но что ты будешь делать с тем, кто пришел к тебе с многочисленными очевидными вопросами, после того, как он превратил их в спорные проблемы, которые нуждаются в исследовании и изучении, и придал им большое значение в решении важного дела, которым ты занимаешься! Что ты будешь делать, если ты всецело занят доставкой человека с кровоизлиянием в ближайший центр медицинской помощи для спасения его жизни, и вдруг словно из под земли появляется тот, кто встает на твоем пути и выхватывает у тебя этого человека и поспешно несет его в ближайшую баню, чтобы вначале вымыть его тело, и ставит перед собой цель украсить его. Есть ли у тебя какой либо путь к спасению жизни этого больного, кроме как предостеречь его от послушания помешанному? Затем ты отводишь его от помешанного и молниеносно направляешься с ним к врачу.
Беда, которая испытывается сегодня мусульманами, это беда неверия в разумах людей и расплывчивость в образе жизни, и отход от принципов. Мыслителям и писателям (тем, кого заботят дела мусульман) не следует заниматься ничем иным, кроме как этими тремя бедами. Однако как ты будешь их лечить, когда между тобой и ими встали преграды из других вопросов, на которые мусульманам не стоит тратить время и приводить себя к новым бедам? Как ты будешь лечить их, когда ты оборачиваешься и видишь, что те, кого тебе посчастливилось привести к пути веры и соответствующему образу жизни, ограждены, по вновь возникшим причинам, от веры новой преградой. И они попадают в тупик в круге замешательства, у которого нет начала и нет конца:
Следование четырем имам – куфр.
Приверженность определенному мазхабу – заблуждение, и придание имаму статуса господа, помимо Аллаха!
Новые мусульмане устремляют свой взор, в свете этой проблемы, к мусульманской истории, к ученым ислама и прежним поколениям. Они находит, что вся история переполнена вероотступниками, заблудшими и отступившими от истины людьми, в то время как они стали мусульманами, следуя их пути, и с помощью того, что дошло из рассказов о них и их биографии. И они отправляются в путь, чтобы прийти к отказу от приверженности четырем имамам и понимании Исламского шариата из двух основ –
Корана и сунны. И они обнаруживают себя и им подобных ставящими преграды, и они вступают в невежество и плывут без плота.
И как может даться тебе джихад, и какой за этим может последовать результат, когда эта брешь не дает тебе никакого шанса и опоры!
И я не измышляю эту речь для тебя. Напротив, это верная картина реальности, которую я вижу своими глазами. Ко мне обратился один из студентов факультета литературы института Дамаска и сообщил мне, что он пришел к Исламу и служению ему недавно, и что он изучил брошюру по фикху имама Шафии, и он поклоняется согласно его мазхабу, но он наткнулся на одну брошюру, в которой говорится, что мусульманину не допустимо придерживаться одного из четырех мазхабов, что тот, кто делает это, становится неверным и сбивается с пути Ислама, и что ему следует брать положения шариата непосредственно из Корана и сунны. Этот студент объяснил мне, что он не в состоянии
читать Коран соответствующим образом, не говоря уже о невежестве в смыслах Корана и его положениях. Он спросил у меня, что ему делать.
Как же я отвечу ему? Скажу ли я ему, что занят большими исламскими проблемами и мне не стоит переходить от них к решению этих маловажных проблем? И что я не позволяю себе говорить о чем либо, пока не возникнут новые разногласия, в которых мы не нуждаемся.
Действительно ли я не нуждаюсь в поднятии этих вопросов? Правда ли, что я могу позволить себе решать более важные проблемы и оставить людям самим искать путь решения их проблем и выход из затруднений, которые возникают в их разуме, когда я могу это сделать при помощи одного слова.
Разве это только один человек, чтобы можно было сказать ему на ухо, наставляя его на путь истины, вдали от людей и от того, чем они заняты, чтобы не возбудить среди них разногласия и не поставить их перед новой проблемой?
Поистине, личностей, подобных ему, сотни. Их эта брошюра ввела в замешательство, посеяла сомнение относительно их истории и внесла новое невежество в понимание реальной сути Ислама.
