Главная страница

Илюхина В. А. И 49 Письмо с секретом (из опыта работы по формированию каллиграфических навыков письма учащихся)


Скачать 3.82 Mb.
НазваниеИлюхина В. А. И 49 Письмо с секретом (из опыта работы по формированию каллиграфических навыков письма учащихся)
Анкор36503_19bd8cd47295616c913aca1d82f993c7.pdf
Дата10.12.2017
Размер3.82 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла36503_19bd8cd47295616c913aca1d82f993c7.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#53069
страница1 из 3
Каталогid50317698

С этим файлом связано 76 файл(ов). Среди них: Пейзаж в произведениях русских художников..doc, Картотека для рассматривания- Картины русских художников..docx, Знакомство с произведениями искусства..docx, vnimanie_i_pamyat.pdf, prodolzhi_ryad.pdf, predlogi.pdf и ещё 66 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3

В. А. ИЛЮХИНА
ПИСЬМО С «СЕКРЕТОМ»
(из опыта работы по формированию каллиграфических навыков письма учащихся)
МОСКВА НОВАЯ ШКОЛА 1994

2
ББК 74.268.1Р
И 49
УДК 371.018.003.077(072.2)
Автор: В.А. Илюхина — учитель - методист средней школы № 4 г. Щербинки Московской области
Илюхина В.А.
И 49
Письмо с “секретом”: (из опыта работы по формированию каллиграфических навыков письма учащихся). - М.: новая школа, 1994 - 48с.
ISBN 5-7301-0020-5
Предлагаемое пособие является практическим руководством для учителей начальных классов. Оно содержит теоретические основы, авторскую методику, интересные педагогические приемы и наблюдения. В настоящее время сотни учителей, обучая детей письму, применяют метод В.А. Илюхиной.
ББК74.268.1Р
Илюхина Вера Алексеевна
Письмо с “секретом” (из опыта работы по формированию каллиграфических навыков письма учащихся)
Художник обложки Н. Андреев
Корректор Л. Агафонова
Оформление и верстка П. Кузнецов
Электронная версия А. Вереса
Лицензия ЛР №061967 от 28.12.92
Сдано в набор 14.03.94. Подписано к печати 28.03.94. Формат 60x90
1
/
16
. Бумага офсетная. Гарнитура «Таймс». Печать офсетная. Усл. печ. л. 3. Тираж 50000 экз.
Заказ № 176. Цена договорная.
Издательство “Новая школа”, 107258, Москва, Краснобогатырская, 75, корп. 2.
Московская типография № 6 Министерства печати и информации РФ, 109088,
Москва, Ж-88, Южнопортовая ул., 24.
ISBN 5-7301-0020-5
©Илюхина, 1994

3
РАЗМЫШЛЕНИЯ О МЕТОДИКЕ И ОПЫТЕ РАБОТЫ
ПО ФОРМИРОВАНИЮ
КАЛЛИГРАФИЧЕСКИХ НАВЫКОВ ПИСЬМА
Школа — моя жизнь. Как неумолимо быстро летит время! Вот уже за плечами 20 учительских лет. Не так много, конечно, если сравнивать с годами, отданными школе самым главным моим Педагогом, моей первой учительницей, породившей во мне любовь и стремление к этой профессии; моей мамой Осетровой Надеждой Павловной. Она посвятила школе, причем с радостью и любовью, 44 года своей жизни. Все эти годы она работала в с. Долгие Лески Тульской области Каменского района. Так что многое у меня еще впереди!..
Тем не менее оглянуться есть на что. Что-то и за эти 20 лет прожито, понято, наработано. Были спады и подъемы, радости и печали. Неизменным оставалось и остается одно: желание стремиться вперед, быть всегда в поиске, никогда не останавливаться на достигнутом, обязательно преодолевать трудности, без которых не бывает радости побед.
Часто задаю себе вопрос: счастливый ли я человек? У меня есть любимая работа. Работа... Да нет, школа — это моя жизнь, это то, без чего я не могу себе представить свое будущее.
Каждая встреча с детьми — праздник. Я всегда хотела и хочу, чтобы школа приносила радость детям. А радости без успехов, конечно, не бывает.
Как много нужно приложить сил, отдать души, прежде чем увидишь эту радость. Трудно чем-либо измерить отдачу учителя. Да и возможно ли? Кто, скажите, может подсчитать, сколько энергии, душевных сил, человечности, любви к детям, в которой сочетается и сердечная ласка, и мудрая строгость, и требовательность, отдает учитель детям, находясь вместе с ними? На одной из лекций я слышала, что по эмоциональной нагрузке труд учителя сравнивается с трудом начальника крупного цеха. Не берусь оспаривать это.
Знаю одно: нужна любовь. Безмерная любовь к детям, искреннее желание все делать для того, чтобы она стала обоюдной. Потому что только тогда могут восстанавливаться душевные силы, когда видишь, что твой труд приносит плоды, когда осознаешь, что каждая встреча с детьми — радость, когда общение вызывает у них подлинный интерес, когда в конце урока слышишь
“Спасибо вам!..”, когда выводится в тетради каждое слово не для отметки, а для ТЕБЯ, чтобы ТЕБЕ доставить радость, когда учится урок и для ТЕБЯ тоже, чтобы не обидеть, не огорчить!
Мечтаю о том времени, когда в школу будут приходить учителя, прошедшие конкурсный отбор, для которых работа в школе — призвание.
Учителю, как, может, никому другому, необходимо обладать не только талантом педагога, но и природным даром воспитателя. Он должен быть

