Главная страница
qrcode

Саратов_партконфер. Материалы Партконференции в г. Саратове 15. 02. 2006 г. Выступление Григория Петровича грабового


НазваниеМатериалы Партконференции в г. Саратове 15. 02. 2006 г. Выступление Григория Петровича грабового
АнкорСаратов партконфер.doc
Дата08.05.2019
Размер121 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаСаратов_партконфер.doc
ТипДокументы
#90741
страница1 из 2
Каталог
  1   2
Материалы Партконференции в г.Саратове 15.02.2006 г.
Выступление Григория Петровича ГРАБОВОГО

(00:02) Так, получается, сегодня из-за работы по Балаковской АЭС, вот пришлось дольше поработать, поэтому получилась позже у нас конференция партийная. Поэтому, учитывая, что вы достаточно много времени до этого, до, да, вот как бы в ожидании все-таки, в управленческой работе, я считаю – я сейчас постараюсь быстро дать управляющий прогноз вот по Саратовской области. И потом будет вопрос; ответов, значит, на вопросы. То есть, здесь ситуация будет такая, что когда я отвечаю на какие-то вопросы – надо стараться делать управление сразу по региону там в первую очередь. И задачи все-таки партийного строительства, партийного уровня управления надо стараться вводить в управление.

(00:51) Поэтому я начну с прогнозной части, и это касается того, что по прогностике по Балаковской АЭС в первую очередь необходимо сразу сделать управление такого типа. Управление, которое, кстати говоря, позволяет контролировать ядерную реакцию, значит. И если мы посмотрим по предистории вот управления, то что делается коллегиально, например, через информацию съездов – то здесь у нас есть конкретные данные, вот ну например то же самое там пятно по Амуру, которое не должно было, например, как бы так резко уменьшится по обычным, ортодоксальным уровням. Тем не менее, коллегиальное управление позволило уменьшить меньше предельно допустимой нормы. Нам надо, я думаю, опираясь на конкретную работу, которую вот сделала партия по управлению по регионам России сейчас – сделать управление по Балаковской АЭС.

(01:44) То есть, смысл такой: что ставится серебристых четыре уровня; они выглядят просто как; ну если так вот геометрия их такая: вот есть, например, Балаковская АЭС, да? Какая-то геометрическая там система, так скажем; просто по геометрии работать, с конкретной географической точкой. Дальше мы делаем по типу как бы изогнутых балок управление. То есть, есть каркас, скажем, такой, состоящий из четырех балок, которые смыкаются в одной точке. И нужно серебристого цвета выявить управление; то есть, нужно эти как бы согнутые на конце балки; то есть это не прямые линии; то есть это не пирамида – а идущие просто балки. То есть, мы их в памяти выбираем, потому что управление все-таки я делаю по линии политпросвещения, и каждый должен видеть реальность.

(02:42) Вот доступ в реальность – он отличается просто от мышления тем, что если сейчас правильно построить геометрическую конструкцию, и потом сопоставить просто с показанием приборов на Балаковской АЭС – это совпадет. И поэтому вот здесь очень важно ну следить за тем, по возможности как бы вырисовывая форму; хотя форму я даю на словах, да? Значит, ну фактически речь идет о том, что вот как обычная каркасная конструкция строится – мы вырисовываем эти балки загнутые. И делаем управление, то есть делаем концентрацию на, фактически на геометрии этих балок. То есть, мы их начинаем воспринимать. И вот когда начинаем воспринимать – перед нами начинает открываться картина всей Балаковской АЭС. Но начинается она, вообще говоря, с ядерного реактора. То есть вот, это может быть несколько необычно: видеть, да, ядерный реактор, но тем не менее, как он работает; тем не менее, на это надо смотреть. Вот когда вы смотрите – вы получаете управление, сразу управляете.

(03:47) Человеческий организм, он так устроен, что он нормирует все, что касается самого организма; то есть, все внешние процессы входят в норму по отношению к самому человеческому организму. Поэтому управление заключается в том, что нам нужно, чтобы не было катастроф там в ближайшие, так скажем, ну например там, мы берем 30 лет, да? Я дату произвольно вообще называю; можно там, берем бесконечность там. И нам нужно добиться, чтобы вообще поведение реактора было такое, чтобы соответствовать вот этой фазе управления.

Поэтому задача управления сейчас такая: мы, фиксируя на геометрической фигуре, которая как бы; в чем смысл данного управления – просто геометрическая фигура выше по геометрии, чем Балаковская АЭС. Как только мы поднимаемся за счет уровня управления выше – мы начинаем видеть как бы ситуацию сверху; а если сверху – то и внутри: сущность ситуации мы понимаем. То есть, на логике управление попадает в понятийную фазу, да; чтобы нам понять, какой смог стоит над городом – надо мысленно подняться как бы над городом – тогда понятно, что смог стоит, потому что, предположим, есть какое-то производство, да? И как бы мы работаем на понятийном аппарате, и попадаем в систему управления: делаем так, чтобы наш понятийный аппарат определял реальность, вот и все.

