Главная страница

Исследование Сновидений Владислав Лебедько Евгений Найденов Андрей Исьемин С. Петербург 2007


Скачать 0.88 Mb.
НазваниеИсследование Сновидений Владислав Лебедько Евгений Найденов Андрей Исьемин С. Петербург 2007
Анкорarkhetipicheskoe_issl_snovideniy.doc
Дата26.10.2017
Размер0.88 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаarkhetipicheskoe_issl_snovideniy.doc
ТипИсследование
#43921
страница1 из 20
Каталогid303092404

С этим файлом связано 80 файл(ов). Среди них: Rufus_Opus_-_Gate_of_the_Moon_Ritual.pdf, 25.pdf, pril67.pdf, pril66.pdf, 126-127.pdf, Predstavlenie_o_zle_v_knige_Zogar.pdf, pril50.pdf, Stepanova_Motanka_MOTANKA_YaK_LYaL_KA_OBERIG_PODARUNOK.pdf и ещё 70 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


Архетипическое

Исследование

Сновидений


Владислав Лебедько

Евгений Найденов

Андрей Исьемин

С.Петербург 2007

«Так или иначе, но Душа – едина. Присутствуя во всех частных душах, как бы погружаясь во все, она не утрачивает своей цельности подобно тому, как целостна и едина наука, состоящая из многих разделов, как целостно и едино семя, дающее, согласно природе, начало разным частям организма, в материальном смысле разделенным, но не имеющим значения вне единого целого.»

Плотин «Эннеады» IV  
«Самопознание составляет свою собственную цель и не имеет конца… Не существует иной цели, кроме самого акта созидания души, поэтому душа бесконечна» 

Джеймс Хиллман «Архетипическая психология»  


«Миф – необходимейшая – прямо нужно сказать, трансцендентально-


необходимая – категория мысли и жизни; и в нем нет ровно ничего случайного, ненужного, произвольного, выдуманного или фантастического. Это – подлинная и максимально конкретная реальность. Миф – не идеальное понятие, и также не идея и не понятие. Это есть сама жизнь. Для мифического субъекта это есть подлинная жизнь, со всеми ее надеждами и страхами, ожиданиями и отчаянием, со всей ее реальной повседневностью и чисто личной заинтересованностью.»

Алексей Федорович Лосев "Диалектика мифа

Введение.

Сновидения в нас и мы в сновидениях.
Несмотря на знания, которыми веками полнится все возрастающее количество литературы о снах, сновидения всегда остаются личным таинством. Сны, приходящие к нам из царства Гипноса ли, Морфея или Нави являются неотъемлемой частью нашей жизни, частью, значение которой невозможно переоценить.

За многотысячелетнюю богатую событиями историю человечества сложилось множество взглядов и подходов к снам и способов понимать и осознавать их значение. Они могут быть весьма разными, но все сходятся на том, что сновидения бывают целительные творческие и пророческие. В разные времена и в разных странах, люди, желая увидеть такое сновидение, устраивали специальные ритуалы. Описания таких процедур дошли до нас из Древнего Египта, Древнего Вавилона, Греции, Рима. В Индии люди верили, что во сне душа путешествует по высшим мирам. Так же считалось, что сны являются откликом души на события повседневности.

Есть ещё одна разновидность сновидений, которая издревле считается самой важной и значительной. В таких снах боги нисходили к людям и те могли общаться с ними и даже что-то получать. Древние люди свято верили, что во сне люди могут общаться с богами. Сны являются важнейшим средством связи с мифом, сны это наши личные мифы. У Гомера Зевс посылает сон Агамемнону, Афина - Пенелопе. Асклепий, ставший богом, посылал целительные сны страждущим, совершившим определённый ритуал. Образцы пророческих и целительных сновидений встречаются во все времена и всех культурах. Сновидения могут сыграть важную, решающую роль в творчестве и совершении научных открытий. Дьявол во сне сыграл Тартини его знаменитую сонату, Д. И. Менделеев во сне увидел свою периодическую систему элементов, Эйлас Хау во сне завершил конструкцию швейной машины, Кекуле открыл молекулярную структуру бензола. Эдгар По уловил истоки своего «Ворона» во сне. «Кандид» Вольтера, «Божественная комедия» Данте и множество других произведений искусства получили истоки своего вдохновения в сновидениях.

