Главная страница

Васильев М.А. - Язычество восточных славян накануне крещения Руси - 1999. Васильев М.А. - Язычество восточных славян накануне крещения Рус. М. А. Васильев


Скачать 1.81 Mb.
НазваниеМ. А. Васильев
АнкорВасильев М.А. - Язычество восточных славян накануне крещения Руси - 1999.doc
Дата26.10.2017
Размер1.81 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаВасильев М.А. - Язычество восточных славян накануне крещения Рус
ТипМонография
#43904
страница1 из 26
Каталогid183261662

С этим файлом связано 85 файл(ов). Среди них: DZR_Tretyakov_P_N_K_istorii_plemen_Verkhnego_Povolzhya_v_pervom_, DZR_Arkheologia_SSSR_Pamyatniki_fatyanovskoy_kultury_Ivanovsko-G, DZR_Tretyakov_P_N__Shmidt_E_A_-_Drevnie_gorodischa_Smolenschiny_, DZR_Arkheologia_SSSR_Pravoberezhye_Srednego_Pridneprovya_v_V-III, DZR_Tretyakov_P_N_Rasselenie_drevne-russkikh_plemen_po_arkheolog, DZR_Krinichnaya_-_V_TEKh_BOLOTAKh_ZYBUChIIKh.pdf, DZR_Arkheologia_SSSR_Fatyanovskaya_kultura_Yaroslavskoe_Povolzhy, Slavyane_ot_Elby_do_Volgi.doc, Denisov_-_Slavyane_Ot_Elby_do_Volgi_Moskva_2.pdf, Васильев М.А. - Язычество восточных славян накануне крещения Рус и ещё 75 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

М. А. Васильев




ЯЗЫЧЕСТВО ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН НАКАНУНЕ КРЕЩЕНИЯ РУСИ

Религиозно-мифологическое взаимодействие с иранским миром

Языческая реформа князя Владимира
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ИНДРИК» Москва 1999

Ответственный редактор А. А. Турилов

Рецензенты: канд. филол. наук О.В.Белова; докт. ист. наук С.В.Чешко

ISBN 5-85759-087-6 © M. А. Васильев, 1999
© Институт славяноведения РАН, 1999

Васильев М. А.

Язычество восточных славян накануне крещения Руси: Религиозно-мифологическое взаимодействие с иранским миром. Языческая реформа князя Владимира. — М.: Индрик, 1998. — 328 с.
Монография представляет собой комплексное исследование по проблемам, связанным с функциями, обликом, временем и путями проникновения в восточнославянское язычество иранских (сармато-аланских) по своему происхождению богов Хорса и Семаргла, а также с «первой религиозной реформой» (980-988) великого князя Владимира Святославича. Рассматриваются также вопросы о соотношении словен и антов письменных памятников и о новгородской Перыни как гипотетическом месте расположения капища Перуна в годы языческого реформирования Владимира. Книга написана на основе широкого круга источников (письменных, лингвистических, изобразительных и иных), принадлежащих к различным лингво-культурным и религиозным традициям (славянской, иранской, индийской и др.).
ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
Глава первая

БОГ ХОРС
Глава вторая

БОЖЕСТВО СЕМАРГЛ
Глава третья

ПРОЛОГ КРЕЩЕНИЯ РУСИ, 980-е годы.
Приложение 1

Анты и словене: этногенетические и раннеэтноисторические процессы в славяноязычном мире в первой половине — середине I тысячелетия н.э.

Приложение 2

Являлась ли новгородская Перынь местом официального капища Перуна в годы «первой религиозной реформы» князя Владимира.