(05:06) И поэтому в связи с этим, например, в технологиях вечного развития понятие вечной жизни – это, во-первых, реальное понятие: то есть человек просто живет в физическом теле, да, это обычное понятие. Но, с другой стороны, существует внутренний смысл: то есть, понятийный смысл этой системы. Если человек понимает эту систему как систему бесконечной реальности – он тогда вечно живет, потому что он понимает. Ему не надо постоянно заниматься там какими-то тренингами, и так далее. И вот сама понятийная система, она основана на том, что тогда мы можем управлять, например, Балаковской АЭС. Одно дело поставить приборные системы и контролировать там возможность трещин и так далее – другое дело, что никакой прибор, даже если он очень большой там, все-таки радикально ситуацию под контроль не берет в плане, например там, возможного внешнего воздействия; в плане вообще существования сути Мира, да? То есть, предположим вот, есть какие-то мнения, что возможна смена каких-то там полюсов, и так далее – вот здесь вот, в этих системах коллективного сознания, важно показывать, что человеческое сознание сильнее, выше, критериальнее; и Душа человека способна держать все в норме.

(06:15) То есть, и поэтому вот управление в данном случае следующее: надо отследить приборы; это уже прикладное управление по Балаковской АЭС: контроль за реактором – это уже управление. То есть, как только мы через верхнюю фактически точку, верхнюю конструкцию увидели реактор – это уже управление по нормированию. Желательно периодически там, хотя бы раз в месяц, контролировать ситуацию с этой точки зрения. И не только там Балаковской АЭС, можно, в общем, другие АЭС. Практика у людей здесь наиболее высокая, люди достаточно приближены как бы географически к этой точке. И у многих иммунная система уже работает реагентным образом: то есть, многие люди здесь, я вот обратил внимание, уже сосредоточены на органическом буквально уровне компенсировать. То есть, они как бы держат эту ситуацию под контролем. То есть, кто находится не в этом регионе – они в этом плане работают все равно меньше, потому что это как бы, многие считают, что это отдаленная проблема. Поэтому для жителей, ну например, Саратова проще делать управление.

(07:20) И, кстати, одновременно желательно сделать управление в целом по Саратовской области; это север, затем Екатерининский район, значит - сделать управление таким образом, чтобы, например, значит, в прогнозе на май месяц, это где-то первое-второе больше мая 2006 года – в Екатерининском районе не было экологической проблемы. Ну просто вот в общем, не буду я фиксировать, да? Значит, дальше переходим в управление опять на Балаковскую АЭС, смотрим, предположим там, производство химически, например, вредных систем: предположим там, акрил, и так далее. И смотрим подструктуру любого уровня, который вообще опасен в этом месте для человека. То есть, ну как бы вреден, да; может быть, в первую очередь опасен, а вообще чтобы выйти в ту точку управления, что чтобы не было вредных систем воздействия. И тогда я вот предлагаю ввести такой уровень управления, который, в общем-то, является следующим фактологическим уровнем управления, который уже, в общем-то, развивается как уровень логического типа.

08:40) То есть, в свое время распространялись управленческие системы с наклейками, где уровень сигнала был как бы зарезервирован в оптомагнитной системе. То есть, ну шла некая помощь человеку, который концентрировал сознание; и получалось, что управление было более концентрированным за счет вот этой вот как бы наклейки. Сейчас ситуация такая, что желательно от какой-либо технической, технологической системы, вообще говоря, отойти; и сделать концентрацию только на числовом ряде. То есть, чтобы найти вредные вещества, вообще говоря, которые существуют там в атмосфере, в каком-то месте, да, в геометрическом, географическом; и чтобы эти вещества нейтрализовать с точки зрения того, чтобы они были безвредны для человека – существует следующий такой универсальный ряд для Саратовской области. Он позволяет провести и поиск системы, и одновременно нейтрализацию системы. То есть, он позволяет понять: какая система, например, вообще говоря, вредна. То есть, возможно, это та система, которая нигде не определена так явно, да? То есть комплекс неких воздействий там: радиологическое, химическое, бактериологическое. И вот нам нужно здесь постараться вот этот ряд понять именно как ряд универсальный, ряд по нейтрализации любого вредного воздействия для Саратовской области. Чтобы перевести ряд для любого другого района – можно добавить число 7 и 1 в конце ряда. Поэтому сам ряд выглядит следующим образом: 194718. 194, 718. Для другого любого района там, например там, Тюменской области – 71 добавляем.

(10:40) И, значит, когда работаете с рядом – смотрите, как работает каждое число. Каждое число это есть проход в управление. То есть, каждое число должно восприниматься с неким сопротивление в первое время работы, значит. То есть, я всегда говорю, что может быть так, что не обязательно существует сопротивление, да? Данный ряд воспринимается как преодоление некоего волнового уровня: то есть, как будто идет давление ну как бы загрязненной какой-то системы, и мы преодолеваем. Ну как вот пловец плывет, он же преодолевает сопротивление воды. То есть, мы при работе с этим рядом должны чувствовать сопротивление. Значит, более того, если там поставить стакан воды – то можно прямо чувствовать как идет реагентность на фазе «вода-воздух». То есть, можно ощущать вот на информации, чем отличается вода от воздуха, да? Там есть какое-то более плотное состояние вещества. То же само и здесь: надо это ощутить.