4
работоспособным, уметь тонко чувствовать индивидуальность каждого ребенка, владеть методами и приемами работы. Это должен быть человек большой души, любящий детей, способный без наигранности (ибо этого дети не прощают) стать им настоящим другом. Дети должны поверить в учителя безгранично, только тогда школа станет для них “Школой радости”, а учение не будет сводиться к беспрерывному накоплению знаний, к тренировке памяти, а будет содействовать развитию ребенка, его духовному обогащению.
Притча о добром и злом гномике. В один из первых школьных дней я рассказываю детям притчу о двух маленьких человечках, услышанную еще на маминых уроках, в которую до сих пор не перестаю верить сама.
В сердце каждого ребенка при рождении поселяются два гномика, один из которых добрый, хороший, а другой злой и плохой. Разумеется, добрый гномик помогает совершать хорошие поступки, побуждает на добрые дела, а плохой — старается сделать плохо не только своему хозяину, но и окружающим его людям. Так вот, когда человек дарит радость близким, помогает старым и больным, когда он добр к окружающим — здоров и счастлив хороший гномик, а когда он грубит, обижает друзей, не помогает родителям, не трудится — весел и доволен плохой гномик и очень страдает добрый... От того, какому из гномиков мы стараемся помочь больше, и зависит, какими людьми мы вырастем: хорошими или плохими.
Маленькие дети искренне верят в эту сказку, и она помогает им контролировать свое поведение.
Неудачи и пути их преодоления. 1 сентября. Сколько волнений и трепетных надежд связывает каждая семья с началом учебы своего малыша!
Родителям, как и учителю, хочется, чтобы их ребенок учился хорошо, с желанием шел в школу. А детям? Да спросите в первый же день у ребятишек, кто из них собирается учиться очень хорошо. Поднимется лес рук! Каждый из них искренне хочет этого. Значит, на учителя ложится большая ответственность. Поддержать это желание, сделать свой маленький класс домом радости, домом, в который всегда хотелось бы малышу прийти, учиться в нем, творить, созидать.
Очень ранят малышей неудачи. Нередко оттого, что не получается, наступает отчаяние, разочарование, нежелание работать. А это затрудняет и учебный процесс и процесс формирования личности.
Самые большие трудности, доставляющие много огорчений, — это уроки письма. Нужно каждый раз осваивать много нового, а руки еще слабы, не слушаются; и как тут ухитриться за 2— 2,5 месяца освоить написание 300 элементов? Начальный период обучения письму очень трудный и, как правило, приносит много огорчений и детям, и нетерпеливым родителям.
Долгое время я искала путь, на котором мои мальчишки и девчонки смогли бы преодолеть эти трудности, а не избежать их. Ибо считаю, что, если

