Главная страница
qrcode

Сумерки морских богов (Т.Тулейя, Д.Вудворд) 2001. Книга рассказывает о судьбах кораблей и моряков германского флота в период Второй


НазваниеКнига рассказывает о судьбах кораблей и моряков германского флота в период Второй
АнкорСумерки морских богов (Т.Тулейя, Д.Вудворд) 2001 .pdf
Дата30.11.2017
Размер0,92 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаSumerki_morskikh_bogov_T_Tuleyya_D_Vudvord_2001.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#50841
страница22 из 23
Каталог
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23
Но не только шторм заботил Бея. Стоял декабрь, и «Шар-нхорст» находился.в Альтенфиорде, далеко за 70-ой параллелью. Зимнее солнце здесь не поднималось над горизонтом. Лишь тусклое неясное свечение появлялось на пару часов на туманном небе, обозначая день, чтобы вновь раствориться в непроницаемой темноте. «Шарнхорст» имел два радара — на носу и на корме, однако они были гораздо хуже английских. Неприятель мог обнаружить его задолго до приближения к конвою. Кроме того, на борту находилось около 80 кадетов, недавно прибывших для обучения, и около 100 зеленых новобранцев, только что выпущенных из подводного центра «Кригсмарине». Они вряд ли могли заменить опытных офицеров и матросов, уехавших в рождественские отпуска. Такой экипаж был неприемлем для боевого похода, и Бею пришлось взять нескольких опытных офицеров и матросов с бездеятельно стоявшего «Тирпица», чтобы залатать бреши.
Капитан 1 ранга Хинтце принял командование линкором в октябре, и еще не имел времени досконально узнать корабль. Хинтце был умным человеком, мгновенно решавшим любую проблему. Его смех был громким и заразительным, и он не собирался позволить своим черным мыслям просочиться вниз, к экипажу. Хинтце был популярным командиром, никогда не отдалявшимся от своего экипажа. Его обходы корабля сопровождались десятками неофициальных бесед с матросами. Он строго придерживался правила: «Хвали человека при товарищах, ругай наедине».
Наступило Рождество. Мелодичные хоралы возносились к небу с кораблей в море. Салинги
«Шарнхорста» были обвиты мягким снегом, пока корабль стоял в глубокой черноте ущелья
Альтенфиорда, Маленькие елочки из фиорда принесли на корабль, ими украсили кают-
компании и кубрики. Некоторые люди писали домой, когда звуки «Stule Nacbt, beuige Nucbt» вздымались вверх, как морские волны, заставляя сердца людей оттаять. Рождество наступило и для Бея с Хинтце. Однако война не собиралась дожидаться, пока моряки склонят головы в момент душевного просветления. Наступило время выхода.
Приказ был отдан.
Был вечер, и ночь еще не наступила. Эрих Бей скушал легкий ужин, выпил чашку кофе и еще раз просмотрел карты. Минутой позже он послал приказ командиру 4-ой флотилии эсминцев капитану 1 ранга Йоханнесену сниматься с якоря. Потом Бей поднялся на мостик и ответил на приветствие Хинтце. Офицеры и матросы покинули свои теплые постели и разбежались по местам, вахтенный офицер опробовал машинный телеграф, наблюдатели протирали линзы биноклей и щурились от холодного воздуха.
— Выбрать якорь! — скомандовал Хинтце. Якорная цепь с лязгом поползла в клюз, и через пару минут боцман доложил:
— Якорь панер… Якорь чист!
Тяжелые звенья тянулись за вращающимся кабестаном и ложились в канатный ящик под палубой. Показался якорь, вымазанный донным илом. Его обмыли из шлангов и закрепили по- походному. Медленно провернулись 3 винта, и «Шарнхорст» вышел в море. К 10.00 он прошел остров Стьерне и двинулся к норвежскими шхерами. Волны стали тяжелее, а юго-западный ветер начал жалить. Через час корабли прошли к югу от острова Соре, оставив его по правому борту. Звук волн был глухим и угрожающим, гребни в белой пене обрушивались на берег, и волны чередой бежали на север. К полуночи «Шарнхорст» вышел из засасывающего течения и попал в зубы шторма. Впереди эсминцы напрягали все силы, чтобы идти против волны. Над ними проносились волны, их мачты мотались взад и вперед, как метрономы. Нос
«Шарнхорста» поднимался вверх, а потом с громовым плеском нырял в воду, поднимая тучу брызг.
