Главная страница

Саврей В.Я. - Антиохийская школа в истории христианской мысли - 2012. Lomonosov moscowstate universitythe faculty of philosophy


Скачать 4.25 Mb.
НазваниеLomonosov moscowstate universitythe faculty of philosophy
АнкорСаврей В.Я. - Антиохийская школа в истории христианской мысли - 2012.pdf
Дата18.04.2018
Размер4.25 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаSavrey_V_Ya_-_Antiokhiyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mysl
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#69017
страница14 из 20
Каталогmarina_lobanova

С этим файлом связано 93 файл(ов). Среди них: Savrey_V_Ya_-_Kappadokiyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mys, Voenno-istoricheskiy_vestnik__9-22_1957-1963.pdf, Savrey_V_Ya_-_Antiokhiyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mysl, Michael_B_Hundley_Gods_in_Dwellings_Temples_and_Divine_Presence_, Raymond_F_Collins_First_Corinthians_1999.pdf, rodin_krylov.pdf, Savrey_V_Ya_-_Alexandriyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mys, 7-й том.docx и ещё 83 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20
что они, признав брак бесчестным, стали воздерживаться от
брака» Книга о девстве 1). Бог принимает жертву от человека только притом условии, что он приносит нечто для себя
ценное.
Соответственным образом, отказ от труда в пользу молитвенного делания, практиковавшийся некоторыми сектами энкратистской ориентации, св. Иоанн Златоустый
считал опасной ошибкой. Он вел полемику о значении труда с мессалианами2** — представителями специфически
сирийской формы аскетизма, делавшими упорна духовные
переживания и свободу христианина от всех условностей
человеческой жизни. Труд, согласно св. Иоанну Златоусту,
есть почетная обязанность Адама, данная ему в раю еще до
грехопадения. Труд представляет собой внешнюю сторону
возделывания души помимо всего прочего, именно труд
позволяет христианину подавать милостыню, так как от неправедных дел она не приемлется Богом.
В борьбе с инакомыслящими, которые в IV в. по Р.Х.
представляли большое разнообразие, св. Иоанн Златоуст не
уставал подчеркивать, что следует разделять человека и его Энкратизм (от греч еукратеих воздержание — крайний аскетизм.
Мессалиане (евр. молящиеся — секта, учение которой было основано
на буквальном толковании слов апостола Павла непрестанно молитесь Фес. 5,17). Бл. Феодорит Кирский писало них, что они избегают, как
зла, всякого труда руки, предаваясь сну, грезы сновидений называют пророчествами Церковная история IV. 11).
145
Раздел V. Святитель Иоанн Златоуст как учитель Церкви
мнение: человек может раскаяться и недопустимо проявлять
насилие по отношению к его совести, в плане же вероучи­
тельном невозможны никакие компромиссы. «Еретические
учения, несогласные с принятым нами, должно проклинать
и нечестивые догматы обличать, но людей нужно всячески
щадить и молиться об их спасении Слово о проклятии, 4). В тоже время он не допускал мысли о каком-либо компромиссе с инакомыслием, видя причину всякого несогласия

с Церковью в принципиально иных методах богословского
мышления. Различие между православными и еретиками
святитель Иоанн Златоуст определял таким образом «Те
прославляют, а эти исследуют те славословят, а эти испытывают те закрывают лица, а эти усиливаются бесстыдно
взирать на неизреченную славу Против аномеев, I. Проповеди о том, что только с помощью добра следует
подводить людей к исправлению нравов, представляют собой один из аспектов учения о покаянии, которое можно
рассматривать как интегральную часть всей этики святого отца. Покаяние служит причиной длительности жизни человека, так как Бог, в руке Которого всякое дыхание,
«долготерпит» и ожидает этого поворотного момента, проявляющего действительность свободы воли. Само событие
происходит в сердце, где нет нужды нив суде для постановки приговора, нив свидетелях для улики, нив обвинителях для обличения внутри себя имею восседающую совесть,
неумолимого судью в душе ношу, страшное судилище в совести ношу свидетелей, в очах моих обвинителя Беседа на притчу о блудном сыне 4). Осуждая, таким образом, самого себя, человек приходит к пониманию необходимости Христа Спасителя.
