Главная страница
qrcode

Сумерки морских богов (Т.Тулейя, Д.Вудворд) 2001. Книга рассказывает о судьбах кораблей и моряков германского флота в период Второй


НазваниеКнига рассказывает о судьбах кораблей и моряков германского флота в период Второй
АнкорСумерки морских богов (Т.Тулейя, Д.Вудворд) 2001 .pdf
Дата30.11.2017
Размер0,92 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаSumerki_morskikh_bogov_T_Tuleyya_D_Vudvord_2001.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#50841
страница17 из 23
Каталог
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23
моря, не покинули корабль. Вместе с «Бисмарком» они ушли в мрачную могилу глубиной 4200 метров.
«Дорсетшир» и эсминец «Маори» пробрались сквозь нефть и плавающие обломки и подобрали
110 перемазанных нефтью немецких моряков. Однако спасательные работы были немедленно прекращены, после того, как англичане заметили перископ. Позднее U-74 подобрала еще несколько человек из экипажа линкора. Еще позднее в месту боя прибыл испанский крейсер
«Канариас», однако он нашел только нефтяное пятно и плавающие на волнах трупы в спасательных жилетах. Мертвые часовые охраняли могилу «Бисмарка».
А завершил весь эпизод, полный злой иронии. Почти через 3 часа после того, как «Бисмарк» стал железным гробом для адмирала Лютьенса и почти 2000 моряков, группа «Запад» отправила срочную радиограмму мертвому адмиралу: «Рейтер» сообщает, что «Бисмарк» потоплен. Срочно доложите ситуацию».
Глава 7.
Отчаянный прорыв
«Тяжелый град, и снег, и мокрый гной
Пронизывают воздух непроглядный…
Трехзевый Цербер, хищный и громадный,
Собачьим лаем лает на народ,
Который вязнет в этой топи смрадной».
Данте
Крейсер «Принц Ойген» легко ушел от неуклюжего «Рэмиллеса» и обошел с юга британские патрули. Он заправился в море с бывшего норвежского танкера «Кроссфонн», который сейчас являлся судном снабжения германского флота «Шпихерн». А потом, словно одинокий сирота, только что потерявший могучего защитника, германский крейсер начал искать убежище. Он повернул на восток и направился к берегам Франции. Вечером 1 июня он прибыл в Брест, где уже стояли «Шарнхорст» и «Гнейзенау».
Капитан 1 ранга Бринкманн успешно выскользнул из раскинутых англичанами сетей, но это не принесло облегчения расстроенному Редеру. Гибель «Бисмарка» давила на гросс-адмирала тяжелым грузом. Он тяжело переживал гибель своего старого товарища Лютьенса. Он также жалел о потере корабля. Да, немцы в бою проявили такую незаурядную отвагу, что после окончания боя адмирал Тови салютовал им. Но ведь он победил. А Редеру приходилось думать о следующем совещании с Гитлером по морским вопросам, которое предстояло в Бергхофе.
Адмирал был совершенно уверен, что гибель «Бисмарка» по-слркит предлогом для яростных нападок на флот. Он оказался прав.
Совещание было проведено 6 июня 1941 года. Редер обрисовал ход операции, использовав факты из бортового журнала «Принца Ойгена» и донесения, которые Лютьенс отправил в штаб группы «Запад».
— Почему Лютьенс не повернул назад, потопив «Худ»? — проворчал Гитлер.

— Возвращение через Датский пролив в тот момент было гораздо более опасным, мой фюрер.
«Бисмарк» немедленно подвергся бы атакам вражеской авиации и кораблей. Прорыв на просторы Атлантики мог позволить «Бисмарку» встретиться с нашими танкерами, навести корабли противника на завесы подводных лодок, и давал Лютьенсу шанс оторваться от преследователей,- ответил Редер.- Несомненно, адмирал учитывал все это.
