Главная страница
qrcode

Какие проблемы рассматривает философия науки


Скачать 165,63 Kb.
НазваниеКакие проблемы рассматривает философия науки
Дата20.11.2020
Размер165,63 Kb.
Формат файлаrtf
Имя файла01.rtf
ТипДокументы
#113255
Каталог

Какие проблемы рассматривает философия науки?


Становление философии науки в качестве особой области исследований приходится




Научное знание исследовалось многими философами. В Но­вое время, в период формирования науки нового типа — экс­периментально-математического естествознания философское осмысление научной деятельности концентрировалось в основ­ном вокруг проблемы метода научного познания. . , а представители
Исследуя Наука в философском ракурсе

Сущность философии. Взаимоотношения философии и науки

Философия — сложное, изменяющееся культурно-историческое явле­ние. Вопрос, касающийся определения предмета философии и ее взаимо­связей с наукой, достаточно труден, ведь представления о смысле и пред­назначении философии в разные эпохи выглядят по-разному. Для того чтобы понять современное состояние философского знания и его соотно­шение со сферой научной деятельности, необходимо вкратце вспомнить об античных истоках становления философии и науки.

наукой как таковой, или наукой вообще. Но постепенно вычленяются различные дис­циплины и направления. Скажем, у Аристотеля выделяются первая фило­софия, или
Однако не всегда отношения философии и отпочковавшейся от нее на­уки складывались безоблачно.
Чем же является философия в современной социально-культурной си­туации? Можно сказать, что сегодня философия представляет собой сохра­нившийся через века, доживший до наших дней и использующий современ­ные интеллектуальные средства импульс того самого первоначального античного «свободного поиска», не дифференцированного на узкие специа­лизированные области и не стесненного жесткими методологическими рамками (подобно тем, которые существуют в науке). Конечно, философия сегодня тоже является университетской дисциплиной со своими внутрен­ними правилами, делениями на направления и темы. Например, у профес­сиональных философов периодически возникает желание дать философии строгое определение, навязать жесткие рамки мышления, отделить «настоя­щих» философов от «ненастоящих», как бы стандартизировав философию на манер точных наук. Но все эти попытки рано или поздно отбрасываются. Мы не должны терять из виду изначального философского проекта раскре­пощенного и целостного познания мира. Философия — это всегда попытка начать все сначала, вновь и вновь поставить важнейшие вопросы: кто такой человек, как устроен мир, как человеку следует в нем жить и т.п.

Философия это живой и свободный интеллектуальный поиск.

Философия — это первичное «горение» мысли, первичное усилие самой рациональности, из которых рождаются новые идеи, новые культурные смыслы, а также и новые области научной деятельности. Сфера философских исследований весьма разнородна. В ней разрабатываются учение о бытии, учение о познании, логика, этика, эстетика и многие другие учения. Филосо­фия —это также сфера мысленных экспериментов, обнаружения и постанов­ки новых проблем, обкатки новых интеллектуальных средств. На самом деле любой человек, покидающий привычную дорогу испытанных способов мыс­ли и действий и открывающий новые точки зрения, уже является в той или иной степени настоящим философом, пусть и непрофессиональным. Разуме­ется, не все «производимое» в философии оказывается в дальнейшем плодо­творным, не все принимается последующим развитием мысли. Но ведь то же самое касается и научных исследований: далеко не все научные поиски ока­зываются перспективными и далеко не все научные проекты завершаются открытиями. Все это — неизбежные издержки процесса свободного поиска. В каких-то исторических ситуациях философия может испытывать трудно­сти со своим самоопределением в культуре, но в целом философствование как выражение стремления человека понять мир и свое предназначение в ми­ре непрерывно и вечно. Поэтому неверно было бы представлять философию профессионально замкнутой скучной дисциплиной, наполненной общеиз­вестными суждениями или совершенно оторванной от реальной жизни.

Функции и роль философии в научном познании

Несмотря на то что сейчас наука и академическая философия отделены друг от друга и кажется, что наука прекрасно обходится без философских учений, на самом деле вся научная деятельность насыщена философскими принципами и предположениями. Научный поиск вообще невозможен без поддержки со стороны «живой», работающей философии, которую исполь­зует любой ученый в своей деятельности, осознает он это или не осознает. Великий немецкий философ и ученый

Каковы же функции философии в научном познании?

