Главная страница

В. М. Бехтерев – Гипноз. Внушение. Телепатия. Isbn альманах Мысли об Истине издается для борьбы с лженаукой во всех ее проявлениях ив поддержку идей, положенных в основу деятельности Комиссии ран по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований.


Скачать 1.98 Mb.
НазваниеIsbn альманах Мысли об Истине издается для борьбы с лженаукой во всех ее проявлениях ив поддержку идей, положенных в основу деятельности Комиссии ран по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований.
АнкорВ. М. Бехтерев – Гипноз. Внушение. Телепатия
Дата30.09.2017
Размер1.98 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаV_M_Bekhterev__Gipnoz_Vnushenie_Telepatia.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38646
страница1 из 18
Каталогtopic64941992_29884372

С этим файлом связано 64 файл(ов). Среди них: Biznes_Posobie_dlya_geniev.pdf, Leushkin_Dmitriy_Turbo-Suslik.pdf и ещё 54 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

NATURA CUPIDITATEM INGENUIT HOMINI VERI VIDENDI
Marcus Tullius Cicero Природа наделила человека стремлением к познанию истины) Мысли Об Истине Альманах МОИ Электронное издание сайта http://moi-vzn.narod.ru/
, ISBN Альманах Мысли об Истине издается для борьбы с лженаукой во всех ее проявлениях ив поддержку идей, положенных в основу деятельности Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. В альманахе публикуются различные материалы, способствующие установлению научной истины и отвержению псевдонаучных заблуждений в человеческом обществе. Альманах издается с 8 августа 2013 года Настоящая версия тома выпущена
2014-04-01
© 2014 Марина Ипатьева (оформление и комментарии) Выпуск Альманах

МОИ
Мысли об Истине Выпуск № 9
2
Бехтерев B.M. Гипноз. Внушение. Телепатия Москва Мысль 1994 Редакция литературы по общим проблемам философии Составитель, автор вступительной статьи и примечаний доктор философских наук, профессор Г.
Шингаров
1
ISBN 5-244-00549-9 Книга представляет сборник психологических и психиатрических работ великого русского и советского ученого В.М. Бехтерева, посвященных проблемам внушения, гипноза, психотерапии, телепатии и др. Работы В.М. Бехтерева имеют не только приоритетное, но и историческое значение, являются актуальными в наши дни, когда интерес к гипнозу, внушению, аутогенным тренировкам приобретает массовый характер.
© Издательство Мысль. 1994 При техническом содействии СП «Колумбус»
OCR – Марина Ипатьева Г. Шингаров. О В.М. Бехтереве – ученом и враче-гипнологе Чудесные исцеления, лечители и прорицатели на любой вкус, телесеансы психотерапии, массовое увлечение экстрасенсами, передача мыслей на расстоянии и передача био- энергии, колдовство, общение с инопланетянами и т.д. заполонили наше ежедневие. Правдивое и подлинно научное слово об этих явлениях имеет неоценимое общественно- политическое, просветительское и медицинское значение. Знакомство с завещанным нам В.М. Бехтеревым богатством идей, фактов, наблюдений, советов и предупреждений в этой сложнейшей области медицины сейчас, как никогда, необходимо. Оно будет способствовать и научной разработке многих проблем, связанных с гипнозом, внушением и телепатией. Работы выдающегося ученого после его смерти не издавались (за исключением однотомника Избранные труды. Они стали библиографической редкостью. Со многими из них незнакомы даже специалисты. Представления В.М. Бехтерева о сущности гипноза, внушения и телепатии до сих пор небыли предметом серьезного научного исследования. Поэтому публикация даже части многочисленных трудов ученого крайне актуальна. В вводной статье мы попытаемся проанализировать представления В.М. Бехтерева о сущности загадочных явлений нервно-психической жизни в контексте его многогранного научного творчества, его концепции сознания, его личности как врача-ученого.
* Владимир Михайлович Бехтерев родился 20 января 1857 г. в селе Сорали Елабужского уезда Вятской губернии в семье станового пристава. В девятилетнем возрасте он остался без
1
МОИ Шингаров Георги Христович (родился 1934.09.07 в с. Ладарево, Болгария, окончил медицинский факультет Софийского университета (1958), работал врачом психиатром с 1966 – нс. Института философии АН СССР, с 1975 по 1992 профессор Кафедры философии АМН СССР. Кандидатская диссертация (1966) Эмоции и чувства как форма отражения действительности докторская диссертация
(1972) Методологические проблемы физиологии высшей нервной деятельности.
Мысли об Истине Выпуск № 9
3 отца, и семья из пяти человек – мать и четверо сыновей – испытывала большие материальные трудности. В вятской гимназии он познакомился с трудами и идеями выдающихся естествоиспытателей того времени и прогрессивных деятелей русского общественного движения. В 1873 г. после успешной сдачи экзаменов за седьмой класс гимназии В.М. Бехтерев поступил в Петербургскую медико-хирургическую академию (впоследствии Военно-медицинская), где он с увлечением занимался естественными и медицинскими науками, активно участвовал в общественной жизни студенчества. На четвертом курсе он избрал в качестве своей будущей врачебной специальности психиатрию и невропатологию. В декабре 1876 гон принял участие впервой совместной демонстрации рабочих и студентов на Невском проспекте у Казанского собора, на которой с речью выступил Г.В. Плеханов. Демонстрация была разогнана, несколько демонстрантов – студентов и рабочих – были арестованы. В.М. Бехтереву удалось избежать ареста. Много лет спустя он писал поэтому поводу
«Какой-то счастливый рок спас меня от ареста и других последствий суровой Немезиды, которые постигли многих из моих сородичей и ближайших товарищей»
2
Весной 1877 г. В.М. Бехтерев прервал свои занятия. Причиной этому была начавшаяся в апреле 1877 г. русско-турецкая освободительная война. Прогрессивная часть русского общества с воодушевлением включилась в борьбу за освобождение братских славянских народов на Балканах. Не осталась в стороне и медицинская общественность. Многие врачи отправились на фронт добровольцами, в том числе и профессора Медико-хирургической академии С.П. Боткин,
Н.В. Склифосовский и др. По призыву С.П. Боткина на фронт отправились и некоторые студенты старших курсов академии. Среди них были досрочно окончивший четвертый курс В.М.
Бехтерев, который в мае 1877 г. в составе отряда братьев Рыжовых отправился на театр военных действий. В корреспонденциях, которые он присылал оттуда в газету Северный вестник, отражены личные впечатления молодого Бехтерева и основные этапы боевого пути добровольческого медицинского отряда Рыжовых. Осенью 1877 г. В.М. Бехтерев вернулся в Петербург. В
1878 г. окончил академию с отличием и был оставлен для подготовки к профессорской деятельности. Научную работу он начал под руководством заведующего кафедрой душевных и нервных болезней Медико-хирургической академии И.П. Мержеевского. Диссертацию на степень доктора медицины на тему Опыт клинического исследования температуры тела при некоторых формах душевных болезней Бехтерев защитил 4 апреля 1881 г. Это исследование было серьезной научной клинико-экспериментальной работой, в которой были получены интересные данные и сделаны выводы о первостепенной роли нервной системы в жизнедеятельности всего организма в норме и патологии. В том жег. конференцией академии ему было присвоено ученое звание приват-доцента. 1884–1885 годы Бехтерев провел в лабораториях и клиниках самых известных европейских ученых. Осенью 1885 гон становится заведующим кафедрой психиатрии Казанского университета. Тогда он открыл первую в России экспериментальную психофизиологическую лабораторию. Казанский период занимает особое место в творчестве Бехтерева. За годы заведования кафедрой психиатрии ему удалось превратить окружную психиатрическую больницу в клиническую базу кафедры. Научные исследования в области неврологии он проводил в основном в Казанском военном госпитале. При активном участии В.М. Бехтерева в Казани было организовано общество невропатологов и психиатров, которое начало издавать журнал Неврологический вестник. Он привлекал к работе талантливую и прогрессивно настроенную молодежь, работал в тесном контакте с такими известными учеными-медиками и естествоиспытателями, как НА. Виноградов, НО. Ковалевский, КН.