Нравственное учение св. Иоанна Златоуста представляет собой органичное соединение богословия и аскетики с
философией; оно показывает, что философский потенциал
христианства не ограничивается сферой морали, вбирая в
себя ее метафизические основания и религиозные предпосылки. Так, показывая различие между верой и неверием,
Святитель выводил из этого различия целый ряд следствий,
переливающихся разнообразием практических и теоретических смыслов
Лекция 13. Этическое учение св. Иоанна Златоуста
Неверующий видит богатство — и изумляется, благоговеет я вижу богатство — и посмеиваюсь он видит бедность — и
скорбит: я вижу бедность — и радуюсь. Иначе я смотрю на
вещи, иначе он. Так поступаем ив отношении к смерти он
видит мертвого — и считает мертвым я смотрю на умершего — и взираю насмерть, как на сон. И как на буквы все мы,
и знающие и незнающие грамоту, смотрим одинаковыми
глазами, но неодинаковою мыслию; незнающие, видя их,
считают простыми буквами, а знающие искусно постигают
заключающийся в них смысл таки в жизни мы смотрим на
события одинаковыми глазами, но неодинаковою мыслию и
разумением Слово V о Лазаре 2).
Раздел V. Святитель Иоанн Златоуст как учитель Церкви
Вопросы к семинарским занятиям Определите место этики в системе философско-богословских
воззрений св. Иоанна Златоуста Разъясните значение древнегреческого церковного термина Каким образом различаются у святого Иоанна Златоуста
мирская и христианская нравственность Что за добродетель св. Иоанн Златоуст, вслед за апостолом
Павлом, считал союзом совершенства Покажите взаимозависимость между отношением святителя
Иоанна Златоуста к материальной роскоши и к добродетели
милосердия.
Темы докладов и творческих работ. Учение св. Иоанна Златоуста об истинной и ложной морали. Этическая проповедь св. Иоанна Златоуста в Константинополе. Св. Иоанн Златоуст как образец практической нравственности
в отзывах современников. Отношение к инакомыслящим один из разделов этического
учения св. Иоанна Златоуста. Нравственный смысл покаяния согласно св. Иоанну Златоусту
Лекция 14
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ
БОГОСЛОВИЕ
В САКРАМЕНТОЛОГИИ
СВЯТИТЕЛЯ ИОАННА
ЗЛАТОУСТА
О тнош ение между богословием и философией,
как и проблемы герменевтики, в творчестве св. Иоанна Златоуста следует рассматривать в перспективе христологии.
Христос как центральный смысл Откровения ив тоже время,
Логос мира был той фигурой, в которой фокусировалось для
таких мыслителей, как св. Иоанн Златоуст, небесное и земное.
Как мы уже знаем, святоотеческая литература подразумевает
под истинной философией влечение души к Boiy, под богословием — знание о Боге и Его отношении к миру, данное
в Откровении. Соответственно, мы называем философско-
богословским такое мышление, которое обращено вместе на
Бога и человека, посредствует между понятиями о небесном
и земном, переводит догматы веры на язык светской науки.
А взгляд, обращенный вместе на Бога и человека, может быть
лишь взглядом на Христа как на Спасителя мира. Сама возможность подобного мышления объясняется христианской
верой в Богочеловека, воплощенное Слово Божие.
Как само Воплощение, таки все, что с ним связано, в святоотеческом видении мира относится к таинству. Именно здесь, как выше было сказано, буквального разумения
действительности не могло быть достаточно для восприятия Истины. Смотреть на предметы простои не представлять ничего больше, — писал св. Иоанн Златоуст, — вот что
значит понимать чувственно. Ноне так должно судить о
видимом, а надобно внутренними очами прозирать вовсе Раздел V. Святитель Иоанн Златоуст как учитель Церкви
его тайны (Беседы на Евангелие от Иоанна XLVII. 2). Соответственно своей герменевтике, в которой буква служит не
только покровом, но и выразительницей духа, св. Иоанн
Златоуст представлял материю таинства охваченной сверхъестественным действием Духа, благодатью таким образом,
«Христос не передал нам ничего чувственного, но все духовное, только в чувственных вещах Беседы на Евангелие от
Матфея, XXCII. С этим различением не следует смешивать иное, проводимое в Беседе 82 на Евангелие от Матфея отнесение таинств
к двум видам символическому и действительному, из коих
первым принадлежат образы, а вторым — самая Истина. Первые суть события, лица и предсказания Ветхого Завета, вторые — жизнь, смерть и воскресение Иисуса Христа.
Первые сами по себе, взятые в отдельности, не выходили за
пределы плотских отношений так, ветхозаветные жертвы,
вокруг которых выстраивалось празднование Пасхи, были
заместительными жертвами вместо израильских первенцев,
они буквально спасали младенцев от физической смерти.
В противоположность этим, жертвоприношение, совершенное Христом, является искуплением от вечной смерти, духовной. Так Святитель устанавливал типологическую связь
между двумя родами таинств.