(11:39) Значит, дальше, когда вы попадаете в управление; все-таки я сейчас даю именно партийное образование. Оно должно быть простое и доступное, должно ощущаться, должно быть конкретным, и должно приводить к конкретным результатам. Вот человек, который делает управление, вдруг ему что-то не понравилось по Балаковской АЭС – он должен где-то найти подтверждение тому, что это правда. Либо это ну как бы какие-то регламентные работы ведутся на Балаковской АЭС, либо в конце концов, там у кого есть выходы, там если что-то не нравится - поговорить с техническим персоналом. Там, кстати, есть приборы, которые не функциональны – но они не опасны просто. То есть, они имеют дефект, например, в градациях – но, например, это не опасно, это не приведет к взрыву, да? Но с точки зрения практики вот важно работать. Кстати, в прогнозе Балаковская АЭС не взорвется, вот в текущем прогнозе. То есть, там не будет проблем, сопоставимых там, предположим, с какой-то конкретной опасностью. Ну конечно, там есть некое условие, что, например, мы берем на 30 лет управление вперед, да - за 30 лет там все равно будет другой тип энергии в основном реализовываться. То есть, Балаковская АЭС будет сворачиваться, и будет не вредна для населения.

(12:53) Вопрос в том, что здесь нужно исключить фазу внешнего воздействия; там например, террористического воздействия, и так далее. Поэтому, чтобы исключить; причем это опять отдаленный период: например, мы даем управление на 30 лет – там через 30 лет какое-то там небесное тело теоретически, если даже заглушен реактор, и вывезена структура там подальше от людей, все равно существует опасность там пробития метеоритом, предположим там, хранилищ. То есть, нужно эту опасность тоже исключить.

Нам надо сейчас понимать: что может быть? То есть, звук метеорита там, летящего в будущем, да? Какой он вообще, чем отличается от текущего звука там летящего камня? Давайте прослушаем эфир там, как летят метеориты сейчас: там в текущее время существует характерный признак - пощелкивание. Признак реальности небесного тела вдалеке, на тонком, так скажем, слухе – существует некое пощелкивание, ну как бы, значит, как вот нечто горячее лопается. Если в будущем - пощелкивание исчезает. По количеству пощелкиваний можно определить время: обычно три щелчка – один год. Вот мы на 30 лет должны видеть, 90 штук посчитать, да? Значит, если метеорит летит – значит, получается, что он, где? Давайте определим координатную систему и отодвинем управление, чтобы он не пробил захоронение там реактора, и так далее.

(14:14) То есть, в принципе вот, надо стараться отслеживать реальность действия, реальность действия; и практиковать. Уж за 30 лет там, ну за месяц можно научиться – и отодвинуть, да, систему; зачем, предположим, тянуть. То есть, надо уметь видеть; почему я говорю: практикуйте на любом частном событии: через макроспасение обязательно, и тогда у вас будет уверенность, что вы действительно реально влияете на реальность. Диагностические системы, они полезны, то что вы можете там, например там, омолаживаться, оздоравливаться ну как технологи просто вечной жизни, да, вечного развития; или там других оздоравливать; или там чистить окружающую среду, чтобы она была экологически безвредна. Причем это можно, кстати вот, очень что удобно там: сейчас есть радиометры, можно вообще замерять, если что-то не нравится, и так далее. А можно в конце концов, ведь радиологические всплески, они могут быть разные; может быть так: 5 лет вообще проблем; где-то упустили концентрацию в управлении – и начинается оттуда, выглядит как фотонный пучок, а потом может оказаться радиологический всплеск.

(15:18) То есть, надо контролировать: где радиологически возможно вредная частица достигает хотя бы одной клетки тела. То есть, смотрите на все свое будущее, и контролируйте подход к любой клетке ну как бы любой вообще частицы: радиологически вредной - например, гамма-излучения. И контролируйте угол подхода. Может быть так, что проходит пучок как, ну как через сито: вообще не оставляет следов. А бывает так, что когда скорость близка к скорости света, но не преодолевается – то получается информационный изгиб. То есть, масса давления на клетку выше, и давления на мембрану клетки выше. Ну как бы радиологический всплеск, он как бы давит, сзади заходит под клетку. То есть, вот он идет вроде на нее – но основной удар сзади делает, как осмысленная система действует. И в этом случае вот может быть как бы изменение клетки, да? Основная задача – не допустить же изменения клетки у людей вот.

(16:13) Поэтому в принципе, я кстати обращал внимание после; достаточно много времени я работал, у нас была благотворительная работа по линии Чернобыль-Щекино. И проходили очень много людей; ну вот я лично занимался управлением по восстановлению здоровья – значит, кто именно был, значит, в Чернобыле в то время. И много людей, которые получили большие дозы, например, радиации – не имели каких-либо последствий по здоровью. Просто они знали, что они получили; а кто-то просто даже проезжал вот: он когда как бы попадает в видоизмененный такой что ли пучок этих радиологических частиц – то он может нанести некий вред. Вот здесь важно даже; количество, это понятно, всегда вредно, да; надо всегда количество уменьшать до нормы. Но надо следить за каждой частицей, которая может представлять именно радиологический вред.