Если рассмотреть внимательно сновидения известных людей и их роль в формировании истории человечества, то будет видно, что они играют не менее важную роль, чем события яви, обобщая опыт и даря пророческие прозрения.

Однако, как мы далее покажем на примерах из практики, любой сон является посланием того или иного бога. Как правило, послания эти требуют разворачивания и разгадывания при активном участии сновидца.

Столп современной западной психологии З. Фрейд называл работу со сновидениями «царской дорогой к бессознательному». И верно, владея методикой раскрытия образов сновидения, можно быстро мягко и безопасно развернуть всю основу дневной проблематики, и более того, следуя сновидению, посланию души можно, можно разрешать её именно так как нужно для сновидящего.

Фрейд считал, что сновидения есть символические образы подавленных, в основном сексуальных желаний и носят обманчивый или символический характер потому что эти желания недопустимы наяву. И что каждый элемент сна содержит зашифрованный смысл. Он раскрывал смысл сновидений методом свободных ассоциаций, что и по сей день широко используется в психоанализе.

К. Г. Юнг рассматривал образы сновидений скорее как раскрывающие содержание душевной жизни, чем умалчивающие о ней. Он считал, что между дневными и ночными событиями есть множество противоречий и что во снах может отображаться то, что ещё не произошло или что-то к чему человек не готов в бодрствующем состоянии. Он так же высветил связь сновидений с « коллективным бессознательным» и древними знаниями предков.

Другой выдающийся ученик Фрейда, А. Адлер полагал что процессы и образы в сновидениях являются переработкой дневных переживаний человека и так и определял его функцию. Но не как избавление от вытесненных чувств и желаний. В его подходе важно то, что он не разделял психику на дневное и ночное состояние и считал их естественными продолжениями друг друга. И поскольку сны есть продолжение жизни человека, то они отражают и его личность и его жизненный ритм, поэтому, работая со снами, можно найти наилучшие для данного человека способы решения его задач.

Создатель гештальттерапии Ф. Пёрлз сравнивал работу со снами с дорогой к целостной личности. Он утверждал, что, работая с образами сновидений, можно осознать различные маски личности и объединить все отрезанные и вытесненные части личности и души. Это происходит через проигрывание, воплощение и перевоплощение сновидца в различные образы и части сновидения.

Основатель процессуальной терапии А. Минделл считает, что мы сновидим не только во сне, но и бодрствуя. «Создатель сновидений» непрерывно излучает вереницы образов, отражающих символы различных слоев нашей внутренней жизни. Структуру его работы можно рассмотреть, используя метафору озера, со дна которого непрерывно всплывают пузырьки. Зарождаясь на самом дне, пузырек представляет собой маленькую капельку газа, приближаясь к середине постепенно увеличивается и, поднявшись на поверхность, расплывается большим пузырем. Так же и работа со сновидением. На поверхности сновидения мы видим образы, опускаясь глубже, мы можем осознать стоящие за образами чувства, обращаясь еще глубже возможно обнаружить то, из чего рождаются сновидения – «создателя сновидений» и вступить с ним в контакт.

Представитель холистического течения в психологии С. Каплан-Уильямс предлагает технику перепроживания сновидений, особенно акцентируя возможность перепрожить те моменты сна, которые заставили нас проснуться от страха или боли, перепрожить собственную смерть или иное драматическое событие, от которого мы бежали даже во сне, отпустить страх и пережить возрождение, обновление и, тем самым, исцелиться, путем завершения какого-то незавершенного процесса, который представал во сне как угроза смерти или чего-то еще ужасного. Каплан-Уильямс предлагает также очень удобный инструмент для анализа сновидений во всей их совокупности – «Кристалл сновидений».

Ученик и реформатор Юнга Джеймс, основатель архетипической психологии, Джеймс Хиллман возрождает древнюю традицию диалога с богами, исследуя сновидения методом активного воображения.
Мы не считаем какой-то подход более или менее правильным или исключительным. В своей работе мы пришли к интеграции всех перечисленных методов. Главное для нашего подхода – то, что в процессе активной работы над сновидениями, человек оживляет свое основное богатство – душу.