Таким образом, эту тему нужно исследовать открыто, и необходимо считать ее частью больших проблем, от которых невозможно увильнуть. Так захотела группа людей, и таким образом они сделали обязательным для нас это дело. Они захотели преградить путь доставляющему в больницу истекающего кровью раненого и перенести раненого туда, где его положение улучшат и украсят его тело. Будет сумасшествием для нас закрывать глаза и молчать, говоря тем самым, что споры с этими людьми повредят больному, и лучше будет молчать и оставить их творить что угодно.
Нет! … Мы никогда не будем молчать! И не оставим их творить все что угодно, приводя этот дьявольский и смешной аргумент.
Мы должны сказать то, что разъяснит истину. Нам необходимо остеречь больного хотя бы по минимуму, чтобы он не покорился их лжи и обману.
Поистине, огорчает то, что мы вынуждены вступать туда, куда вовсе не было необходимости вступать. Ведь мусульмане жили с прежних времен и до наших дней и знали, что люди делятся на муджтахидов и мукаллидов. И что мукаллид обязан следовать одному из муджтахидов, и если он последует одному из них, то имеет право неотступно следовать ему и не отходить от него на протяжении всей его жизни. Также у него есть право переходить от следования ему к следованию за другими имамами муджтахидами. И так было до тех пор, пока в наше время не появилась группа, которая ошеломила людей новым и удивительным шариатом, шариатом, который говорит о неверии того, кто неотступно следует за одним из муджтахидов и говорит также, что следование за Кораном и сунной – это следование за непогрешимым, а следование за четырьмя имамами – это следование за теми, кто мог ошибаться. Все люди должны следовать за непогрешимым и отказаться от следования ошибающимся. Известно каждому разумному человеку, что если бы все люди были бы способны следовать непогрешимому и знали бы, как это делать, то не возникло бы разделения людей на две категории – муджтахидов и мукаллидов.
Всевышний не сказал бы никогда для второй категории: «Спросите знающих, если вы не знаете». Он велел им следовать за людьми знающими, несмотря на то, что они
небезупречны. И Он не велел обращаться к словам Корана и сунны, несмотря на то, что они безупречны.
Поистине огорчает то, что мы нуждаемся в утверждении этой ясной речи, которую легко понять каждому из обладающих разумом, но этот огорчающий факт предстает перед нами сегодня. Один из них распространил (и пожелал не писать своего имени и не говорить о себе) брошюру, под заголовком: «Обязан ли мусульманин следовать одному мазхабу из четырех» и отнес это сочинение Мухаммаду Султану аль-Ма’суми аль-Ходжанди аль-
Макки, преподавателю при мечети Харам. Краткое содержание этой брошюры заключается в разъясненном вам выше: признании неверным следующего определенному мазхабу из четырех, и называние последователей четырех имамов глупыми, невеждами и заблудшими. И что они есть те, кто разделили свою религию и стали группами, и что они из тех, о ком сказал Всевышний: «Они взяли своих книжников и священников господами помимо Аллаха». И что они – потерпевшие убыток в своих деяниях, те, чьи стремления тщетны в этой жизни, а они считают, что творят благое.
Распространитель книги, пожелавший остаться неизвестным, начал распространять свою брошюру в различных слоях мусульман – простых людей, студентов, рабочих и др.
Многие из этих людей обратились ко мне с вопросами о том, что же им делать, и они встречали мое замешательство, и один из них подошел ко мне радостный, говоря: «Разве ты не видишь, что то, изучением чего вы утомляете себя и называете фикхом и исламским шариатом, есть представление имамов мазхабов, и это лишь результат их мыслей в области юриспруденции, связанных ими с Кораном и сунной?». И он начал показывать мне в доказательство своих слов то, что было в этой брошюре. Потом он начал говорить, что Ислам – это не более чем поклонение и пять его известных столпов, и что бедуин запоминал их в несколько минут, и уходил, чтобы применять их в жизни. Это и есть
Ислам. А вы утверждаете, говорил он, что Коран и сунна несут тяжесть гражданского, уголовного и административного права, и что Ислам – религия и государство. И вот она, лживость того, о чем вы говорите, и об этом пишет сам преподаватель мечети Харам!
Что я должен делать против этого огорчительного случая? Молчать ли мне и отвернуться, утешая себя мыслью, что группа людей считает занятие этим исследованием отходом от более важных дел?
