Главная страница

Джон и Стейси Элдридж Пленительная красота


Скачать 1,14 Mb.
НазваниеДжон и Стейси Элдридж Пленительная красота
АнкорDzhon_i_Steysi_Eldridzh_Plenitelnaya_krasota.doc
Дата14.11.2017
Размер1,14 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаDzhon_i_Steysi_Eldridzh_Plenitelnaya_krasota.doc
ТипДокументы
#47847
страница1 из 24
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

(Пер. с англ. издательство "Шан­дал")

Джон и Стейси Элдридж

Пленительная красота

Постигая тайны женской души

Пленительным женщинам, которых

мы счастливы назвать своими друзьями.

Благодарность

С чего бы начать? Мы благодарны очень многим и боимся, что всех нам упомянуть не удастся.

Мы выражаем признательность нашей дорогой подруге Ли, ходатайство которой, а также ее ободрение, любовь и твердая вера как в нас, так и в Того, Кто является истинной Любовью, помогли этой книге увидеть свет. Мы благодарим всех тех женщин, которых имеем честь называть своими сестрами и подругами, — сотрудниц организаций «Ransomed Heart» и «Imago Dei». Вы пленительные создания.

Мы благодарим наших друзей из издательского дома «Thomas Nelson». Брайан, твоя редакторская правка вновь сделала нашу книгу намного лучше. Майк, Джонатан, Джерри и Кайл, ваши проницательность и целеустремленность воспламеняют сердца Божьего народа. Огромное спасибо нашим друзьям из «Yates and Yates» — настоящим самураям, сражающимся за Божье Царство.

Спасибо тем, кто на всем протяжении нашей битвы молился за нас. Вы знаете, чего нам стоило написать эту книгу.

(Не правда ли, наши слова напоминают затянувшуюся благодарственную речь награждаемого премией «Оскар», в то время как ведущие церемонии пытаются выставить его со сцены?)

И наша последняя, но от этого не менее искренняя благодарность адресована Тому, Кто так беззаветно нас любит, — удивительному Богу, отважному и прекрасному Господу. О, как мы Его обожаем! Эта книга — наш подарок и проявление ответной любви к Нему.
Предисловие

Вот мы и вступили на святую землю.

Написать книгу о мужчинах («Необузданное сердце») было довольно просто. Не то чтобы мужчины такие уж одноклеточные существа, но из двух полов, пытающихся любить и жить в одном русле, они менее сложны для понимания. Я (Джон) думаю, с этим согласятся как мужчины, так и женщины. Кстати, предполагалось, что загадочность женских сердец явится для их обладательниц источником радости, благом, но вместо этого она стала для них причиной досады. Почти все женщины чувствуют, что порой «перегибают палку»... и не всегда оказываются «таки­ми, какими должны быть». А мужчинам свойственно желание держаться подальше от глубоких омутов жен­ской души, потому что они никогда не знают, что оттуда всплывет и как к этому относиться. Поэтому мы упустили сокровище, которым является женское сердце, и не разглядели того, что оно может нам рассказать о сердце Бога.

Не волнуйтесь, в этой книге мы не будем говорить о том, чего вам не удалось добиться как женщинам. Согласитесь, все мы устали от такого рода литературы. Первая же брошюра о том, что значит быть благочестивой женщиной, которую я (Стейси) прочла, будучи новообращенной христианкой, полетела в противоположный угол комнаты. За двадцать пять прошедших с тех пор лет мне встретилось всего не­сколько книг на эту тему, которые я действительно могла бы рекомендовать вам прочесть. От прочих я тихо сходила с ума. Их содержание сводилось к следующему незатейливому наставлению: «Вы не такая, какой должны быть, но если вы выполните следующие десять правил, то добьетесь успеха». Такие книги, в общем-то, и убивают душу. Понятие женственности нельзя свести к формуле.