Отойдя от берега, вскоре после полуночи Бей взял новый курс, немного влево от истинного норда. Точная навигация была невозможна из-за погоды, но Бей имел меняющиеся пеленги конвоя, так как за ним с 23 ноября следили самолеты. Он надеялся настичь конвой на следующее утро около 10.00. Чтобы облегчить Бею поиск конвоя, Дениц приказал 8 подводным лодкам образовать разведывательный барьер в водах между Нордкапом и островом Медвежий.
Несмотря на плохую погоду, 2 подводные лодки
— U-601 и U-716 заметили медленно ползущий конвой 25 декабря и сообщили его позицию
«Шарнхорсту».
Если бы Бей сам не был миноносником, он бы запросил капитана 1 ранга Йоханнесена, как чувствуют себя его корабли. Но моряки эсминцев не любят, когда их опекают, и Бей молча беспокоился о них, следя, как дикие ветры срывают пену с верхушек волн и гонят ее на север.
Он не мог убедить себя, что его выход из Альтенфиорда остался в секрете, и чувствовал странное волнение, нараставшее в нем, пока «Шарнхорст», прикрываемый эсминцами, шел на север в темноту.
Действительно, английское Адмиралтейство готовилось поймать Бея, когда Дениц еще утверждал операцию «Ostfront», которая, как он надеялся, спасет честь крупных кораблей.
Дениц знал, что JW-55B вышел из Лох-Ю со слабым эскортом. Однако он не знал, что конвой
RA-55A в составе 22 судов в тот же день вышел из Мурманска, и что оба конвоя имел и дальнее прикрытие из кораблей флота метрополии. Адмирал сэр Брюс Фрэзер, который сменил на посту командующего Джона Тови находился в Акурейри. Его флаг с крестом Св. Георгия развевался на мачте линкора «Дьюк оф Йорк». Фрэзер намеревался пополнить запасы топлива, а потом со всей эскадрой, в которую входили также крейсер «Ямайка» и 4 эсминца, собирался двигаться на север, вслед за конвоем. Конвой, идущий из России на запад, прикрывала крейсерская эскадра вице-адмирала Р.Л. Барнетта, державшего флаг на легком крейсере
«Белфаст», который сопровождали «Норфолк» и «Шеффилд».
23 декабря Фрэзер получил тревожное донесение от командира эскорта конвоя JW-55B, капитана 1 ранга Дж. Э. Маккоя, что конвой атакован немецкими самолетами, 2 из которых
сбиты. Однако самолеты «Люфтваффе» следили за конвоем. Фрэзер зная, что «Шарнхррст» способен на выход в море, поторопился выскочить из ледяных каньонов Исландского моря в шторм, чтобы как можно скорее догнать конвой и занять позицию между ним и Нордкапом. Он шел на 24 узлах, максимальной скорости, которую могли развить в бурном море его эсминцы — «Сомарец», «Сэвидж», «Скорпион» и норвежский «Стурд». Днем 24 декабря он нарушил радиомолчание, запросив позицию обоих конвоев. Затем в 3.39 утром 26 декабря
Фрэзер получил сообщение от Адмиралтейства, которое информировало его, что «Шарнхорст» в море. Английский агент, караулящий на берегу в глубине фиорда, сообщил о выходе
«Шарнхорста».
Фрэзер быстро приготовился к бою. RA-55A был повернут вправо, чтобы пройти по забитому льдами, но относительно безопасному фарватеру к северу от острова Медвежий. 4 эсминца сопровождения — «Мушкетер», «Матчлесо, «Оппортюн» и «Вираго» — были отделены с приказом усилить прикрытие капитана 1 ранга Маккоя. Барнетту приказали расположить свои крейсера между JW-55B и «Шарнхорстом», а Маккою Фрэзер приказал повернуть назад на 3 часа. Этим маневром он собирался спутать расчеты Бея. Барнетт подходил с одной стороны,
Фрэзер с другой. И утром в день св. Стефана челюсти английского капкана начали смыкаться.