— Все это, конечно, так,- согласился Гитлер.- Но почему это не сработало? У меня также имеется вопрос относительно действий штаба группы «Запад», гросс-адмирал. Почему командующий флотом не посоветовал Лютьенсу отойти подальше в океан?
Редер ощутил цинизм в словах Гитлера и понял, что теряет почву под ногами. Он попытался объяснить:
— Лютьенсу следовало любой ценой оторваться от преследующих его крейсеров.
— Хорошо,- нетерпеливо зарычал Гитлер,- я готов согласиться, что ваш драгоценный Лютьенс не был в состоянии улучшить свое положение, избрав другой план действий». Но тогда почему он не использовал свою огневую мощь, чтобы уничтожить «Принс оф Уэлс», даже если бы это означало битву насмерть? В этом случае счет был бы два к одному в нашу пользу. Что вы скажете на это, гросс-адмирал?
— Я почтительно напоминаю моему фюреру, что бой прервал командир «Принц Уэльский», а не Лютьенс. «Бисмарк», получив попадание, уже не имел достаточно большой скорости, чтобы догнать удирающий британский линкор.
Редер понимал, что командовать кораблем можно только с его мостика, а не из мягкого кресла в береговом штабе. Однако его попытка защитить покойного адмирала не поколебала уверенности Гитлера, что Лютьенс совершил несколько роковых тактических ошибок. Так и завершилось совещание в Бергхофе. Невысказанные нюансы были скрыты за официальными фразами и так и остались невысказанными. Но это совещание имело далеко идущие последствия. Именно после него начались столкновения профессионального моряка Редера и дилетанта Гитлера
{21}
Во второй половине 1941 года пламя войны охватило новые районы земного шара. Бои теперь велись на новых морях и островах. Недолгий медовый месяц между Германией и Россией сменился периодом напряженных отношений. 18 декабря 1940 года Гитлер подписывает директиву, которая предусматривает разгром Советского Союза в ходе скоротечной кампании.
Эта «Директива 21» получила название в честь рыжебородого императора династии
Гогенштауфенов и гораздо более известна под именем «План «Барбаросса». Роль флота в операции «Барбаросса» была ограниченной. Он должен был «в ходе восточной кампании неизменно действовать против Англии». Перед Редером были поставлены ограниченные пассивные задачи: помешать бегству русских кораблей в шведские порты на Балтике и вытралить минные заграждения, которые поставит Сталин. 21 июня граф Фридрих Вернер фон дер Шуленбург, германский посол в России, получил радиограмму от министра иностранных дел Рейха. Она предписывала сжечь все секретные документы и уничтожить радиопередатчик.
На следующий день, в годовщину разрыва Наполеона с императором Александром I в 1812 году, Гитлер начал гигантское вторжение в Россию, вообразив себя новым крестоносцем, сражающимся с красной опасностью. Соединенные Штаты и Великобритания сразу предложили свою помощь Сталину, как только пламя блицкрига заполыхало на русских границах
{22}
. Немецкие армии при поддержке танков и самолетов ринулись через бывшие балтийские республики и защитный коридор на землях восточной Польши, которые Сталин заполучил при пятом разделе этой несчастной страны. После этого немцы глубоко вторглись на территорию
собственно России. Менее чем через 4 недели после начала войны германские генералы уже видели в бинокли Смоленск. Но центральная группа войск германской армии задержалась в сотне километров от Москвы. В это время ее южный фланг захватил Харьков и вышел к
Ростову, в устье реки Дон
{23}
. Украина, с ее промышленностью и развитым сельским хозяйством, попала в руки немцев.
Северная группа войск стояла у ворот Ленинграда.