Прежде всего отметим, что философствование отнюдь не является про­цессом произвольного и бездоказательного умствования. Наоборот, всякое философствование апеллирует именно к рациональным основаниям, аргу­ментирует и обосновывает свои утверждения. , предлагаемые мыслителями, . Построение философской теории — это систематиче­ское и последовательное развертывание какого-то первоначального допуще­ния, исходной интуиции, взгляда на мир. С другой стороны, философские конструкции никогда не принимаются философским сообществом на веру, без строгой оценки. Они подлежат рациональному обсуждению и должны выдержать концептуальную критику. Конечно, философские учения не опровергаются напрямую научными фактами (хотя опосредованно они все же должны быть совместимы с научными данными), но в философии в каж­дую историческую эпоху действует свой собственный комплекс норм обо­снованности и теоретической адекватности. Философские концепции, как и научные теории, можно критиковать, оценивать, сравнивать, отвергать, предпочитать одну другой, принимать какую-либо как наиболее разумную.

В мировой философской и методологической литературе . В этом термине оживает первоначальное аристотелевское понима­ние метафизики как учения о наиболее общих, абстрактных свойствах существующего вообще, о предельных началах бытия и познания. В первой половине XX в. в философии науки преобладала тенденция враждебного отношения к традиционной метафизике, т.е. антиметафи­зические настроения. Эта тенденция сформировалась под влиянием т.н. — философского учения, парадоксально направленного про­тив самой же философии. ) отношение к метафи­зике стало более уважительным и терпимым. Пришло понимание того, что общий метафизический фон является необходимой и неустранимой пред­посылкой научного познания вообще.

Какую роль играет философия в научном познании? Обычно говорит­ся, что философия дает ученому базовые теоретические и методологиче­ские принципы. Но это слишком общая характеристика. Она не раскрыва­ет все богатство функций философии в реальной научной практике. На самом деле философские, или метафизические, составляющие научной деятельности очень разнообразны и плодотворны. Так, к относятся:
  • Опишем их подробнее.

    1. . Это, пожалуй, наиболее яркая, философской деятельностью. Подвергнуть сомнению самое, казалось бы, привычное и отправиться в свободный ин­теллектуальный поиск — это и есть философия в действии.

    Пытаясь найти нужные ориентиры, ученый может отбросить современ­ные ему научно-философские положения и вернуться к каким-то более ранним метафизическим системам. Он может черпать из них потенциал для критики имеющихся представлений. Например, именно это произошло в начале Нового времени (ХVI-ХVII вв.), когда были подвергнуты сомне­нию устои аристотелевско-схоластической метафизики; в тот период уче­ные в поисках более адекватного способа мышления и соответствующих критических аргументов обратились к античному учению об атомах — к представлениям Демокрита, Эпикура, Лукреция.

    Разумеется, значение критической функции философии резко возраста­ет в периоды научных революций. Если во время относительно спокойного развития науки, когда преобладают процессы устойчивого накопления зна­ний, наука кажется совершенно автономной по отношению к философии, то в период смены научных представлений роль философии в области осно­ваний науки становится весьма важной, иногда даже решающей.

    2. . Научная деятельность пронизана понятиями, перво­начально выдвинутыми в философском познавательном проекте. Это, например, такие фундаментальные, логико-методологические понятия, как и многие дру­гие. Философия обеспечивает научное познание базовыми интеллектуаль­ными инструментами. Это понятийная, или категориальная, поддержка науки. Кроме того, философия обеспечивает науку и определенными со­держательными представлениями, исходными тезисами.

    Вообще для обозначения совокупности начальных допущений и предпо­сылок используют специальный термин «предпосылочное знание». К предпосылочному знанию относятся общие представления об объективной ре­альности и методологические принципы. Без предпосылочного знания невозможно выполнить даже относительно простые научные процедуры. Так, используя процедуру измерения скорости движущегося тела, мы в клас­сической механике основываемся на том базисном допущении, что свойства часов и линеек являются абсолютными, не зависят от их скорости (а в реляти­вистской механике, как известно, это допущение не проходит).

    Философское предпосылочное знание существенно влияет на возмож­ность достижения конкретных научных результатов. Философские уста­новки могут помочь ученому и, наоборот, могут помешать ему совершить открытие. Это касается даже математики, при всей ее кажущейся само­достаточности. Например, Р. Декарт, основываясь на разработанных им философских идеях о познаваемых и непознаваемых объектах, ограничил предмет геометрии лишь алгебраическими кривыми, что фактически по­мешало ему выйти к новой области математических исследований; мета­физические позиции Р. Декарта оказались для развития математики препят­ствием, которое позже отбросили Г. Лейбниц и И. Ньютон. В то же самое время у Г. Лейбница разработка дифференциального исчисления была существенно связана с его общими метафизическими представления­ми о непрерывности.