Бею нркна была помощь всех морских богов, чтобы переломить складывающиеся против него обстоятельства. «Дьюк оф Йорк» с его 10 орудиями калибра 356 мм один мог своими залпами, весящими более 7 тонн, уничтожить «Шарнхорст».
Бей шел курсом 12 со скоростью 25 узлов. Огромные горы воды заливали корму эсминцев, сбивая их с курса. К 7.30 50-узловой ветер начал немного заходить, вспенивая море.
В этот момент «Шарнхорст» находился в 40 милях юго-вос-точнее острова Медвежий, но признаков конвоя не было. Считая, что он зашел слишком далеко на север, Бей повернул назад, снизил скорость и развернул эсминцы в завесу в 10 милях к югу от себя. Изменение курса подставило отряд Бея прямо под яростные удары шторма. Отчаянно болтающиеся эсминцы вздымали тучи брызг, адмирал видел, как они постепенно пропадали в северном мраке.
«Шарнхорст» остался один в 240 милях от Альтенфиорда.
Экипаж линкора был вызван на боевые посты, 300-килограммовые снаряды были вложены в замки орудий главного! калибра, были подготовлены бинты для людей и пластыри для корабля.
Наблюдатели, распухшие от свитеров, шарфов и тяжелых плащей, напряженно щурились — ураган беспощадно резал глаза. Бей и Хинтце, стоя бок о бок, на массивном мостике
«Шарнхорста», вглядывались в темное, клокочущее море.
В 8.40 Фрэзер находился в 150 милях юго-западнее, стараясь отрезать Бею путь отхода. RA-
55A был вне опасности, но JB-55B был еще под угрозой. Флагманский корабль Барнетта
«Белфаст» только что установил радиолокационный, контакт с неопознанной целью на расстоянии 17 миль. Он был слабым и неверным, но Барнетт увеличил скорость и пошел прямо на цель. В 9.20 три слабых мерцающих отметки появились на экране радиолокатора
«Шарнхорста». Через минуту наблюдатели на промерзшем мостике «Шеффилда», прикрывавшие глаза от жалящего ветра, заметили серые мачты «Шарнхорста» в 6 милях на юго-востоке.
Эрих Бей стоял на левом крыле мостика, надвинув на глаза капюшон плаща.
Радиолокационный контакт был нечетким, бурное море заполняло экран радара отблесками и ложным эхом. Сквозь траурную кайму арктического полусвета он ничего не мог различить. Но в 9.24 над головой раздался хрусткий удар. Адмирал вскинул голову и увидел ослепительную вспышку осветительного снаряда. «Шарнхорст» внезапно залил голубой свет.
— Вражеский корабль! — крикнул Бей.
Наблюдатели, мигая от снежных хлопьев и резкого света, ничего не могли различить. Через несколько минут на севере мелькнула цепочка вспышек, когда «Норфолк» открыл огонь из 203- мм орудий. Снаряды пролетели высоко над «Шарнхорстом». Осветительный снаряд снесло ветром, он медленно догорал.
— Лево руля: — напряженно скомандовал Хинтце.- Приготовиться открыть огонь!

«Шарнхорст» развернулся и принял волну правым бортом. Башни развернулись налево.
Соединение Барнетта все еще оставалось невидимым. Последовали новые вспышки залпов, сопровождаемые всплесками, когда снаряды начали рваться в черной воде с булькающими глухими ударами. Через несколько секунд оператор радара «Шарнхорста» сообщил о контакте.
Бей нетерпеливо запросил дистанцию до цели, но снаряд врезался в грот-мачту, снеся антенну и изрешетив надстройку осколками.
Мачта завибрировала, как пальма в тайфун, и экран радара погас.
— Стреляет не эсминец,- сказал Бей. Его совершенно сбило с толку то, что корабль — или корабли,- скрытый непроницаемым мраком, способен так точно стрелять. Бей не был ни трусом, ни глупцом. За ним мог охотиться целый вражеский флот, а у Бея не было эсминцев, чтобы компенсировать тактические невыгоды. Кроме того, потеряв радар, он мог только вслепую палить по невидимому врагу.
— Нам не приходится ждать здесь ничею хорошего, Хинтце,- сказал Бей.- Повернем опять на юг.