В августе старый немощный Петен пообещал полную поддержку Германии со стороны
Франции. Рузвельт и Черчилль согласовали свои цели в этой войне, обнародовав
Атлантическую хартию. В начале октября германская армия возобновила свое наступление на
Москву. Гитлер с наполеоновским апломбом громогласно заявил, что Россия разгромлена и больше никогда не поднимется вновь. В конце ноября, через 4 месяца после того как Рузвельт заморозил японские капиталы в Соединенных Штатах, японские послы Курусу и Номуpa зачитали государственному секретарю Корделлу Хэллу предложения по урегулированию американо-японских разногласий. Они все еще читали эту бумагу, когда капитан 1 ранга
Мицуо Футида повел на взлет свой бомбардировщик
{24}
На мачте авианосца «Акаги», с которого взлетел Футида, развевался тот самый флаг «Z», который был поднят на броненосце «Микаса» много лет назад перед началом Цусимского сражения. Подобно хищным коршунам японские самолеты промчались над горой Дайамонд-
Хед и сбросили бомбы на аэродромы Хикэм и Уилер. Они обстреляли стоящие на земле самолеты, а корабли в гавани Перл-Харбора подверглись атаке торпедоносцев. В считанные минуты солнечное воскресное утро на Гавайях превратилось в кошмарный ад, полный страданий и смерти. Разгромленный американский флот лежал, на дне гавани. Его корабли превратились в искореженные груды пылающего железа, политые кровью моряков.
Потопление «Бисмарка» более чем на 6 месяцев облегчило нагрузку на Королевский Флот в
Атлантике. Но как только восточный горизонт затянули тучи войны, британские корабли были немедленно отправлены на Тихий океан. Они прибыли в Сингапур 9 декабря 1941 года, когда
Америка и Англия объявили войну Японии. Одним из этих кораблей был линкор «Принц
Уэльский», уже исправивший повреждения после едва не закончившейся катастрофой встречи с эскадрой Лютьенса. Вторым был линейный крейсер «Рипалс», который тоже участвовал в охоте за германским линкором. Но 10 декабря, во время рейда в Южно-Китайском море с целью перехватить японские корабли с десантом, эти линкоры сами были атакованы и потоплены японской авиацией.
На следующий день Гитлер и Муссолини швырнули перчатку к ногам Соединенных Штатов.
Конгресс принял вызов. Теперь война стала действительно мировой. В нее были вовлечены абсолютно все крупные державы.
Вернемся, однако, к действиям германского флота. В 1941 году подводные лодки Карла Деница потопили 417 торговых судов союзников». В порт не вернулись 35 германских субмарин.
После потопления «Пингвина» у Германии в океане еще осталось 3 вспомогательных крейсера — НК-16 («Атлантис»), НК-41 («Корморан») и НК-45 («Комет»). 22 ноября
«Атлантис» был потоплен тяжелым крейсером «Девоншир». Еще 19 ноября «Корморан» был потоплен австралийским легким крейсером «Сидней» после жестокой артиллерийской дуэли.
Но эта победа для австралийского корабля оказалась поистине пирровой. Сам крейсер получил столь тяжелые повреждения, что тоже затонул, причем со всем экипажем. «Орион» (НК-36) в сопровождении самолетов, подводных лодок и эсминцев 23 августа благополучно прибыл в устье Жиронды после 510 дней, проведенных в море. Другой рейдер, «Тор» (НК-10), проведя в море почти год, прибыл в гавань Гамбурга 30 апреля. Через 7 месяцев он покинул Киль и
вышел в свое второе плавание. Однако закончилось оно печально. Примерно через год «Тор» погиб в гавани Иокогамы от случайного взрыва. К концу 1941 года общими усилиями рейдеры уничтожили почти 343000 тонн торговых судов союзников.
Эти сухие цифры Гитлер мог понять. Рейдеры и подводные лодки действовали без лишнего шума. Однако их воздействие на морские линии снабжения Великобритании было гораздо большим, чем ущерб от их гибели. Все это, вместе с постоянным страхом Гитлера перед морем, привело его к тому, что он полностью разуверился в тяжелых кораблях Редера. Но в конце 1941 года целая серия упорных слухов заставила ею временно изменить свою точку зрения.