Принятые сокращения
ПОСВЯЩАЕТСЯ ПАМЯТИ

АНАТОЛИЯ ПЕТРОВИЧА НОВОСЕЛЬЦЕВА

ВВЕДЕНИЕ

Вполне очевидно, что проблематика восточнославянского / древ­нерусского язычества накануне крещения Руси более чем непроста для изучения (в первую очередь из-за сравнительной бедности и вторичности способных ее раскрыть источников1), с одной сто­роны, и чрезвычайно полиаспектна — с другой. Поэтому зако­номерно, что читателю предлагаются лишь некоторые относящие­ся к данной теме ее составляющие. К монографии в высокой степе­ни применительно написанное Е. В. Аничковым в связи с раскры­тием целепоставленности его труда «Язычество и древняя Русь»: «В настоящей работе задача сужена, материал строго ограничен. Имелись в виду не широкие схематические построения, старающие­ся определить лишь в самых общих чертах преемственность форм религиозного сознания. Нет. Мне хотелось через посредство обсле­дованных здесь памятников дать себе отчет в религиозном сознании одной только эпохи, одной географической и этнографической еди­ницы; даже и это не в целом...»2.

Раскрыть замысел и принципы построения книги, отбора сфор­мировавших ее тем целесообразнее всего, рассказав об истории ее многодолгого создания.

Работа над основными тематическими блоками монографии была фактически начата в 1977 г., когда автор, тогда студент Ис­торического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, стал слуша­телем спецкурса-семинара, который вел замечательный отечест­венный востоковед, кавказовед и русист, человек широчайшей исторической и филологической эрудиции — Анатолий Петрович Новосельцев (1933-1995).

Семинар был посвящен проблемам истории степных народов Евразии, в первую очередь Восточной Европы, в эпоху так назывеемого средневековья3, охватывая в первую очередь время от нашествия гуннов до половцев. Неотъемлемой и весьма активной частью этого мира являлись иранцы аланы. Автора и до того сугубо интересовали история и культура, в том числе религия, иранцев, «арийского племени» вообще, а также тематика, отно­сящаяся к славянскому язычеству. Оба эти увлечения счастливо совпали в проблематике, связанной с иранскими по происхожде­нию божествами Хорсом и Семарглом древнерусских дохристиан­ских верований. Когда встал вопрос о выборе темы курсовой ра­боты, то именно ее мы предложили Анатолию Петровичу и на­шли с его стороны и понимание, и действенную поддержку, так как подобного рода разыскания входили в обширнейший круг научных интересов А. П. Новосельцева.

Проблемы (восточно) славяно-иранских связей и взаимодейст­вия, в том числе в сфере мифологии и культуры вообще, были и остаются одними из насущных для комплекса наук, занимаю­щихся славянскими древностями, для палеославистики. В этой связи сошлемся на ряд суждений В. Н. Топорова принципиаль­ного характера.

В. Н. Топоров определил значение Rosso-Iranica в качестве «большой и исключительно важной научной темы, имеющей не меньшее значение для русской духовной культуры и становле­ния самосознания, чем исследования в области „туранского" наследия в русской культуре»4. Ученый даже считал возмож­ным говорить о славяно-индоиранских языковых и культурных связях как в некоторых аспектах «настолько глубоких и далеко идущих, что Древняя Русь и — шире — вся Slavia с опреде­ленной точки зрения могут пониматься как западная провин­ция великого индо-иранского культурного круга»5. В другой ра­боте В.Н.Топоров отмечал факт «глубокого и благотворного языкового и культурного влияния (иранцев. — М. В.) на славян, особенно восточноевропейских»6.

В 1979 г. автор защитил дипломную работу, посвященную иран­ским по происхождению божествам восточнославянского языческо­го пантеона Хорсу и Семарглу и выполненную под научным руково­дством А. П. Новосельцева. Уже во время ее написания мы пришли к выводу о том, что круг вопросов, связанных со специально рас­сматривавшимися богами, не автаркичен, но выводит на новую оценку сути и целей «первой религиозной реформы» 980-х годов ве­ликого князя Владимира Святославича. Так сформировались узло­вые проблемы монографии (функции и облик богов Хорса и Се­маргла, время, пути и этноисторический контекст их проникнове­ния в дохристианские верования славян; языческая реформа князя Владимира), т.е. такие, которые, на наш взгляд, имеют принципи­альное значение для адекватных научных суждений о специфике формирования восточнославянского язычества (на уровне «выс­ших» богов); его состоянии и эволюции к моменту официального принятия Русью христианства.

