Главная страница
qrcode

Сумерки морских богов (Т.Тулейя, Д.Вудворд) 2001. Книга рассказывает о судьбах кораблей и моряков германского флота в период Второй


НазваниеКнига рассказывает о судьбах кораблей и моряков германского флота в период Второй
АнкорСумерки морских богов (Т.Тулейя, Д.Вудворд) 2001 .pdf
Дата30.11.2017
Размер0,92 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаSumerki_morskikh_bogov_T_Tuleyya_D_Vudvord_2001.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#50841
страница16 из 23
Каталог
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   23
Носовые цистерны продолжали травить нефть. Старший механик продолжал посылать на мостик тревожные рапорты о сокращающихся запасах топлива.
Начиная примерно с 21.00 25 мая и до 2.30 небо было темным. Холодный сильный ветер срывал пену с гребней волн и заставлял наблюдателей ежиться в плотных дождевиках.
Лютьенс рухнул в постель, а в голове у него по-прежнему плясали океанские волны. Капитан 1 ранга Линдеманн, вконец измученный постоянным напряжением, тоже попытался заснуть. Но даже сквозь закрытые веки он видел штормовой горизонт.
Ночь на военном корабле всегда полна самыми различными звуками. Струи дождя бьют в стекло иллюминаторов. Бесконечная череда волн, вспарываемых форштевнем, разбегается в стороны с заунывным плеском слабого прибоя. Тревожно шуршат вентиляторы. Бесконечно ворчат чем-то раздраженные генераторы. Весь корабль чуть вздрагивает от биения движущих его винтов. В коридорах слышится приглушенный говор матросов. Постоянно шуршат мундиры, рабочая форма, штормовки, надеваемые в кубриках. Шлепают книги, сорванные с полок качкой. Над головой стучат по палубе чьи-то шаги. Этот хаос звуков вспыхивает каждые
4 часа, когда сменяются вахты. Поэтому отдохнуть на корабле непривычному человеку вряд ли удастся вообще, да и привычному тоже будет нелегко.
Лютьенс в эту ночь спал плохо, Тови не спал вообще. Британский адмирал был выведен из равновесия своей слепой верой в неправильно проложенные пеленги. Это позволило Лютьенсу оказаться впереди него. Тови был убежден, как и Адмиралтейство в тот момент, что «Бисмарк», где бы он не находился, скорее всего направляется к берегам Франции. Избитый «Принц
Уэльский», на котором уже кончалась нефть, отказался от погони 18 часов назад и направился в
Хвальфиорд. Вскоре к нему присоединился линейный крейсер «Рипалс». Почти все свои эсминцы Тови тоже пришлось отправить в Исландию для дозаправки. Соединение Сомервилла пока оставалось некоей неопределенной величиной. Так прошла беспокойная ночь. В 3.45 наблюдатели очередной вахты поднялись по трапам на свои посты. Восточный горизонт
казался все тем же серым и безрадостным, изрезанным дождевыми струями. Ею не оживляли даже первые лучи солнца, на которое Лютьенс смотрел с опасением, а Тови с отчаянием.
Утром 26 мая Береговое командование начало еще более интенсивные поиски в проходе между
Исландией и Фарерскими островами. Но в то же время были отправлены самолеты и в
Бискайский залив. В 10.30 одна из «Каталин» в этом районе пробила стремительно несущиеся тучи. Все на мостике «Бисмарка» слышали гул ее двигателей, и, как только «Каталина» показалась, ее встретил бешеный шквал огня зениток. В небе повисли черные клубки разрывов.
Но британский самолет, словно чудесный альбатрос, ловко ушел от смертоносного огня и сообщил по радио о контакте.
Усталость Тови как рукой сняло, когда он наносил новые координаты «Бисмарка» на свою оперативную карту. Но увиденное совсем не подняло его настроение. Его флагман находился в
130 милях на северо-запад от германского линкора и не имел совершенно никаких шансов перехватить его. Остальные корабли британского флота были рассеяны в северном, западном и южном направлениях. Зато восточный сектор был прикрыт хуже всего. У Тови оставался последний шанс. Если авианосец Сомервилла «Арк Ройял» сможет поднять самолеты и снизить скорость «Бисмарка», может быть, Тови и получит время догнать противника.