Арнштейн, А.М. Зайцев и др. Ряд важных исследований он провел совместно с крупным казанским физиологом НА. Миславским. В Казани В.М. Бехтерев проработал около 8 лет. Здесь им были проведены многие научные исследования, принесшие ему мировую известность, опубликованы такие работы, как Сознание и его границы, Нервные болезни в отдельных наблюдениях, подготовлено первое издание его классического труда Проводящие пути спинного и головного мозга. В 1893 г. его избирают на должность начальника кафедры душевных и нервных болезней
Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. Его педагогическая, научная, научно- организаторская и общественная деятельность получают небывалый размах. При его активном
2
Бехтерев В.М. Автобиография. МС Мысли об Истине Выпуск № 9

4 участии была реорганизована психиатрическая клиника и построена новая клиника нервных болезней с одним из первых в мире нейрохирургических отделений. При клинике организованы анатомо-гистологическая, физиологическая, психологическая и биохимическая лаборатории. В
1908 г. при той же клинике был открыт первый в России электрокардиографический кабинет. Кафедрой душевных и нервных болезней Военно-медицинской академии В.М. Бехтерев руководил 20 лет. Он основал ряд специальных журналов, таких, как Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии (в последние годы жизни В.М. Бехтерева журнал выходил под названием Обозрение психиатрии, неврологии и рефлексологии, Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнологии (позднее журнал носил название Вестник психологии, криминальной антропологии и педологии) и др. В 1903–1907 гг. В.М. Бехтерев издал фундаментальный семитомный труд Основы учения о функциях мозга, в котором собраны результаты многочисленных исследований автора в области учения о локализации функций мозга и обобщено развитие нейрофизиологии до начала
XX в, а также опубликованы монографии Психика и жизнь, Объективная психология, Внушение и его роль в общественной жизни и более 200 статей, посвященных вопросам анатомии и физиологии нервной системы, психологии, психиатрии, неврологии и т.д. Первая русская революция 1905–1907 гг. занимает особое место в жизни и научной деятельности В.М. Бехтерева. В 1905 гон исполнял обязанности начальника Военно-медицинской академии. В сентябре того же года на II съезде отечественных психиатров, проходившем в Киеве, он выступил с докладом на тему Личность и условия ее развития и здоровья. Доклад не только отразил взгляды ученого насущность человеческой личности, но и был своеобразным политическим протестом – Бехтерев закончил свое выступление словами Отворите мне темницу, дайте мне сиянье дня. Зал реагировал на доклад бурной овацией, начался спонтанный митинг. Разгневанный киевский губернатор грозился запретить съезд. В 1908 г. начал работу организованный В.М. Бехтеревым Психоневрологический институт
– высшее учебное и научно-исследовательское учреждение нового типа. В него принимались лица разных возрастов, социального положения и национальности. Преподавателями института были такие известные ученые, как НЕ. Введенский, В.Л. Комаров, ПФ. Лесгафт, ПА. Останков,
Н.Н. Петров, Л.М. Пуссеп, Е.В. Тарле, А.А. Ухтомский, Ф.Д. Батюшков и др. Совет института 11 декабря 1908 г. избрал Л.Н. Толстого своим почетным членом. В 1910 г. на III съезде отечественных психиатров в Петербурге В.М. Бехтерев выступил с докладом на тему Вопросы нервно-психического здоровья в русском населении. На I съезде Союза отечественных психиатров и невропатологов в память С.С. Корсакова (1911 гон выступил с докладом на острую социальную тему – о росте самоубийств среди школьников после первой русской революции. Основное внимание и творческие силы В.М. Бехтерева в эти годы были направлены на развитие и расширение Психоневрологического института. В 1918 г. в Петрограде им был создан Институт по изучению мозга и психической деятельности. В.М.
Бехтерев был одним из первых крупных русских ученых, перешедших на сторону Советской власти. Свой доклад на конференции в Институте по изучению мозга в январе 1919 гон закончил следующими словами На переломе истории нельзя стоять на перепутье и ждать – нужна воля к действию, к строительству и созидательной работе. И для вас, научных деятелей, которые всегда отдавали свои силы на служение человечеству, не должно быть колебаний. Мы должны отдавать себе отчет, будем ли мыс народом, который, завоевав себе свободу, хочет строить свое будущее сами зовет нас соучаствовать в этом строительстве. января 1920 г.было опубликовано в газетах и передано по радио обращение В.М.
Бехтерева к врачам всего мира с призывом протестовать против блокады Советской России. В.М.
Бехтерев многократно избирался депутатом Петроградского (а в дальнейшем Ленинградского) Совета депутатов трудящихся. Умер В.М. Бехтерев 24 декабря 1927 г. в Москве вовремя съезда невропатологов и психиатров, на котором он был избран почетным председателем 3
МОИ В момент смерти Бехтереву было 70 лет, 11 месяцев и 4 дня. Его смерть была внезапной, и по официальной версии он отравился консервами. Незадолго до этого Бехтерева к себе вызывал Сталин по поводу своей засохшей руки после этого Бехтерев якобы сказал друзьям, что в Кремле видел типичного параноика. По утверждению правнука Бехтерева его прадеда убили потому, что он поставил Ленину диагноз сифилис мозга.
Мысли об Истине Выпуск № 9
5
В.М. Бехтерев внес крупный вклад в развитие биологических и медицинских наук. Им созданы новые научные направления. Его деятельность была столь обширной и плодотворной, что вряд ли возможно в кратком очерке перечислить названия всех его научных работ и открытий. В г. на юбилее, посвященном летней профессорской деятельности В.М.
Бехтерева, его ученик М.П. Никитин вспоминал свой разговор с одним из зарубежных ученых, который заявил Я бы поверил, что В.М. Бехтерев один сделал так много в науке и написал такое количество научных работ, если бы был уверен, что их можно прочитать за одну жизнь. Разные библиографические справочники свидетельствуют, что он написали опубликовал от 600 до научных работ, среди которых более 10 монографий.
В.М. Бехтерев является всеобще признанным классиком современной нейроморфологии. Он открыли описал ряд образований головного и спинного мозга, некоторым из которых присвоено его имя (ядро вестибулярного нерва Бехтерева и др. Свои исследования в этой области он обобщил в монографии Проводящие пути спинного и головного мозга, ставшей классической. Ведущие нейроморфологи мира считали В.М. Бехтерева высшим авторитетом в этой области науки. Некоторые специалисты не в шутку говорили, что анатомию мозга знают только двое – господь боги Бехтерев. Велики заслуги ученого ив области нейрофизиологии. Основные его усилия в этой области были направлены на изучение трех кардинальных проблем локализации функций в коре головного мозга, открытия сочетательных рефлексов (по терминологии И.П. Павлова – условных рефлексов) и влияния нервной системы на функции внутренних органов. Эти достижения были обобщены в труде Основы учения о функциях мозга, о котором И.П. Павлов писал, что он представляет собой весьма обширное систематическое изложение указанного в заголовке предмета, изложение, единственное по своей полноте не только в русской, но ив иностранной литературе»
4
В 1906–1907 гг. в лаборатории В.М. Бехтерева была разработана методика двигательных сочетательных (условных) рефлексов, которую стали внедрять в психиатрической практике изучение психической деятельности детей в онтогенетическом аспекте, обоснование методов воспитания, изучение патогенеза психических заболеваний, лечение патологических влечений и алкоголизма и др. Изучение В.М. Бехтеревым и его учениками сочетательно-рефлекторных механизмов регуляции функций внутренних органов показало, что интероцептивные (органические, по терминологии В.М. Бехтерева) импульсы имеют специфическое отношение к предлобным долям коры головного мозга. Не потеряли своего значения и взгляды В.М. Бехтерева на организацию и локализацию церебральных функций мозга. Описанные В.М. Бехтеревым механизмы деятельности нервной системы во многом близки тому, что сейчас известно как принцип обратной связи в деятельности сложных саморегулирующихся систем. Важное место в научном творчестве В.М. Бехтерева занимают его исследования в области функций органов равновесия. Им была изучена роль полукружных каналов, лабиринта, дна третьего желудочка мозга и мозжечка в образовании наших представлений о пространстве.