«Шарнхорст» медленно покатился вправо, зарываясь носом в бурное море. Сразу после этого снаряд попал в левый борт, и стальные осколки ливнем обрушились на мостик. Один из снарядов «Норфолка» попал в цель, прошел глубоко в носовую часть корпуса, но не взорвался и упокоился в кубрике. «Шарнхорст» дал наугад насколько залпов из кормовой башни. Бей теперь знал, что ему противостоит, по крайней мере, 1 тяжелый крейсер.
— Полный вперед! — скомандовал Хинтце. Имея преимущество в скорости, «Шарнхорст» увеличил дистанцию, и в 9.40 «Норфолк» прекратил огонь. Бей посмотрел на карту, промерил расстояние циркулем и сказал капитану 1 ранга Хинтце.
— Я не думаю, что противник будет преследовать нас. Я намерен еще раз попытаться атаковать конвой. Идите этим курсом до 10 часов, потом мы сделаем большой круг влево и пойдем на север. К полудню мы будем прямо перед целью. К этому времени Иоханнесен сможет сообщить нам, если конвой изменит курс.
В 9.46 Бей послал сообщение Деницу: «Веду бой с крейсером. Вражеский огонь несомненно управляется радаром».
Тем временем Бей узнал, что антенна главного радара снесена прочь и нет надежды отремонтировать ее в море.
— Отлично! — сказал он.- Мы слепы, как летучая мышь.
Адмирал колебался недолго. Солнце было в надире и даже в полдень не поднималось из-за горизонта. Однако должно было стать немного светлее, и он надеялся, что «Шарнхорст»
«прозреет». Бей решил продолжить операцию.
Ближе к 10.00 «Шарнхорст» повернул на северо-восток. Этот маневр не прошел незамеченным для операторов радара «Белфаста», и Барнетт правильно решил, что Бей пытается обойти его крейсера. Он немедленно прекратил погоню и повернул на северо-запад, выводя крейсера в голову конвою, откуда ожидалось приближение «Шарнхорста». Курс Барнетта отличался от северо-востока, куда повернул Бей, и к 10.30 контакт был потерян. К этому времени 4 эсминца охранения RA-55A присоединились к Барнетту, образовав завесу впереди крейсеров. В 11.00
Барнетт получил радиолокационный контакт на западе, который опознал как конвой и занял позицию впереди него. В то же время адмирал Фрэзер, который все еще находился в 100 милях на юго-западе, передал важный сигнал: «До тех пор пока какое-нибудь соединение не восстановит контакт, у меня нет надежды найти неприятеля».
Но враг сам нашел его. Около 10.00 разведывательный самолет «Люфтваффе», презрев погоду, заметил соединение Фрэзера, идущее в 100 милях на запад-северо-запад от Нор- дкапа курсом
70. Он сообщил, что «возможно в его составе имеются тяжелые корабли». Однако старший авиационный офицер в Норвегии, получивший донесение, жаждал точных разведданных.
Считая, что воздушные разведчики должны сообщать ДОСТОВЕРНЫЕ факты, а не свои предположения, он опустил ту часть сообщения, которая относилась к «Дьюк оф Йорку».
Около 11.00 сообщение было передано на «Шарнхорст».
— Донесение авиаразведки, герр адмирал,- сообщил Хинтце.

— Не говорите мне, что эти парни летают в такую погоду,- сказал Бей. Он прочитал сообщение и нахмурился.- Говорится о 5 кораблях. Но какого класса?
— Это могут быть наши эсминцы,- предположил Хин-тце.
— Нет-нет. Йоханнесен не может зайти так далеко на юг. И это не конвой… Слишком мало кораблей и слишком близко к берегу… Это могут быть английские корабли.
Бей посмотрел на карту, подумал несколько минут. Затем снова прочитал сообщение.
— Ладно, Хинтце. Мы с этим ничего не можем поделать. Наша цель — конвой.
Бей продолжал свой 30-узловой рывок на север, незамеченный Барнеттом. В полдень линкор находился в 18 милях от крейсеров. Он взял влево, приведя «Шарнхорст» на западный курс. В серой пелене туч мелькали тусклые вспышки света. «Шарнхорст» мчался по бушующему морю, ветер срывал желтый дым с краев его трубы.
