Главная страница

Саврей В.Я. - Антиохийская школа в истории христианской мысли - 2012. Lomonosov moscowstate universitythe faculty of philosophy


Скачать 4.25 Mb.
НазваниеLomonosov moscowstate universitythe faculty of philosophy
АнкорСаврей В.Я. - Антиохийская школа в истории христианской мысли - 2012.pdf
Дата18.04.2018
Размер4.25 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаSavrey_V_Ya_-_Antiokhiyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mysl
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#69017
страница5 из 20
Каталогmarina_lobanova

С этим файлом связано 93 файл(ов). Среди них: Savrey_V_Ya_-_Kappadokiyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mys, Voenno-istoricheskiy_vestnik__9-22_1957-1963.pdf, Savrey_V_Ya_-_Antiokhiyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mysl, Michael_B_Hundley_Gods_in_Dwellings_Temples_and_Divine_Presence_, Raymond_F_Collins_First_Corinthians_1999.pdf, rodin_krylov.pdf, Savrey_V_Ya_-_Alexandriyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mys, 7-й том.docx и ещё 83 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
3 См Филарет (Гумилевский), архиепископ Указ. соч. С. 138.
49
Раздел II.
Христианские школы Сирии жизнь служению в огласительной школе и собирал около себя толпы учеников, из которых многие впоследствии достигли епископских кафедр. Занимаясь экзегезой Священного Писания, имея характеристики безупречной аскетической жизни, он также, как Ориген, пережил конфликт на почве церковной дисциплины и после осуждения своего учителя, Павла Самосатского, не вступал в общение стремя сменявшими друг друга епископами Антиохии.
Св. Лукиан и Ориген — один мученик, другой исповедник — претерпели страдания за веру обоих почитали после смерти (гробница Оригена в Тире была даже местом паломничества они оба имели в кругу своих учеников как выдающихся отцов Церкви, таки будущих видных предводителей гетеродоксальных групп. Однако если Ориген, в конце концов, был осужден Церковью, то Лукиан уже довольно рано признан святым. Причина этого усматривается только в том, что последний, в отличие от первого, не привел своих идей в систему. Поэтому св. Лукиан, даже если некоторые из его убеждений и расходились с общепринятыми, все жене мог считаться учителем ереси тогда как Ориген, спустя два века после смерти внимательно перечитанный потомками, осужден именно за те догматы, которые он пытался разработать со всей тщательностью своего александрийского ума.
Тем не менее в современной науке св. Лукиан считается основателем Антиохийской школы как философско- богословской традиции, фигура которого позволяет во многом объяснить противоречивый характер ее наследия. Его несомненная заслуга состоит в том, что он, будучи талантливым учителем, передал будущим поколениям сложившийся в течение трех веков пласт антиохийской христианской мысли но он не оказался способным дать ей полноценную критическую оценку и выделить из этих культурных слоев православное учение во всей его чистоте. В тоже время, не обладая такими амбициями всеобъемлющего синтеза, ко

Сагарда АИ ., Сидоров АИ . Антиохийская богословская школа и ее представители. С. 152.
50
Лекция 4. Наследие св. Лукиана Антиохийского торыми обладал Ориген, и не попытавшись интегрировать эллинскую философию в простоту христианской веры, он остался в памяти Церкви не столько ее учителем, сколько страдальцем за веру. Почитание св. Лукиана в древности было повсеместным, но особенно его чтили на Западе, где такой александриец, как Руфин Аквилейский, сохранил текст его Апологии в латинском переводе. Мощи святого мученика Лукиана при Карле Великом были торжественно перенесены в Арль.