Хотя в том же 1979 г. автор был оставлен в аспирантуре Ис­торического факультета, но в силу объективного фактора вы­нужден был на время оборвать разработку «языческой» тема­тики и под руководством А. П. Новосельцева писал диссертацию по иной теме. Однако основные результаты разысканий конца 1970-х годов нашли отражение в публикации 1989 г.7, благо­склонным рецензентом которой стал А. П. Новосельцев. Сегодня эту статью можно оценить как эскиз предлагаемой читателю монографии.

Интенсивную работу над проблематикой автор возобновил уже в стенах Института славяноведения и балканистики АН СССР (ныне — Институт славяноведения РАН). Результатом ее явился ряд публикаций, существенно обогативших содержательные ас­пекты монографии, их вобравшей8; одновременно продолжалась работа над всеми главами книги.

Позволим себе вновь сослаться на В.Н.Топорова: «Более глубо­кое и последовательное исследование ирано-славянских контактов во времени и в пространстве продолжает относиться к числу наи­более настоятельных desiderata(лат. 'желаемое; пожелания; то, чего не достает'. — М.В.) этнолингвистической и культурной ис­тории Восточной Европы. Такое исследование не может ограничи­ваться только инвентаризацией иранизмов. В принципе оно долж­но ставить перед собой и задачу определения конкретных путей и форм этого влияния...»9. Но рассмотрение вопросов о путях и времени проникновения иранских божеств Хорса и Семаргла в языческие верования восточных славян неотрывно от более об­щих проблем славяно-иранского (в нашем случае — сармато-алан­ского) взаимодействия и, шире, этногенеза славянства и его ранней истории. В частности, данные обстоятельства явились одним из побудительных мотивов для более пристального исследования нами проблематики славянской этногонии10, в том числе в исто­рико-научном аспекте11, что привело к некоторым нетрадицион­ным выводам, отраженным в монографии, позволяющим, как представляется, глубже уяснить этноисторический ракурс указан­ной религиозно-мифологической инфильтрации.

В процессе работы, завершившейся появлением предлагаемой читателю книги, мы обсуждали различные аспекты ее пробле­матики со многими коллегами и теперь пользуемся возможно­стью искренно поблагодарить их за благожелательную и конст­руктивную критику, высказанные соображения и пожелания, по мере возможности учтенные автором.

Особую благодарность хотелось бы принести сотрудникам Го­сударственной публичной исторической библиотеки Российской Федерации за неизменные помощь и доброжелательность.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Собственно славянские мифологические тексты не сохранились: рели­гиозно-мифологическая целостность „язычества" была разрушена в пе­риод христианизации славян,— отмечал Н.И.Толстой.— Возможна лишь реконструкция элементов Славянской мифологии на базе вто­ричных письменных, фольклорных и вещественных источников» (Тол­стой Н.И. Славянская мифология // Славянская мифология. Энцикло­педический словарь. М., 1995. С. 5). «Источники сведений о Богах до­вольно разнообразны, — писал В. Н. Топоров, — но среди них нет ни одного прямого, достаточно полного и, главное, „внутреннего", пред­ставляющего саму языческую традицию источника, который можно было бы признать вполне надежным и адекватным передаваемому со­держанию. Информация о Богах заведомо неполна, обычно дается в освещении „внешнего" наблюдателя с неизбежными ошибками, иска­жениями, вне соответствующего контекста» (Топоров В.Н. Боги// Сла­вянские древности. Этнолингвистический словарь. М., 1995. Т. 1. С. 205).

2 Аничков Е. В. Язычество и древняя Русь. СПб., 1914. С. 258.

3 Термин этот применительно к евразийскому Востоку вообще довольно условен, а хронология восточного средневековья более чем не совпадает с хронологией средневековья в Европе (подробнее см.: Васильев Л. С. Ис­тория Востока. М., 1994. Т. 1. С. 241-252). Что же касается степного кочевого мира, то стадиально-теоретических проблем здесь еще больше.