Сомервилл полным ходом мчался через штормовое море и уже пересек курс «Бисмарка». В
11.00 он оказался менее, чем в 100 милях на северо-восток от него. Сомервилл понимал, что теперь абсолютно все зависит от него. Если он потерпит неудачу, то опозоренный и униженный
Королевский флот будет вынужден вернуться в порты, не отомстив. Сомервилл находился на мостике «Риноуна», когда получил радиограмму Тови. Отправив ответ, Сомервилл приказал
«Арк Ройялу» немедленно поднимать самолеты на поиск. Северный ветер правильнее было бы назвать ураганом, водяные брызги, словно пули, свистели над полетной палубой авианосца. Но все-таки самолеты взлетели! Незадолго до полудня они обнаружили «Бисмарк» и начали кружить, держась вне досягаемости германских зениток. В 11.54
Лютьенс нарушил радиомолчание, чтобы сообщить в штаб группы «Запад», что обнаружен.
«Бисмарк» в это время находился в точке 48°40' северной широты, 20° 00' западной долготы.
Он находился в 650 милях от спасительного рейда Бреста.
Теперь, когда стало точно известно, где находится германский линкор, командир «Арк
Ройяла», капитан 1 ранга Л.Э. Маунд, поднял стоявшие в готовности торпедоносцы.
Одновременно адмирал Сомервилл приказал крейсеру «Шеффилд» найти «Бисмарк» и следить за ним с помощью радара. Маунд об этом даже не подозревал. Поэтому никто из пилотов 14
«сордфишей», которые в 14.50 стартовали с пляшущей палубы «Арк Ройяла», не мог и вообразить, что «Шеффилд» капитана 1 ранга Ларкома в это время уже крадется вдоль нефтяного следа, тянущегося за «Бисмарком». Пилоты мчались над бешено ревущим морем, вглядываясь в редкие разрывы туч. Через час на экране радара головного самолета показалась цель. Первое звено вышло в атаку. Кое-как различив в тумане серый корпус корабля, пилоты спикировали и сбросили свои торпеды широким веером. Все они с замиранием сердца ожидали сокрушительного ответа германских зениток, но ни одно орудие не выстрелило. Когда один из пилотов оглянулся назад, его прошиб холодный пот.
— Боже мой! Ведь это «Шеффилд»! — закричал он.
Капитан 1 ранга Ларком на какое-то мгновение остолбенел, когда увидел, что британские самолеты сбросили торпеды прямо в его крейсер. Однако спохватившись, он приказал положить руль на борт, чтобы уклониться от смертоносного подарка. Часть торпед прошла мимо. Несколько взорвались преждевременно. От остальных Ларком увернулся. Клокоча от гнева, он поднялся на открытый мостик как раз вовремя, чтобы увидеть мигание сигнального прожектора с кружащего вверху «сордфиша». «Приносим извинения шкипу»! Неизбежная в море случайность завершилась для англичан благополучно. Самолеты вернулись на «Арк
Ройял», а везунчик «Шеффилд» возобновил преследование, бдительно следя за слабыми бликами на экране радара.
Вечером судьба еще раз улыбнулась англичанам. Подводная лодка U-556 лейтенанта
Вольфарта получила приказ двигаться навстречу «Бисмарку», чтобы войти в состав подводной
завесы. Сквозь перископ Вольфарт увидел «Риноун» под флагом Сомервилла и авианосец «Арк
Ройял», на который садились самолеты. И при этом ни одного эсминца! Лодка находилась в идеальной позиции для атаки. Но Вольфарту оставалось лишь бессильно кусать локти. К этому моменту он уже истратил все свои торпеды!