Рассмотрим теперь, какие качества сделали св. Лукиана основоположником антиохийского метода священной герменевтики. Как мы уже говорили, в III в. по Р.Х. школы при епископских кафедрах расширились и перешли под управление дидаскалов, приглашенных лиц с высшим светским образованием. Таким дидаскалом стал св. Лукиан вовремя епископства Павла из Самосаты. О том, какую организацию он придал Антиохийской школе, мы не имеем сведений однако можно судить об этом косвенно по множеству его знаменитых учеников, составлявших в IV в. так называемый кружок лукианистов». По уточнению А. Спасского, быть лукианистом на языке Восточной Церкви значило нечто иное, как быть лицом хорошего образования, являть собой человека науки. Члены лукиановского кружка усердно занимались изучением философии Аристотеля, упражнялись в ее критических методах и славились своим искусством в диалектике»1.
Но более подробное исследование круга предметов, изучавшихся в Антиохийской школе, представляется затруднительным. Сочинения св. Лукиана не сохранились описаний его занятий, подобных тем, что содержатся в Благодарственной речи Оригену» свт. Григория Чудотворца, не существует. Что же в таком случае нам известно Можно согласиться стем, что связующим началом общего богословского направления Антиохийской школы в первый период ее существования был, вероятно, только метод тол Спасский А.А.
История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов. е изд. Репринт. Сергиев Посад, 1914. С. 167.
51
Раздел II.
Христианские школы Сирии кования Священного Писания. Именно над созданием метода работал св. Лукиан вместе со своими студентами, но эта работа до его смерти не была закончена.
Подход св. Лукиана к проблемам герменевтики можно уразуметь из отредактированного им текста Библии, который называется «лукиановской редакцией. Текст этот лег в основу славянского перевода Библии. Св. Лукиана не удовлетворяла работа Оригена, впервой половине того же века составившего «Гекзаплы» (Шесть столбцов) из еврейского оригинала, его транслитерации, Септуагинты и еще трех греческих переводов. Намерения св. Лукиана отчасти проясняет название, которое получила его редакция те. простой язык. В ней отсутствуют вставки, сделанные
Оригеном, разночтения сведены к минимуму таким образом, Ориген стремился к полисемантичности, а св. Лукиан к простоте и единству текста.
Можно усмотреть в этом различии начала будущей полемики антиохийцев с аллегорическим толкованием Библии, развитым в Александрии. Для того чтобы сделать свою редакцию достойной Священного Писания, св. Лукиан должен был разработать научный подход, который бы придал точность и несомненность его исправлениям. Такие качества он усмотрел в критике текста, опирающейся на его рациональное прочтение в историко-грамматическом ракурсе. При этом он, конечно, не отвергал ни Божественного происхождения святых книг, ни чудес, описанных в них. Напротив, Антиохийская школа всегда защищала их от мифо- логизаторских тенденций, привносимых аллегорическим прочтением. Но целью критики св. Лукиана было восхождение к наиболее аутентичному изводу, причины искажений которого он усматривал в ошибках переписчиков и намеренных вставках еретиков. Таким образом, в Антиохийской школе уже в III в. по Р.Х. был поставлен сложный герменевтический вопрос о том, как согласовать вечность и неизмен­
1 Сидоров АИ Богословские школы Древней Церкви // Православная энциклопедия / Под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Т. V. МС Лекция 4. Наследие св. Лукиана Антиохийского ность Библии с временностью, ситуативностью появления отдельных ее списков.
«Лукиановская редакция, также как и «Гекзаплы», представляла попытку решить вопрос о наиболее аутентичной версии Ветхого Завета. Об этом говорит и следующее предание иудеи спрятали текст Библии, содержащий исправления св. Лукиана, в стене, где он был открыт случайно при Константине. Известно, что раввин Гамалиил именно так поступил с таргумом на книгу Иова: считая иноязычные толкования делом нечестивым, он замуровал его, так как уничтожить библейскую рукопись было бы грехом. Следовательно, речь в предании о спрятанной Библии св. Лукиана идет о Ветхом Завете, который и был основным предметом критических исследований, ввиду многочисленных расхождений еврейского текста и Септуагинты — греческого перевода III в. до Р.Х.
