Главная страница
qrcode

Сумерки морских богов (Т.Тулейя, Д.Вудворд) 2001. Книга рассказывает о судьбах кораблей и моряков германского флота в период Второй


НазваниеКнига рассказывает о судьбах кораблей и моряков германского флота в период Второй
АнкорСумерки морских богов (Т.Тулейя, Д.Вудворд) 2001 .pdf
Дата30.11.2017
Размер0,92 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаSumerki_morskikh_bogov_T_Tuleyya_D_Vudvord_2001.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#50841
страница12 из 23
Каталог
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   23
Потом Крюдер посмотрел на карту. Он находился в 360 милях к западу от Земли Принца
Эдуарда. Моря здесь хватало для любых гонок, но рассвет должен был наступить уже через 2 часа, а он сближался с целью недостаточно быстро. Прошла смена вахты с неизбежным топаньем, приглушенными возгласами рапортов и прочей суматохой. Крюдер подождал еще 30 минут, а потом объявил боевую тревогу, прожектором приказав неизвестному судну остановиться. Дистанция начала стремительно сокращаться, танкер выполнил приказ рейдера.
Но внезапно Брунке крикнул:
— Они посылают сигнал QQQ и сообщают свои координаты, герр капитан!
— Кто это?
— Сообщение отправил «Бритиш Коммандер».
— Ну что ж,- вздохнул Крюдер,- дайте предупредительный выстрел ему по курсу.
Пламя выстрела осветило темное море, и водяной столб поднялся под носом танкера. Брунке появился на мостике уже через мгновение.
— Теперь они передают, что их обстреливают!

Крюдер кивнул в знак того, что все понял, и приказал открыть огонь прямо по цели. Орудия
«Пингвина» выплюнули длинные языки пламени, и «Бритиш Коммандер» получил несколько попаданий в корпус и надстройки. Через несколько минут экипаж оставил судно. Его капитан, как и положено, спустился в шлюпку последним. Рейдер подобрал экипаж танкера, и «Бритиш
Коммандер» был потоплен торпедой.
Крюдер сильно потер ладонями лицо, словно пытался стереть накопившуюся усталость. Когда первый лучи восходящего солнца осветили облака на востоке, за кормой «Пингвина» показался
«Филефьелль». Пленные англичане находились в безопасности на борту «Пингвина», и Крюдер ощутил, что у него ноги буквально подламываются от усталости. Через несколько минут весь восточный горизонт ожил и окрасился мягкими пастельными цветами зарождающегося дня.
Глаза слипались. Крюдер еще раз обвел горизонт биноклем, хотя вряд ли уже что-то видел, положил его на полку и уже собрался покинуть мостик. Но тут вопль наблюдателя остановил его. Замечено еще одно судно! Крюдер широко зевнул, взял бинокль и несколько секунд моргал, пытаясь заставить себя увидеть хоть что-либо. Наконец он скомандовал рулевому новый курс, и рейдер пошел на перехват. Новая жертва была аккуратным судном с высоким бортом. Оно четко обрисовывалось на фоне утренней зари. Как только рейдер подошел ближе, был дан предупредительный выстрел. Судно немедленно остановилось и подняло красный флаг с синим крестом. Норвежский пароход «Морвикен» (5008 тонн) следовал в Индию. К огромному облегчению Крюдера, он не отправляло никаких радиограмм. Он снял экипаж и отправил «Морвикен» на дно.
Крюдер повесил бинокль на поручни мостика и пошел к себе в каюту, засыпая на ходу. Но буквальночерез час его снова вызвали на мостик. Призовое судно «Филефьелль», находившееся за кормой, сигналом сообщало о приближении еще одного торгового судна. На сей раз Крюдер все решил заранее, помня о сигнале бедствия, который успел передать «Бритиш Коммандер».
Если он даст шанс этому судну использовать свою рацию, то его позиция будет раскрыта второй раз на протяжении нескольких часов. Такой риск, по мнению Крюдера, был просто недопустим. И он решил действовать жестко.
