Главная страница
qrcode

Мотрошилова Н.В. - «Черные тетради» М. Хайдеггера: по следам публикации. Н. В. Мотрошилова в статье анализируются две главные сенсации, связанные с начавшейся в 2014 г публикацией так называемых Черных тетрадей М. Хайдеггера Schwarz Hefte


Скачать 209,5 Kb.
НазваниеН. В. Мотрошилова в статье анализируются две главные сенсации, связанные с начавшейся в 2014 г публикацией так называемых Черных тетрадей М. Хайдеггера Schwarz Hefte
АнкорМотрошилова Н.В. - «Черные тетради» М. Хайдеггера: по следам публикации. pdf
Дата14.02.2017
Размер209,5 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаMotroshilova_N_V_-__Chernye_tetradi_M_Khaydeggera_po_sledam_publ
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#21279
страница1 из 5
Каталог
  1   2   3   4   5
Черные тетради М. Хайдеггера: последам публикации
Н.В. Мотрошилова
В статье анализируются две главные сенсации, связанные с начавшейся в 2014 г. публикацией так называемых Черных тетрадей М. Хайдеггера (Schwarz Hefte.
Gesamtausgabe. Bd. 94–96). Прежде не было известно, что Хайдеггер вел, начиная с 1931 г.
и до конца жизни, записи, отражавшие его сокровенные размышления по философскими социально-историческим проблемам. Эти записи образуют корпус из 34 тетрадей в черном переплете. Сих издания начинается новый, непредвиденный, этап хайдеггероведения, когда для добросовестного исследователя запретно не принимать в расчет Черные тетради. Данная статья продолжает начавшуюся профессиональную дискуссию, связанную с антисемитизмом Хайдеггера и с главными идеями Черных тетрадей – в частности, с категориями «Machenschaft(en)», «Rechenschaft(en)», «Riesig(en)», которые
Хайдеггер использовал как при анализе Нового времени, таки при характеристике национальных начал author analyses two bombshell effects produced by the recent publication of so called Black
Notebooks (Schwarze Hefte) by Martin Heidegger (Gesamtausgabe, Bd. 94–96, 2014). Until recently scholars and wider public appear to have been unaware of these Heidegger’s strictly private labors performed from 1931 through the end of his life. These Notes make up a body of
34 notebooks in black binding covering philosopher’s innermost thoughts concerning philosophy, history and society in general. Today we are witnessing a start of brand new and unforeseen stage in Heideggerian scholarship, which promises to put a ban on the conscientious ignoring of the Black Notebooks. The present article keeps up the scholarly debate touching upon the philosopher’s anti-Semitism as well as the categories of Machenschaften, Rechenschaft
(rechnerisch) and Riesig(en), that had been employed in analysis of the Modern Age and the
National КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА Черные тетради, М. Хайдеггер, Новое время, Machenschaft(en),
Rechenschaft(en), Riesig(en), национал-социализм, национальные начала, das Judentum, das Deutschtum, das Russentum, расизм, антисемитизм Black Notebooks, Martin Heidegger, Modern Age, Machenschaft(en),
Rechenschaften, Riesig(en), national socialism, National principles, Judentum, Deutschtum,

Russentum, racism, Почему выход в свет 94–96 томов Собрания сочинений М. Хайдеггера стал сенсацией?
Две главные сенсации
Одна из них касается двуединого вопроса, который время от времени будоражил специалистов, причем как поклонников, таки критиков Хайдеггера. Он отчасти затрагивали более широкую публику – ноне в такой сильной мере, как это случилось в 2014 г. Вопрос был связан, конечно же, с нацистским ангажементом Хайдеггера вовремя фрайбургского ректорства философа в 1933–34 гг., а также, что не менее важно, сего антисемитскими высказываниями и действиями. Вот и запестрели газеты и публикации в интернете самого последнего времени заголовками-вопросами: Был ли Хайдеггер национал-социалистом?»,
«Был ли Хайдеггер антисемитом, – с резкими и уверенными выводами в текстах Антисемитизм Хайдеггера теперь выглядит неопровержимым. Отравленное наследие
(Die Zeit, № 12, 2014); Существенное одобрение национал-социализма» (Die Welt,
07.04.14); Почему существенно, был ли Хайдеггер антисемитом (The New Yorker,
03.2014); Антисемитизму Хайдеггера: крах для французской философии (Associated
Press, 13.12.2013); Был ли Хайдеггер антисемитом Ответ, самое позднее с сегодняшнего дня, звучит так да, был (Associated Press, В этом споре как будто и нет сенсационной новизны. Немало фактов было вскрыто и
обсуждено почти семью десятилетиями ранее, при разборе дела Хайдеггера в м, а также в последующие годы, когда спор вспыхивал, воспламененный вновь обнаруживаемыми материалами.