Что есть человеческие существа, как не сосуды, через которые встречаются друг с другом боги, духи, демоны?.. Их тысячи в каждом из нас. Они управляют миром наших снов и яви, а мы помогаем им реализовать божественный замысел. В сложных, многоуровневых взаимоотношениях с Богом и его многочисленными ликами – богами, со случаем и друг с другом проходим мы развилки жизненного пути, этого «сада расходящихся тропок». И на каждой развилке меняемся мы все: я, ты, Бог, случай, герои нашего воображения, прошлое и будущее, - влекомые в одной связке по неисповедимым путям взаимотворения... И то, как предстоит тому или иному богу проявляться в каждом человеке (и предстоит ли проявляться вообще) – предмет очень сложного и многостороннего договора, участниками которого являются тысячи других богов, демонов и архетипов, дух самого человека, наконец, сознание планеты, которое может иногда существенно ограничить, а иногда, наоборот, расширить вольную игру богов по мотивам ему одному ведомой целесообразности… Судьба человека вершится сложнейшей мозаикой желаний (страстных желаний) тысяч духов, богов и архетипов, его прошлыми деяниями, задачами его рода и много чем еще…

И исследование сновидений позволяет нам активно включиться в увлекательную, порой опасную, непредсказуемую игру взаимотворения себя и мира.


1. Сновидения, архетипы, душа.
Основное содержание сновидений это образы. Они, образы, являются выразителями воли той глубинной сути, из которой мы происходим и которой являемся, сущностью того, чем мы живём. Слово Архетип можно перевести как прообраз, то есть изначальный образ, исток. Следовательно, наши сны в значительной степени наполнены архетипами, и, даже, возможно, все образы сновидения, если проследить их истоки, окажутся архетипическими.

В пространстве истоков, в мифологическом пространстве живут боги. Там, где боги находится и наша глубинная память, память об изначальном мироустройстве и, попадая в сновидение, мы, так или иначе, соприкасаемся с этим пространством. Наши сны это наши личные миниатюрные мифы и миры, созданные творческой силой нашей души, мифы о бесконечном её возвращении в мир, воскрешении и преображении.

Люди древности обладали знаниями о природе сновидения и сознательно пользовались ими для общения с богами, для устройства и исправления своего мира. Например у Австралийских аборигенов, индейцев Америки, шаманов Сибири, большинства восточных врачевателей, а так же в тех народах и народностях где сохранилась сновидческая культура, считается, что одним из первых признаков потери связи с самим собой, со своим духом и душой является то, что человек не помнит своих снов и не понимает их языка. В сохранивших традиции сновидения культурах утро обычно начинается с пересказа того что было увидено ночью, и сновиденное зачастую может повлиять на планирование дневных событий. Большинство шаманов – целителей различных культур и в наши дни начинают приём и диагностику пациента с опроса что ему снится. Часто большую часть причин и происхождения проблемы шаман извлекает именно оттуда. Есть и такие, которые в особо сложных случаях устраивают собственное погружение в сновидение и спят до тех пор, пока им не откроется причина и пути разрешения ситуации обратившегося к ним за помощью. Бывает, что целитель видит сон ещё накануне визита человека. Говоря о снах с точки зрения их целительной функции, следует вспомнить известного греческого мужа Асклепия, ставшего символом науки исцеления. Как и многие смертные ставшие потом бессмертными богами, Асклепий был сыном земной женщины и бога Аполлона. Его мать была убита стрелой ревнивого любовника во время беременности. Терзаемый угрызениями совести, Аполлон спас и выходил не рождённого ребёнка, а когда тот вырос, отправил его учиться к Хирону, мудрому кентавру, воспитавшему многих героев.

Асклепий стал таким великим целителем, что говорили, будто он может даже оживлять мёртвых. Повелитель подземного царства мёртвых Аид жаловался богам, что Асклепий крадёт причитающиеся ему души. Зевс убил Асклепия ударом молнии, но одумавшись, возвратил ему жизнь, сделал его бессмертным и подарил место среди звёзд.