У меня есть подруги, которые любят устраивать чаепития, предварительно сервировав стол изысканным фарфором, но есть и другие, которые при одной мысли об этом покрываются сыпью, как при крапивнице. Есть подруги, которые любят охотиться, особенно если при этом им приходится стрелять из лука. Женщины могут быть профессорами и поварами, сиделками и миссионерками, актрисами и поэтессами, альпинистками и триатлонистками, докторами наук и социальными работниками, мамами и домохозяйками, стоматологами и невропатологами, секретаршами и продавщицами. И все они прекрасны.

Так как же определить, кто является настоящей женщиной — Золушка или Жанна д'Арк, Мария Магдалина или Опра?1 Как вернуть женщине ее женственность, не загоняя ее в рамки допотопных стереотипов и не навязывая ей новых, способных лишь усилить у нее чувство досады? Уж в чем в чем, а в этом наши читательницы нуждаются меньше всего. А между тем есть нечто, чем Бог наделил каждую женщину, — Он дал ей способность все принимать близко к сердцу. Поэтому мы решились на исследование женской души через познание ее сердца. Что скрывают его глубины? Каковы его желания? О чем вы мечтали, когда были маленькими девочками, и о чем, став женщинами, вы мечтаете до сих пор? И как вам исцелиться от душевных ран — итога жизненных трагедий?

Что-то драгоценное затерялось за годы, отделяющие ваш сегодняшний день от времени ваших девичьих грез. И это утраченное сокровище — ваше сердце, ваше бесценное сердце. Бог наделил вас женственностью могущественной и нежной, страстной и притягательной. Несомненно, этот дар был неверно понят и уничижен, но ваше сердце стоит того, чтобы вновь обрести этот дар. Вы пленительны!

Мы приглашаем вас вместе с нами совершить путешествие. Путешествие, сулящее открытия и исцеление. Ваше сердце — награда Божьего Царства. Иисус пришел, чтобы вернуть вас Себе, вернуть полностью, без остатка. Мы молимся, чтобы с помощью этой книги Бог прикоснулся к вашему сердцу и вашей жизни, чтобы Он принес вам радость и жизнь! И если эта книга справится со своей задачей, мы устроим грандиозную вечеринку, и неважно — с чайным сервизом или бумажными тарелками. Однажды все мы соберемся на праздник. А сейчас мы надеемся и ждем, что эта небольшая по объему книга позволит вам лучше узнать Бога, а заодно и собственное сердце.
1

Сердце Женщины

Порой быть женщиной невыносимо трудно.

Тэмми Уинетт

Он заметил слезы у нее на глазах.

- Ты плачешь?

- Я женщина пустыни, — отвечала она, пряча лицо. — Но прежде всего я просто женщина2

Пауло Коэльо. «Алхимик»

Где искать тебя? В поле среди васильков?

Или, может быть, в море средь буйных ветров?

Говорят, приручить ты сумела любовь?

Без свободы ты будешь ли счастлива вновь?

Том Петти

- Давайте рискнем.

Сгущались сумерки. Прохладный воздух благоухал сосновой хвоей и полынью, а стремительно бегущая мимо река манила последовать вслед за ней. Мы уже разбили палатки на территории национального парка «Гранд Тетонс», а каноэ все еще покоилось на крыше автомобиля.

  • Не пора ли спустить его на воду?

Джон взглянул на меня как на умалишенную. Меньше чем через двадцать минут и нас, и эту реку, и этот лес заключит в свои объятия ночь, и мир до утра погрузится в непроглядную тьму. Мы окажемся на реке одни, вооруженные лишь самым общим представлением о том, в какую сторону плыть, в каком месте причалить к берегу, а причалив, найти дорогу назад. А сколько времени займет обратный путь к машине? И кто знает, какие опасности поджидают нас на этом пути? Джон снова посмотрел на меня, потом на трех наших маленьких сыновей и сказал: «Давайте попробуем!» И мы дружно принялись отвязывать каноэ.

Вечер был просто великолепен. Течение постоянно обновляло палитру реки, произвольно смешивая всевозможные цвета от зеленовато-синего до серебристого и даже черного. Вокруг не было ни души. Просторы Оксбоу-Бенд были в нашем распоряжении. Мы мигом спустили каноэ на воду, облачились в спасательные жилеты, застегнули их по всем правилам, взяли весла, усадили детей и отчалили от берега, чтобы всем вместе максимально насладиться красотой реки.