Экспериментально-психологические исследования Бехтерева по проблемам психологии были направлены преимущественно на изучение восприятия, ассоциативных процессов, психомоторных актов. С середины х годов начинается работа В.М. Бехтерева по перестройке психологии на основе объективного метода в духе современного ему естествознания. В этой связи им были написаны Объективная психология, Общие основы рефлексологии человека, Коллективная рефлексология и др.
В.М. Бехтерев был одним из выдающихся неврологов-клиницистов своего времени. Может быть, только вклад знаменитого невропатолога Бабинского соизмерим с вкладом В.М. Бехтерева в разработку семиотики нервных болезней. Им описано большое число патологических и нормальных рефлексов и симптомов нервных болезней. Свои открытия в области диагностики и лечения нервных болезней В.М. Бехтерев обобщил в таких работах, как Нервные болезни в отдельных наблюдениях, Общая диагностика болезней нервной системы и др. Им были описаны некоторые формы психических заболеваний и симптомы нарушений психической деятельности человека. Деятельность В.М. Бехтерева в области психиатрии совпала с периодом бурного развития и расцвета русской психиатрии. Он внес существенный вклад в развитие этой области медицины.
4
Рукописные материалы И.П. Павлова. МС Мысли об Истине Выпуск № 9
6
В.М. Бехтерев были прекрасным диагностом и врачевателем. Он осуществил крупные мероприятия по организации психиатрической помощи, улучшению режима психиатрических учреждений, сделал очень много для внедрения влечение психических болезней многообразных видов терапии, организации психо- и трудотерапии в психиатрических учреждениях, службы призрения и патронажа психически больных, психоневрологических диспансеров. Чрезвычайно широк был диапазон лечебных средств и методов, которыми пользовался В.М. Бехтерев. В основе этой деятельности врача-ученого лежали высокогуманные идеалы и устремления. Вопросами гипноза, внушения и телепатии В.М. Бехтерев занимался на протяжении всей своей творческой жизни. Первые его публикации на эту тему относятся кг. Свою концепцию сущности гипноза как явления человеческой психики, а также широкие обобщения по лечебному применению внушения в гипнозе он изложил в работе Нервные болезни в отдельных наблюдениях (1894–1896). В дальнейшем на эту тему В.М. Бехтеревым было написано большое количество трудов, часть которых публикуется в данном издании. Эпоха и тип врача-ученого. На стыке XVIII–XIX вв. в медицине начался поворот, который привел к подлинной революции в этой науке. В самых общих чертах суть ее можно охарактеризовать следующими основными моментами принципиально новый подход к человеку как предмету медицины, изменение ее социального статуса, новые формы организации медицинской помощи, глубокая реформа медицинского образования, широкое применение клинических и клинико-анатомических принципов, введение инструментальных методов исследования и возникновение новой семиотики, утверждение нозологического принципа, внедрение эксперимента, рост профилактических и лечебных возможностей медицины. Всё это было связано с переустройством медицины на основе быстроразвивающегося естествознания и внедрения естественнонаучных методов в изучение жизнедеятельности человека в норме и патологии. В истории русской медицины одним из первых на этот путь развития медицины ступил НИ. Пирогов. Во времена НИ. Пирогова далеко не все врачи и хирурги понимали, что только знание анатомии и физиологии ведет к прогрессу медицины. НИ. Пирогов положил в основу хирургической практики знания о строении человеческого тела, создав новую хирургическую анатомию. В лице С.П. Боткина русская медицинская мысль поднялась до ясного осознания новой теоретико-познавательной ситуации в медицине. Он пришел к выводу, что искусство лечить состоит прежде всего в умении применять естествознание к отдельным случаям болезней.
С.П. Боткин подчеркивал, что как для создания подлинно научной медицины, таки для правильной постановки диагноза и лечения каждого отдельного больного решающее значение имеет метод исследования. Важное место во всей методологии С.П. Боткина занимают его представления о болезни как изменении нормы жизнедеятельности, в основе которой лежит природный закон. По справедливой оценке И.П. Павлова, С.П. Боткин был лучшим олицетворением законного и плодотворного союза медицины и физиологии, тех двух родов человеческой деятельности, которые на наших глазах воздвигают здание науки о человеческом организме и сулят в будущем обеспечить человеку его лучшее счастье – здоровье и жизнь»
5
Новый теоретико-познавательный и методологический уровень медицины требовали нового типа врача, врача-ученого. Практические цели медицины на протяжении всей ее истории оставались неизменными помогать больными предупреждать болезни. В решении этой благородной задачи личность врача, его талант, опыт, интуиция, человеческие качества всегда играли огромную роль. Сама медицина как система знаний до XIX в. создавалась на основе клинического наблюдения. Введение методов естествознания в медицину привело к тому, что врач начинал рассматривать наблюдаемые им клинические факты как проявление определенных закономерностей жизни организма. Возникла проблема взаимодействия медицины как сферы познания и практической деятельности с фундаментальными естественными науками. Это взаимодействие проявилось в творчестве В.М. Бехтерева. Преимущества экспериментального исследования он видел в том, что оно дает возможность открывать некоторые глубокие закономерности, которыми можно объяснить клинические данные и создавать более эффектив-
5
Павлов И.П.Полн. собр. соч. Т. 11. Кн. 1. МЛ. С. 245.
Мысли об Истине Выпускные методы лечения и профилактики болезней. Но возможности естественнонаучного исследования человека в медицине ограничены рядом причин. Прежде всего, это этические и юридические нормы, запрещающие ставить эксперимент на людях. И во-вторых, это ограниченные возможности моделирования человеческой патологии на животных. Поэтому медицина часто опережает экспериментальные исследования в биологии.
В.М. Бехтерев формировался как врач нового типа, врач-ученый, в х годах XIX в. К этому времени в психиатрии и неврологии прочно утвердился анатомо-физиологический принцип. Рекомендуя молодого ученого В.М. Бехтерева на заведование кафедрой психиатрии Казанского университета, его учитель ИМ. Балинский писал, что он встал твердой ногой на анатомо-физиологическую почву – единственную, от которой следует ожидать дальнейших успехов в науке о нервных и душевных болезнях. Вторая половина XIX в. отмечена знаменитой дискуссией между сторонниками парижской психоневрологической школы во главе с Шарко и сторонниками нансийской школы во главе с
Бернгеймом. В недрах первой из этих школ формировалась физиологическая точка зрения на понимание природы гипноза, в недрах второй – психологическая. В.М. Бехтерев был непосредственным свидетелем этих интереснейших научных событий. В 1885 гон проходил кратковременную стажировку в Сальпетриерской клинике Шарко, присутствовал на его сеансах гипноза и, непосредственно общаясь со знаменитым психоневрологом, имел возможность познакомиться сего взглядами насущность гипноза и методами гипнотизации. В понимании
В.М. Бехтерева медицина всё больше и больше превращалась в естествознание патологических процессов»
6
В.М. Бехтерев, И.П. Павлов, как и плеяда их современников, были, по словам А.А.
Ухтомского, представителями того поколения, которое было чем-то вроде итало-французского ренессанса на русской почве»
7
Более близкое знакомство с клиникой нервных и душевных болезней убедило молодого
Бехтерева в том, что полученные знания в области анатомии и физиологии нервной системы не дают возможности решать проблемы клиники на должном уровне. Именно желание заполнить брешь в знаниях, как вспоминал много лет спустя В.М. Бехтерев, заставило его наряду с клиникой заняться изучением структуры и функций мозга. Прогресс нейроморфологии в то время был связан с именами таких выдающихся психиатров и невропатологов-клиницистов, как Флексиг, Мейнерт, Шарко, Вернике и др. Залет работы в области изучения структуры мозга В.М. Бехтерев сделал ряд открытий и стал одним из виднейших представителей этой области знания. Выдающихся успехов в области морфологии нервной системы В.М. Бехтерев достиг прежде всего благодаря использованию новых методик. Он пользовался прежде всего так называемым эмбриологическим методом. Творческое применение этого метода дало В.М.