    Философские установки обеспечивают основу для качественной оценки проводимых научных исследований: значимости полученного материала, общей метафизической «привлекательности» выдвигаемых гипотез и т.п. Исходные предпосылки влияют даже на такую прозаическую вещь, как фи­нансирование научных исследований. Ведь планирование исследований всегда производится в соответствии с определенными философскими со­ображениями. Общая концепция, главенствующая в той или иной науке, формирует саму цель планируемых исследований, поэтому, как указывает М. Бунге, она оказывается даже более важным элементом, чем бюджет, т.к. исходный философский фон будет отчасти определять и бюджетную сторо­ну. Например, если ведущий теоретический принцип близок к эмпирической философии, то исследование будет ограничено собиранием данных и фено­менологическими теориями. И наоборот, если философские соображения вы­ходят за рамки эмпиризма, то будут поощряться поиски смелых теорий и т.п.1

    3. . Эту функцию можно считать част­ным случаем предыдущей, однако стоит подчеркнуть ее особую важность для научного проекта.

    Установка на выдвижение общих принципов, далеко выходящих за пределы наличного опыта, была выработана в традиционной философии. Ученые привыкли использовать эту установку почти не задумываясь. Ученый в своих выводах постоянно выходит за рамки полученного эмпи­рического материала. Действительно, на каком основании исследователь, выполнивший определенную серию экспериментов в лаборатории, осме­ливается перенести результаты на более широкую область, которая им в реальности не изучалась и, более того, говорить об обнаружении им ка­кой-то закономерности! Ведь на самом деле наука реально занимается лишь ограниченными фрагментами мира; она опирается на конечные об­ласти данных наблюдений и экспериментов. Впервые достаточно четко это было показано великим немецким философом И. Кантом.

    Но если бы наука только фиксировала то, что она непосредственно полу­чила из опыта, она никогда не сформулировала бы ни одного закона из раз­розненного эмпирического материала, из данных единичных наблюдений. Все эмпирические данные так и остались бы разрозненными. Тем более наука никогда не могла бы ничего сказать о «мире в целом», связать знания о нем в какую-то единую картину. Именно И. Кант блестяще показал вели­кую роль метафизики (или «теоретического разума») в науке, позволяющей обобщить полученные данные и сформулировать научные законы, а от них подняться на еще более высокую ступень общности — к фундаментальным принципам. И если мы сегодня говорим, например, о неуничтожимости мате­риального движения, об эволюционном процессе в живой природе, о симмет-риях в мире элементарных частиц и т.п., то все эти выдающиеся обобщения (принцип движения, принцип эволюции, принцип симметрии) являются именно метафизическими положениями. Мы никогда не сможем исследо­вать весь мир, все его пространственно-временные области. Но мы убежде­ны, что неисследованные области подчиняются тем же самым фундамен­тальным законам, которые мы приписываем изученным фрагментам мира.

    Можно сказать, что наука как таковая вообще основана на далеко иду­щих обобщениях. Привычные и естественные для ученого представления о том, что природа как целое единообразна, постоянна и проста в своих фундаментальных основаниях, это на самом деле не следствия продви­жения науки, а предпосланные ей метафизические гипотезы, обладающие предельно общим, экстраполирующим характером1.

    4. . Философия является неистощимым поставщиком ценных идей, регулятивов, теоретических сюжетов для ищущего новые пути ученого. Те или иные ходы философского мышления могут подска­зать ученому решение научных проблем или направить его мышление к осознанию важнейших закономерностей строения мира. Например, по­мощниками в теоретических исканиях Вернера Гейзенберга, одного из творцов квантовой механики, являлись произведения Платона.

    Выдвижение плодотворных идей и придание им важного культурного смысла является одной из основных функций философии вообще. Так, Н.В. Мотрошилова отмечает: «Можно сказать, что главнейшей функцией философии как специфической формы человеческого знания, культуры... является рождение и обогащение поистине бессмертной сокровищницы всеобщезначимых идей»2.