Но самой насущной проблемой оставался «Филефьелль». После нескольких часов отдыха
Крюдер смог посмотреть на вещи более здраво. Он решил, что танкер, требующий большого призового экипажа и нуждающийся в постоянной охране, пока немцы не сумеют вывести его из опасного района, является слишком большой обузой. Поэтому Крюдер решил его потопить, забрав все запасы продовольствия. Потом он снял греческий маскарадный костюм, напяленный на «Пингвин», и «переодел» крейсер в пароход «Трафальгар».
Остаток августа рейдер провел спокойно. Но в начале сентября Крюдер приказал поднять гидросамолет, чтобы попытаться найти новые жертвы. Но здесь немцам не повезло. Когда самолет прогревал мотор, большая волна захлестнула его поплавки, заставив машину нырнуть мотором вперед прямо в следующую волну. В результате пропеллер был сломан, алюминиевые распорки были согнуты, а мотор вышел из строя. В считанные секунды Крюдер словно ослеп.
«Пингвин» имел запасной самолет, однако он был разобран, чтобы не занимал слишком много места. На сборку самолета ушло много дней.
10 сентября Крюдер внимательно рассматривал большую карту Австралии. Но, прежде чем пересечь Индийский океан, он взял курс на север чтобы совершить вылазку к южным берегам
Мадагаскара. Через 2 дня он встретил торговое судно и сразу дал предупредительный выстрел, приказывая остановиться. Британский сухогруз «Бенавон» (5872 тонны) направлялся в Англию с грузом каучука. Он круто развернулся и дал выстрел из кормового орудия. Столб воды вырос неприятно близко к борту рейдера. Крюдер приказал своим 150-мм орудиями открыть беглый огонь. На корме противника сверкнула вспышка нового выстрела. И «Пингвин» получил свою первую боевую рану. Снаряд попал ему в борт, пробил несколько переборок и упал в кубрике, курясь дымком. К счастью для немцев, он не взорвался. Но и стрельба рейдера тоже была точной. Палуба «Пингвина» вздрагивала при каждом залпе, клубы порохового дыма плыли над мостиком. Крюдер, внимательно рассматривая противника в бинокль, подчитывал попадания.
Антенна «Бенавон» была снесена. Снаряд попал под мостик, и раскаленные стальные осколки
полетели во все стороны. Еще один снаряд разорвался на главной палубе, разнеся в щепки крышку грозового люка. Начались пожары. Клубы серо-зеленого дыма повалили из всех пробоин и окутали разбитый корпус судна. «Бенавон» потерял управление. Но артиллеристы лихорадочно посыла-. ли в замок один снаряд за другим, ведя по рейдеру беглый огонь.
Наконец германский снаряд попал в рулевую рубку «Бенавона». Полетели осколки стекла и рваные железные листы. Затем в мостик попал еще один снаряд, сея смерть. Шкипер британского судна и несколько его офицеров погибли на месте. Артиллеристы наконец бросили орудия и присоединились к остаткам экипажа, которые покидали корабль. Крюдер подобрал спасательные шлюпки английского судна и добил «Бенавон» артиллерийским огнем.
Позднее один из его офицеров сообщил на мостик капитану:
— Мы подобрали 23 человека.
— Из скольких?
-- Из 49, герр капитан
— Так много убитых? — спросил Крюдер.
— Да. герр капитан.
— Крюдер проворчал:
— Они смелые люди, но совершили большую глупость, открыв огонь.
«Пингвин» крейсировал у южной оконечности Мадагаскара еще 3 дня. Потом Крюдер решил, что он достаточно испытывал свое счастье и вызвал к себе в каюту лейтенанта Брунке.
— Отправьте донесение в Берлин, Брунке. Сообщите, что мы направляемся к Австралии.
— Слушаюсь, герр капитан.