Бехтереву возможность открыть ряд проводящих путей спинного и головного мозга. Результатом исследований В.М. Бехтерева было не только описание новых структур мозга, но и новое представление об архитектонике головного и спинного мозга, о связях между различными их образованиями. Принципиальная новизна подхода В.М. Бехтерева к пониманию структуры мозга состояла в том, что вместо топографической анатомии среза отдельных частей мозга он дает физиологическую, функциональную анатомию нервной системы. Только такое понимание анатомии находило применение в общей патологии нервной системы ив клинике нервных болезней. Благодаря такому подходу значение внутренних связей между отдельными образованиями мозга выяснялось более ярко, чем при топографическом описании этих связей. Таким образом, для решения актуальных проблем клиники ученому пришлось непросто воспользоваться имеющимися знаниями, но при помощи новых методов и открытий создать новую для того времени анатомию мозга. Вовремя своей заграничной командировки кроме клиники, нейроморфологии и нейрофизиологии В.М. Бехтерев осваивали нарождавшуюся тогда экспериментальную психологию. Практика психиатрической клиники, как и личный врачебный опыт, приводила В.М. Бехтерева к мысли, что анатомия и физиология нервной системы являются необходимой, но недостаточной основой для создания научной психиатрии. Нужна фундаментальная наука, нужна психология,
6
Бехтерев В.М. Основные задачи психиатрии как объективной науки. СПб., 1912. С. 28.
7
Ухтомский А.А. Великий физиолог // Природа. 1936. № 3. С. 13.
Мысли об Истине Выпуск № 9
8 построенная по примеру других естественнонаучных дисциплин на основе экспериментального изучения психических функций. И В.М. Бехтерев смело берется за создание этой науки. Высоко оценивая значение психологии для решения фундаментальных проблем психиатрии, В.М. Бехтерев не забывал, что и психиатрия как клиническая дисциплина в свою очередь обогащает психологию, ставит передней новые проблемы и решает некоторые сложные вопросы психологии. Это взаимообогащение психологии и психиатрии В.М. Бехтерев понимал следующим образом получив толчок в своем развитии, психиатрия как наука, занимающаяся болезненными расстройствами душевной деятельности, оказала огромные услуги психологии. Новейшие успехи психиатрии, обязанные в значительной степени клиническому изучению психических расстройству постели больного, послужили основой особого отдела знаний, известного под названием патологической психологии, которая уже привела к разрешению весьма многих психологических проблем и от которой, без сомнения, еще большего в этом отношении можно ожидать в будущем»
8
В Казани В.М. Бехтеревым были проведены исследования и получены результаты, ставшие отправным пунктом всех его поисков в области психологии. Ряд опытов по разрушению двигательной области коры мозга собаки показали, что при этом исчезают заученные движения, приобретенные в индивидуальном опыте в процессе дрессировки. Оперированные собаки не могут пользоваться своими конечностями как орудиями для достижения определенных целей. На
V Пироговском съезде он выступил с предложением изучать симптомы травматических неврозов при помощи объективных методов и рассматривать их как рефлекторные реакции. В 1896 г. В.М.
Бехтерев переходит на позиции теории взаимодействия нейронов (contact théorie), согласно которой нервные клетки являются своеобразными аккумуляторами нервной энергии. Разность в степени напряжения нервной энергии в клетках приводит к возникновению нервного тока. Согласно представлениям ученого, нервная, или психонервная, энергия сама по себе не тождественна психическим явлениям. Для этого необходимо, чтобы она совершила определенный путь через соответствующие структуры нервной системы. В работе О локализации сознательной деятельности у животных и человека он развил идею о том, что осознаваемой является лишь та часть психики, которая возникает при движении нервного тока через фило- и онтогенетически самые молодые образования мозга, в которых встречает максимальное сопротивление, зависящее от сложности структур соответствующих отделов нервной системы.
В.М. Бехтерев считал, что низшие и филогенетически более древние центры нервной системы когда-то тоже были связаны с сознательной деятельностью, нов связи с упрощением их структуры эта деятельность в них угасла. Подтверждение этих своих мыслей он видел в законе
Вебера–Фехнера.
9
В конце XIX – начале XX в. В.М. Бехтерев создал учение о естественных сочетательных рефлексах, формирующихся в процессе индивидуального опыта человека и высших животных. В дальнейшем сочетательные рефлексы он рассматривал как основу всей психической деятельности. Наиболее характерной стороной нервно-психического акта, – писал он, – является процесс сочетания, предполагающий сохранение следов прошлых впечатлений, с которыми, собственно, и устанавливается сочетание следов от нового впечатления, возникшего под влиянием внешнего раздражения»
10
Понимание личного опыта как основного критерия психики давало В.М. Бехтереву возможность показать, почему характер психической деятельности не определяется однозначно характером внешних раздражений, и увидеть в механизме сочетания центров структуру, прохождение через которую психонервной энергии определяет субъективный характер осознаваемой психической деятельности. Изучения о естественных сочетательных рефлексах выросла объективная психология В.М. Бехтерева. Новый период в научном творчестве В.М. Бехтерева начался после открытия им двигательных оборонительных условных рефлексов – искусственных сочетательных рефлексов, по его терминологии.
8
Бехтерев В.М. Психика и жизнь. СПб., 1904. С. 12.
9
См Бехтерев В.М. Общие основы рефлексологии человека. Л, 1926. С.
10
Бехтерев В.М. Объективная психология. СПб., 1907. Вып. 1. С. 36.
Мысли об Истине Выпуск № 9
9 Создание методик экспериментального естественнонаучного исследования функций мозга укрепило веру В.М. Бехтерева в то, что все формы психической деятельности могут стать предметом естественнонаучного исследования и быть объяснены с позиций рефлекторной теории. Эта теоретико-методологическая установка ученого и широкий размах изучения человеческой личности привели его к созданию рефлексологии, которую он рассматривал как науку о человеческой личности, изучаемой со строго объективной биосоциальной точки зрения. В рефлексологии В.М. Бехтерев пытался преодолеть психофизиологический параллелизм на основе эволюционного (энергетического) монизма. Он считал, что психические процессы не могут возникать из физиологических, также как и физиологические – из психических. И те и другие – разные звенья единого нервно-психического рефлекторного процесса. Вся окружающая человека действительность для В.М. Бехтерева состоит из единой мировой энергии, которая в зависимости от форм ее организации на различных этапах эволюции проявляется по-разному. Мировая энергия содержит в себе в потенциальном виде и нервно- психическую энергию. Но для того, чтобы эта потенция превратилась в действительность, необходима особым образом организованная система. Такой системой является жизнь. Высшей формой биологической организации выступает нервная система. В деятельности нервной системы осуществляется единый нервно-психический процесс, который при незначительности препятствий в периферических отделах органов восприятия не может проявляться в субъективной форме, тогда как в центральных областях вследствие больших препятствий для движения тока этот же процесс оказывается «нервно-психическим» с явным субъективным окрашиванием. При обратном прохождении тока субъективный элемент исчезает, и остаются только физиологические процессы. Применение В.М.Бехтеревым принципов рефлексологии при анализе социальных явлений привело его к созданию коллективной рефлексологии. В коллективной рефлексологии возникает возможность исследования «надорганических процессов (сфера социальной жизни) при помощи таких же объективных методов, как это имеет место в естествознании и объективной психологии. Неорганический, органический и надорганический мир подчиняются одними тем же всеобщим мировым законам, которые проявляются по-разному в зависимости от сложности организации соответствующих систем. Как уже отметили, согласно представлениям В.М. Бехтерева, мировая энергия проявляет себя по-разному в зависимости от сложности организации систем, в которых она проявляется, а сама организация развивается в процессе эволюции. Поэтому правильно было бы определять мировоззрение В.М. Бехтерева и его представления о сущности психической деятельности как
эволюционно-текто-энергетический монизм. К изучению явлений гипноза и внушения В.М. Бехтерев подходил с тех же позиций, с каких он подходил к изучению всех психических процессов. Как врач он пользовался гипнозом в лечебных целях, как ученый-психолог он изучал его психологические особенности и место в структуре сознания и личности человека. Как физиологи биолог он изучал физиологические проявления этих процессов и их биологическое значение в эволюции высших животных и человека. Особый интерес представляют исследования В.М. Бехтеревым некоторых особенностей гипноза при помощи искусственных двигательных сочетательных (условных) рефлексов. Можно сказать, что гипноз и внушение выступали в творчестве В.М. Бехтерева в качестве предмета исследования многих наук психотерапии, физиологии нервной системы, общей психологии, психологии личности и общей биологии. Природа гипноза. Гипноз был известен людям еще с глубокой древности. Им в различных целях пользовались служители религиозного культа, шаманы, целители, фокусники и т.д. Предысторию того вида гипноза, которым пользуется современная медицина, В.М. Бехтерев связывал с Индией, где он использовался для показа всяческих фокусов и чудес широкой публике. Подлинная история применения гипноза в качестве лечебного средства и научного его исследования начинается с конца XVIII в. и связана прежде всего с именем Ф. Месмера (1734–
1815). В 1766 гон окончил курс медицины Венского университета и защитил диссертацию на тему Влияние небесных тел, написанную в духе тогдашних представлений о значении воздействия планет и звезд на здоровье и судьбу человека. В поисках различных лечебных
11
Бехтерев В.М. Общие основы рефлексологии человека. С.