4 Топоров В. Н. Об иранском элементе в русской духовной культуре // Славянский и балканский фольклор. Реконструкция древней славян­ской духовной культуры: источники и методы. М., 1989. С. 26.

5 Там же. С. 43.

6 Топоров В. Н. Из «русско-персидского» дивана. Русская сказка *301 А, В и «Повесть о Еруслане Лазаревиче» — «Шах-наме» и авестийский «Зам-язат-яшт» (Этнокультурная и историческая перспектива) // Этноя­зыковая и этнокультурная история Восточной Европы. М., 1995. С. 145.

7 Васильев М.А. Боги Хорс и Семаргл восточнославянского язычества //
Религии мира. История и современность. Ежегодник, 1987. М., 1989.

8 Васильев М.А. Языческая реформа князя Владимира // Препода­вание истории в школе. 1993. № 6; Он же. Великий князь Влади­мир Святославич: от языческой реформы к крещению Руси // Сла­вяноведение. 1994. № 2 (послужила основой второй части третьей главы монографии); Он же. «Хорс жидовин»: древнерусское язы­ческое божество в контексте проблем Khazaro-Slavica // Там же. 1995. № 2 (материал вошел во вторую главу); Он же. Была ли нов­городская Перынь местом официального капища Перуна при князе Владимире? (К обсуждению проблемы) (в печати; стала базой для Приложения 2); Он же. Канун крещения Руси: «проводы — похо­роны» киевских кумиров Перуна и Велеса (в печати).

9 Топоров В.Н. Из «русско-персидского» дивана... С. 146.

10 Васильев М.А. Следует ли начинать этническую историю славян с 512 года? // Славяноведение. 1992. № 2; Он же. Славяне и анты: к пробле­мам этногенетических и раннеэтноисторических процессов в славяноя­зычном мире // Там же. 1993. № 2; Он же. Рец. на: Седов В. В. Славяне в древности. М., 1994// Там же. 1996. №4; Он же. Рец. на: Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. М., 1995 // Там же. 1997. № 2; Он же. Новые исследования о древних славянах // Живая старина. 1997. № 1 (материалы этих публикаций вошли в первую главу и Приложение 1).

11 Аксенова Е.П., Васильев М.А. Проблемы этногонии славянства и его ветвей в академических дискуссиях рубежа 1930-1940-х годов // Славяноведение. 1993. № 2.


Глава первая

БОГ ХОРС
...Напрасно пытаться делать посредством большего то, что может быть произведено посредством меньшего.

Уильям Оккам
Хорс является одним из наиболее часто называемых в древнерусских письменных памятниках языческих богов. Частота упоминаний Хорса сопоставима с таковой только для Перуна и Велеса/Волоса, что уже само по себе ставит данное божество в один ряд с этими богами, высоко чтившимися восточными славянами до принятия христианства.

В Лаврентьевской летописи, содержащей вторую редакцию «Повести временных лет» 1 (далее — ПВЛ), в статье под 980 г., рассказывающей о начале великого княжения Владимира Святославича, записано: «И нача княжити Володимеръ въ Киевѣ единъ, и постави кумиры на холму внѣ двора теремнаго: Перу­на древяна, а главу его сребрену, а усъ златъ, и Хърса Дажьбога, и Стрибога, и Симарьгла, и Мокошь. И жряху имъ, наричюще я богы...»2. Круг проблем, связанных с созданием Владимиром языческого капища в Киеве, будет рассмотрен нами в третьей главе. Здесь же отметим одно существенное для темы разночтение, отличающее текст Лаврентьевской летописи от содержащегося в Ипатьевской (эта летопись заключает в себе вто­рой по древности, после Лаврентьевской, список ПВЛ): в ней имена богов Хорса и Дажьбога разделены союзом и: «...И постави кумиры... Перуна деревяна... и Хоръса, и Дажьбога...»3.