Теперь курс «Пингвина» лежал прямо на восток. Его целью было западное побережье
Австралии, до которого оставалось 6800 миль. Переменчивые западные ветры гнали увенчанные белыми барашками волны. Небо было покрыто рваными серыми облаками. 16 сентября «Крюдер» захватил груженое пшеницей норвежское судно «Нордвард» и пересадил
200 пленных в его трюм, после чего отправил в Германию в качестве военного приза. Через 12 дней, уже на подходах к австралийскому континенту, «Пингвин» попал под удар сильнейшего северо-западного шторма, или летнего муссона. Но в октябре начался период зимних муссонов, и установилась хорошая погода. Дул умеренный устойчивый бриз. Море успокоилось, что создавало идеальные условия для минных постановок.
Крюдер имел в своем распоряжении обычные контактные мины. Корабль, коснувшись такой мины, сминает свинцовый колпак взрывателя, и… Обычно их сбрасывают с кормы заградителя.
Под водой мину удерживает специальный якорь. Пока мины хранятся в трюме, взрыватели у них вывинчены. Перед постановкой их вкручивают в гнезда, но мина пока еще относительно безопасна. Когда она падает в воду, растворяется особый сахарный предохранитель, и теперь мина готова взорваться от малейшего толчка. К 1941 году германский флот внес в конструкцию мин два усовершенствования — счетчик кратности и часовой замедлитель. Первое устройство не позволяло мине взорваться, пока над ней не пройдет определенное количество кораблей
Дьявольские мозги механизма мины могут спокойно пропустить мимо 16 кораблей, дожидаясь пока прибудет несчастливый семнадцатый. Второй механизм считал дни, а не корабли.
Взрыватель, установленный с задержкой 48 часов, остается безопасным двое суток, сколько бы кораблей над ним не прошло. Используя эти смертоносные штучки, минный заградитель, действуя глухой ночью у вражеских берегов, сеет семена гибели на подходах к неприятельскому порту. Потом он уходит, чтобы ставить мины в другом районе. Но никто пока не подозревает, что эти воды уже полны невидимой смертью.
К началу октября море успокоилось, и черный купол ночи засверкал миллиардами сверкающих искр. Штурман торжественно объявил, что «Пингвин» прошел 21600 миль, что равно длине экватора. Наблюдатель в вороньем гнезде фок-мачты был похож на юного бога, который мчится верхом на драконьей голове драккара викингов. Но Крюдер не имел времени предаваться мечтаниям. У него на борту еще находилось 300 мин. 7 октября он остановил норвежский танкер «Сторстад» (8998 тонн). Залив свои опустевшие цистерны нефтью, Крюдер внезапно решил превратить танкер во вспомогательный заградитель. Он перевел весь
норвежский экипаж на борт «Пингвина». На корме «Сторстада» соорудили минные рельсы и перегрузили на танкер 100 мин. С этого дня танкером управляла призовая команда.
— Где мой метеоролог? — спросил Крюдер.
— Здесь, repp капитан.
— Мы все еще находимся в зоне пассатов?
— Да, герр капитан.
— Тогда это и будет новым названием нашего приза,- | решил Крюдер.
Так «Сторстад» был переименован в «Ветер пассат», но! это название довольно быстро усохло до просто «Пассат». Он пристроился в кильватер «Пингвину», и оба корабля двинулись к берегам Австралии. 28 октября начались минные постановки. «Пингвин» пошел к западному побережью и поставил заграждение на входе в гавань Ньюкасла, а также перед важнейшим портом Сидней и штате Новый Южный Уэльс. Отсюда он совершил бросок в 600 миль на юг к острову Тасмания и поставил еще одно минное поле перед гаванью Хобарт. Только что переименованный «Пассат» под командованием лейтенанта Варнинга заминировал пролив между юго-восточной оконечностью Австралии и Тасманией, перекрыв судоходный маршрут, ведущий в Мельбурн. К началу ноября работа была сделана, и Крюдер пошел подальше от судоходных линий, дожидаясь, пока к нему присоединится «Пассат». 15 ноября корабли встретились и взяли курс на юг.
Крюдер уже знал, что минные постановки «Пассата» оказались удачными. Неделю назад австралийское радио сообщило, что возле островов Фурно, северо-восточнее Тасмании, погибли 2 торговых судна. Одно из них было британским. Но зато второе судно «Сити оф
Рейвилль» (5800 тонн) было американским. Это был первый американский корабль, отправленный на дно в ходе Второй Мировой войны. Крюдер сообщил в Берлин о своих действиях, в том числе о захвате и переоборудовании в минный заградитель «Сторстада».