(17:10) Поэтому чтобы уже специально выделить частицу, и нейтрализовать хотя бы одну там, которая может представлять проблему – можно применить цветоуровень, причем такого типа; очень, кстати, простой для восприятия. Например, можно такую картину, значит, представить просто как бы слоеный уровень цветовой информации. То есть, сначала белое основание; потом синий, синяя подложка, да? Ну как будто бы некий такой концентрированный пирог условно. Мы ловим эту частицу на синий фон; и когда частица попадает на синий фон, разрушающийся уровень; ну там, то есть он как бы начинает, синий цвет, сползать вниз и превращаться в зеленый. Вот превращение цвета в цвет – это компенсация радиологического уровня. То есть, никаких рядов даже здесь не надо: достаточно только преобразовать цветовой спектр. Потому что на уровне оптической модели понятно, что, если частица вредна, то как только мы преобразовываем спектр – вся система вреда, ну как бы фактически она перестает вообще существовать.

(18:30) Вот таким образом в свое время самолеты, которые вот через Чернобыль; или вертолеты в свое время из Узбекистана пролетали для помощи – они были очень радиологически насыщенными; то есть, давали сильный, сильное излучение при посадке. Вот таким цветовым спектром можно целый самолет было прочистить ну минут за 5. Там главное, поймать основную частицу, которая как бы несет основную информацию по данному объекту. А дальше по системе общих связей как бы эта ситуация попадает на все частицы, которые касаются конкретного самолета. И причем на дозиметре сразу падает концентрация до нормы; прямо вот видно, что она падает почти мгновенно вот, как бы вот минут за 5; обычно минуту, 2, 3 она не падает – потом раз, упала, и все там. То есть, получается, что как будто бы ну такой несколько неестественный на логике процесс: что исчезает вот эта вот радиоактивная составляющая сразу как бы.

(19:28) А с точки зрения вот ну внутренней модели, да, понятийной модели – понятно: как только мы преобразовали один цвет в другой; цвет же, он сразу преобразовывается? Нам же не нужно для этого там; как мы можем цвет вообще разделить преобразованием во времени? Сам по себе физический процесс как бы непонятен, да, на уровне логики. Ну понятен-то, мы можем рассмотреть внутреннюю структуру; но как синий цвет переходит в зеленый, вот если спросить у просто на логической фазе сознания, у какого-нибудь человека спросить: Вы знаете, как можно, например; ну загадка такая; взять и перевести там синий цвет в зеленый? В принципе, можно взять, соединить другие цвета какие-то, что-то добавить, да; получить, предположим, зеленый; понятно, это можно. Но нас интересует сразу; вот у нас есть там лист бумаги синего цвета – давайте зеленым его сделаем. И вот эта вот неопределенная фаза дает доступ к иррациональному значению, где есть любое количество решений, да? И тогда получается, вот в это решение мы вводим норму, и фиксируем в фазе коллективного сознания.

(20:33) То есть мы делаем, в общем-то, элементарное с точки зрения логики действие: мы на там отсутствии системы быстрого ответа строим вход в коллективное сознание и фиксируем норму, и все. И вот поизучайте вообще поведение любой радиоактивной частицы; можно даже любой частицы: там нейтрино даже. Посмотрите, как она реагирует на управление, значит. И вы увидите, что это в общем-то достаточно управляемая система. То есть, на определенном уровне управления, кстати, в той же авиакомпании, когда я работал там в Узбекистане, «Узбекистон Хаво Йуллари авиакомпания», раньше было гражданское управление, ну управление гражданской авиации республики Узбекистан. Вот в принципе, значит, почему я так точно говорю вот эти – потому что мы бумаги писали по этому вопросу, посмотрите, как идет управление. Ведь управленец, когда он ходит среди таких самолетов, да, он должен тогда думать, чтобы там вот и СВЧ по вот этому, да, аэропорту; я давал там лекции, как нужно персоналу защищаться от СВЧ, и так далее.

(21:38) То есть, здесь ситуации такие, что люди очень быстро стали вот эти видеть концентраторы: откуда вообще радиологическая, или там СВЧ-составляющая попадает на организм. Или вредная там составляющая какая-то экологическая. Как правило, на информации, если в воздухе это все там разбросано, да, как бы, может быть экологически вредные какие-то субстраты - то на информации это, как правило, определенные области, находящиеся в конкретном месте. Поэтому вам нужно найти эти области, когда вы где-то просто даже физически идете. То есть, надо; вообще вот по моей практике, например, надо просто понаблюдать 2-3 дня: просто понаблюдать за информационной моделью, которая соответствует там экологически вредным системам; и с ней поработать, и все.

22:25) Более того, там существует такой еще эффект: что когда вы проработали один раз какой-то маршрут даже свой: вот вы ходите там; город, да, проработали; район, улицу. Часто бывает так, что достаточно один раз проработать – дальше туда не попадает видоизмененная, то есть вредная продукция. То есть, это может быть так, что не каждый день надо работать, и не каждый день надо там этим заниматься – достаточно отработать правильно. Потому что информативная модель, она потом держит управление фактически столько времени, сколько нужно; просто иногда можно корректировать, и все. И коррекция, она, в общем-то, заключается в том, что вы там взяли, немножко геометрически подвинули управление, свечение, и больше ничего.