Особенно знаменит был Асклепий тем что умел исцелять через сновидения. Страждущий пришедший в храм, молился Асклепию в надежде увидеть целительный сон. Засыпая в стенах храма, он надеялся увидеть сон, посланный богом, который будет наполнен сведениями о причинах болезни и способах исцеления. Если пациент делал все подготовительные процедуры и ритуалы верно и достиг нужной степени чистоты и ясности сознания, то он видел такой сон. Иногда чтобы достичь результата пациент проводил в храме несколько месяцев. Когда нужный сон приходил сновидец был обязан записать его. Самое эффективное исцеление происходило если пациент и врач видели один и тот же сон в одно и то же время. Жрецы храма помогали разгадать сон, а после прописывали лекарство основанное на послании, заключённом в сновидении.

Сведения об общении с тонким миром во снах святых и адептов мировых религий, явления воспринятые ими во сне многочисленны и общеизвестны.

Люди современности по многим причинам в основном эту способность утратили, и теперь она воспринимается как исключение. Прогресс морали, технической и философской мысли незаметно, но неуклонно создали условия для ложного чувства отделённости и независимости от мира вообще, и от мира богов и архетипов в частности. Мы, современные цивилизованные люди, утеряли то, что являлось естественным для туземцев и аборигенов.

Так неужели умение раскрывать смысл сновидений так и останется привилегией избранных или посвящённых? А уделом большинства останутся сонники, не дающие полноценных ответов?

Как воспринять ту свою древнюю, многотысячелетнюю мудрость, что мы несём в себе? Как воскресить ту чуткость и восприимчивость, бережное отношение к окружающему миру, так свойственную древним? - Посредством снов, посредством работы со сновидениями. Можно и нужно восстановить эту способность, сначала с помощью специалиста, или в групповой работе, а после и самостоятельно.

Работа со сновидениями дело сложное и требует индивидуального подхода. Хотим предостеречь читателя – не злоупотребляйте толкованием снов при помощи сонников. В основном это только лишь уводит от восприятия смысла послания души в некие умозрительные прогнозы-предположения предназначенные для эго личности.

Предпочтительно для разгадывания посланий использовать методы, включающие в себя непосредственный контакт с образами сновидений, их проживание. Эти методы будут подробно приведены далее. Все образы сновидений, являются личными, имеющими отношение только к вам образами, значение которых вряд ли совпадёт с толкованием, принятым в той или иной аналитической школе будь то классический психоанализ, структурализм, юнгианство, те или иные оккультные школы. За самими образами, разумеется, стоят архетипы, но к ним нужно ещё найти путь. Для этого наилучшим и безопасным является ассоциативный метод, конечно, если вы не обладаете прямым видением. Воспользуйтесь методами, описанными в этой книге, методами которые обогатят кладовую глубинных воспоминаний и помогут соотнести их с архетипами, о которых так же пойдёт речь в этой книге.

Архетипы чаще всего посещают нас и говорят с нами, когда в нашей душе что-то расстроилось. Очень часто первое, что происходит в процессе активизации воображения – это «всплытие» наших глубоко укоренившихся проблем и комплексов. Значит, чтобы встать на путь активизации воображения, необходимы смелость и чувство ответственности. Это вовсе не игра. Но процесс может привести к обнаружению архетипического источника наших проблем.

Активизация воображения это гибкая техника, её можно использовать просто для создания «сна наяву», состоящего из образов дневной жизни, в котором так же можно входить в контакт с архетипами, проживать их и преображать себя и свой мир.

Для этого делать нужно практически то же что и при работе со снами – расслабьтесь освободите разум и погрузитесь внутрь себя. Сейчас не нужно восстанавливать картину сна – просто позволяйте образам являться вашему внутреннему взору. В большинстве случаев вам не удастся сразу встретить какой - либо персонаж или архетип. Скорее всего, вы увидите некий простой образ, например бабочку в полёте. Не позволяйте своему взору блуждать, иначе он просто будет перебирать образы, от бабочки к траве от травы к небу от неба к облакам и так далее. Не отпускайте образ бабочки до тех пор, пока не поймёте, зачем он явился и что означает.

При частой практике активизации воображения вы постепенно начнёте получать всё более сложные и яркие впечатления, будете встречаться с архетипами, которые являются в сновидениях и сможете беседовать с ними. Таким образом, у вас появится шанс лицом к лицу столкнуться со своими глубочайшими проблемами и их истоками.