По сообщению бл. Иеронима Стридонского, «Лукиан... был таким прилежным в изучении Священного Писания, что даже теперь некоторые копии Писания носят его имя О знаменитых мужах 77). Именно этот библейский текст лег впоследствии в основу нормативного константинопольского текста. В связи с этим заслуга св. Лукиана Антиохийского перед христианской традицией и библейской наукой отмечается как весьма значительная. В предисловии к современному изданию Септуагинты читаем «Qui Antiochenorum successus deinde... adPalestinenses pertinuitibique similia stu- dia excitavit, quibus videntur simul adversati esse Antiochenis»
(De historia versionis Septuaginta interpretum,
8). Таким образом, лукиановская версия (помечается как L) стала настолько существенной альтернативой версии Оригена (О, что вызвала в Палестине, где была основанная Оригеном Кесарийская школа, новые усилия по исследованию священного текста, вероятно, имевшие целью защитить правоту «Гекзапл». Это значит, что на Ближнем Востоке в то время велась напряженная работа по поиску и сличению различных рукописей, что повышало интеллектуальный уровень христианских общин Полный месяцеслов Востока. Т. 1. Восточная агиология. е изд. Репринт. МС Раздел II.
Христианские школы Сирии в целом. Результатами этой деятельности воспользовался вначале в. по Р.Х. бл. Иероним Стридонский, редактировавший латинский перевод Библии.
Итак, чем же была Антиохийская школа при св. Лукиане?
X. Кин определяет ее как богословское учебное заведение для углубленного изучения обоснований веры, особенно же для образования клира и первоклассных учителей. Более поздний исследователь, ГР. Нельц, возражает Была ли эта школа открытым учреждением Антиохийской Церкви или частными уроками, подобно многим риторическими философским курсам, источники не проливают на это никакого света. По нашему мнению, одно не противоречит другому, так как сама Церковь еще не была открытой организацией. Главное то, что большинство участников догматического противостояния IV в. по Р.Х., как со стороны ариан, таки со стороны православных Сирии, связывали свое богословское наследие с именем св. Лукиана Антиохийского. Этот период мы рассмотрим отдельно в седьмой лекции

Kihn Н Die Bedeutung der antiochenischen Schule auf dem exegetischen
Gebiet. Weissenburg, 1866. S. 41.
2
Nelz H.R. Die theologischen Schulen der morgenlandischen Kirchen wah-
rend der sieben ersten christlichen Jahrhunderte in ihrer Bedeutung fur die
Ausbildung des Klerus. Bonn, 1916. S. 48.
54
Лекция 4. Наследие св. Лукиана Антиохийского
Вопросы к семинарским занятиям Что нам известно об ученой деятельности св. Лукиана Антиохийского Приведите основания, по которым св. муч. Лукиан считается родоначальником Антиохийской школы Каково значение термина «лукианизм»? Кто такие «лукиа- нисты»?
■ Расскажите о «Гекзаплах» Оригена Александрийского и редакции св. Лукиана Антиохийского. В чем сходство и различие этих трудов Какие общие черты усматриваются в исторических образах св. Лукиана и Оригена?
Темы докладов и творческих работ. Проблема «лукианизма»: обзор исследований. «Лукиановская редакция Библии сточки зрения современной библиологии. Герменевтический метод св. Лукиана Антиохийского возможности реконструкции. Антиохия III в. по Р.Х. глазами Евсевия Кесарийского и бл.
Иеронима Стридонского.
5. Антиохийская школа времен св. Лукиана как историческая проблема
Раздел II.
Христианские школы Сирии
Литература к разделу
Источники
1. Евсевий Памфил. Церковная история. М, 2001.
2. Писания мужей апостольских. М, 2003.
3. Полный месяцеслов Востока. Том 1. Восточная агиология. Изд. 2. Репринт. М, Исследования. Сагарда АИ, Сидоров АИ Антиохийская богословская школа и ее представители // Ученые записки Российского православного университета. Вып. 3. МС. Сагарда НМ, Сагарда АИ Полный курс лекций по патрологии.
СПб., 2004.
3. Сидоров АИ Богословские школы Древней Церкви // Православная энциклопедия / Под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Том V. МС. Филарет (Гумилевский), архиепископ Историческое учение об отцах Церкви. Т. 1-3. М, 1996.