    Подхваченные наукой плодотворные философские идеи и концеп­ции со временем естественным образом оказываются в составе научных теорий, как, например, это случилось с умозрительной атомистской концепцией. В итоге знание, относившееся к традиционной метафизи­ческой области, может постепенно включаться в науку. Известный западноевропейский философ К. Поппер, один из первых обративший внимание на позитивную роль метафизики в науке, называет этот про­цесс «движением от мифа к науке».

    Кроме того, философия оказываег серьезную помощь развитию науки, давая единое понимание различных методологических принципов и подхо­дов, которые приложимы к разнообразным областям познания. По мнению В.А. Фока, выдающегося отечественного физика, одной из основных задач философии в области специальных наук как раз является перенесение новой методологии, полученной в одних науках, в другие научные дисциплины.

    5. . На первый взгляд, деятельность ученого вы­глядит «чистым познанием», свободным от субъективного отношения уче­ного к изучаемому объекту, от индивидуальных предпочтений и оценок. Вомногом этот идеал верен. Он является внутринаучным регулятором позна­вательного продвижения. Однако в более широком контексте проблема взаимоотношения знания и ценности намного сложнее. На самом деле науч­ное познание вообще было бы невозможно без ценностно-личностной включенности ученого в область исследовательской деятельности: так, для занятий наукой он должен видеть в ней высокий смысл и ценность, ради которых стоит тратить время собственной жизни. Без определенного цен­ностного отношения ученый вообще не смог бы выбрать тот или иной объект исследования. Ценностные аспекты играют важную роль также на институциональном уровне научной деятельности. Как известно, этико-социальные проблемы взаимоотношений ученых и общества являются всегда актуальными и непростыми. По роду своей деятельности ученые ока­зываются вовлеченными в сложный контекст социальной ответственности.

    Сказанное означает, что научная деятельность пронизана многообраз­ными ценностными отношениями. Но ценностные отношения как таковые находятся опять же в русле общих метафизических представлений о добре и зле, о допустимом и неприемлемом, о непреходящем и суетном. Обсуж­дая все эти вопросы, мы оказываемся в сфере философствования.

    6. . В наш век узкой специали­зации и взаимонепонимания философия может выступать и действитель­но выступает средством общения для различных областей знания:
    философия оказывается посредником для ученых смежных или более отдаленных специальностей, решающих проблему, общую для их обла­стей деятельности. В этом случае базовые, предельно общие рамки обсуждения помогают ученым выделить главное в их совместной про­блеме, наладить полноценное междисциплинарное общение;
  • она позволяет преодолеть разрыв таких существенно различных науч­ных областей, как естествознание и гуманитарная наука. Австрийский физик и философ Ф. Франк утверждает, что вообще важнейшей функцией философии науки должно являться «наведение мостов» между естественно-научным и гуманитарным знанием; 1 3) общение ученых и представителей других сфер деятельности тоже осу­ществляется «на территории» философии (хотя чаще непрофессиональ-1ной); общение ученых и деятелей искусства, ученых и прессы, а также современные социально-политические и этические дискуссии о науке тоже проходят (или по крайней мере должны проходить) именно в поле общефилософской аргументации, свободного концептуального диало­га. Надо сказать, что, по сути дела, общество и видит науку во многом через призму той философии, которая интерпретирует научные знания, адаптирует их к общественному сознанию, включает в современное ей мировоззрение через различные образы, метафоры, ключевые идеи, а также дает экстраполяции, социальные прогнозы и т.п.
    7. . Сегодня становится весьма актуальной задача по­нять саму научную деятельность, ведь наука становится все более развет­вленной, дифференцированной, перегруженной фактической информа­цией. Иногда легче самому поставить эксперимент, чем найти нужные данные о его выполнении другими учеными, об иных его версиях. Часто научные журналы, будучи не в силах овладеть потоком информации, ра­ботают только с ограниченным кругом источников: два журнала могут ссылаться только друг на друга. Все это производит известное впечатле­ние хаоса. Научная деятельность в таких условиях выглядит утрачиваю­щей свой смысл. , что же действительно происходит в данной конкретной области, группе наук, современной науке в целом, — очень важная задача, и эта задача философская в широком смысле слова.

    Важнейшим видом проясняющей деятельности является работа в об­ласти т.н. оснований той или иной науки. М. Бунге именует этот непрек­ращающийся процесс прояснения содержания теоретических систем «до­машней уборкой». Исследования в области оснований важны не только в период критического переосмысления науки (во времена научных револю­ций), и в относительно спокойные периоды тоже должна проводиться «теку­щая уборка» имеющегося научного знания. Известный логик А.С. Есенин-Вольпин называет такие исследования фундаменталистикой, настаивая на том, что вообще в любой области знания должна быть собственная сфера оснований, ставящая своей целью не расширение или применение знаний, а их обоснование, шлифовку, повышение строгости доказа­тельств, изгнание всех некритично воспринятых утверждений2.