И разве есть что-либо более важное, чем разрешить замешательство этих людей, состояние которых я описал только в небольшой части? И разве есть что-либо более важное, чем разъяснение того, что многие тысячи величайших ученых шафиитского мазхаба и ученые маликиты, ханифиты и ханбалиты не являются кафирами, заблудшими, глупцами, невеждами. Напротив, они имамы мусульман и им принадлежит заслуга в защите храма исламского шариата и его донесения до людей.
Есть ли что-либо более важное, чем разъяснение тому, кто нашел в этой брошюре то, что искал и кто умышленно начал смело и с воодушевлением повторять те великие вымыслы востоковедов, а именно вымысел, привнесенный ненавистником ислама немецким востоковедом Шахтом, что исламский фикх – только юридический труд, возникший в результате блестящих правовых исследований людей, которым приятно было отнести это к Корану и сунне. Шахт приводил в качестве доказательства своих слов то, что мы видим в начале брошюры Ходжанди: что содержание Ислама простое, краткое, которое за несколько минут понимал бедуин и уходил, говоря: клянусь Аллахом, я не прибавлю к этому ничего. Так откуда же после этого взялись эти многочисленные положения? Я говорю, разве есть что-либо более важное, чем разъяснение того, что эта речь вздорная,
ложная, и степени невежества этих людей. Необходимо разъяснить все это и раскрыть суть вещей.
Но я не заполню главы моей книги тем же, чем заполнил их автор той брошюры – описанием куфра, заблуждения, глупости, невежества, слепого следования и подобного этому.
Напротив, я разъясню вопросы объективным, чисто научным толкованием, удерживаясь в этом вопросе от двух крайностей. Эти две крайности – основа беды, в которую впали многие исследователи как в наше время, так и в прежние времена, исходя из желания опровергнуть слова оппонента, исходя из призывов плоти и нетерпимости.
Я прошу Аллаха, Свят Он и Велик, возвратить нас на истинный путь и очистить наши души от зла нетерпимости, фанатизма и козней, поистине, Он – Милостивый, Сведущий.
Мухаммад Саид Рамазан аль-Бути
Дамаск 23 зу аль-ки’да 1389 г.
30 января 1970
Краткое содержание брошюры Ходжанди.
Во-первых, необходимо читателям предоставить возможность ознакомиться с кратким содержанием брошюры, кем бы ни был ее автор и издатель.
Затем это краткое содержание будет основой диспута в следующих главах. И я преследую цель быть искренним ради Аллаха и Его Посланника на основе чисто научного диспута, и я не стремлюсь помимо этого к какой либо личной цели и не стремлюсь осмеять оппонента, или же назвать его глупцом или неверным.
И я не жду от читателя ответа на это, кроме как если он будет подобен мне в том, чему я обязался следовать, изучая взгляды и очищая мышление, и будет искренним только ради науки в том, что он прочтет. И будет следовать тому, к чему он придет, не связывая себя и свои идеи фанатизмом или зависимостью. Вскоре читатель обнаружит, что постановка проблем и поднятие шума по причине следования мусульман за четырьмя мазхабами есть не что иное, как шум безо всякого повода, и спор не о том и, как говорится, буря в стакане воды.
Автор брошюры начинает свой спор с разъяснения сути имана и ислама, и приводит хадис о Джабраиле, задающем Пророку вопрос об исламе, и хадис: «Ислам построен на пяти столпах…», и хадис о человеке, пришедшем к Пророку и спросившем: «О посланник
Аллаха, укажи мне на поступок, совершив который, я войду в Рай». Пророк ответил:
«Свидетельствуй, что нет божества кроме Аллаха…», и хадис о человеке, который пришел и опустил верблюда на колени возле мечети Пророка, потом вошел к нему и спросил о самых важных столпах Ислама; потом писатель утверждает, основываясь на этом, что Ислам не более чем слова и простые положения, понятные бедуину или мусульманину, и он настолько прост, что принявший его не нуждается в следовании за имамом или приверженности муджтахиду.

После этого он приступил к доказательству того, что мазхабы – не более чем мнения ученых и их понимание некоторых вопросов, и эти различные мнения и понимания не вменены в обязанность Всевышним и Его Посланником никому из последователей.