5
ребенку в учении все дается легко, у него постепенно развивается леность мысли, которая его развращает, формирует легкомысленное отношение к жизни. Как ни странно, но это более характерно для способных детей. Ведь если в процессе учения ребенок не преодолевает посильных трудностей, что связано с определенным напряжением умственных сил, он, по существу, бездельничает. Не допустить безделья учащихся — тоже своеобразная воспитательная задача.
Таким образом, обучая детей письму, я учила их справляться с трудностями. А это, если хотите, воспитание личности!
Кружево из букв. Всегда говорю детям: “Что бы вы ни делали — все должно быть красиво, должно радовать и вас, и тех, кто находится рядом с вами”, Я всегда хотела и хочу научить детей не просто писать, а писать красиво. На первых занятиях знакомлю их с живописью, музыкой, прикладным искусством, например с мастерством кружевниц. Потом сообщаю детям, что мы тоже будем учиться плести “живое кружево” из букв, которые мы научимся писать. И наши “необычные кружева” будут столь же красивы.
За время работы в школе я поняла, что нельзя просто начинать учить детей писать правильно. Надо пробудить желание творить красоту.
Почерк и характер. Много было и есть споров о почерке. Одни говорят: это немаловажная деталь, вторые — это никому не нужно, третьи утверждают, что почерк зависит от характера, темперамента, генетических возможностей и даже от настроения человека. Французские графологи утверждают, что “...ребенок очень многое вкладывает в свой почерк. Это нечто, что он отдает с любовью родителям или учителям. Какой- либо изъян в буквах или в почерке в целом следует рассматривать как сигнал тревоги.
Некоторые виды детского почерка действительно сводятся к ряду нескончаемых “палок”, “забору”, где нет связок и закруглений и где буквы неудобочитаемы из-за того, что стоят обособленно друг от друга. Ребенок с таким почерком тратит много энергии, чтобы писать быстро, ибо ему нужно как-то компенсировать отсутствие связок между буквами. Надо в этом случае быть особо внимательными, если это становится правилом и почерк превращается в “скелет”. Это говорит об одиночестве, отверженности, отрицании. Ребенок отделяется от своего окружения, его гордость не дает ему рассказать о том, что мешает ему, или же о том, в чем он нуждается.
Если ребенок пишет с массой завитушек и украшений — в какой-то степени это повод для беспокойства. Завитушки и украшения должны, по мнению ребенка, улучшить написанное. Он добавляет к буквам детали, потому что хочет привлечь внимание. Ничто не бывает просто так у детей.
Такая излишняя манерность письма говорит о том, что ребенок боится одиночества, безразличия, или же о том, что, как ему кажется, вытеснен из родительского сердца младшим братом или сестрой. Прилежным почерком

6
пишет, как правило, примерный и нешаловливый ребенок, который имеет всегда отличные отметки и восторженные отзывы учителей. Поведение такого ученика располагает к нему учителей.
Он мало бегает, не пачкается, у него обернуты учебники и всегда на месте ручки и карандаши.
Мелкий, твердый, решительный почерк совсем не похож на
“примерный”. Ребенок с таким почерком — чаще собранный, сконцентрировавшийся на себе, проявляется часто как волевая личность. У него, безусловно, будет решительный характер.
Когда расстояние между буквами сходит на нет и когда две части одной буквы (“и”, например), кажется, вот-вот склеятся, можно говорить о некотором страхе, недоверчивой боязни, о напуганности и скрытности.
Ребенок зажимается в каждом слове, становится неподвижным. Он так же сдерживает дыхание, как сдерживает, сжимает свои буквы. Двери, открытой дальним далям и открытиям, он предпочитает охрану своих с трудом собранных богатств и достоинств, которые он использует, тем не менее, плохо и скудно из-за робости и боязливости” (парижский — еженедельник
“Мадам Фигаро”).
Конечно, почерк, без сомнения, отражает характер. В таком случае разве можно отрицать тот фактор, что, работая над почерком, мы можем содействовать формированию характера? Ведь обратная связь обязательно есть! И последние восемь лет работы я особенно убедилась в этом! Обучая искусству писать четким, красивым почерком, я воздействую на ребенка и в воспитательном плане. Я считаю, что обучение письму должно стать частью эстетического воспитания, способом постижения прекрасного.
Это особенно важно в период становления почерка, который совпадает с периодом становления личности. Убеждена, что такие положительные качества, как аккуратность, целеустремленность, внимание, чувство гармонии, желание доставить радость близкому тебе человеку своим трудом
— все это можно с успехом формировать в процессе обучения письму.
Каллиграфия — это и выражение отношения к другим людям; неряшливый, малоразборчивый почерк в какой-то мере говорит о невнимании, безразличии к другому человеку. Однако умения видеть красивое недостаточно. Важно помочь ребенку, научить его созидать, снять в первые дни учебы психологическую перегрузку, сделать обучение письму не изнурительным, а увлекательным, интересным и, главное, результативным.
Письмо и речь. Меня всегда беспокоило то, что при большом количестве элементов букв и их соединений (а их 300) дети, как правило, не только в первом, но и во втором, третьем классах не могут четко проговорить написание изученных букв. Мною были опрошены десятки учащихся разных классов, и у всех словесное объяснение того, как они пишут буквы, вызывало затруднение.