(23:05) То есть, фактически следует делать так: вышли на работу, вышли там просто на улицу, просмотрели улицу, просмотрели регион; начните с наиболее логически даже проблемных участков там, химических производств там, АЭС и так далее. Посмотрели концентраторы так называемые вредных систем; они обычно как взвеси выглядят; то есть как некое такое облако на информации: издалека выглядит просто как информация такого серо-белого цвета; при приближении уже видно, о чем речь. То есть, приближением видно, что это проблема есть; лучше ее реструктурировать, то есть привести в норму этот сегмент. То есть, или же, например, лучше ну даже сделать на будущее, чтобы этого не было, да? То есть, если вот сопоставить вообще с каким-то процессом, с физической реальностью, да; то представьте вот там чистый горный воздух; и вот едет машина, вот выхлоп, вы засекли выхлоп. Точно так на информации жестко очень выглядят вот эти вот блоки: то есть очень четко, ошибиться невозможно – где находится информация проблемы, ну некоей там радиологической проблемы, или химической, или бактериологической, например.

(24:22) Кстати, почему я говорю про бактериологическую проблему – по северу Саратовской области есть такие проблемы тоже в некоторых районах, значит. И поэтому получается, что мы просто выделяем спектр. Вот у нас есть; ну это не так много, количество там вариантов ограничено; мы можем дальше определить, какие проблемы - а дальше уже проработать саму проблему. То есть, войти в структуру, посмотреть что в организме у человека, у кого что где находится. Если человек вообще там где-то ходит на севере Саратовской области – находите его, делаете управление, чтобы он был здоров; и двигаетесь дальше в поисковом уровне. То есть, значит, решаете вопрос в целом, фундаментально. Вот как правило, бактериологический уровень такой же: излечив одного человека, например, от каких-то неспецифических там бактерий – другие люди на уровне взаимосвязей в коллективном сознании уже имеют опыт, они уже защищены.

(25:15) И это часто не длительная работа там какая-то, например, постоянная; хотя бывают такие места, над которыми надо работать постоянно. Например, по практике; ну там длительное время, например месяц каждый день. Вот просто у меня был такой вот момент, значит, в управлении, когда я, проходя мимо каких-то мест просто даже физически видел, что надо работать. И тогда я работал там месяц, неделю, бывает три дня подряд каждый день. А потом уже длительно контролировал: год, два, три; иногда лет через 10 опять возвращался опять к этому месту – там норма стояла. То есть вот, желательно контролировать систему управления, и вкладывать столько ресурсов, сколько нужно. То есть, для этого просто нужно смотреть впереди: какая там ситуация будет, да; вот и все. Вот в целом, скажем, так как все-таки это политобразование; это образование, которое доступно должно быть людям и понятно – я считаю, что нужно пользоваться ну теми, например, примерами, которые сейчас я сказал. И надо их реализовывать: то есть, их надо проверять; то есть, их надо реализовывать и получать результат.

26:25) И сейчас я хочу дать еще цифровые ряды, которые вот, как я сказал, были наклейки, они в общем-то и работают. Но сейчас мы переходим на управление, которое касается просто рядов. Для этого сам ряд нужно мысленно представить на объекте информации; предположим, берется карта города с домами. И тот дом, который вы хотите продиагносцировать, достаточно для этого обозначать. Тогда вы, значит, начинаете входить во внутреннюю структуру дома. И вот поэтому очень важно здесь делать такое управление, что вы через ряд входите в дом. Потом ряд будет уже не нужен: надо уметь видеть дом просто в реальности. Значит, для дома это будет следующий ряд. Ну кстати это не только для Саратовской области – вообще для любой конструкции там в виде там помещений, так скажем. Ряд следующий: 91871. И вот когда вы говорите там мысленно 918, да, 71, да, значит, 91871 – вы должны, произнося эту конструкцию, видеть, что происходит. Например там, я говорю 91871 – я могу внутреннюю структуру дома, да; внутреннюю структуру там стены, здания видеть в любой точке: что там проходит, провод где-то или что; ток, какой ток проходит. Есть ли радиологическая как бы насыщенность этого здания, вредна ли структура здания, или, например, не вредна. То есть, это ряд, который позволяет диагносцировать строения: то есть, помещения, дома, и так далее; любые.

(28:12) Значит, следующий ряд – это диагностика и управление транспортными средствами: то есть, машина. Для этого вы мысленно как бы пишете даже, например там, на корпусе машины сверху, да; пишете ряд – и потом должны видеть всю внутреннюю структуру машины. Как я сказал, это работа только через структуру сознания, где ряд как бы кладется на структуру объекта. То есть если это объект там помещение, то мы тогда работаем, двигая ряд, смотрим внутреннюю структуру; или там как бы мысленно написали на подъезде – тогда мы должны увидеть всю структуру здания. Может быть, вначале будет получаться в виде сегмента, только те куски, где написано само число; постепенно надо учиться видеть все здание сразу.