Согласно этому, следование тому или иному из четырех мазхабов не является обязательным или желательным. И мусульманин не обязан следовать за одним конкретным имамом, напротив, кто будет следовать за конкретным мазхабом во всех вопросах, то он – фанатик, впавший в ошибки слепого последователя. Он – из тех, кто разделили свою религию и стали группами. И автор приводит в качестве своего доказательства этому, что основа приверженности Исламу суть следование за Кораном и сунной, и они оба безупречны, а следование за имамами мазхабов – это отход от следования за Кораном и сунной к чему-то другому. Это переход от следования за безупречным к следованию за ошибочным. (Брошюра «Обязан ли мусульманин следовать одному мазхабу из четырех», стр. 6-7).
После этого он утверждает, что мазхабы – это нововведение, появившееся после третьего столетия хиджры, и что это несомненно заблуждение. Автор задается вопросом: есть ли какой либо аргумент в пользу того, что человек в могиле будет спрошен о мазхабе или тарикате?
Потом автор заявляет, что четыре мазхаба появились, оппонируя и сбивая с мазхаба нашего господина Мухаммада (мир ему и благословение), он утверждает, говоря, что истинный мазхаб, за которым нужно следовать и быть приверженным ему, это мазхаб нашего господина Мухаммада (мир ему и благословение), затем за мазхабом его праведных халифов (да будет доволен ими Аллах)… так откуда же появились эти мазхабы и почему они распространились и стали обязанностью мусульман? (Брошюра, стр. 12)
Он приводит от Дахлави речь, подтверждающую его слова: «Кто следует всем правилам одного из четырех мазхабов, и не опирается на Коран и сунну, тот он изменил единодушному мнению мусульман и следует не путем мусульман». Затем он приводит доказательства и различные цитаты, разъясняющие то, что мусульманину, последователю одного из имамов, не обязательно следовать за ним всю жизнь. И что нельзя тому, кто стал разбираться в сути какого либо вопроса на основе доказательств Корана и сунны, и понял доказательства и их цели, фанатично следовать за мазхабом одного имама и отходить от того, что было понято им из Корана и сунны.
Затем он проводит грань между таклидом и иттиба’ом, считая таклид порицаемым поступком, а иттиба’ – похвальным и хорошим делом. Иттиба, по его мнению, это спрашивать у того, за кем следуешь, о законах Аллаха и Его Посланника, и не спрашивать о мнении кого-либо другого и его мазхабе. (Брошюра, стр. 14-15)
Затем он утверждает, что при наличии множества риваятов от Посланника Аллаха по каким-то вопросам, при том что не известно, какой из них был раньше, а также не ясно, какой из них – отменяющий, то необходимо следовать за каждым из них. Иногда за этим, а иногда за тем, далее он разъясняет, что разделенные мазхабы появились только из-за отказа от этого принципа. (стр. 17).
Затем он возвращается и повторяет сказанное ранее, что муджтахид иногда ошибается, а иногда нет, поэтому за ним нельзя следовать, а что касается Пророка, то он чист от ошибок, и нельзя отказываться от следования за ним. Он подтверждает свои слова различными цитатами, в которых запрещается фанатизм в следовании имаму, несмотря на ясные аргументы Корана и сунны, изученные, запомненные и исследованные последователем. Автор повторяет после этого, что следование мазхабу одного
определенного человека – нововведение, и утверждает, что все сподвижники основывались на Коране и сунне Пророка и на том, что становилось для них ясным при отсутствии доказательств. Затем после третьего столетия появилось нововведения – следование мазхабам и таклид. Он начинает уподоблять последователей имамов бегущим в страхе ослам и называет их шарлатанами и упрямцами, а их достижение – достижением сатаны. (стр. 24, 25)
Затем он начинает осыпать упреками тех, кто отдает приоритет в следовании установлениям их имамов перед цитатами Корана. И приводит в качестве аргументов большое количество цитат из слов самих имамов о слепой приверженности имаму вопреки доказательствам Корана и сунны, если они были изучены и запомнены. И он связывает эти слова со своим главным утверждением о запрете следования и приверженности одному определенному мазхабу. (стр. 28-34)
И в конце автор призывает каждого мусульманина к постоянному обращению к Корану и сунне для понимания норм Ислама, утверждая, что достичь этого легко, и что нет необходимости для этого в больших усилиях, и что мусульманин не нуждается для этого в чем-либо, помимо книг Муватта и двух Сахихов
[1]
, сунан Абу Дауда, Джами’
Тирмизи и ан-Насаи (стр. 40)
После этого он повторяется и смешивает различные доводы, которые запрещают ученым при наличии ясных доказательств (неверности мнения имама) следовать за имамом, даже вопреки доказательствам. И разъясняет основу того, к чему он призывает, т.е. – к абсолютному запрету на следование конкретному мазхабу. (стр. 40 и дальше).