5. Bardy G. Recherches sur saint Lucien d'Antioche et son ecole.
Paris, 1936.
6. Kihn H. Die Bedeutung der antiochenischen Schule auf dem ex- egetischen Gebiet. Weissenburg, 1866.
7. Nelz H.R. Die theologischen Schulen der morgenlandischen Kir- chen wahrend der sieben ersten christlichen Jahrhunderte in ihrer
Bedeutung fur die Ausbildung des Klerus. Bonn, 1916.
Раздел III
АНТИОХИЙСКИЙ
МЕТОД
ГЕРМЕНЕВТИКИ
Лекция ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ
ТЕОРИИ ЭКЗЕГЕЗЫ
В АНТИОХИИ
^Лхтак, Антиохийская школа входит в историю в конце III в. по Р.Х. как мощный центр притяжения научной мысли. Вместе со св. Лукианом в ней преподавал Дорофей, пресвитер, о котором известно только то, что он был муж красноречивый и полюбивший красоту богословия он занялся изучением еврейского языка, чтобы читать Священное Писание по-еврейски сознанием дела. Не был он чужд и эллинского образования и его "свободных искусств. Я слышал, — добавляет Евсевий, — как умело объяснял он в Церкви Писание Церковная история VII. Как видим, экзегетика становится в Антиохии основой христианской науки, что соответствует и закономерностям развития христианства в целом. Но к этому следует добавить еще и то, что отмечает современная исследовательница
О.Е. Нестерова: представителей Антиохийской школы уже на раннем этапе отличали консервативность подхода. зрелость методологической рефлексии, а также живая связь стой традицией, в которой развивалась типологическая экзе­
геза», в силу чего они понимали и чувствовали природу типологических толкований гораздо лучше александрийцев. Здесь мы должны сконцентрировать внимание на различии двух подходов к сакральному тексту в христианской традиции аллегорического и типологического (от греч титсод образ При этом мы оставим в стороне то обстоятельство, что сам Ориген предпочитал термину аллегория термин анагогия
Н е случайно произведение бл. Августина под названием О христианской науке (De Doctrina Christiana) посвящено именно экзегетике
Нестерова О.Е. AUegoria pro typologia. Ориген и судьба иносказательных методов интерпретации Священного Писания в раннепатристическую
эпоху. МС Раздел III.
Антиохийский метод герменевтики
(возведение), так как, по существу, многие из его толкований все же являются чисто аллегорическими.
Характер типологической интерпретации адекватно представлен Дж. Келли в фундаментальном труде Ранние христианские учения. Келли отмечает, что типологическая экзегеза работала по многим различным направлениям. В сущности, это была техника выявления связи между двумя Заветами, она брала в качестве своего руководящего принципа идею, что события и персонажи Ветхого Завета были "прототипами, которые прообразовывали и предвосхищали события и лица Нового. Типологист воспринимал историю серьезно она была для него сценой, на которой прогрессивно разворачивались намерения домостроительства спасения Божия. Таким образом, он предполагал, что один и тот же неизменный план просматривается в священной истории от Сотворения до Страшного Суда, причем более ранние стадии служат отражениями или, в случае метафоры, эскизами более поздних событий»1.
По мнению Келли, с которым соглашается также О.Е. Не­
стерова, типология была значительно более распространенным герменевтическим приемом, чем аллегория. Ее широкое применение на ранних стадиях развития христианской догматики объясняется полемикой с маркионитами, гностической группой, отрицавшей преемственность Ветхого и Нового Заветов. При этом между богословами Египта и сирийского Востока было основное согласие по главным вопросам, а именно касательно Адама, а также и Моисея Законодателя, в действительном смысле прообраза Христа Потоп означал Крещение, а также Суд все жертвы Ветхого Закона, в особенности жертвоприношение Исаака, были предвосхищением Голгофской Жертвы переход Красного моря и питание манной прозревали Крещение и Евхаристию падение Иерихона предызображало Кончину мира. Список соответствий может продолжаться до бесконечности, поскольку отцы Церкви никогда не упускали случая отыскать их и раскрыть во всех подробностях. Они были едины в убеждении, что "еврейское таинство закона в его полноте, по выражению Оригена, было на самом деле ре
Kelly J.N.D.