На пути нам встретился старый деревянный мост или, точнее, то, что от него осталось. Он был таким низким, что, казалось, еще немного, и он просто ляжет на воду. Чтобы проплыть под его ветхими останками, нам пришлось нагнуться. Самый поверхностный взгляд не вызывал сомнений в том, что это сооружение не переживет следующего порыва ветра. Мы осторожно продвигались по извилистому руслу реки Снейк — Джон на корме, у руля, я впереди, а переполненные изумлением и восхищением мальчики посередине. Когда стали появляться звезды, мы почувствовали себя героями книги Льюиса, присутствующими при сотворении Нарнии3: небо было таким ясным, а звезды такими близкими! Затаив дыхание, мы следили за падением одной из них, медленно прочертившей небо и растаявшей в ночи.

Всплеск от нырнувшего в воду бобра, словно ружейный выстрел, вспугнул двух уток, но все, что мы смогли увидеть на фоне угасающего неба и черной реки, это оставленный ими след, напоминающий две серебристые дорожки, которые обычно исчезают за воднолыжником. В лесу, стеной стоявшем вдоль реки, начали свою ночную перекличку совы. К ним из прибрежных зарослей присоединились канадские журавли. Эти такие привычные звуки казались нам таинственными, почти потусторонними. Мы шепотом сообщали друг другу о каждом вновь подмеченном чуде, и только плеск весел время от времени выдавал здесь наше присутствие.

Наступила ночь — значит, пора заканчивать путешествие. Мы собирались сойти на берег в заводи, ближе всего расположенной к дороге, чтобы не слишком долго искать машину. Мы решили не рисковать и не возвращаться к тому месту, где спустили на воду каноэ... для этого нам пришлось бы грести против течения, к тому же в полной темноте так непросто разглядеть дорогу назад.

Когда мы почти достигли берега, как раз в том месте, где мы собирались на него сойти, из высокой травы нам навстречу поднялся лось. Он был черным, как ночь, — увидеть его удалось только потому, что его массивный силуэт вырисовывался на фоне ночного неба и острых горных вершин. Лось был огромен, великолепен, но он стоял на нашем пути, преграждая единственную ведущую к дороге тропку. Нелишней будет такая справка: больше всего людей погибают при внезапных встречах именно с лосями, а не с другими представителями дикой фауны, обитающими в национальных парках Америки. Поразительная скорость, более семисот килограммов мышечной массы, ветвистые рога и абсолютная непредсказуемость делают этих животных действительно опасными существами. Стоявшему перед нами лосю хватило бы и двух секунд, чтобы войти в реку и перевернуть наше каноэ. Нечего было и думать о том, чтобы мимо него пройти.

Наше восторженное настроение улетучилось. Мы с Джоном встревожились не на шутку. Поскольку выход на берег был теперь для нас перекрыт, нам ничего не оставалось, как в кромешной темноте пуститься в обратный путь по воде. Без паники и шума мы развернули каноэ и, направляя его против течения, старались определить фарватер, чтобы сильным встречным потоком нас не отнесло на середину реки. Кто бы мог подумать, что все так закончится? Внезапно прогулка из лирической превратилась в драматическую и потребовала от нас максимального напряжения сил. Джон должен был мастерски управлять рулем, я — изо всех сил грести. Любая наша ошибка могла привести к тому, что каноэ, зачерпнув бортом воду, могло опрокинуться и мы с тремя нашими сыновьями оказались бы в стремительным темном потоке.

Замечательно!

Но мы справились — справился Джон, справилась и я. Мы приняли брошенный нам вызов и вдвоем решили эту сложную задачу. И тот факт, что это ночное приключение потребовало от меня максимального напряжения сил, что я пережила его вместе со своей семьей в окружении дикой, мерцающей в свете звезд красоты и что это было в высшей степени опасное приключение, — произвел на меня неизгладимое впечатление. Я больше не была прежней Стейси — я была Сакагавеей4, индейской принцессой американского Запада, храброй и сильной женщиной.
Путь Женщины

Тебе решать — идти на риск иль не идти.