Автор обращает взгляд читателя к изучению книги «Мукаддима» Ибн Халдуна, утверждая, что Ибн Халдун подтвердил, что мазхабы возникли и распространились только по политическим причинам и из-за захвата власти амбициозными неарабами.
(стр.45).
Таково краткое содержание брошюры. В других местах этой брошюры, ее главах и различных приведенных цитатах преследуется цель обосновать запрет для любого мусульманина на следование за любым мазхабом из четырех. И приверженность одному из них рассматривается как заблуждение и неверие, якобы это является принятием людьми других богов помимо Аллаха, так как они должны основываться непосредственно на Коране и сунне. Если же они не способны на это, то они должны постоянно переходить из одного мазхаба в другой, иногда спрашивая у одного, иногда следуя за тем, иногда – за другим
[2]
Автор брошюры берет высказывания о запрете на фанатизм в следовании мазхабу, вопреки аргументам (если они станут ясны для изучающего вопрос), приведенным от имамов, в качестве доказательства своих утверждений.
Автор брошюры смешивает в этом вопросе понятия, относительно которых имеется единогласие всех ученых и то, о чем не говорит ни один из мусульман.
Он берет доказательства одного в обоснованность другого. Ему следует, во- первых, поскольку он исследует, основываясь на доказательствах и мнениях, научный вопрос, сформулировать название предмета изучения и разногласий. Затем привести свои аргументы и утверждения в рамках этих разногласий. А затем поступать со своими утверждениями как заблагорассудится. Этого всего им сделано не было.

В этом случае нам необходимо, прежде чем вступить в спор с автором, исправить то, что он упустил, и сформулировать тему диалога, и выделить пункты, в которых мы с ним и всеми мусульманами единодушны, чтобы не вдаваться в изучение и обсуждение этих вопросов и не тратить на это время. И чтобы они (пункты в которых все единодушны) не мешали нам изучать вопросы обсуждаемой темы.
[1]
Т.е., Сахиха аль-Бухари и Муслима (прим. пер.).
[2]
Шейх Насир считает, что некоторая часть этой брошюры исправляет ошибочность остальных отрывков и цитат, указанных нами, и приводит их к истине и преграждает путь их критики. Это слова Ходжанди (стр. 29): «Знай, что следование словам ученых и их суждениям подобно таямуму, к которому прибегают при отсутствии воды. Если есть цитата из Корана, сунны и высказываний сподвижников (да будет ими доволен Аллах), то обязательно следовать за ними и не переходить к словам ученых». Это было сказано им в диспуте, который имел место между нами, и мы заняли жесткую позицию по отношению к отрывку, приведенному шейхом Насиром, и рассмотрели ее (цитату) как большую беду и губительную проблему и это, как говорится, стало каплей, переполняющей чашу.
Каждый раз, находя по интересующему вопросу цитату из Корана и сунны, мусульмане обязаны придерживаться этого и им запрещено обращаться к иджтихаду имамов!! Кто сказал такие удивительные слова? Где в этом отрывке исправление ошибок? Разве эта книга написана нами не как опровержение этой ошибки?
Поставь Сахихи аль-Бухари и Муслима сегодня перед простыми мусульманами и скажи им, чтобы они поняли положения религии из этих книг, а затем посмотри, каково будет невежество, барахтание, хождение наощупь в вопросах религии. Этого ли желает
«великий ученый» Ходжанди и профессор Насир в удивляющей защите его ошибок и вздорных речей? Шейх ибн Кайим, а также большинство ученых и имамов говорит:
«Наличие только сборников сунны недостаточно для верности фетвы, основывающейся на этих книгах. Напротив, в дополнение к этому необходимо достижение степени, позволяющей выносить постановления, и нужно относиться к имеющим право на обсуждение и собственное мнение, если же у него не будет всего этого, то его обязанность указана ему Всевышним: «Спрашивайте ученых, если вы не знаете».