Одна из главных задач сейчас это реабилитация души, возвращение её событиям, состояниям и образам исходной ценности, приятие того что в ней происходит. И это вовсе не точка зрения психоанализа, это точка зрения души.

Психика это вовсе не «бессознательное». Душа весьма разумна, самостоятельна, активна и более того весьма заинтересована в том, чтобы проявляться в человеке. Она постоянно находится в процессе взаимодействия с миром, создаёт сновидения и состояния, симптомы, фантазии и настроения, она чрезвычайно целенаправленна в стремлении чувствовать мир и тем самым жить. Воображение, то есть способность воспринимать и создавать образы, является основным инструментом и потребностью человеческой души. Именно посредством воображения человек может встретиться с глубинными образами, а задача терапевта заключается в создании условий для восприятия психического материала и обеспечение чёткого проживания заложенного в образах богатейшего и важнейшего смысла.

Терапия в данном подходе это, прежде всего, пробуждение воображения в человеке, или исцеление отношения к воображению.

В результате работы у человека развивается душевное, творческое чувство воображения. Здесь душевное есть такое качество фантазии, порождающие только те образы, которые действительно резонируют с глубинами и не закрывают душу от дальнейшего воображения. Надо отметить, что погружение в такие фантазии – совсем нелёгкое дело. Если человек действительно отпускает себя, и фантазирует, то потом часто пугается своих фантазий и стыдится их, он ведь не хочет видеть себя «таким». Это возможно только в самых сокровенных моментах, в молитве, на исповеди, между любовниками и друзьями, в творческом самовыражении.

Поэтому, чтобы не разрушить зачастую очень робкую откровенность души, терапия в данном случае должна быть образцом материнства, не по отношению к эго, а по отношению к образам.

Здесь мы сталкиваемся с фундаментальным недостатком знаний о душе не важно кого, хотя бы впервые сидящего перед вами пациента, или хорошо знакомого товарища, с которым вы решили пуститься в исследование какого-то давно известного состояния. Это не связано с качеством подготовки вас как специалиста или недостатком опыта. Просто душа всегда лучше знает, чего она хочет. Именно поэтому необходимо Активное Воображение. Оба, и терапевт и пациент получают возможность найти разгадку, следуя мудрости души, её изначальному устройству и устремлению, путешествуя по тем образам что она предлагает к осознанию и проживанию.

Вот пример работы: во сне или фантазии откроется дверь, и маленькая девочка войдёт с букетом тюльпанов. Дальше есть, к примеру, две основные возможности. Первая. Воспользоваться применяющейся в психоанализе системой толкований, и тогда можно «объяснить» пациенту – это твоя детскость и инфантильность, или твоя ещё не выросшая анима. В этом случае образ отправляется в копилку негативного, чтобы впоследствии это можно было исправить или вылечить, чем и занимается психоанализ. Но в этом случае теряется большинство смысла и жизненности, почти всё из спонтанно явленного душой образа.

Вторая. Сохранить «маленькую девочку», сохранить в цельности событие, феномен. Она то, что она есть – некое явление. Если в воображении не происходит никаких действий с вашим и её участием, то можно попробовать поиграть с ней, поговорить, предложить ей что-то. И главное отдавать себе отчёт в том, что рождается в вас в ответ на её появление. Вы растерялись, смутились, напряглись от её присутствия, или напротив, чувствуете наплыв тёплых почти религиозных переживаний? Или отеческие чувства?

Позвольте проявиться всем чувствам, наполняйте ими пространство где вы с ней находитесь и, в конце концов, возникнет сильное желание позволить образу говорить и действовать и голос девочки начнёт звучать сам и скажет почему она пришла и чего хочет.

Любое толкование сновидческого или фантазийного образного опыта требует от толкователя не только незаурядного личного опыта и вооружённости концептуальным багажом, но так же и приоритета логического разумного понятийного механизма над чувственным переживанием и опытом. Стало быть, в известной степени толкование убивает явление которое истолковывается.

С другой стороны, метод активного воображения работает с самим явлением. Образы и явления светят сами себе и вокруг, излучают свет и могут быть увидены. Когда мы толкуем их значение, мы затемняем этот свет, потому что делаем предположение о них, стоящее поверх самих образов, как бы ближе к нам. Оно-то и затемняет этот свет. Это вместо того чтобы позволить им говорить так, как они есть.