(29:02) Значит, второй момент вот по машине, по транспорту – так же, когда вы пишете мысленно, возможно будет сначала виден только кусок там материи машины, так скажем. А потом вы начнете видеть сразу всю машину, лучше всего с прогностической фазой. То есть не просто видеть, что сейчас – а с прогностической фазой. Поэтому я разделил фазу управления: для здания текущее время и прогностика это одно; то есть вы должны уметь видеть через один ряд как текущее состояние, так и будущее. Для машины текущая диагностика это один ряд; а прогностика – добавляется еще два числа, 81. Таким образом, следующий ряд для транспорта: 99198. Если прогностика – то 81 добавляете. Значит, для транспорта, учитывая что бывают быстрые ситуации, там экстремальные: там человек должен быстро понять: что вообще будет с машиной. Вот он едет куда-то; там на 3 секунды, на миллисекунды можно такую фазу в управление вставлять: это где-то уровень; ну на уровне правого глаза, как некий там, как зеркало, да. И делать так, чтобы число; просто три числа, например, 991. Вот есть с США служба там 911, да – в данном случае 991. И сразу понятно, что будет с машиной вот: что будет в этом вираже, нужно ей делать такой маневр, или нет. И нужно ли вообще там, если даже кто-то ведет автобус, маршрутку – можно ли ему делать такой маневр; думайте за него, если приходится. Если, например, вы считаете, что нельзя – берете на себя управление, и выводите там автобус или машину, или самолет куда-то в нужный уровень.

(30:55) Кстати, это для самолета тоже работает; но если работать с самолетом, то нужно вот ряд прописали, внизу число 5 надо еще довести, по вертикали ниже. Тогда будет как бы стереоконструкция, это будет самолет; больше степеней свободы, да? Значит, потому что как бы здесь плоскостная фаза: машина едет по плоскости, а самолет может двигаться еще по координатной системе там как бы в стереоуровне. Поэтому добавляется просто, например там, 5 как стереопроекция.

31:26) Кстати, путем аналитики понятийного уровня можно таким образом дойти до уровня взаимодействия там контроля предметов. Единственная разница, что если вы хотите контролировать клетки, то есть организм человека, да - то вы должны обходиться без числа. То есть, любое число; например, вы берете номер своего паспорта, там смотрите – но за ним вы должны видеть, что числа нет. То есть, видеть уровень доступа через любую координатную систему как к системе абсолютного типа, да? То есть, человек изначально, а позже все остальное. Человек же там придумал число - значит, получается, к человеку вы приходите сначала, а потом существует число соответственно: например там, номер паспорта. И поэтому здесь просто диагностика имеет отражательный смысл: то есть, если у вас есть; ну номер я как бы как пример привел; а вообще, если есть задача контроля за клеточным уровнем; предположим, вам нужно вообще постоянно смотреть; какое-то время вот вы проходите мимо там, ну например там где-то проезжаете мимо Балаковской АЭС – на всякий случай взяли, посмотрели радиационный фон, да? Значит, вы должны посмотреть вообще на свою собственную ткань: как тогда иметь доступ к самому себе с точки зрения там радиологической защиты?

(32:47) Тогда здесь желательно работать на отражательном уровне. То есть, за любым элементом реальности – информация нормы вашего организма, и все. И возникает некий каркас информационный защитный, что вы одновременно и диагносцируете, и одновременно нормируете систему собственного организма. Поэтому в принципе вот, при такой позиции там источник там любого излучения даже изначально может не сработать. То есть, не может даже быть сигнала, который будет вреден. А если вы там за два-три дня проработаете себе маршрут, или там за какое-то длительное время – то уже точно, когда вы подъезжаете, можно даже не отвлекаться. Поэтому на всякий случай есть смысл иногда прорабатывать пораньше, да, когда есть время. Потому что, в общем-то, что работать сейчас там над будущей задачей, что работать в этот момент – часто это почти одно и то же по эффективности. Иногда лучше работать пораньше, потому что больше тогда времени просто вы можете уделить там будущим процессам.

(33:47) И вот в принципе, с точки зрения там текущих там моментов по управляемости и управлению ну как бы вот именно физическими, так скажем, процессами: чтобы не было каких-то вредных действий на организм, я рассказал в целом. А вообще, как я сказал, детализированно, расширять понятийный уровень можно до бесконечного там плана, то есть совершенствуя уровень доступа.

(34:12) С точки зрения текущих социальных задач партии, с учетом того, что партия приходит к власти, причем так она неминуемо идет к власти – вот здесь, конечно, возникает сопротивление властей там текущих; каких-то систем, которые им соответствуют. Это нормально, это обычная политическая борьба. В условиях тем более, что мы начинаем увеличивать технологии – понятно, что задачей там части власти, по крайней мере, будет задача там препятствования как в обычной политической борьбе, вот разрастанию технологий, например там, прямого управления по моему Учению. То есть, приуменьшение количества людей, которые там могут быть членами партии. Это, в общем-то, понятно; поэтому нам нужно прогностические системы, которые вот в моем Учении есть; или даже вот диагностические управленческие системы любые - использовать для того, чтобы с благоприятным уровнем для всех сторон выводить вот позицию именно вечного развития, вечной жизни.

35:13) При вопросе, в чем же вообще там у нас может быть как бы оппозиционный уровень, да, по отношению к какой-то части власти – ну, во-первых, мы же заявляем о вечной жизни; и делаем, да, реализовываем технологии вечной жизни. Есть ведь очень много результатов, которые подтверждают, что это 100% так: что есть такие технологии, их можно достичь. Соответственно, у нас философия отношения к человеку как к человеку вечно живущему. У существующей там, по крайней мере там, части; ну существующей системы вообще распределения властных уровней направленности к человеку – система подразумевает конечность там жизни человека, например, да; конечность каких-то процессов. Поэтому у нас оппозиция может быть тоже понятийного типа; то есть, мы говорим, что мы должны относиться к человеку как к человеку, которого можно научить жить вечно, и это программа партии. Они говорят: нет, давайте вот жить как живется вот, вот например там, такой-то период жизни существует по средней статистике. И например вот, из этого исходить.