    Достоинства такого упорядочения очевидны; содержание же деятельности фунда­менталистам оказывается логико-философским: здесь выявляются скры­тые допущения, изучаются способы аргументации, осуществляется про­верка непротиворечивости, полноты теории, внутренних связей между ее первичными и производными понятиями. В идеале результатом такой ра­боты должна стать аксиоматизация данной научной области.

    8. . Из обзора предыдущих функций мы увидели, что метафизика оказывает существенную помощь науке, является важным ин­теллектуальным инструментом для решения научных задач. Но значение метафизики для науки не исчерпывается инструментальными функциями. Соотношение метафизики и науки гораздо глубже. Несколько неожидан­ный поворот этой темы предлагает западный философ и историк науки Джозеф Агасси. Он переворачивает принятые представления о помощи науке со стороны метафизики. Дж. Агасси утверждает, что следует, наобо­рот, считать науку средством решения метафизических проблем. Действи­тельно, факты из истории науки показывают, что критерием выбора тех или иных научных проблем часто является их значение для метафизики. Осо­бенно, конечно, это касается фундаментальных исследований. В науке мы занимаемся преимущественно теми проблемами, которые важны и инте­ресны именно с метафизической точки зрения и которые могут подтвер­дить и систематически развернуть фундаментальные метафизические идеи о структуре и основаниях мироздания. Это означает, что метафизика играет в науке направляющую роль, координируя сам процесс научного поиска, сти­мулируя научный интерес. Метафизика не просто помогает науке в ее само­стоятельном поиске, но она «ведет» за собой науку в общей исследователь­ской стратегии. Метафизика задает науке устойчивые ориентиры, являясь для науки, по словам Дж. Агасси, «программой будущего научного развития»1.

    Следует говорить не только о том, что значение философии для науки возрастает в периоды научных революций, когда философия становится инструментом критики; ее роль более значительна: она часто является и движущей силой самих научных революций. Приведем пример. Исто­рик науки А. Койре показывает, что научная революция ХУ1-ХУИ вв., ознаменовавшая собой собственно рождение новой науки, была связана прежде всего с революцией метафизической — с изменением глобаль­ных представлений о Вселенной вообще. «Метафизическая революция» прежде всего отвергла схоластически-аристотелевское понимание Кос­моса; она заменила старые представления о Космосе как о конечном иерархическом мире новым представлением о бесконечной и гомогенной Вселенной. Причем интересно, что в основаниях науки Нового времени лежали совсем не новые опытные данные: А. Койре показывает, что сами опыты XVII в. по измерению ускорения были совсем не точны, для того чтобы они были действительно значимы, их надо было бесконечно экстраполировать, и если они должны были якобы доказать реальность инерциального движения, то ведь эта инерциальность в строгом смысле в реальных условиях вообще невозможна. Поэтому ведущим фактором в построении математической механики явились не непосредственные экспериментальные данные, а именно изменение философской установ­ки, «инфинитизация Вселенной»1.

    . Таким образом, философское знание выступает предпосыл­кой научного исследования, создает ему необходимый концептуальный фон; оказывает непосредственное влияние на сам процесс исследования, задавая критерии для качественной оценки той или иной гипотезы или теории; экстраполирует полученные данные и обобщает их до уровня фундаментальных научных принципов; интерпретирует научные резуль­таты и опосредует диалог различных областей знания; выступает важным эвристическим средством; служит инструментом критики в период ста­новления новых научных представлений; становится непосредственной движущей силой научных революций, меняя глобальные представления о миропорядке; направляет научный поиск и формирует фундаментальный интерес ученых к решению важнейших метафизических проблем; осмыс­ливает общие ориентиры ценностных отношений, связанных с научной дея­тельностью; проясняет основания и содержание научного знания, спо­собствуя самопониманию науки. Это разнообразие функций показывает, что научная деятельность от начала и до конца пронизана философским содержанием. Указанные функции пересекаются друг с другом, образуя единую «равнодействующую» присутствия метафизики в научном позна­нии. Предельно обобщая значение философии для науки, можно сказать, что .
    Типология представлений о природе философии науки

    пред­полагает различие той или иной ее ориентации, к примеру, онто­логически ориентированной (А. Уайтхед) или методологически ориентированной (критический рационализм К. Поппера). Совер­шенно ясно, что в первой приоритеты будут принадлежать проце­дурам анализа, обобщения научных знаний с целью построения единой картины мира, целостного образа универсума. Во второй главным станет рассмотрение многообразных процедур научного исследования, как-то: обоснования, идеализации, фальсификации, а также анализ содержательных предпосылок знания.