В 12.05 радар Барнетта снова нашел цель в 15,5 милях по пеленгу 75. Минутой позже,
«Белфаст» отправил срочное донесение на «Дьюк оф Йорк». Следя за курсом и скоростью цели,
Барнетт не сомневался в том, что это «Шарнхорст», разыскивающий тяжело груженный конвой, и сейчас немец идет прямо на него. Конвой в 10.30 двигался курсом 45°, теперь он быстро повернул на юго-восток. Барнетт лег на северо-восточный курс, держась между торговыми судами и немецким линкором. Ни Бей, ни Хинтце ничего не видели. Дневной свет, которого они так ждали, был унесен мрачным штормом, и видимость стала резко ограниченной. Вахтенные наблюдатели проводили часы на своих продуваемых ледяным ветром постах. Это были неопытные юнцы, и причудливый северный свет обманывал их.
Туманное море, смешанное с брызгами и грязноватым туманом, воспринималось как фантасмагория. Но Хинтце, на которого тоже подействовало колдовство погоды, не доверял ему.
— Смотрите повнимательней, мальчики,- предупреждал он.
Курс был изменен на 240°, скорость 20 узлов. Бей тревожился. Радар испорчен, освещение очень плохое, от эсминцев нет донесений. Он чувствовал себя одиноким. Бей долго смотрел на море и начал ощущать приступы непонятного напряжения. Застывший подобно изваянию, он больше, чем любой другой немецкий офицер олицетворял пророческие слова, сказанные
Редером еще 4 года назад: «… они не могут сделать больше, чем показать, как следует отважно умирать».
Тикали секунды. Время — 12.20. Видимость — не более 11000 метров. Наблюдатель правого борта поднял бинокль и напряжено вглядывался в даль. Он опустил бинокль, протер глаза и снова посмотрел.
— Корабль прямо по курсу! — закричал он.
В тот же момент английские наблюдатели на мостике «Шеффилда» заметили неясную тень справа по носу. Бей и Барнетт встретились во второй раз.
Носовой дальномер «Шарнхорста» медленно вращался, носовые башни подняли вверх по 3 280-мм орудия каждая и повернулись вправо. Артиллерийский офицер сообщил вниз:
— Вижу цель!
Хинтце, сцепив руки за спиной, крикнул:
— Открыть огонь!
Когда «Шарнхорст» выровнялся после глубокого кивка влево, орудия дернулись, выплюнув оранжевое пламя и тучи серого дыма, который унес ветер. Пока снаряды Барнетта падали вокруг немецкого корабля, английские эсминцы отчаянно пытались выйти на дистанцию торпедного залпа. Но погода просто сошла с ума, и им это не удалось. 20 минут длилась артиллерийская дуэль на расстоянии 6 или 7 миль. «Шеффилд» был накрыт и получил легкие повреждения от осколков. В 12.33 «Норфолк» получил прямое попадание, и Бей увидел пожар, бушующий на его надстройках.
Но и «Шарнхорст» не ушел невредимым. Он получил несколько 152-мм и 203-мм снарядов с крейсеров и множество 120-мм с «Мушкетера». Бей не собирался отступать, так как знал, что уничтожение JB-55B отсрочит наступление союзников по крайней мере на месяц. Однако он находился в очень скверной ситуации. Свирепствующий шторм обещал усилиться, разбитый
радар оставил «Шарнхорст» слепым, эсминцы сопровождения пропали, патрульные подводные лодки не могли подняться на перископную глубину в черном бушующем море.
— Это безнадежная ситуация, Хинтце,- сказал он с отвращением.- Без радара нам ничего не сделать. Я кончаю бой, курс на Альтенфиорд.
Капитан 1 ранга Хинтце уже был готов принять неизбежное. Для слепого корабля сражение с невидимым противником, обладающим рысьим зрением, означало ненужный риск. Он повернул «Шарнхорст» на курс 155 и увеличил скорость до 28 узлов. Менее чем в 200 милях от него лежал Рольвсей-сунд. Он мог войти в пролив около 20.00, пройти между норвежскими островами Сорей и Сейланд и встать на якорь в Альтенфиорде до полуночи. Хинтце позволил себе немного поразмышлять, как адмирал Бей выдержит разнос Гитлера, который, как Хинтце был уверен, неизбежно последует.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

перейти в каталог файлов


связь с админом