Мысли об Истине Выпуск № 9
10 средств он напал на магнит и вскоре убедился, что это и есть то средство, сила которого превосходит воздействие небесных тел. Однако практика лечения больных магнитом привела
Месмера к выводу, что лечит не магнита неведомая сила, исходящая из рук, которые применяют его. Возникает представление о том, что некоторые избранные люди обладают магнитной способностью и могут пользоваться ею как покоряющей силой. Таким избранником считал себя и Месмер. Что излучают его руки Что руководит явлениями жизни звездная энергия или магнетический флюид На этот вопрос Месмер однозначно отвечает в пользу магнетического флюида. Это сверхъестественная сила, которую Месмер передает своим пациентам при помощи определенных движений рук – пассов. Магнетический флюид, или животный магнетизм, переходит от лечителя к исцеляемому благодаря тому, что между ними возникает «раппорт», своеобразный невидимый канал, по которому истекает флюид. Вначале Месмер пользовался магнетизмом для лечения отдельных больных, но, переехав в Париж, стал применять его в качестве коллективного лечебного средства. Известны месмеров- ские чаны в Париже, вокруг которых собирались толпы народа и подпадали под гипнотическое влияние. В этих чанах содержалась вода, которую Месмер заряжал своей магнетической силой. Эта сила якобы передавалась тем, кто был в контакте с заряженной водой. В поведении многих из этих людей наблюдалось нечто от летаргии, другие же впадали в истерику ив страшных конвульсиях и криках устраивали шабаш. Месмер не пользовался словесным внушением в гипнозе, нов самих его действиях (пассах) содержался элемент внушения. Сеансы Месмера в Вене и Париже, массовое увлечение животным магнетизмом вызвали интерес научной общественности, и Французская Академия наук объявила конкурс на выяснение природы этого явления. Ученик Месмера маркиз де Пюисепор описал психическое состояние людей, подвергшихся воздействию магнетического флюида, и назвал его магнетическим сомнамбулизмом. Он заметил, что, когда пациент находится в таком состоянии, сильное влияние на него оказывает словесное воздействие. Параллельно с Месмером и его последователями практическим применением гипноза занимался аббат Фария, который для усыпления пациентов пользовался словесным внушением. Принципиально новый подход к пониманию природы гипноза связан с именем английского врача Дж. Брэда, который и ввел в научный обиход термин гипноз. Переворот в понимании природы гипноза связан прежде всего стем, что Брэд ввел новый метод вызывания гипноза. Он показал, что пассы не являются единственным способом создания гипнотического состояния и что последнее может быть достигнуто с помощью фиксации взгляда на блестящих предметах при одновременном словесном внушении. Это и легло в основу субъективной теории Брэда, отрицающей всякое магнетическое влияние со стороны гипнотизера. Большая заслуга Брэда заключается в его объяснении, что гипноз является результатом не переливания флюида от одного лица к другому, а изменений в психике человека под влиянием внешних раздражителей, которые не выступают источником магнетического флюида, животного магнетизма. Именно изменение методики вызывания гипноза привело к новому пониманию сущности самого явления. Анестезия отсутствие чувствительности) ив частности, анальгезия отсутствие боли, возникающие в гипнотическом состоянии, послужили поводом для широкого применения гипноза как обезболивающего средства. Первая хирургическая операция по удалению рака молочной железы под гипнотической анестезией была проведена в 1829 г. французским врачом Ж. Клоке. В 1843 г. известный в то время английский врач Эллиотсон опубликовал отчет о ряде случаев хирургического вмешательства под гипнотической анестезией. Это сообщение вызвало оживленную дискуссию, в которой мнения разделились – от полного отрицания реальности гипнотического обезболивания до безоговорочного ее признания. Результатом широкого применения гипноза в психотерапевтической и хирургической практике явилось описание основных соматических и психологических признаков гипноза. Прежде всего гипноз характеризуется понижением или полным отсутствием двигательной активности загипнотизированного. Другое явление, характеризующее гипноз, – это так называемая каталепсия, состояние, при котором мышцы усыпленного становятся восковыми и сохраняют любое приданное им положение, поднятая гипнотизером рука таки остается приподнятой, насильно откинутая назад голова продолжает сохранять такое положение и т.п. Сильное впечатление на всех, кто занимался гипнозом, производит так называемая амнезия, те. забвение всего, что происходило вовремя гипноза, после того как загипнотизированный просыпается. Однако если того же самого субъекта снова загипнотизировать, тона Мысли об Истине Выпуск № 9
11 время второго гипнотического сеанса в его сознании воскресает полное воспоминание обо всем том, что происходило с ним вовремя первого гипнотического сна. Амнезия после пробуждения и припоминание вовремя повторного засыпания составляют то, что называется двойным сознанием. Гипноз характеризуется повышенной внушаемостью. При этом особое место занимает так называемое постгипнотическое внушение внушение на срок. Суть этого феномена состоит в том, что гипнотик выполняет сделанное ему внушение через определенный, заранее условленный промежуток времени – через час или два часа или несколько дней после сеанса. Лицо, которому было сделано внушение, в точности исполняет его вовремя полного бодрствования, не отдавая себе ясного отчета в том, откуда и почему у него появилось побуждение к совершению такого-то поступка или действия. Могут быть и гипнотически внушенные галлюцинации, появляющиеся к определенному сроку. Существенным признаком любого состояния гипноза является также частичная или полная потеря чувствительности, невосприимчивость к различным раздражениям
гипестезия понижение чувствительности) или анестезия. В х годах XIX столетия профессиональные магнетизеры (гипнотизеры) довольно часто выступали с публичными представлениями. Они возили с собой медиумов, те. людей, так сказать, дрессированных путем частых гипнотизации, и на них показывали различные явления, весьма ловко и загадочно обставленные. Всё это производило на публику впечатление чего-то магического, чудодейственного и сверхъестественного. Показывали безболезненное и бескровное поражение кожи, каталептическое оцепенение всего тела, мнимое чтение письма с закрытыми глазами, угадывание мыслей и задуманных вопросов или запрятанных вещей и т.д. Особенно сильное впечатление производили публичные представления датского гипнотизера Ганзена. Они как рази стали поводом для экспериментального изучения гипноза физиологами и психологами (Гейденгайн, Шарко, Рише и др. В это время формируются и основные представления о природе гипноза как феномена человеческой психики. В понимании сущности гипноза наметились два направления учение парижской школы во главе с Шарко и нансийской во главе с Бернгеймом. Согласно представлениям парижской школы, гипноз – это своего рода невроз, или невротическое состояние, выражающееся в трех характерных состояниях, известных под названием летаргии, каталепсии и сомнамбулизма. Шарко считал, что гипноз вызывается лишь улиц, предрасположенных к нервным расстройствам. Само вызывание гипноза как состояния ненормального, болезненного, будто бы вредно. Гипноз вызывается физическими приемами. Поучению школы Бернгейма гипноз – это нормальное психическое явление, вызываемое путем словесного внушения, это внушенный сони все явления, наблюдаемые в нем, являются результатом психических воздействий. В России внедрение гипноза в медицинскую практику и его научное изучение складывались своеобразно. В конце х годов XIX в. упомянутый выше Ганзен давал сеансы в Петербурге. Эти сеансы были дорогостоящими, но пользовались популярностью. Медицинская общественность относилась к ним настороженно, и однажды Ганзену был устроен своеобразный экзамен. На одном из сеансов присутствовали почти все психиатры во главе с профессором кафедры душевных и нервных болезней Медико-хирургической академии И.П. Мержеевским. Очевидцем этого события были В.М. Бехтерев. Сеанс не удался, и этим была решена судьба
Ганзена в России и на целое десятилетие участь лечебного применения гипноза. Публичные сеансы гипноза были запрещены, а врачам разрешалось применять его обязательно в присутствии второго врача и по предварительному разрешению соответствующих инстанций. Это привело практически к отказу врачей от лечебного применения гипноза, ион перешел в руки профессиональных гипнотизеров-шарлатанов. Поводом для пересмотра создавшегося положения стали репрессивные меры, принятые врачебной инспекцией по отношению к доктору М, нарушившему предписания. Доктор М. передал вопрос на рассмотрение Пироговского съезда. Было возбуждено ходатайство перед Медицинским советом об отмене ограничений на лечебное применение гипноза. В.М. Бехтереву, как он пишет, посчастливилось в качестве докладчика перед Медицинским советом содействовать устранению стеснительных постановлений в отношении гипноза и вместе стем освобождению русских врачей от подозрительного к ним отношения со стороны властей в вопросе о гипнозе 12
Бехтерев В.М. Гипноз, внушение и психотерапия и их лечебное значение // Настоящее издание. С.