Германские армии прочно завязли в российских снегах, и конец этой кампании ушел в неопределенное будущее. Давно обсуждавшаяся перспектива высадки в Англии окончательно была положена под сукно. Несмотря на яростные атаки германских подводных лодок и самолетов против конвоев союзников, Гитлер видел, что в Великобританию поступает все более мощный поток военных грузов. В то же самое время многие германские суда снабжения, которые поддерживали действия германских подводных лодок и рейдеров, были постепенно уничтожены британским флотом. Британские солдаты разгромили противника в Ливии и
Абиссинии. Западный Вал получил несколько болезненных ударов во время рейдов британских коммандос на берега Европейского континента. Несколько рейдов были проведены в Норвегии.
Эти смелые атаки в приполярной Скандинавии заставили Гитлера поверить, что готовится высадка в Норвегии. Если бы это случилось, то, по мнению Гитлера, Швеция немедленно присоединилась к России, наступающей с востока. Это позволит ей соединиться с армиями союзников, наступающими с запада. И тогда весь Восточный фронт рухнет. Гитлер не желал отводить войска из России, чтобы отразить мифическую угрозу высадки в Норвегии, поэтому он решил разгромить десант силами флота и авиации. Для него Норвегия стала полем судьбы.
Переброска частей «Люфтваффе» на аэродромы Норвегии была делом относительно простым.
16 января 1942 года новый линкор «Тирпиц» был отправлен из Вильгельмсхафена в Тронхейм, что тоже не вызвало никаких сложностей. Но «Шарнхорст», «Гнейзенау» и тяжелый крейсер
«Принц Ойген» превратились в настоящую головную боль. Их выход из Бреста будет обнаружен противником почти немедленно. Британские флот и авиация набросятся, как голодные тигры, на такой лакомый кусок. Англичане не упустят возможность нанести удар германской морской мощи.
Пребывание этих кораблей в Бресте имело свою пользу. Они связывали часть сил британского флота. Подобно жертвенным животным, они притягивали на себя постоянные воздушные атаки, избавляя, таким образом, германские города от ударов вражеских бомбардировщиков.
Гросс-адмирал Редер намеревался оставить их во французском порту потому, что они там были относительно неплохо защищены. Порт был окружен десятками зенитных орудий. Сами корабли были укрыты огромными камуфляжными сетями, растянутыми на надстройках. Когда вражеские самолеты показывались над Ла-Маншем, сотни постов постановки дым-завес начинали извергать клубы едкого дыма, который совершенно скрывал военно-морскую базу.
Кроме того, постоянные промахи британских летчиков делали пребывание германских кораблей в Бресте относительно спокойным. За предыдущие 7 месяцев англичане сбросили более 4000 тонн бомб на укрытую дымзавесами базу, но при этом не добились ни единого попадания.
Если бы Редера вынудили что-то сделать с этими кораблями, то он предпочел бы отправить их в Атлантику для удара по торговым судам. Однако даже эта операция теперь выглядела рискованной. Корабли слишком долго простояли в базе без дела, экипажи все это время просто прохлаждались. Они полностью растеряли боеготовность. Истерическая увлеченность Гитлера
«полем судьбы» и его страхи вынудили Редера принять план, с которым сам гросс-адмирал был решительно не согласен. Большинство германских адмиралов также не видели оснований для каких-либо беспокойств относительно Норвегии. Но Гитлер с упрямством маньяка твердил, что англичане вот-вот высадятся там.
— Совершенно ясно, что британские бомбардировщики не будут продолжать бесконечно промахиваться во время ежедневных налетов. Ситуация напоминает мне раковую опухоль.

Пациент обречен, если только не будет проведена операция. Уход наших кораблей из Бреста и будет такой операцией. Нужно попытаться! — кричал он.
— Но все северные воды надежно контролируются британским флотом,- возразил Редер.
— Тогда корабли должны прорваться через Ла-Манш!
— Через Ла-Манш, мой фюрер? — поразился Редер.
— А почему бы нет, господин гросс-адмирал? Факторнеожиданности будет на нашей стороне.
Вы сами отличнознаете, что англичане не способны принимать быстрые решения.