На основе священной герменевтики выстраивается у
св. Иоанна Златоуста и учение о человеческом теле как
участнике таинства. Плоть оказывается элементом феноменального мира, необходимым для того, чтобы жизнь духовных существ могла и приобщиться к Богу, и не раствориться
в Его бесконечности. Тело человека, будучи храмом Божи-
им, выражаясь словами современных исследователей, «ико-
нично», нов более широком смысле, чем сама икона, так
как Христос дал желающим не только видеть Его, но и соединяться с Ним посредством Евхаристии, и насыщать
Им всякое желание Беседы на Евангелие от Иоанна XLVI. 3). Св. Иоанн Златоуст самым основательным образом исследовал Послания апостола Павла, вдохновляясь высотой его
Лекция 14. Сакраментология св. Иоанна Златоуста
богословского умозрения. Нередко он без цитаты повторял его мысли в данном случае вероятен парафраз одного
стиха: В Нем вы обогатились всем, всяким словом и всяким познанием (1 Кор. 1, 5). Главное таинство христианства, согласно Златоусту, состоит в милосердии Божием» (Беседы на Евангелие от Матфея,
LXXI. 4), или в том, что Христос для верующих сделался
всем.
Отсюда всечеловеческая универсальность Нового Завета
переходит с уровня нравственных заповедей, имеющих внешнее отношение к человеку, на уровень единения, «сотелесно-
сти», которая имеет уже внутреннее значение для каждой
личности. Сакраментальное приобщение к Богу и единение
с человечеством представляют собой два аспекта одного процесса. Св. Иоанн Златоуст обосновывал это теологическое
воззрение с помощью интерпретации евангельского сюжета
о Тайной Вечере. Хлеб был преломлен Им равно за всех и
соделался Телом равно за всех. А ты что делаешь Совершаешь воспоминание о Христе и презираешь бедных, и не
трепещешь?» (Беседы на 1 Послание к Коринфянам XXVII. 4). То, что хлеб был преломлен, служит образом помощи
бедным; тоже, что «соделался Телом, выражает веру в приобщение человека к Плоти Бога. Таким образом, св. Иоанн Златоуст доносит до слушателей мысль о том, что, только
пособствуя благу ближнего до самоотречения, человек может достойно принимать Христа, Который не только содержит весь мирно и дает Себя во причастие верным.
Отношение святителя Иоанна Златоуста к таинству Евхаристии было преисполнено такого благоговения, которое
без погрешности можно назвать неподдельными трепетным. Он считал великим грехом для священника допустить к
чаше человека, живущего в нераскаянных грехах, даже если
это сам царь. Скорее предам душу свою, — говорил он без
страха при большом стечении народа, — нежели причащу
'* Прокл, будущий Патриарх Константинопольский, будучи «синкел-
лом» (келейником) при св. Иоанне Златоусте, видел однажды, как Старец,
в котором он узнал апостола Павла, говорит нечто на ухо Святителю. Этот
житийный рассказ отражает тот факт, что св. Иоанн Златоуст был погружен
в творения Апостола язычников и постоянно молился ему
Раздел V. Святитель Иоанн Златоуст как учитель Церкви
Крови Господней недостойного скорее пролью собственную
кровь, нежели причащу столь страшной Крови Того, Кого
не должно (Беседы на Евангелие от Матфея, XXCII. 6). Все это позволяет понять, что подлинность Воплощения Христа в
Евхаристической Чаше, именно «вочеловечивания» Его, которое имеет лишь вид хлеба и вина, не подлежала для великого Учителя Церкви никакому сомнению1.
О том, возможно ли такое чудо, Святитель судил на
основании всемогущества Божия, что было вполне последовательно как богословски, таки философски. «Действия
этого таинства совершаются нечеловеческою силою. Тот,
Кто совершил их тогда, на той Вечери, и ныне совершает
их» (Беседы на Евангелие от Матфея, XXCII. 5). Но вопрос о возможности не мог быть признан правомочным здесь, как и во всем, что касается дел Творца разумным представлялся только вопрос о необходимости Ответ был таким Для тебя, человек, Бог на земле явился. Судья ради осужденных
приходит на суд ... потому что иная кровь владычная и иная
кровь рабская Беседа я о покаянии).