А. А. Шахматов, обращаясь к данной летописной статье, считал, что в Древнейшем летописном своде (по гипотезе А.А.Шахматова, он был составлен в 1039 г.) об идолопоклонничестве Владимира говорилось в самых общих чертах (свод якобы ограничивался следующим указанием: «И постави кумиры на холму внѣ двора теремнаго») и что перечень кумиров появился лишь в Начальном своде (составлен, согласно А. А. Шахматову, в 1093-1095 гг.)4·

Е. В. Аничков, разделяя это мнение А. А. Шахматова, должен был, однако, констатировать, что «объективных данных для признания вставки не имеется»5.

А. Е. Пресняков полагал, вслед за А. А. Шахматовым, что первоначальный летописный текст был развит и дополнен позднее «нагромождением имен сомнительных богов русского „Олимпа"»6. Однако он обратил внимание на то обстоятельство, что в ряде списков ПВЛ вместо «кумиры» читается «кумир», и реконструировал изначальный облик отрывка следующим образом: «Владимир постави кумир на холму вне двора теремного, Перуна древяна и главу его сребрену, и творяще потребу ему с людьми своими»7. Ученый, таким образом, вообще сомневался в создании Владимиром в Киеве многобожного капища, признавая достоверным лишь поставление кумира Перуна8.

Сверхкритическое отношение к аутентичности известия ПВЛ о существовании киевской политеической кумирни выражал и X. Ловмяньский. Суть его мнения сводилась к тому, что языческая реформа 980 г., проведеная Владимиром Святославичем, состояла в попытке преобразования восточнославянского политеизма в языческий монотеизм. Поэтому летописная статья под 980 г., как, вслед за А. А. Шахматовым, полагал X. Ловмяньский, рассказывала первоначально лишь о поставлении великим князем идолов Перуна в Киеве и Новгороде. Однако существо языческого реформаторства Владимира уже в середине XI в. стало непонятно русскому христианскому духовенству, считавшему, что князь до крещения являлся политеистом. Поэтому один из редакторов Древнейшего свода, игумен печерский Никон, около этого времени дополнил летопись под 980 г. упоминанием о других, кроме Перуна, кумирах, в частности Хорса и Семаргла: находясь в 1062-1067 гг. в Тмуторокани, Никон познакомился здесь с каким-то местным языческим пантеоном и, редактируя летопись, перенес тмутороканских богов на почву русской мифологии9.

Надо сказать, что гипотеза X. Ловмяньского и в «тмутороканской» своей части не была полностью оригинальна. Еще в 1948 г. Г.В.Вернадский, придерживавшийся теории существования двух центров Руси — Киева и Тмуторокани, полагал, что в ходе «первой религиозной реформы» князь Владимир пытался соединить в одном пантеоне двух богов этих важнейших центров: киевского Перуна и тмутороканского Хорса10.

Суммируя приведенные выше суждения, возникшую историографическую и источниковедческую коллизию можно разделить на две составляющие. Во-первых, является ли упоминание Хорса, Дажьбога, Стрибога, Семаргла и Мокоши вместе с Перуном в летописи изначальным, или это позднейшая вставка? Для нашей темы, однако, данный вопрос не существен, ибо, как будет показано далее, факт создания Владимиром в начале своего великого княжения многобожного пантеона в Киеве удостоверяется параллельными источниками. Это снимает, во-вторых, и вопрос о самом существовании такого пантеона.

О разрушении Владимирова языческого капища в Киеве перед массовым крещением жителей города (ПВЛ датирует это событие 988 г.) повествуют многие источники, но лишь два из них называют среди ниспровергнутых кумиров идол бога Хорса. «Память и похвала князю Рускому Володимеру, како крестися Володимер и дети своя крести и всю землю Рускую от конца и до конца, и како крестися баба Володимера Олга преже Володимера. Списано Иаковом мнихом», произведение сложное по составу, но в интересующей нас части («Похвала» Владимиру) датируемое приблизительно третьей четвертью XI в.11, сообщает, что князь «крести же и всю землю Рускую от конца и до конца, и поганьскыя богы, паче же и бѣсы, Перуна и Хъроса и ины многы попра, и скруши идолы, и отверже всю безбожную лесть»12.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

перейти в каталог файлов
связь с админом