Гросс-адмирал Редёр, который выразил недовольство, когда Крюдер потопил «Филефьелль», на сей раз прислал теплые поздравления за отличную работу. Он выделил Крюдеру 55
Железных крестов, чтобы тот по своему усмотрению наградил особо отличившихся офицеров и матросов. Через месяц сам Крюдер получил Рыцарский крест.
Несколько недель Крюдер двигался на юг, по пути ремонтируя машины. Он использовал
«Пассат» в качестве разведчика. Рано утром 18 ноября Крюдер захватил британское судно
«Наушера» и потопил его, предварительно сняв экипаж из матросов-индийцев и часть корабельных запасов. 20 ноября рейдер поднял свой гидросамолет, который был собран, как только «Пингвин» вошел в полосу пассатов. Самолет сумел сорвать радиоантенну британского судна «Маймоа» (10123 тонны). Этот рефрижератор направлялся в Англию, но не попал туда.
Крюдер снял экипаж и потопил судно. На следующий день он перехватил «Порт Брисбен», который, как и «Маймоа» послал сигнал бедствия. Крюдер открыл огонь и заставил судно остановиться, после чего снял экипаж. Стоя на мостике «Пингвина», Крюдер был несколько ошарашен, когда в одной из спасательных шлюпок, переполненной мужчинами, различил женщину.
— Какого черта занесло ее сюда на нашу голову?! — спросил он вахтенного офицера. —
Посмотри, сможем ли мы найти ей отдельную каюту.
«Пингвин» к этому времени потопил уже 8 судов, еще 2 погибли на его минах. Рейдер также захватил в качестве призов 2 норвежских судна. Крюдер добился более крупных успехов, чем командир «Графа Шпее» Лангсдорф. Но его жертвы дважды успели сообщить координаты рейдера, а сам корабль был переполнен пленными, поэтому Крюдер решил как можно быстрее покинуть этот район. 24 ноября была получена радиограмма, которая изменила его планы. Он взял курс на зону китобойного промысла вблизи от принадлежащего Норвегии острова Буве, крошечного скалистого клочка земли, покрытого льдами. Остров находился далеко на юге, в холодных водах Антарктики. После этого Крюдер должен был в январе передать рапорт в
Берлин и приступить к постановке мин у западного побережья Индии.
Ночью 30 ноября рейдер остановил еще один рефрижератор «Порт Веллингтон», который был нагружен более чем 4000 тонн мороженого мяса. Но вдобавок это судно имело 2 орудия
калибра 152-мм, которые легко могли послать «Пингвин» на дно. Однако Крюдер не предоставил ему ни малейшего шанса. Уже один из первых германских снарядов уничтожил антенну, потом было повреждено рулевое управление, и судно загорелось. Экипаж покинул его, спустив в спасательные шлюпки нескольких пассажиров. Крюдер отправил на борт «Порт-
Веллингтона» абордажную партию, чтобы потопить судно подрывными зарядами. Через несколько минут прозвучал приглушенный хлопок, и корабль начал медленно тонуть, выбрасывая длинные языки пламени. После того как прожектор «Пингвина» осветил шлюпки, вахтенный офицер спросил Крюдера:
— Герр капитан, а вы видите то, что вижу я?
— Крюдер внимательно посмотрел на шлюпки и застонал в отчаянии.
— Этого не может быть! — Он схватился за голову.- Только не это!
В шлюпках «Порт-Веллингтона» находились еще 7 женщин! Большинство из них приказ покинутькорабль застал в постели, и у них просто не было времени сменить ночные рубашки на более пристойное платье.
На следующее утро Крюдер собрал вместе своих офицеров, чтобы информировать о принятом решении.