Таким образом, цель таинства Евхаристии, или Причастия, входит в цель самого Воплощения, которое представляет собой главный догмат христианства. Это — замена
«рабской» крови человека, порабощенного греху, Кровью
Христа, которая и была пролита для выкупа рабов (снова образ, введенный апостолом Павлом. Ввиду важности
цели св. Иоанн Златоуст особенно настаивает на полной
вере в таинство Не полагай, что это хлеб, и не думай, что
вино... Подобно тому, как воск, соприкасаясь согнем, ничего из себя не теряет и ничего не получает, так точно думай и
здесь, что тайны сорастворяются с сущностью тела То же).
Сакраментология св. Иоанна Златоуста, соединяя теологию с антропологией, позволяет прояснить вопрос о пред Этот аспект учения св. Иоанна Златоуста раскрывается со всей богословской глубиной в исследовании П.П. Пономарева: Учение св. Иоанна
Златоуста об Евхаристии // Православный собеседник. 1904. № 4. С. 510-528;
№ 5. С. 654-673 (Электронный вариант Аксион эстин, 2009).
2* Это связано стем, что, согласно Библии, кровь есть обиталище
души.
152
Лекция 14. Сакраментология св. Иоанна Златоуста
назначении человека. Уже в ранних трудах св. Иоанна Злато-
устого то состояние, ради которого было создано разумное
существо на земле, называется славой (&о£,а). Многие безрассудные желали бы только избавиться от геенны, ноя считаю гораздо тягчайшим геенны наказанием — не быть в той
славе; и тому, кто лишился ее, думаю, должно скорбеть не
столько от геенских мучений, сколько о лишении небесных
благ» (К Феодору падшему I. 12). Данная мысль повторяется ив других сочинениях неоднократно. Речь здесь идет о том,
что другие восточные отцы Церкви называли «обожением»
(бёсоотд), имея ввиду такое взаимопроникновение Божественного и человеческого естеств, при котором второе становится как железо в огне».
Вся сложная природа человека должна участвовать
в этом, и каждому из тех, кто намеревается приступить
к священными страшным таинствам, надлежит быть трезвенными бодрым, свободным от всякого житейского попечения, исполненным великого целомудрия и великой
ревности, исторгнуть из ума всякие помыслы, чуждые таинствами сделать храмину свою во всех отношениях чистой,
как намеревающемуся принять самого Царя (Слово 1 огласи­
тельное, 2). Каждый из призванных может приступить к обещанному дару благодаря прощению грехов. Так, св. Иоанн
Златоуст ободряет своего друга, стыдящегося вернуться в
монастырь: Объявляй грех свой не только как осуждающий
самого себя, но и как долженствующий оправдаться посредством покаяния тогда ты и будешь в состоянии побудить исповедующуюся душу не впадать более в те же грехи К Фео­
дору падшему Общедоступность самых сокровенных тайн Церкви была
для св. Иоанна Златоуста очень важной особенностью христианства поэтому, наряду со апостолом Павлом, он особенно высоко ценил апостола и евангелиста Иоанна Богослова, который сообщил своим словам такую доступность,
что все им сказанное могут воспринять не только разумные,
но и женщины и юноши (
Гомилия на Евангелие от Иоанна 2). Говоря о превосходстве ангельских сил, Святитель показывал, что прежде всего это превосходство смирения Чем
Раздел V. Святитель Иоанн Златоуст как учитель Церкви
они мудрее, чем ближе нас к неизреченному и блаженному
Существу, тем более нас знают непостижимость Его, потому
что высшая степень мудрости производит высшую степень
благоговения» Против апомеев,
IV. 1). Поэтому таинства, соединяющие христиан с Богом, служат не к превозношению
над другими людьми, но к спасению от вечной смерти, которая есть лишенность благодати Святого Духа.
Какой же это вечный путь, как не путь духовный, ведущий к небу и не имеющий конца Все прочее временно и
оканчивается с настоящей жизнью. Поэтому, оставив все, он
ищет этого пути, бессмертного, беспредельного, не имеющего
конца. Как же человек может быть приведен на этот путь?
Если получит помощь Божию, если будет делать должное
и, с своей стороны, упражняться в добродетели, предаваться
любомудрию, становиться выше всего житейского, потому
что на этом пути нет ничего скоропреходящего и временного.
Такова добродетель. Она доставляет плоды всегда цветущие
и никогда неувядающие, блага бессмертные, нетленные и
бесконечные Беседы на Псалмы, CXXXVIII. Обращаясь к теме вечной жизни, Святитель пытался донести до своих слушателей и то, что будет за чертой трансцендентального познания. Так, он останавливается на парадоксальных (св. Иоанн Златоуст именно подчеркивает их
парадоксальность!) словах апостола Павла знание упразд­
нится».
Если быть человеком значит бояться Бога, астрах Божий
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20

перейти в каталог файлов
связь с админом