Early Christian Doctrines. London, 1985. P. 71.
60
Лекция 5. Теория экзегезы в Антиохии
петицией христианского таинства ([диатт^рих). Внутренние трудности типологии, однако, делали весьма заманчивым переход к аллегоризму, особенно там, где культурная среда была эллинизированной и пропитанной платоническим идеализмом сего теорией, что весь видимый порядок есть символическое отражение невидимых реалий»1.
Необходимо, однако, принять во внимание и точку зрения другого современного исследователя, Ф.М. Янга, согласно которой типология есть лишь современный конструкт. Древняя экзегеза не различала между типологией и аллегорией, между ними часто трудно провести разделение, так как они друг в друге содержатся. По мнению венгерского исследователя Тибора Фабини3, типология есть форма ин­
тертекстуальности, в которой библейский текст является
«архитекстом», а литературный — «супертекстом». На основе внимательного изучения текстов преп. Ефрема Сирина,
Ф.М. Янг считает необходимым сделать важное добавление типология соотносит вечную мифическую реальность и временные, преходящие исторические события. Она создает типы не только для их исполнения в пределах самой Библии, но и для того, чтобы ориентироваться на них в повседневности. Типы — это нечто большее, чем просто рассказ о событии, которое имело место их отличает символичность Они принадлежат к сакральному времени»5.
Для понимания того, в чем суть различия антиохийского и александрийского методов интерпретации, Янг предлагает провести различие между иконическим и символическим
мимесисом
, связывая первый с антиохийской экзегезой, авто рой — с александрийской аллегорией. Различие основывается на разном восприятии того, как соотносятся текст и стоящее за ним содержание. То, что я называю иконическим экзегези- сом, предполагает отражение искомого глубокого смысла в тексте, который воспринимается как единое целое тогда как Ibid. Р. 72.
2
Young F.M.
Biblical Exegesis and the Formation of Christian Culture. Cam­
bridge, 1997. P. 152.
3
Fabini T.
The Lion and the Lamb, Figuralism and Fulfilment in the Bible,
Art and Literature. London, 1992.
4
Young F.M.
Op. cit. P. 155.
5 Ibid. P. 157.
61
Раздел III. Антиохийский метод герменевтики
аллегория касается употребления слов как символов или знаков. разрушающего повествование или единство, цельность текста. Это объясняет, почему антиохийцы принимали типологию, в тоже время критикуя и отвергая аллегорию»1.
Итак, типологический метод можно назвать способом отыскания в прошлом образов будущего. Его исходная темпоральность порождает заинтересованность в проблеме истории. Конкретно речь идет о том, как в истории еврейского народа «подражалось» таинство домостроительства во Христе (0LK0V0(aia ev Хрютф). На первый взгляд, подобного рода подражание (|Л1|дг)стк;) способно показаться делом произвола и фантазии также, как и аллегория, нов действительности его поиски приобрели в Антиохии черты завершенного в своих основаниях метода. Дело в том, что Ветхий Завет, особенно в его греческой версии III в. до Р.Х., явственным образом содержал предчувствие Мессии, а в целом ряде пророчеств — и прямое указание на Его Пришествие. Вопрос, наиболее актуальный для религиозного диалога начала новой эры, состоял только в том, действительно ли этот Мессия был Иисус из Назарета?
Для того чтобы это было так, недостаточно было только указать на буквальное сходство некоторых пророчеств и земной судьбы Иисуса Христа. Евреи ждали Мессию как земного царя, христиане же приняли Его как Бога, и потому весь текст Ветхого Завета, будучи Словом Божиим, должен был содержать в себе «типосы» Христа Спасителя и Его Святого Духа. Наиболее сильную типологию в рамках Анти­
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов
связь с админом