Тем временем, к адмиралу Тови присоединился линкор «Родни», вооруженный 9 орудиями калибра 406 мм. Вторая волна из 15 «сордфишей» взлетела с «Арк Ройяла». На этот раз самолеты сначала направились к «Шеффилду» и получили от Ларкома пеленг на германский линкор. После этого они повернули на восток, чтобы атаковать свою цель. Когда показались торпедоносцы, в 20.47 «Бисмарк» нырнул под холодный атмосферный фронт, укрывшись плотным покрывалом туч. И под этим колеблющимся покровом началась решающая дуэль. Вся надстройка линкора превратилась в огнедышащий вулкан. Стреляли все зенитные орудия. Но самолеты пробили слой туч и устремились навстречу огненным струям. Они атаковали с обоих бортов, и капитан 1 ранга Линдеманн повернул сначала влево, а потом вправо, чтобы уклониться от торпед. На мостике «Бисмарка» все просто оглохли от треска зенитных автоматов. Отрывисто рявкали 150-мм орудия. И сверху, из окружающего мракаг доносилось злобное гудение британских самолетов.
Через несколько минут после начала атаки Лютьенс отправил радиограмму в штаб Группы
«Запад»: «Я атакован авианосными самолетами».
Клочья синеватого порохового дыма пролетали над мостиком «Бисмарка». Адмирал нервно следил за приближающимися самолетами. Сначала они снижались, потом снова поднимались к тучам и, скользнув на крыло, бросались прямо на корабль. Один торпедоносец превратился в клубок пламени и рухнул в воду в полумиле справа по носу от линкора. Но другие самолеты в этом же секторе прорвались сквозь огневую завесу, сбросили торпеды и умчались обратно на свой авианосец. Еще 2 «сордфиша» укрылись в облаках и 15 минут кружили над линкором, невидимые для артиллеристов. Потом они выскочили из своего укрытия в 3 милях на правом траверзе линкора, и безжалостный огонь сразу же обрушился на них. Один самолет отвернул, а другой упал в море, волоча за собой хвост огня и черного дыма. Больше не было видно ни одной цели, и зенитки прекратили огонь. Но вдруг в мертвой тишине Лютьенс снова услышал вверху гул моторов. Новые самолеты… Примерно в 21.00 последние из них сбросили торпеды.
Линдеманн круто повернул линкор, но тут еще один торпедоносец атаковал с кормы. Линкор уже просто не мог увернуться, и торпеда попала в рулевой отсек. Страшный удар подбросил корму, сбив артиллеристов с ног. Ударная волна докатилась до мостика. Еще одна торпеда безвредно взорвалась, попав в толстый броневой пояс. Она только поцарапала краску, хотя фонтан брызг взлетел выше трубы. Но «Бисмарк» уже получил роковой удар. Рулевой не чувствовал руля. Линдеманн бросился звонить в отсек рулевой машины, однако телефонная трубка молчала, как мертвая.
«Бисмарк» потерял ход, его развернуло на северо-восток, отклонив на 45° от нужного курса.
Через 30 минут старший механик сообщил ужасные новости. Руль был разбит, левый винт согнут, в кормовые отсеки поступило большое количество воды. При уменьшенной скорости корабль еще мог управляться машинами. Но не было абсолютно никакой возможности отремонтировать все это в море.
Линдеманн начал пытаться подобрать режим работы машин. Он снизил обороты правого винта, дав центральному средний ход. Потом он начал постепенно наращивать обороты левого винта, пока снова не началась вибрация. Затем он сбросил несколько оборотов и наконец сумел кое- как развернуть «Бисмарк». Однако движения огромной массы десятков тысяч тонн стали все равно были непредсказуемыми. В отчаянии Линдеманн следил, как огромный форштевень беспорядочно рыскает, уклоняясь от курса, несмотря на его команды машинам. Чтобы как-то устранить это рысканье, ему пришлось снизить обороты одного из бортовых винтов. Нос корабля неохотно повернулся на восток. Но через несколько минут линкор снова увело в сторону, и капитану пришлось опять менять скорость вращения валов. Пока «Бисмарк» медленно полз причудливым зигзагом, адмирал Тови нещадно напрягал машины своих кораблей, чтобы как можно быстрее нагнать противника.