(36:15) Это уже у нас, получается, точка зрения все равно оппозиционная. И как бы нам нужно исходить из того, что оппозиция там формируется даже не просто по уровню, что само собой разумеется, по уровню политборьбы – но оппозиция формируется по целевым уровням управления. То есть, разные идеологии фактически, в общем-то; по сути, это разные идеологии. То есть, у них идеология как просто как бы ну получается частичная, сегментарная. И поэтому, если речь идет о сегментарной идеологии, то соответственно там и другие технологии: другие социальные технологии, другие технологии здравоохранения там, и так далее. Вот поэтому вот здесь как бы я думаю, есть смысл выходить, может быть, иногда на какой-то дискуссионный уровень; тогда вообще чья идеология лучше? То есть, наша идеология все рано подразумевает наличие нормы и в сегментарной фазе их управления. То есть, мы же смотрим дальше, получается; мы даем людям больше и реальней, да, системы управления. То есть, нет смысла с нами конфликтовать: проще перейти им на нашу идеологию, и так далее.

(37:28) То есть вот, надо стараться, я думаю, вот таким уровнем пояснять ситуацию. И учитывая, что у нас вот в программе там партии есть, например там, понятие деприватизации – все равно рано или поздно, а иногда по специальным там уровням управления будет стоять вопрос: что где кто приватизирует Мы представляем определенную проблему управляющему как бы классу, да, сословию, так скажем, вновь возникших капиталистов. И поэтому, в принципе, естественно, здесь надо понимать, что вот ни в коем случае не нужно там чего-то опасаться. Ну есть партии сейчас, работающие в этом же уровне, например, вплоть до национализации, да? Эти партии - это просто система часто мировоззрений, которая там должны; даже лозунгов, скажем, каких-то текущих, которые должны реализовываться. Вот мы в принципе, всего лишь навсего отстаиваем свою точку зрения там, и реализовываем по системному принципу там.

(38:30) То, что нужно для национальной безопасности, если нужно деприватизировать - значит, это надо делать; если речь идет о том, как это будет компенсировано – это будет реально по закону компенсировано. Закон мы нигде не собираемся нарушать и не нарушим – поэтому получается, что здесь вот в управлении надо пояснять людям, что там речь не идет там о там переделе собственности. А о том, чтобы капитал и собственность, все эти системы были направлены на структуру вечного развития, вот и все. Каким путем; ну воспитаем там, например там, научим в каждом регионе по несколько тысяч человек управленцев – они будут занимать менеджемент-должности, и направят капитал за счет собственного интеллекта, вот и все. То есть, введут программы в развитие предприятий, акционируются, или же там в уставные документы. Но все равно вопрос будет так стоять, и вопрос будет решаться: то есть, любой уровень капитала будет работать на систему вечного развития.

(39:22) Вся система, которая существует сейчас в обществе – она будет направлена только на систему вечного развития. Ну а как это будет делаться – это вопрос чисто технический. Поэтому, в принципе, вот здесь вот важно понимать, что оппозиционная часть, в первое время пока не так уж много людей, да, в этой идеологии, о которой я говорил там: не по программе партии ДРУГГ работает – просто будет возникать вопрос, может быть, непонимания, вопрос лоббирования, давления там со стороны других ну борцов за власть, скажем, которым непонятно вообще зачем власть, если они там работают на ограниченных фазах управления.

И поэтому как бы; ну то есть сегментарная логика то есть: вот есть сегмент жизни там у человека, вот достаточно какие-то временные меры принять по отношению человеку, что-то наладить чуть-чуть до здравоохранения, чтобы он там протянул там несколько десятков лет после там какого-то периода, и все; вот их философия, да, например, значит.

(40:19) Но это опять же какое-то такое отношение к человеку, достаточно; человек как уникальная личность не может быть вообще временным явлением в этом мире. То есть, надо свою философию вводить: философию вечной жизни каждого индивидуального человека.

(40:35) Я думаю, что; вот сначала, может быть, непривычно там – но объяснять это нужно. Мы только хотим, чтобы человек жил вечно. Поэтому технологии воскрешения там, естественно, в первую очередь; технологии вечного развития тоже в первую очередь, неумирания. То есть мы; воскрешение – это программа партии. Как ни пытались сбить вот как частную задачу какого-то лица, например мою, там некоторых людей, которые занимаются; при этом забыли вообще про то, что вообще в православной церкви, вот я имею в виду в СМИ контр-кампании, которая осенняя была. Тем не менее там ну практически количество людей в партии прибавилось; количество региональных отделений уже у нас по-моему 79, осталось там, по-моему, только 10 добавить, и все. То есть, количество растет членов партии.