    Иногда о философии науки говорят в более широком истори­ко-философском контексте с учетом представлений конкретных авторов, так или иначе отзывавшихся о науке на протяжении мно­говекового развития философии. Таким образом можно получить неокантианскую философию науки, философию науки неореализма и пр. К

    По-разному оценивается и место философии науки. Некото­рые авторы видят в этой дисциплине тип философствования, ос­новывающего свои выводы исключительно на результатах и методах науки (Р. Карнап, М. Бунге). Другие усматривают в фило­софии науки посредствующее звено между естественнонаучным и гуманитарным знанием (Ф. Франк). Третьи связывают с фило­софией науки задачи
    Весьма любопытна типология представлений о природе фи­лософии науки, предложенная Дж. Лоузи:
    философия науки является мировоззрением, совместимым с научными теориями и основанным на них;
  • она связана с выявлением предпосылок научного мышле­ния и деятельности;
  • предполагает экспликацию понятий и теорий науки;
  • философия науки — метанаучная методология, определяю­щая, чем научное мышление отличается от ненаучного, какими методами должны пользоваться ученые в своих исследованиях, каковы необходимые условия корректности научного объяснения, в чем состоит когнитивный (познавательный) статус научных за­конов.
    К перечисленной типологии можно добавить еще одну очень важную особенность: философию науки следует понимать преж­де всего как область, в рамках которой предлагаются, изучаются и сравниваются модели развития науки.

    С точки зрения получившего широкое распространение деск­риптивного подхода философия науки есть описание разнообраз­ных, имеющих место в науке ситуаций: от гипотез «ad hoc» (для данного, конкретного случая) до исследования по типу «case stadies», ориентирующегося на анализ реального события в науке или ис­тории конкретного открытия в том или ином социокультурном контексте. Преимущество такого подхода состоит в его доступно­сти. И с этой позиции каждый мыслитель может внести свою лепту в развитие философии науки, всего лишь поделившись соб­ственными соображениями по поводу какого-либо этапа научного исследования. Однако такой подход имеет и свои недостатки, он мало концептуален и ведет к размыванию философии науки, ра­створению ее в простом описании фактов и событий научно-по­знавательной деятельности.

    Если выделить

  • Внимание привлекают также и структурные компоненты на­учного исследования: соотношение логики и интуиции; индук­ции и дедукции; анализа и синтеза; открытия и обоснования; тео­рии и факта.



    Громкий лозунг, предвосхищающий «смерть традиционной философии науки», не означает ничего иного, как существование тех или иных ее параметров в рамках конкретно-исторического периода времени, и затем изменение их в другой. Когда филосо­фию науки связьюают с программами, идущими от . Последняя будет начинаться с решения вопроса о консенсусе — согласии между учеными. И, конечно же, подверг­нет принципиальной критике стандартную теорию науки. Стан­дартная концепция науки уверена, что наблюдения адекватны ре­альности и исключают эмоциональность, предрассудки и интел­лектуальную предубежденность ученых. В этом она противоре­чит самым простым истинам психологии. Наблюдения не могут быть оторваны от наблюдателя и не могут быть пассивны. На деятельность ученых мощно влияют глубинные психологические факторы, оказывают давление механизмы социальной детерми­нации.

    Современная философия науки выступает в качестве недоста­ющего звена между естественнонаучным и гуманитарным знани­ем и пытается понять место науки в современной цивилизации в ее многообразных отношениях к этике, политике, религии. Тем самым философия науки выполняет и общекультурную функцию, не позволяя ученым стать невеждами при узкопрофессиональном подходе к явлениям и процессам. Она призывает обращать вни­мание на философский план любой проблемы, а следовательно, на отношение мысли к действительности во всей его полноте и многоаспектности. Стимулируя сам интерес к науке, философия науки предстает как развернутая диаграмма воззрений на пробле­му целостности научного знания и его динамики, развития.
    перейти в каталог файлов


  • связь с админом