215. (МОИ В нашем Альманахе это статья
IX
).
Мысли об Истине Выпуск № 9
12 Изучением и лечебным применением гипноза В.М. Бехтерев занимался более 40 лет. Он рассматривал гипноз как вызываемое особыми приемами видоизменение обыкновенного, или естественного, сна. Справедливость такого понимания он доказывал особенностями сна, являющимися аналогами характерных особенностей гипноза. Он проводил аналогию между гипнозом и естественным сомнамбулизмом, связь которого со сном считалась доказанной. Нормальный, или физиологический, сон характеризуется, как известно, отсутствием двигательной активности, ослаблением или полным прекращением деятельности органов чувств. Тоже самое имеется ив состоянии гипноза. В.М. Бехтерев указывал также, что как при естественном сне, таки при гипнозе последними из органов чувств перестают функционировать органы слуха. Существенным доказательством общности природы обыкновенного сна и гипноза он считал наличие различных степеней глубины и сна и гипноза. Гипнотическое состояние у многих пациентов напоминает дремоту. Гипноз может напоминать легкий сон, в котором человек управляет своей психической деятельностью и слышит всё, что говорят окружающие, а по пробуждении большей частью сохраняет воспоминания о происходившем. Глубокие степени гипноза характеризуются более или менее полным усыплением пациента, отключением его воли и всех вообще движений, кроме рефлекторных или внушенных вовремя гипноза. И сони гипноз характеризуются определенной психической активностью. В естественном сне она проявляется в виде сновидений, но уже не зависит от личности человека, а совершается в силу ассоциаций, нерегулируемых правилами известной нам логики. Источником обыкновенных сновидений являются воспоминания и восприятия, действующие на мозг в момент засыпания, а также восприятия вовремя самого сна. При этом сновидения представляют собой цепь образов, подобных ощущениям вовремя бодрствования. Но по своему характеру они являются как бы обманом чувств. Благодаря отсутствию контроля со стороны сознания они оказывают существенное влияние на самые разные функции организма. Возбуждения, лежащие в основе сновидений, связаны с личностью заснувшего, и потому, когда он просыпается, в большинстве случаев вспоминает увиденное во сне. Внушения, сделанные вовремя глубокого гипноза, В.М. Бехтерев рассматривал как своеобразные сновидения, которые возникают у загипнотизированного пожеланию гипнотизера. Родство гипноза с естественным сомнамбулизмом В.М. Бехтерев видел в следующих их признаках а) в гипнозе можно воспроизводить практически все признаки сомнамбулизма б) амнезия как самый существенный признак глубоких стадий гипноза присуща и сомнамбулизму в) в состоянии гипноза сомнамбулы вспоминают всё, что сними происходило в состоянии сомнамбулизма г) больные, подвергавшиеся сеансам гипноза, иногда сами впадают в гипноз, так называемый автогипноз, и д) путем внушений в гипнозе возможно лечение сомнамбулизма. В чем гипноз принципиально отличается от естественного сна Особенностью гипноза, – писал В.М. Бехтерев, – является скорее всего то своеобразное отношение между усыпленными усыпителем, которое наблюдается в известных степенях гипноза, и амнезия всего внушенного в гипнозе, так как ни того, ни другого мы не встречаем в обыкновенном сне»
13
Состояние гипноза наступает не самостоятельно, а вызывается посторонним лицом. При этом гипнотизируемый засыпает с мыслью о влиянии на него гипнотизера, и это приводит к своеобразному взаимоотношению между ними вовремя самого гипноза. Гипнотизируемый, писал В.М. Бехтерев, в буквальном смысле слова становится машиной, заводные ключи от которой находятся в руках гипнотизера»
14
Внушенные сновидения загипнотизированного входят в его психическую деятельность как нечто постороннее, несвязанное сего личностью, и потому после выхода из гипноза наблюдается запамятование (амнезия) всего того, что происходило в гипнозе.
13
Бехтерев В.М. Нервные болезни в отдельных наблюдениях. Казань, 1894. Вып. 1. С. 210.
14
Там же. С. 225.
Мысли об Истине Выпуск № 9
13 В пользу такого понимания механизма амнезии после гипноза В.М. Бехтерев приводит тот общеизвестный факт, что амнезия не наступает, если делается внушение По пробуждении вспомнить Это сохранение воспоминаний имеет место благодаря тому, что всё, что происходило вовремя гипноза, связывается с я гипнотизируемого и произвольно может быть воспроизведено в состоянии бодрствования. С этих позиций В.М. Бехтерев объясняли природу постгипнотического внушения, проявляющегося в виде какого-то поступка, галлюцинации, ложного воспоминания (так называемые ретроактивные галлюцинации, подавления ощущения в том числе и боли, устранения внешнего восприятия (отрицательные галлюцинации, временного изменения личности усыпленного и т.д.
Бернгейм, Форель и др. объясняли постгипнотическое внушение тем фактом, что гипнотизированный завесь период между моментом внушения и его исполнением думает о нем, хотя сам этого не знает. В.М. Бехтерев считал, что здесь речь идет об ассоциации внушенного с каким-либо признаком срока его выполнения. Сначала в. вплоть до наших дней идет острая дискуссия по вопросу о реальности внушенных в гипнозе психических и физиологических явлений. На самом ли деле усыпленный не чувствует боли или он силой воли подавляет внешние ее проявления Ответ на эти вопросы
В.М. Бехтерев искал при помощи экспериментального исследования. Он исходил из представления о том, что физиологические процессы, которым сопутствует боль, нельзя подавить волевым путем. Если усыпленный вовремя гипноза испытывает боль, то он может сознательно подавить крики отдергивание руки и заявить, что он боли не ощущает, но он не может силой воли влиять на реакцию зрачков, сосудов, сердца и других органов. На основании исследований В.М. Бехтерев делал вывод, что у глубоких гипнотиков внушенная анестезия есть действительно реальный факта не продукт их воображения»
15
Существенной особенностью гипноза является повышенная внушаемость в нем. Этот факт
В.М. Бехтерев объяснил следующими причинами, составляющими суть самого гипнотического процесса а) бездействием воли и рассудка усыпленного в гипнозе б) внушения в гипнозе имеют характер более ярких чувственных образов, чем сновидения естественного сна в) гипнотизер подчиняет себе волю загипнотизированного и пользуется полным его доверием г) ограниченность восприятия внешнего мира, а чаще всего и целенаправленность этого восприятия зависит от желания гипнотизера.