(41:23) И в связи с этим, конечно, будет такой процесс, что кто-то может быть будет считать, что сложно там; ну мы никого не призываем, это же не рабочий там график по 16 часов в день. То есть, мы говорим: кто может, работает, кто может там, отдыхает. Мы призываем к тому, что просто навсего чтобы с нами было больше людей. Тогда у нас не будет проблем вообще никаких: ни с властью там, ни с собственными программами. Поэтому задача только лишь, я считаю, это как можно больше людей агитировать на местах. Простые приемы управления, простое достижение результата; буквально там два-три штриха. Как правило, первый результат достигается, вот по-моему, очень быстро. Ну 90% и больше часто, стоит только человеку вообще осознать, что можно сознанием влиять на здоровье – он быстро получает результат, и вот готовый партийный деятель на месте. И его как бы определять под задачу ну что ли вечного развития, предлагать ему такой вариант; предлагать, может быть, быстрое там обоснование местных отделений.

(42:28) И местных, кстати, может быть вообще хоть в каждой школе там, в каждом квартале там по сколько угодно: там первичных. И увеличивать отделения партии. Фактически что из себя будут представлять отделения партии? Это люди, которые там вечно живущие. То есть, они внедряют технологии вечной жизни, вот и называется партийное отделение, в нашем понимании. Значит, поэтому получается, что я думаю, что люди, так как в Душе они неуничтожимы – все равно они против не будут, если будут правду просто про нас знать. И поэтому я предлагаю вот такую вот кампанию просто расширять. Ну конечно, не только это предложение по Саратовской области - это вообще для России, в Мире в целом надо делать. Но вот я думаю, что сейчас задача стоит такая, что учредительный съезд будет 17 марта 2006 года. И дальше у нас остается всего 6 месяцев, чтобы набрать там хотя бы тысяч 70 активных представителей, да; активных членов партии ДРУГГ.

(43:30) Вообще по закону нужно 55 тысяч, и больше чем половина регионов. Но уже есть у нас активистов сопоставимо и больше по некоторым там прогнозным данным. Но я имею в виду тех активистов, которые реально технологи и управленцы высокого класса вот. А добиться высокого класса – это не значит, что ходить там 10 лет в школу. В данном случае это получить реальный результат хотя бы от одного метода управления; дальше опять срабатывает понимание Души, Душа как бы «вспоминает» фактически, что она вообще это все; это вообще естественно. То есть вообще как раньше человек думал, что; почему он вообще раньше этим не занимался, возникает часто вопрос у многих. То есть, как бы человек просто приходит в естественное состояние Души: что Душа вечна – значит, тело вечно, и дальше все уже нормируется по плану более фундаментального, что ли, реального уровня этого Мира.

44:21) Как только он начинает видеть, человек, реальный уровень этого Мира, а реальность в том, что он может управлять, может увеличивать длительность жизни – все, значит получается, что вот такого человека там никакой идеологией, никакой там контрпропагандой практически невозможно вообще куда-либо; даже сомнения минимальные, даже хоть немножко подвинуть – невозможно. Вот я просто смотрел по уровню мощнейшей контрпропаганды, куда были влиты существенные финансовые и государственные суммы; там десятки миллионов долларов – основные управленцы, которые начали работать там, ну в принципе там, так скажем, есть определенный период, которые получили хотя бы там многомесячный устойчивый результат - на них; они вообще, как я вот сейчас смотрю по их мнению, они даже это не восприняли вообще. То есть, потому что они видели свой результат; они знают, что это достижимо; но сама идеология того, что это достижимо – либо это выглядит в виде трехтомника результатов, или там 10-томника там, и так далее; результаты учеников, например; либо это личный результат. То получается, что сместить такое мировоззрение уже невозможно никакой контрпропагандой. И вот этого, в принципе, в основном боятся оппоненты: что если только до кого-то дойдет, и он получит свой результат – то все, человек, хоть там миллиарды долларов можно сливать, он какая разница: он видел, он сделал себе управление, получил результат, при чем здесь вообще другое мнение, он сам убедился.

(45:52) Поэтому, в принципе, вот здесь нужно, конечно, я считаю, больше той практики, о которой я сказал: просто, например, диагностика Балаковской АЭС: в конце концов, у кого есть возможность, проследили по СМИ, сделали контроль ну там как-то вот, кто там вообще работает – лучше вообще прямо по приборам научиться диагносцировать. Смотреть градуировку приборов, где они там, нужно их подъюстировать; найти эти приборы там, сделать техническое обслуживание, лабораторный контроль. Доказать, что найдены приборы, которые, ну например, не, находятся вне технических условий эксплуатации; в чем-то они уже там требуют коррекции. И как только пойдет такая сеть доказательств, достаточно там 2-3 технолога на этой АЭС. Сейчас у нас есть из добровольцев там; в общем-то, там есть один такой хороший в общем технолог, который там контроль реакторов делает. Но если таких людей будет больше, то уже резервируемость контроля за Балаковской АЭС будет существенно выше.

(46:56) И вот на каждом уровне, на каждом производстве создавать группы таких управленцев из самого же персонала, который там работает. Вот это, я считаю; это ну с точки зрения партийной линии, хотя здесь больше речь идет не о партии, а о реальной безопасности населения, значит, людей конкретных. Но с точки зрения партии – это присутствие партии там естественным образом в любой там политико-экономической среде, так скажем, да, управления. Вот поэтому вот в целом такая задача. Ну а сейчас я думаю так: на какие-то, может быть, основные вопросы я отвечу по возможности. А потом можно будет мне отдать записки, я бы, значит; да, можно записки отдать.

  1   2

перейти в каталог файлов


связь с админом