Нераспустившимся бутоном жить больнее,

Чем расцвести. Анаис Нин

Я пытаюсь вспомнить, когда я впервые осознала, что, перестав быть девочкой, становлюсь молодой женщиной. Когда я окончила школу или университет, или когда вышла замуж, или еще позже, когда стала матерью? Эти строки пишет сорокапятилетняя женщина, но и по сей день в каких-то вопросах я чувствую себя все той же девчушкой. Когда я анализирую некоторые эпизоды прошлого, которые должны были стать своего рода поворотными моментами, знаменующими новую страницу в моей жизни, но так и не стали ими, я понимаю, почему процесс взросления казался мне таким пугающе неопределенным.

В тот день, когда у меня началась первая менструа­ция, члены моей семьи повели себя очень бестактно. Мне было так неловко, когда они, собравшись за обеденным столом, хором запели: «Эта девочка теперь стала девушкой...» О-о-о-о-о! Я не чувствовала в себе никаких перемен. Если я что-то и испытала в тот день, так это обиду и унижение, потому что моя семья узнала об этом. Скованная стыдом, я уставилась в тарелку, будто в жизни не видела ничего интереснее кукурузы.

А когда я впервые примерила бюстгальтер — на самом деле короткую трикотажную маечку для занятий спортом, передняя часть которой была выполнена из тугого эластичного материала, — одна из моих сестер буквально вытащила меня в коридор, где — о, ужас! — с фотоаппаратом наготове меня поджидал отец, чтобы заснять этот «трогательный» момент моего взросления. Они меня уверяли, что позднее я сама буду над этим смеяться. (Я не смеялась.) Как и многие девушки, я во многом была предоставлена самой себе и в одиночку справлялась с трудностями подросткового периода — с изменениями, вызванными пробуждением моего тела и моего сердца. Это мое путешествие из детства во взрослую жизнь не сопровождалось ни одним напутствием. Впрочем, одно наставление я все-таки получила: мне было рекомендовано поменьше есть. Как-то раз отец отвел меня в сторону и сказал: «Ни один мужчина не полюбит тебя, если ты будешь толстой».

В университете я примкнула к движению феминисток, потому что, как и многие женщины в семидесятые годы прошлого столетия, пыталась понять, кто я такая. Фактически я стала руководителем «Women's Resource Center»5 в одном из либеральных университетов штата Калифорния. Но пока я доказывала свою силу и независимость («услышьте же мой плач»), мое сердце оставалось пустым. Когда вы молоды и еще не поняли, кто вы на самом деле, утверждение «ты можешь быть любой» едва ли поможет вам разобраться в себе. Слишком уж широкие просторы оно открывает, но направления не дает. А когда вы немного повзрослели, разрешение «делать все, что делают мужчины» звучит еще бессмысленней. Я совсем не хотела походить на мужчину. Но что же это такое — быть женщиной?

Что касается романтических отношений, то и по этой таинственной территории я плутала одна, и других проводников, кроме кинофильмов и песен о любви, у меня не было. Как и многие знакомые мне девушки, я в одиночку старалась выбираться из запутанных ситуаций, создаваемых другими разбитыми сердцами. На последнем курсе университета я по-настоящему влюбилась, и молодой человек ответил мне взаимностью. В течение двух с половиной лет мы с Джоном встречались, а потом обручились. Когда мы с ним уже подумывали о свадьбе, мама дала мне один совет (что было для нее довольно необычно), который в свете надвигающихся событий можно было считать ее материнским напутствием. Скорее, это был не один, а целых два совета. Первый из них звучал так: «Любая любовь сойдет на нет, коль на столе не будет котлет». Вторая заповедь моей мамы гласила: «Чем чище на кухне вымыт пол, тем охотнее муж стремится за стол». Я уловила суть сказанного ею. Отныне на меня как на жену возлагались новые обязанности, и сосредотачивались они на кухне. Сначала я должна была готовить свиные отбивные, а потом быстренько мыть пол.