Терапевт должен быть безупречным реалистом, внимательным, чутким, даже предчувствующим слушателем, позволяющим происходить всему, что зарождается в воображении.

«Когда я просыпаюсь, даже если очень медленно, начинается попытка моего понимания и толкования сна. Я познаю, обращаю сон в понимание его, даже если и не хочу, и в этот момент сон блекнет. Он становится неясным и теряет свою понятность. Почему так случается? Почему внутренний поэт прячется от внутреннего критика?» (Д.Хиллман).

Всегда есть соблазн следовать этой инерции, привычке превращать рассудком чудо в обыденность, в плоскую проекцию. Задача консультанта это внесение сна в жизнь, удержание его «открытым». Приоритет сна настолько силён, что порой сновидец на время работы перестаёт иметь первостепенное значение. Происходит беседа больше со сном, чем с пациентом.

Разумеется, для нас современных цивилизованных образованных людей живущих в условиях ментального приоритета, является важным и понимание, концепция того что происходит. Здесь первостепенной является работа посредством языка, со словом образы описывающим. Необходима своеобразная игра со словами по свободным ассоциациям. Здесь нужно раскрыть значение образа, порой скрытое в этимологии слова и неожиданно раскрывающееся через ассоциативный ряд. Само слово в сновидении это не концепция, это образ, прибывший из глубины чувств и имеющий гораздо более широкий смысл, чем его словарное значение.

Собственно к логическому и концептуальному подходу требование одно – не претендовать на единовластную полноту контроля над душой. В остальном он может быть и есть чрезвычайно полезен.

Терапевтический подход зачастую проецирует «бессознательное» на психику именно пациента. То есть, пациент «не понимает» что происходит, а аналитик в силу своего статуса должен всё «понимать». На самом деле сознание и его содержимое плавают вокруг нас, соединяются, перемешиваются и душевные состояния не являются чьей-то личной собственностью, по большому счёту мы все проживаем некий общий набор состояний характерный для данной культуры и временной эпохи разнящийся для каждого лишь индивидуальными деталями. Поэтому иногда у пациента озарение, иногда консультант более сознателен, когда клиент в тупике тяжёлых чувств, а в другой момент сознание обоих находится в одном образе. Для аналитика важно выйти за пределы собственной субъективности, раскачаться и оторваться от своего «знания». Тут действует постулат: терапевт не знает всего, что знает душа пациента.

Предпочтительна и плодотворна своеобразная очарованность происходящим. Голова с думами о сложности ситуации отступает на второй план, прячется. Явленный душой образ влечёт, притягивает и, наконец, благодаря силе такого страстного но и покойного внимания аналитика получает дополнительную силу и раскрывается.

Ещё К.Г.Юнг, в отличие от многих теорий подчёркивающих обусловленность происходящего в сновидческой реальности внешними факторами: биологическим, семейным, социальным, предположил эти события самопорождающимися, хотя и включающими в себя вышеупомянутые причины. Фактически душа является не только простой движущей, но и творческой силой. Значит, подходить к ней и результатам её деятельности надо подходить с точки зрения прекрасного. С эстетическими критериями. Это так же является одним из критериев текущей работы – красиво или не красиво то, что вижу и чувствую, и то что происходит.

Творческая сила может создавать и разрушительные вещи, поэтому не следует всегда присваивать счастливое звучание слову «творческий». Тем не менее, человек является творческим изначально, творить, создавать нечто, как-то изменять себя и мир это фундаментальная потребность, такая же как, например, самосохранение или продолжение рода.

Человек изначальный есть по образу и подобию божьему, а значит творец, могущий творить в том числе и самого себя, как и отец – создатель.

Можно и нужно научиться творить себя в жизни, чтоб жить, будучи художником своей жизни, а не копируя в общем-то скучные, хоть и правильные образы, созданные моралью, наподобие школьного учителя или делового человека. Пользуясь активным или свободным воображением, мы можем изменить образ, в котором живём и, перестав быть тупым узким здравомыслящим и критичным, а вообразить и создать себя живым и сильным, видящим и чувствующим, со всеми выгодами и рисками этого состояния.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов
связь с админом