— Но это может закончиться катастрофой.
— Не вижу почему,- ответил Гитлер.- Корабли должны выйти. Детали плана оставляю на ваше усмотрение.
На это возразить уже было нечего. Редер смирился с неизбежным, вернулся в свой штаб и начал рассматривать карты Атлантического океана. Существовали два маршрута, которые могла выбрать брестская эскадра. Первый вел на запад, через район гибели «Бисмарка». Петля длиной 3000 миль вела, через Северную Атлантику к Датскому проливу и оттуда на восток к
Норвежскому морю. Это был очень рискованный окольный путь, вдалеке от спасительных крыльев «Люфтваффе». Зато британские крейсера кружили в Атлантике подобно бдительным ястребам. Как только германские корабли будут замечены, немедленно из Скапа-Флоу выйдут
3 британских линкора и 2 авианосца, которые постараются покончить с германской эскадрой.
Трагический конец «Бисмарка» был свеж в памяти Редера, и он отказался от длинного пути сквозь северные туманы.
Другой путь имел протяженность всего 600 миль. Зато он проходил через засыпанный минами
Ла-Манш, протискивался через бутылочное горлышко Дуврского пролива и заканчивался в
Северном море. На первый взгляд, попытка использовать его выглядела форменным самоубийством, так как в этих водах уже мною столетий господствовал британский флот.
Такой поход можно было сравнить только с попыткой пробраться через клетку с голодными львами. Кроме встречи с военными кораблями и эскадрильями торпедоносцев, которые англичане могли собрать очень быстро, немецкая эскадра должна была пройти под огнем дальнобойных береговых батарей.
Много часов Эрих Редер ломал голову над этой проблемой, взвешивая преимущества различных вариантов и вероятный риск при этом. В конце концов, он решил согласиться с прорывом эскадры через Ла-Манш прямо под носом у британского льва. Однако успех этой фантастической операции мог принести только один фактор — полная внезапность. Редер проработал предварительный план операции, получив- шей название «Цербер», по имени трехглавого пса с драконом вместо хвоста, который сторожил вход в подземное царство древнегреческих легенд. Командовать эскадрой в ходе этой операции должен был вице- адмирал Отто Цилиакс. 12 января 1942 года Редер представил план операции Гитлеру на совещании с высшим командованием Вермахта.
Остановив свой выбор на Цилиаксе, Редер нашел наилучшую возможную кандидатуру для проведения операции «Цербер». Это был смелый, умный, настойчивый и прямой человек. Его приказы были краткими и твердыми и, после того, как были отданы, уже не менялись. В отличии от Лютьенса, Цилиакс охотно советовался с офицерами штаба, обсуждал с ними оперативные приказы. Он редко выказывал личные пристрастия и неприязнь. Но один тип офицера с ним не мог ужиться — это так называемый «Jasager», «Да-человек». Цилиакс ненавидел показуху, что для адмирала германского флота, где еще силен был дух надраенной до блеска медяшки, царивший в Императорском флоте, было совершенно нетипично. Он не раз демонстрировал свою независимость. На мостике в море он не носил традиционный темный китель с голубыми отворотами, а предпочитал длинную серую кожаную куртку, которую носили командиры подводных лодок. Ее золотые пуговицы и нашивки от воздействия соленых брызг давно стали зелеными. Цилиакс любил поболтать за стаканом шнапса. И если пытаться найти у него слабости, то можно вспомнить лишь одну. Адмирал любил вкусно поесть. И потому он всегда следил за качеством еды на своих кораблях.

Цилиакс принял это приказание без лишних церемоний. Прямо на совещании, не откладывая дела в долгий ящик, он выдвинул свои требования.
— До начала операции передвижения кораблей должны быть сведены к минимуму,- сказал адмирал.- Мы также должны полностью использовать элемент внезапности и покинуть Брест глухой ночью, хотя это будет означать, что нам придется проходить Дуврский пролив днем.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23

перейти в каталог файлов


связь с админом