Мне почему-то казалось, что как только на вопрос священника «согласна ли я стать женой...» я отвечу «да», я тут же чудесным образом превращусь в Бетти Крокер6. Я представляла себя выпекающей хлеб: как, должно быть, я, вынимающая из духовки пышущие жаром булочки, буду румяна и мила. При этом меня нисколько не смущал тот факт, что за всю свою жизнь я готовила не больше пяти раз. С рвением я приступила к приготовлению завтраков и ужинов. Спустя две недели от начала моей кулинарной вахты, отчаявшаяся, я лежала на диване и на вопрос Джона, что у нас будет на ужин, отвечала, что не уверена, будет ли он у нас вообще, а также просила его приготовить что-нибудь самому. Кроме того, пол на кухне был грязный. Мои надежды рухнули, я потерпела фиаско.

Моя история похожа на истории множества женщин. При всем многообразии поступающей к нам информации нам так и не объяснили, что же значит быть женщиной. Недавно одна молодая особа написала об этом следующее:

Я помню, что в возрасте десяти лет я вместе с окружающими меня женщинами более солидного возраста задавалась вопросом, до какой степени христианка может быть уверенной в своей красоте и внутренне раскованной, чтобы не выглядеть воинствующей феминисткой или неуверенной в себе, нуждающейся во внимании неуравновешенной женщиной. Как, не огрубев, стать сильной? И как, оставаясь беззащитной, в то же время не испытывать жалости к самой себе?

Кажется, число книг, посвященных мужскому вопросу, постоянно растет. В них описываются различные обычаи, связанные с изменением социального статуса юноши, — обряды посвящения, церемонии инициации и тому подобное. Многие из них весьма полезны. Но хороших книг на тему, что делает женщину женщиной, по-прежнему очень мало. В информации о том, что следует предпринять, дабы стать благочестивой женщиной, недостатка тоже нет. Но обилие подобной информации вовсе не означает, что мы понимаем, как стать такой женщиной. Правильнее было бы сказать, что для начала мы даже не представляем, к чему нам стремиться, — мы абсолютно дезориентированы.

Кому же, как не нам, знать обо всех тех ожиданиях, которые возлагают на нас семья, церковь и общество. К сожалению, церковь в этом вопросе оказалась для женщин не слишком большим подспорьем. Да что уж там говорить: именно она и стала частью этой проблемы. Изначально ее послание женщинам звучало следующим образом: «Вы здесь для того, чтобы служить. Бог создал женщину, чтобы она служила — в детской, на кухне, в различных комитетах, в семье и в общине». Если говорить честно, решив написать портрет современной женщины, мы взяли за образец женщин-христианок. Они аккуратно причесаны, чрезвычайно милы, всегда готовы прийти на помощь, невероятно дисциплинированны, постоянно заняты, крайне сдержанны... и очень утомлены.

Вспомните женщин, с которыми вы встречаетесь в церкви. Они стараются жить согласно некоему эталону женственности. Что же они преподносят в качестве этого эталона? О чем свидетельствует их жизнь? Как уже было сказано, глядя на них, приходишь к выводу, что религиозная женщина... это очень уставшее и постоянно испытывающее чувство вины создание. Все мы живем в тени печально известной добродетельной жены из 31-й главы Книги Притчей, чья жизнь настолько занята хлопотами по дому, что любопытно, когда она находит время для дружбы, прогулок или чтения хороших книг? Ее светильник не гаснет и ночью? А когда же она занимается сексом, если она им вообще занимается? Так уж получилось, что именно эта добродетельная жена во многих из нас возбудила непреходящее чувство стыда, под бременем которого мы и живем. Она стала еще одним библейским подтверждением того, что женщины не соответствуют предъявляемым к ним требованиям. Означает ли это, что быть благочестивой женщиной — значит постоянно сознавать свою никчемность?
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

перейти в каталог файлов
связь с админом