Тем временем 5 британских эсминцев в облаке брызг мчались на юго-восток. Флотилией командовал капитан 1 ранга Вайэн, тот самый офицер, который год назад взял на абордаж в
Йоссинг-фиорде «Альтмарк», чтобы освободить пленных англичан. Он развернул корабли строем фронта, чтобы прочесать как можно более широкую полосу. Это были «Зулу», «Сикх»,
«Коссак» под брейд-вымпелом самого Вайэна, «Маори» и польский эсминец «Перун» под командованием капитана 2 ранга Э. Плавского. В 22.30 эсминцы заметили рыскающий
«Бисмарк». Плавский немедленно повернул прямо на германский линкор, надеясь отвлечь на себя внимание Лютьенса, чтобы позволить остальным эсминцам Вайэна спокойно выполнить торпедную атаку.
— Корабль на левой раковине! — закричал германский наблюдатель в то время как «Бисмарк» резко бросило вправо.
Линдеманн открыл огонь по прыгающему на волнах эсминцу. Но Плавский, не обращая внимания на ревущие 380-мм снаряды, продолжал идти вперед. «Перун» ввинчивался в клокочущие волны, окруженный фонтанами брызг и облаками пены. Он мчался между столбами воды, которые поднимали падающие снаряды «Бисмарка». «Перун» даже дал несколько залпов по линкору, хотя его крошечные снаряды никак не могли повредить бронированному гиганту. После этого эсминец отвернул под прикрытием дымовой завесы.
Мрачный Лютьенс вглядывался в темноту. Он видел подходящие с юга эсминцы, которые набросились на линкор, словно акулы на умирающего кита. Снова началась вибрация, и осторожный старший механик запросил разрешения сбавить обороты поврежденного левого винта.
Скорость «Бисмарка» упала до предела. Линкор едва был в состоянии удерживать нос против волны. Он повернул на север, потом на восток, потом на запад и снова на север.
Теперь адмирал Лютьенс понял, что он проиграл гонку к берегам Франции. У него не было никаких иллюзий относительно собственной судьбы. Поэтому незадолго до полуночи он отправил несколько радиограмм, полных обреченности. «Мы окружены «Риноуном» и легкими силами… Корабль неуправляем. Мы будем сражаться до последнего снаряда. Хайль фюрер».
Рано утром 27 мая эсминцы продрались сквозь бурные волны и выпустили торпеды, несмотря на сильный огонь немцев. Одна торпеда попала в непробиваемый броневой пояс линкора, но вторая взорвалась в носовой части корабля. Ослепительная вспышка распорола сумерки.
Шквал стальных осколков обрушился на мостик. Вспыхнула нефть, вытекающая из разорванных носовых топливных цистерн. Постепенно огонь пробрался вглубь корпуса.
Погребальный костер был зажжен. Когда рассвело, видимость увеличилась до 13 миль.
Холодный ветер, который дул с северо-запада в течение всей погони, теперь обрел силу шторма. То и дело налетали дождевые шквалы. В 7.10 Лютьенс отправил свою последнюю радиограмму: «Пришлите подводную лодку, чтобы забрать военный дневник».
Но германский адмирал ждал напрасно. Подводная лодка не прибыла.
Когда в 7.22 солнце встало над рваной пеленой мрачных туч, «Бисмарк» находился в 400 милях от Бреста. Он шел зигзагом в общем направлении на север со скоростью не более 10 узлов.
Лютьенс пришел к Линдеманну в ходовую рубку, их покрасневшие глаза были обведены черными кругами. Обоим офицерам оставалось лишь беспомощно ждать, пока британские тяжелые орудия покончат с кораблем. В 8.43 Лютьенс заметил мачты и надстройки «Кинг
Джорджа V» по пеленгу 298° на расстоянии 20 миль. Потом в миле правее от английского флагмана он увидел «Родни». Лютьенс включил корабельные громкоговорители. Его лицо было трагичным.
— Говорит адмирал. Мы окружены вражескими кораблями. Если нам суждено умереть за
Фатерланд, мы должны сделать это, как отважные моряки под гордо поднятым флагом.- Он откашлялся.- Прощайте.
В 8.47 «Родни», находившийся в 10 милях на северо-западе, начал бой залпом из своих огромных 406-мм орудий. Через минуту «Кинг Джордж V» дал залп из 6 носовых 356-мм орудий. Водяные столбы взлетели вверх, и ветер унес каскады брызг. Артиллеристы
«Бисмарка» напряженно ждали. Корветтен-капитан Шнейдер, который несколько часов назад
узнал, что гросс-адмирал Редер наградил его Рыцарским крестом за потопление «Худа», навел орудия на цель. В 8.49 он сообщил:
— Вижу цель!