В.М. Бехтеревым были проведены интересные опыты по выявлению роли гипноза и внушения на образование двигательных сочетательных (условных) рефлексов у человека.
16
Углубленное изучение гипноза привело к тому, что психологи стали обращать больше внимания на такое важное психическое явление, как внушение, которое в последние два десятилетия XIX встало предметом многочисленных исследований, в стороне от которых не остался и В.М. Бехтерев. Внушение и телепатия. Ведущие психологи, психиатры, психотерапевты и гипнологи проявляли повышенный интерес к внушению – этому явлению человеческой психики. Интерес
В.М. Бехтерева к изучению внушения был вызван рядом обстоятельств. Как выдающийся психотерапевт, он хорошо понимал, что внушение может служить одним из основных средств лечения. В психотерапии оно применяется как вовремя гипнотических сеансов, таки в состоянии бодрствования. Поэтому В.М. Бехтерев, пользуясь в своей практике этим лечебным фактором, не мог не изучить его природу, механизмы осуществления, условия применения и вообще его роль в жизни человека. Исследованиями этой стороны внушения занимался Бехтерев
– ученый-психолог. Внушение привлекало внимание В.М. Бехтерева и потому, что оно играло заметную роль во многих процессах общественной жизни.
15
Бехтерев В.М., Нарбут В. Объективные признаки внушенных изменений чувствительности в гипнозе // Настоящее издание. С. 75. (МОИ В нашем Альманахе это статья
III
).
16
См Бехтерев В.М. О влиянии гипноза и внушения на сочетательные рефлексы // Новое в рефлексологии и физиологии нервной системы. Вып. 1. Л М, 1925; Он же. О влиянии гипноза и внушения в нем на простой и сочетательные рефлексы // Труды Государственного института медицинских знаний. Вып. 1. Л, 1927.
Мысли об Истине Выпуск № 9
14 В настоящую пору, – писал он, – так много вообще говорят о физической заразе при посредстве contagium vivum, или физических микробах, что, намой взгляд, нелишне вспомнить и о contagium psychicum, приводящем к психической заразе, микробы которой хотя и невидимы под микроскопом, но тем не менее, подобно настоящим физическим микробам, действуют везде и всюду и передаются через слова и жесты окружающих лиц, через книги, газеты и пр, словом – где бы мы ни находились в окружающем нас обществе, мы подвергаемся уже действию психических микробов и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными»
17
Роль такого микроба играет внушение. Диапазон действия внушения в жизни общества очень широк это и воспитание в самом широком смысле, и коммуникативная деятельность, и лечебная практика и т.д. Все эти аспекты внушения были предметом научных исследований В.М.
Бехтерева. В соответствии с господствующими в конце XIX в. представлениями о внушении В.М.
Бехтерев рассматривал его как непосредственное прививание тех или иных психических состояний от одного лица к другому, происходящее безучастия воли воспринимающего лица и нередко без ясного сего стороны сознания. Внушение принципиально отличается от убеждения как способа воздействия одного человека на другого. Убеждению присуща логика, нужны факты, критическое их освещение и ясность сознания. Внушение проникает во внутренний мир человека без критики и обсуждения, без сопротивления. При внушении идеи, чувства, мысли, выбор решений и т.д. проникают в сферу общего сознания без всякого участия личного сознания»
18
В акте внушения В.М. Бехтерев различал процедуру его осуществления и содержание. Он считал, что в определение понятия внушения следует включать как способ психического воздействия, таки результат этого воздействия. В слове внушать, писал он, мы подразумеваем не только особый способ воздействия на то или другое лицо, но и возможный результат этого воздействия, и, с другой стороны, в слове внушение мы подразумеваем не только достигнутый результат в психической сфере данного лица, но ив известной мере тот способ, который привел к этому результату»
19
Как мы уже отмечали, сила внушения ярче проявляется в состоянии гипноза, когда подавлены воля и активное внимание усыпленного. Это возможно потому, отмечал В.М. Бехтерев, что воля парализуется верой в силу гипноза и внушения и субъект не может на внушении сосредоточить волевое внимание, оно улавливается лишь непроизвольным вниманием. Какие факторы благоприятствуют внушению Прежде всего доверие к тому, кто внушает. Далее следует отметить наличие господствующих идей в сознании отдельных лиц или целых групп людей. При таких условиях легко возникают всякого рода внушенные иллюзии и галлюцинации. Когда, – писал В.М. Бехтерев, – господствует в населении или в группе лиц то или другое настроение и когда мысль работает в известном направлении, тогда у того или другого лица с психическою неуравновешенностью особенно легко появляются обманы чувств, по содержанию отвечающие настроению и направлению его мыслей, которые тотчас же путем невольного внушения, словесного или иного, сообщаются и другим лицам, находящимся в одинаковых психических условиях»
20
Близким по своей природе к внушению является самовнушение. Последнее отличается от первого тем, что прививание психических состояний обусловлено не посторонними влияниями, а
17
Бехтерев В.М. Роль внушения в общественной жизни // Настоящее издание. С. 98. (МОИ В нашем Альманахе это статья
VI
).
18
Бехтерев В.М. О личном и общем сознании // Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. 1904. № 9. С. 635.
19
Бехтерев В.М. Что такое внушение // Настоящее издание. С. 95–96. (МОИ В нашем Альманахе это статья
V
).
20
Бехтерев В.М. Роль внушения в общественной жизни // Настоящее издание. С. 117. (МОИ В нашем Альманахе это статья
VI
).
Мысли об Истине Выпуск № 9
15 внутренними факторами, источник которых находится в психической сфере лица, подвергшегося самовнушению. Внушению принадлежит важная роль не только в сознании отдельной личности, но ив жизни общества в целом и отдельных его коллективов. Можно сказать, – отмечал он, – что вряд ли вообще совершалось в мире какое-либо из великих исторических событий, в котором более или менее видная роль не выпадала бы на долю внушения и самовнушения. Без учета роли внушения в мотивации поведения больших групп людей ряд социальных и исторических явлений может получить неполное, неточное, а может быть и неверное, истолкование. Само собою понятно, что много внимания В.М. Бехтерев уделял внушению как лечебному фактору. Важнейшим условием эффективного применения внушения как лечебного средства является вера больного в действенность применяемого средства, вызывающая ожидание грядущего исцеления. Без такой веры невозможна никакая психотерапия, никакое лечение словом. Интерес В.М. Бехтерева к роли внушения в общественной жизни был вызван не только потребностями теории, но и широко распространившейся практикой этого явления. Публикуемая в данном издании работа Роль внушения в общественной жизни появилась в 1898 г. Это было время напряженной социально-политической активности различных слоев русского общества на пороге надвигавшейся революции и время широкого распространения различных религиозно- мистических учений и движений. Достаточно сослаться на такие явления, как малеванщина, эпидемии кликушества, увлечение спиритизмом, сеансы Софьи Штаркер, чтобы понять интерес
В.М. Бехтерева к внушению как фактору общественной жизни.