7
Вот уже восьмой год я работаю по традиционной методике безотрывного письма, но с совершенно другим подходом. Мои дети с первого дня проговаривают то, что пишут. Постоянно сами проводят анализ, сравнение и написание большей части новых букв разбирают почти без моей помощи. В связи с таким подходом к письму дети выучиваются красиво писать за первые 3 — 4 недели. Спустя 1,5 месяца после начала учебы большая часть родителей не смогла найти среди вывешенных на доске текстов работы своих детей, настолько многие из них были похожи. Присутствующие в сентябре месяце на уроках письма учителя, студенты не могли поверить в то, что целое слово из трех-четырех букв ученик спустя 10 — 15 уроков мог проговорить по элементам, не запнувшись, а весь класс, записывая под диктовку, не допустил ни единой ошибки и угадал слово правильно. При этом было видно, насколько увлечены, сосредоточены, внимательны и усидчивы в процессе работы были дети.
“Звуковая метода”. В чем же секрет моей методики обучения письму?
Годами анализируя работы своих учащихся, я пришла к выводу, что сложнее всего написать те элементы букв, где присутствует “овал”. По возможности я и постаралась заменить его прямой линией, оставив овалы в основном только в верхней части буквы. Написание каждой буквы сопровождается проговариванием. Работы детей не только стали опрятными и аккуратными, но повысилась их грамотность, резко возросло внимание при письме, а благополучный исход принес радость учения.
“Остовом” в обучении письму я взяла букву “и”. На ее основе и родилось все остальное.
Появилась “звуковая метода письма” благодаря детям. Как говорится, “не было бы счастья, да несчастье помогло”. Восемь лет назад с середины сентября началась эпидемия ветрянки. Были дни, когда в классе отсутствовала чуть ли не половина учеников. Мне пришлось осваивать письмо с каждым ребенком отдельно, посещая его дома. За небольшое время надо было наверстать много упущенного. И вот так, с каждой встречей, стараясь как можно доступнее объяснить детям систему письма, я к концу октября и пришла к определенной форме объяснения и написания.
С методикой письма я знакомлю и родителей на одном из первых собраний, которое посвящаю полностью вопросу по постановке каллиграфического письма. Это доступно родителям, поэтому они — мои большие помощники. При желании многие из них сами овладевают данной системой письма.
Приведу образцы каллиграфического письма, выполненные родителями детей первого класса.