Шейх Ходжанди и вместе с ним профессор Насир говорят: «Если есть цитата из Корана, сунны и высказываний сподвижников (да будет ими доволен Аллах), то обязательно следовать за ними и не переходить к словам ученых».
Чему же нам верить? Тому, в чем согласны все ученые, среди которых такие как ибн
Таймийя, ибн Кайим и … и… , многие другие или же одному Ходжанди и шейху Насиру в его «полезном» послании?!!
Затем подумай над словами Ходжанди. В них ты обнаружишь удивительное невежество!
Он представляет, что имамы вывели свой иджтихад, за которым приемлемо следовать для мусульман, основываясь только на своих мнениях и мыслях без аргументаций Кораном и сунной, и вот лишь в чем людям дозволено следовать за имамами, и это тот «таямум», который необходим.

В то время как иджтихад имамов невозможен и неправомочен кроме как на основе аргументаций Корана и сунны. Имам, делая иджтихад в религии без опоры на Коран и сунну, только добавляет нечто от себя в религию, и ни одному из мусульман нельзя следовать за ним. Это в отношении религии не вода, и не таямум.
Имам аш-Шафии говорит в своей книге «ар-Рисаля»: «Аллах не позволил никому после
Посланника Аллаха говорить, кроме как основываясь на знаниях, которые были до него, а знания оставшиеся после Посланника Аллаха – это Коран, сунна, иджма, высказывания сподвижников и описанные мною виды кияса,(суждения по аналогии) и кияс можно делать только тому, кто обладает необходимым инструментом, при помощи которого можно проводить сравнение. Этот инструмент – знание положений Корана: обязанностей и этики, о которых в нем говорится; отменяющие и отмененные аяты, общие и конкретные аяты, и наставления».
Ты видишь, что более всего при иджтихаде используется такой вид извлечения решений, как кияс, и он недействителен, если не опирается на цитату из Корана, сунны, высказываний сподвижников. А высказывания сподвижников – это одна из разновидностей сунны, за исключением случая, когда они могут основываться на собственном мнении сподвижника.
Затем он представляет, что незнание шариатских положений возникает только по причине отсутствия текста Корана и сунны, а если имеется текст Корана или сунны, то все причины невежества исчезают, и все люди становятся равными в возможности понять положения шариата из соответствующей цитаты. И нужда в следовании за имамами отпадает.
Разве такие слова произнесет ученый, знающий смыслы цитат и способы извлечения из них положений? Поистине, согласие покупателя и продавца о оговоренных условиях в сделке, вопрос о которых исследователь с легкостью найдет необходимые цитаты из
Корана и сунны. Однако, тот, кто не достиг степени иджтихада, выведения решений и их основ, не в состоянии знать, основываясь на известных цитатах, положения этих условий договора. И он не поймет даже, действителен этот договор или нет.
Относительно положений, касающихся земли, захваченной мусульманами на войне, можно без труда найти ясные цитаты из Корана и сунны, несмотря на это, я бросаю вызов самому знающему поборнику безмазхабности, и говорю, что его голова закружится, если он будет пытаться извлечь положения по этому вопросу из Корана и сунны.
В остальных главах фикха излагаются вопросы, подобные этим.
И что же тогда подтверждает слова Ходжанди: «Если есть цитата из Корана, сунны и высказываний сподвижников (да будет ими доволен Аллах), то обязательно следовать за ними и не переходить к словам ученых»? Какое место занимает «таямум» после этих слов?!
Что касается шейха Насира, то он сообщил нам, после разъяснения некоторых отрывков этой речи, что в этом высказывании Ходжанди опущены некоторые слова. Вот эти слова:
«Когда исследователь Корана и сунны достигнет степени, позволяющей ему совершать истинбат (выводить решения)». А когда мы ему сказали, что слово «хайсу» в высказывании Ходжанди относится к словам, несущим общий смысл, он начал настаивать, что эти общие слова несут конкретный смысл, и мы не виноваты в том, что мы
не находим в словах Ходжанди слов, несущих общий смысл, или хоть что-либо, указывающее на конкретизацию. И что ни один из специалистов в области арабского языка и его основ не сказал, перечисляя, конкретизирующие слова: «Из этих конкретизирующих слов есть правило, которое ввел шейх Насир в слова других»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10