* В своем научном творчестве В.М. Бехтерев не прошел и мимо проблемы телепатии, или внушения на расстоянии. Термин телепатия ввели в науку английские исследователи Герней,
Майерс и Подмор в 1886 г. для обозначения некоторых загадочных явлений психики. В буквальном переводе с греческого телепатия означает чувствование на расстоянии. По утвердившейся традиции под телепатией понимают психический процесс, при котором возможна передача мыслей, чувств, ощущений, желаний, команд и т.д. без посредничества известных нам органов чувств и технических средств. Такой подход к пониманию телепатии предполагает возможность передачи психических состояний при помощи особой энергии и экстрасенсорного восприятия. В настоящее издание включены работы В.М. Бехтерева, которые дают представление о его взглядах на это явление. И здесь, как и во всех областях науки, он руководствовался правилом для того, чтобы решить какой-либо вопрос с научных позиций, следует пользоваться методами, адекватными предмету исследования, и делать выводы лишь на основании бесспорно установленных фактов. Он не отвергал с порога возможность наличия явлений типа телепатических, но он требовал строго научной проверки всего, на что ссылались сторонники телепатии. В.М.
Бехтерев подчеркивал, что в принципе не отрицает права на научный поиск в изучении телепатии. Но всё то, что было получено в процессе изучения этого явления, убеждало его, что все попытки доказать этот способ передачи мыслей на расстоянии более или менее непреложным образом рушатся тотчас же, как только его подвергают экспериментальной проверке, ив настоящее время не может быть приведено в сущности ни одного строго проверенного факта, который бы говорил в пользу реального существования телепатической передачи психических состояний»
22
У В.М. Бехтерева был большой личный опыт изучения тайных пружин угадывания мыслей в соответствующих сеансах. В работе Как происходит так называемое отгадывание мыслей на подмостках театров В.М. Бехтерев раскрывает приемы, которыми пользовались угадчики мыслей для того, чтобы добиться нужного эффекта. Прием оказался достаточно рациональными нехитрым. Речь шла о зашифрованном языке. Раскрытие психологического механизма этих сеансов давало возможность В.М. Бехтереву ответить на давно стоящий передним вопрос Содержится ли в такого рода представлениях на самом деле мысленное внушение, или это фокус Сомнений не было – это фокус. Для окончательного решения вопроса о возможности внушения на расстоянии В.М. Бехтерев считал необходимым исследовать проблему в экспериментах над животными. Эту работу он проводил в 1916–1919 гг. совместно с известным дрессировщиком В.Л. Дуровым на собаках. Суть эксперимента заключалась в том, что в
21
Там же. С. 169.
22
Там же. С. 109–110.
Мысли об Истине Выпуск № 9
16 результате внушений собаки должны были совершать какие-то задуманные экспериментатором действия побежать в определенное место или сделать какие-то определенные движения. Первые серии опытов проводились с участием самого В.Л. Дурова. Результаты вызвали серьезные возражения с методической точки зрения, ибо нельзя было исключить общение экспериментатора с дрессированным им же животным при помощи определенных знаков, воспринимаемых животным при помощи органов чувств. Для устранения методических недостатков первой серии опытов в дальнейшем их стали проводить при следующих условиях
1) опыты осуществлялись безучастия дрессировщика
2) опыт проводился лишь Экспериментатором и его ассистентом
3) записанное экспериментатором задание до конца опыта не сообщалось ассистенту
4) собаки входили в экспериментальную комнату лишь перед самым опытом
5) сделав мысленное внушение, экспериментатор отгораживался от собаки ширмой или иным путем
6) за выполнением задания следил только ассистент, незнакомый стем, что внушал экспериментатор. Результаты и этой серии опытов были весьма скромными и неубедительными. На их основе В.М. Бехтерев делал вывод, что вопрос нельзя считать решенными что проблема заслуживает дальнейшего исследования. Как же смотрел В.М. Бехтерев на проблему телепатии со своей энергетической точки зрения Он категорически отрицал существование нервно-психической энергии как своеобразной субстанции, лежащей в основе телепатических явлений. Это та же самая энергия, известная современной науке, которая при прохождении через сложные структуры живых систем, ив частности через нервную систему, превращается в нервно-психическую. Механизмом, при помощи которого в индивидуальном развитии высших животных и человека возникают сложные нервные структуры, порождающие психические явления и нервно-психическую энергию, является сочетательный рефлекс. Во всех случаях психической деятельности, даже и самой сложной сточки зрения рефлексологической, – говорил В.М. Бехтерев, – дело идет о развитии сочетательного рефлекса на данные знаки. Общим выводом, к которому приходит В.М. Бехтерев в результате многолетнего изучения проблемы телепатии, можно считать следующие его слова что касается так называемого мысленного внушения на расстоянии, то нужно вполне определенно сказать, что до настоящего времени не было представлено ни одного безупречного и вполне убедительного факта, который бы говорил за возможность мысленного внушения на расстоянии. По крайней мере, все приводимые в этом отношении данные. не вполне выдерживают строгую критику»
23
Это было не только констатацией определенного итога изучения сложнейшей проблемы. Выдающийся ученый глубоко верил, что разгадка фокусов на театральных подмостках и отрицательные результаты экспериментального исследования телепатии должны освободить научную мысль от мистификации в отношении будто бы доказываемой такими опытами непосредственной передачи мыслей на расстоянии от одного лица к другому с помощью так называемых лучей или какой-либо особой психофизической энергии.
24
Однако надежды и прогнозы В.М. Бехтерева на снижение интереса к телепатии не оправдались, не оправдались они и по отношению ко всему оккультному вообще. В наши дни астрология, сеансы телепатии, лечение экстрасенсами, передача биоэнергии, вера в медиумов и ясновидцев, домовых и разбушевавшийся дух – самая настоящая эпидемия, наносящая огромный вред духовному и физическому здоровью миллионов людей.
В.М. Бехтерев оказался поистине пророком в своих утверждениях о том, что, чем больше будет средств воздействия на человеческую психику, способов передачи психического влияния на человека, тем более повальным будет увлечение таинственными явлениями человеческой психики. Как бы предвидя нашу сегодняшнюю действительность, он писал в 1894 г
23
Бехтерев В.М. Гипноз, внушение и психотерапия и их лечебное значение // Настоящее издание. С.
292. (МОИ В нашем Альманахе это статья
IX
).
24
См Бехтерев В.М. Как происходит так называемое отгадывание мыслей на подмостках театров // Настоящее издание. С. 319. (МОИ В нашем Альманахе это статья
XI
).
Мысли об Истине Выпуск № 9
17 Так как человечество вообще склонно преклоняться перед всем таинственным. то, без сомнения, те или другие приспособления и приборы, как бы увеличивающие действительную силу и значение производимых внушений, а иногда и обладающие в глазах внушаемого своего рода магической силой, получают огромное значение при всяком вообще психическом лечении»
25
Миллионы людей, с надеждой ожидающие своего исцеления у экранов телевизоров вовремя сеансов А. Кашпировского, или покупатели газет, заряженных энергией А. Чумака, – бесспорное подтверждение пророчества В.М. Бехтерева. Месмер, Калиостро, Ганзен, Распутин и тьма гипнотизеров и лечителей прошлого могут лишь позавидовать им. И не только в плане успеха. Торжествуют идеи флюидов, животного магнетизма, магнетической силы, космических влияний, «биоэнергии» и т.д. В понимании сущности многих явлений психической жизни человека мы опускаемся к более низким ступеням развития наших знаний. В течение последних 150 лет наука (в том числе и благодаря трудам В.М. Бехтерева) доказала, что психика
– это работа человеческого мозга, результат его сочетательной деятельности, а не проявление всяких сил и энергий.
В.М. Бехтерев не только изучал, использовали пропагандировал гипноз и внушение как лечебные методы, но и обращал самое серьезное внимание на условия и показания их применения. Он руководствовался важнейшим принципом применения любого лечебного средства – прежде всего не вреди. В этом отношении как врачи, таки все интересующиеся найдут в публикуемых работах В.М. Бехтерева много поучительного и полезного для себя. В результате многолетних исследований В.М. Бехтерев создал оригинальную теорию о природе внушения как своеобразного психического явления, связанного с глубокими изменениями в структуре сознания. Сущность внушения, – писал он, – заключается не в тех или других внешних его особенностях, а в особом отношении внушенного к я субъекта вовремя восприятия внушения и его осуществления»
26
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

перейти в каталог файлов
связь с админом