— Огонь! — скомандовал Линдеманн.
Орудия «Бисмарка» выплюнули столбы огня и грохотом откатились на лафетах. Первый же залп накрыл «Родни», но «Бисмарк», лишенный руля, глубоко севший носом, не мог удерживаться на курсе. Он вилял из стороны в сторону, и это постоянно сбивало прицел. После того как Тови приказал повернуть на юг, британские артиллеристы пристрелялись. Залп за залпом бронебойные снаряды дырявили корпус «Бисмарка». Паропроводы были разорваны, и ошпаренные матросы дико кричали в темноте машинных отделений. Вспыхнуло несколько пожаров. Тонны воды начали вливаться в пробоины. Лютьенс и Линдеманн стояли среди битого стекла, обрывков электрических кабелей и окровавленных людей. Карты и кодовые книги были разбросаны по мостику, густой коричневый дым окутывал всю носовую надстройку. Снаряды «Родни», каждый из которых весил тонну
{20}
, врезались в башни «Бисмарка».
Они разбивали орудия и убивали артиллеристов. В 9.30 Тови снова повернул на север. К этому моменту на «Бисмарке» осталась только одна действующая башня. Весь линкор был охвачен огнем. Его корпус был пробит в десятках мест, изуродованные трупы моряков с оторванными руками и ногами, разбитыми головами, валялись на искореженных палубах в лужах крови.
Лютьенс и Линдеманн были изрезаны осколками битых стекол. Куски раскаленной стали свистели в воздухе, системы связи на корабле вышли из строя. Глубоко внутри корпуса моряки ставили тяжелые деревянные подпорки к избитым переборкам, чтобы сохранить остатки плавучести. Но море наступало. Подпорки гнулись и трещали. Смятые переборки лопались с грохотом пушечного выстрела, и тогда бурлящий поток воды подхватывал и уносил людей, словно крошечные щепки.
К 10.00 огнем британских орудий «Бисмарк» был превращен в плавучую развалину и глубоко погрузился в воду. Серые волны свободно гуляли по главной палубе. Услышав треск лопающих переборок и клокотание воды, адмирал Лютьенс пожал руку капитану 1 ранга Линдеманну и приказал сбросить в море все секретные документы в специальных сумках с грузом. «Кинг
Джордж V» и «Родни» быстро подошли вплотную и начали всаживать залп за залпом в беспомощно раскачивающийся корпус германского линкора. В 10.15 он потерял ход, а его последнее орудие выпустило последний снаряд. И умолкло. Теперь бой превратился для англичан в артиллерийские учения по стрельбе в упор.
— Покинуть корабль! — скомандовал Линдеманн.
Люди поднялись по трапам и начали спрыгивать в воду с развороченной палубы. Раненых моряков поднимали из дымящихся люков. Несколько моряков, видимо, помешавшись, ухватились за пиллерсы и остались на корабле, словно смерть еще могла обойти «Бисмарк» стороной. Еще минут десять казалось, что этот горящий изуродованный корабль с умолкшими орудиями и заливаемыми водой палубами действительно не может утонуть. Но в 10.25 крейсер
«Дорсетшир» подошел с востока к дымящейся развалине и выпустил 2 торпеды в ее правый борт. Потом обошел вокруг «Бисмарка» и выпустил еще одну торпеду в его правый борт.
Моряки, плавающие вокруг корабля, были выброшены из воды взрывами. «Бисмарк» медленно оседал все глубже, его окружало огромное нефтяное пятно. Сейчас уже сотни людей спрыгивали с палубы линкора в море. Они моментально превращались в настоящих негров, перемазанных нефтью. В 10.36 «Бисмарк» скрылся под водой, так и не спустив развевающийся флаг. Корабль пошел на дно под свист вырывающегося пара и шипение огня. Только огромный водоворот глухо шумел там, где еще недавно находился линкор. Он увлек за собой сотни офицеров и матросов. Лютьенс и Линдеманн, чья судьба была предрешена суровыми законами
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   23

перейти в каталог файлов


связь с админом