8

9

10

11

12
Тетради, тетради. Вот уже восемь лет проверка тетрадей для меня — минуты отдыха. Ведь каждому учителю приятно брать в руки и проверять аккуратные, опрятные тетради ребят. Так и проходит через тетради наш молчаливый диалог с детьми, в котором каждая сторона очень хочет не огорчить другую. А похвала дорога не только детям! (Доброе слово радует даже растение. Говорят, комнатные цветы гибнут у недобрых людей. Я в это верю.)
Навсегда в памяти остался такой случай. Произошло это восемь лет назад. В первом классе был у меня очень сложный мальчик. Совершенно не подготовленный к школе, с неразвитой речью, замкнутый да еще леворукий.
У нас с ним очень долго ничего не получалось. Я вообще-то люблю поощрять детей, говорю много добрых, теплых слов. А тут так получилось, что спустя полтора месяца я вдруг осознала, что Игорь С. почти не получает от меня никаких поощрений за свой труд. Перелистала всю тетрадь, ни одной буквы нормальной не могу подобрать! Тогда решила поступить иначе.
Подобрала пасту в ручке, близкую к его, нашла крючок, который можно подправить. Подправила, красной пастой обвела его, поставила несколько восклицательных знаков, музыкальный ключ (
N
). Написала слова: "Молодец!
Я в тебя верю, Игорек! Так держать!” А наутро объявила ребятам, что не спала от радости всю ночь, что ежечасно открывала одну тетрадь и не могла насмотреться. Оказывается, это в нашем классе вчера один ученик так красиво и точно написал новую букву, что... ну ни у кого так здорово не получилось! Всем очень хотелось скорее узнать, кто же этот счастливчик?
Оказалось, Игорь! А Игорь и ушам своим не верит. И тут я показываю ребятам эту страницу из его тетради. Весь класс слетел с мест! А там и музыкальный ключ, и четыре восклицательных знака, и красивые слова! Всех это привело в восторг! Для них не существовало никаких его каракулей, кроме буквы, обведенной в кружок и сопутствующих записей! Все действительно поверили, что это непревзойденный труд! Поздравляли Игоря!
Игоря надо было видеть! Трудно мне передать все, что мы с ним испытали в тот момент. Трудно и выразить словами все, что пережила его мама в этот день, прибежав ко мне в класс спустя несколько минут после окончания уроков и рассказав мне сквозь слезы, как бежал Игорь по улице и, размахивая тетрадью, на весь двор с восторгом кричал о своей удаче: “Мама, мамочка! Вера Алексеевна сказала, что у меня теперь все получится! Что это победа!..” Как потом ему скорее захотелось сесть и выводить буквы, веря в то, что у него обязательно все получится. Это стало очень большим переломным моментом, потому что после этой истории в учебе Игоря все пошло по возрастающей. Большой и положительный эмоциональный взрыв
(я не боюсь этого слова) сыграл свою роль, включил в деятельность ту группу клеток, которая до той поры бездействовала. У Игоря оставалась до

13
восьмого класса одна тройка, по алгебре, по всем устным предметам он имел пять.
Изменение почерка. Осенью 1992 г. мне пришлось по приглашению побывать в 630-й школе Санкт-Петербурга и ОК “Аврора” Анапы. В обоих местах мне были предложены необычные условия: провести семинар, что называется “наживую”, то есть работать непосредственно с детьми. В Санкт-
Петербурге я побывала дважды по три дня (с интервалом в три недели).
Полученные результаты налицо! Помочь детям выправить каллиграфию можно. Однако следует помнить, что детская графология — деликатная и тонкая наука, требующая большого опыта. Поэтому всякий раз надо быть крайне осторожным, переучивая ребенка, меняя его почерк. Можно переучить и во втором, и в третьем, и в пятом, и даже в шестом классах.
Необходимое условие — желание детей и, естественно, умение учителя зажечь эту искорку в душе ребенка и до первого успеха суметь поддержать ее! А успех может прийти в любой из дней, начиная с урока, посвященного отработке каллиграфии.
Когда же приходит успех, дети, ведомые желанием научиться писать красиво, отрабатывают навык правильного письма дома, без наставлений взрослых. Мне пришлось услышать слова благодарности не только от детей, но и от родителей. А это ли не счастье для учителя?
Приведу образцы письма ребят, каллиграфию у которых мне удалось подправить. Учителя, работающие в этих классах, утверждают, что письмо изменяется резко у детей всего класса.

14

15

16

17

18
МЕТОДИКА ПЕРВЫХ УРОКОВ ПИСЬМА
Первые уроки — очень важный период. Необходимо постоянно упражняться в выписывании элементов, а далее и букв всем классом вместе по отчетливой команде учителя: поставьте ручку на 1/3 сверху, уйдите влево-вверх, задержитесь на строке, опуститесь по прямой наклонной линии вниз, задержитесь на строке, поднимитесь вверх, сомкните части и т.д.
При этих упражнениях я достигаю различных целей: приучаю детей правильно сидеть при письме, соблюдать расстояние между грудью и краем стола, равное ширине ладони, не наклоняться слишком близко к столу, класть правильно перед собой тетрадь (угол между нижней стороной тетради и краем стола должен быть 25 градусов). Обе руки должны лежать на столе; локоть правой руки свисает на край стола на 1— 2 см, ручку необходимо класть на среднюю фалангу среднего пальца, прижимать сверху большим и указательным пальцами на 1,5— 2 см от края стержня (конец ручки должен быть направлен в правое плечо). Все эти привычки очень важны как для хода самого обучения письму, так и для здоровья ребенка. Они гораздо легче усваиваются детьми теперь, при первых легчайших упражнениях, чем впоследствии, когда эти упражнения уже сами по себе станут довольно трудными и займут все внимание ребенка.
  1   2   3

перейти в каталог файлов
связь с админом