— У нас сейчас на борту находится более четырех сотен пленных, в том числе женщины, чье присутствие, как вы знаете, создает дополнительные трудности. Более того, мы просто не можем прокормить такую ораву. Но даже если бы и могли, то я не желаю, чтобы у меня на корабле толклись 400 недовольных пленных и 8 проклятых баб, когда мы пойдем в район китобойного промысла. Было бы идеально найти достаточно крупный остров, чтобы избавиться от этой обузы. Однако мы уже забрались слишком далеко на юг. Итак, господа, я решил использовать в качестве нашего парома «Пассат» и отправлю на нем пленных домой.
Конечно,- добавил он,- это нарушает мои планы, так как я рассчитывал использовать норвежский корабль в Антарктике, но я просто не вижу иного выхода. Отныне нам придется действовать в одиночку.
Поэтому все пленные — англичане, норвежцы, индийцы, ласкары и малайцы, капитаны и юнги, чумазые механики и просоленные боцмана, а также 8 женщин — были переведены на борт
«Сторстада», или «Пассата», как вам угодно, и он отправился в долгий обратный путь. Корабль однажды остановился в море, чтобы заправить другой германский рейдер, «Атлантис» капитана 1 ранга Бернхарда Рогге, и еще раз, чтобы передать на германский танкер «Нордмарк» половину своего дизельного топлива. А потом, в начале февраля, «Сторстад» увидел захваченный немцами берег Франции. Судно торжественно вошло в порт, завершив свое опасное путешествие.
А Крюдер в это же время направился на юг, в антарктические воды, где занимались промыслом английские и норвежские китобои. Декабрь выдался холодным и дождливым. Снасти рейдера начали обмерзать. Потом появилась белая сверкающая масса первого айсберга. Наблюдатели отчаянно хлопали в ладоши и притопывали, пытаясь спастись от ядовитых уколов ледяного воздуха. 19 декабря Крюдер изменил курс и начал прочесывать район китобойного промысла.
В течение нескольких дней он не встречал ничего, кроме плавающих обломков льда и белых пенистых фонтанов, которые выпускали киты. Изредка налетали снежные заряды, и тогда не было видно вообще ничего. Попытка использовать для разведки гидросамолет тоже не принесла успеха. Рождество экипаж отметил пением «Heuige Nachi», но праздник пролетел слишком быстро. Уставший лейтенант Брунке, который дежурил в радиорубке, услышал обрывки переговоров норвежских кораблей. Китобойный флот находился где-то недалеко.
Вскоре он смог различить переговоры между китобойцами, маленькими суденышками, охотившимися на китов, и плавучим заводом, который перерабатывал туши. Затем в переговорах появились названия «Оле Веггер» и «Пелагос». Крюдер, проанализировав полученную информацию, пришел к заключению, что этом районе находятся по крайней мере,
2 плавучие базы.
В Антарктике в это время года нет настоящей ночи, она. превращается в 4 или 5 часов сероватых сумерек. Это уменьшало шансы Крюдера захватить китобойный флот врасплох.

Поэтому он предпочел дождаться тумана и снегопада, которые облегчили бы ему работу.
Кроме того, за это время ситуация должна была обрисоваться более ясно.
В первых числах января, прослушивая норвежцев, обсуждающих свои успехи, Крюдер узнал, что в 400 милях на восток находится еще одна плавучая база — «Торсхаммер». Загарпуненные киты пропали из-за шторма. В этот район идет танкер «Солглимт» (12000 тонн), который должен заправить «Оле Веггер». Это было именно то, что ждал Крюдер. Пока корабли находятся рядом, он захватит их одним ударом. Норвежцы, сами того не желая, сообщили ему
13 января, что корабли начали процесс заправки и медленно двигаются навстречу «Пингвину».
Снежные заряды скрывали рейдер до тех пор, пока он чуть не протаранил норвежцев.
«Не использовать радио», — передал Крюдер.
Потом он спустил за борт 2 катера, каждый с сильным призовым экипажем. Через несколько минут командиры партий морзянкой передали, что весь китобойный флот в руках немцев, в том числе 4 китобойца, которые промышляли неподалеку. Затем Крюдер погнался за
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   23

перейти в каталог файлов


связь с админом