Так в чем же сегодняшняя сенсация?
В том, во-первых, что теперь изданы и стали предметом обсуждений прежде недоступные публике собственноручные записи Хайдеггера, причем опубликованы они в полном соответствии сего волей – ситуация, до сих пор в подобного рода спорах практически не случавшаяся.
Во-вторых (и здесь, поистине, сенсационное противоречие, в Черных тетрадях
Хайдеггер, с одной стороны, резко и обстоятельно критикует гитлеровский национал- социализм как вульгарный, «биологистский», ас другой – развивает идеи некоего национал-социализма в его якобы собственном, те. подлинном смысле[ii].
В-третьих, положения Хайдеггера, в дебатах признанные антисемитскими, – пусть они (в сравнении в сотнями страниц текста) весьма немногочисленны – явно и даже энергично вписаны в ту концепцию краха Запада (Abendlands – стрáны закатав Новое время, которая развита уже на сотнях страниц Черных тетрадей, причем с такой полнотой, детальностью, с такой уверенностью философ сделал это впервые и именно в те годы, когда по большей части он пребывал в публикационном молчании.
Все перечисленное, вместе взятое, как рази стало сенсацией номер один.
Сенсация номер два – и не только для хайдеггероведов в собственном смысле слова, но и для немалого числа философов во всем мире, которые не могут не интересоваться судьбой, а еще больше идеями, концепциями этого влиятельнейшего мыслителя XX в, да и вообще для людей культуры, неравнодушных к философии, – состоит в уникальном характере материалов, публикуемых в 94–96 томах. В чем же их уникальность?
Дело в том, что Собрание сочинений М. Хайдеггера (а в нем число томов приближается к сотне, предварительно объявлено о подготовке томов следующей сотни) содержит в своем составе меньшинство произведений, написанных, именно написанных рукой Хайдеггера, им же отредактированных и отданных в печать. Большинство же – это записи его лекций.
Теперь перед нами сотни страниц, написанных (чаще всего уже набело) рукой Хайдеггера, предназначенных для печати и им самим подготовленных для публикации (хотя и с отсрочкой их опубликования налет, о чем – позже. В ближайшем будущем ожидаются новые тома. Все записи, вместе взятые, будут занимать тысячи страница опубликованные в м томах включают, таким образом, лишь четверть записей, подготовленных или готовящихся к печати. Поэтому в хайдеггероведении (в неузком значении этого слова) появление названных томов – настоящая сенсация, какой, пожалуй, не было за всю историю издания Собрания сочинений Хайдеггера.
О Черных тетрадях и истории их опубликования
Издателем 94–96 томов Собрания сочинений М. Хайдеггера стал, по воле распорядителя всего наследия М. Хайдеггера его сына Германа Хайдеггера, современный немецкий хайдеггеровед Петер Травны (Peter Trawny)[iii], чье краткое Послесловие (Nachwort) к 94-му тому датировано 13 декабря 2013 г, те. по меркам издательского дела оно сравнительно недавнее (на его Послесловия ко всем 3 томам я буду опираться).
Записи Хайдеггера, включенные в уже опубликованные тома, охватывают десятилетний период. Начало помечено октябрем 1931 г, конец – 1941 г. (Есть свидетельство того, что имелись записи, начало которых восходит кг, но их местонахождение пока не установлено) Публикуются так называемые Черные тетради (подразумевается их черный переплетно можно ожидать, что названию будет придан дополнительный, уже переносный смысл. В них, – пишет П. Травны, – речь идет не об афоризмах как жизненных мудростях”, но (далее идут слова самого Хайдеггера. – НМ) о едва различимых форпостах – и арьергардных положениях в рамках целостной попытки некоторого трудно выразимого осмысления, направленного на завоевание пути для решения вновь поставленных изначальных вопросов, которые – в отличие от метафизического мышления
– именуются мышлением бытийно-историческим (seynsgeschichtlichen)”» [Травны а,
Всего тетрадей насчитывается тридцать четыре. Четырнадцать озаглавлены как Размышления (Überlegungen), девять – как Замечания (Anmerkungen), еще четыре тетради таки называются – Четыре тетради далее пять тетрадей носят название
«Vigiliae», «Notturno», «Winke» (в последнем случае – буквально – намеки и еще четыре тетради имеют общее название Предварительное (есть, кроме того, две тетради, относительно которых не установлено, причислял ли их Хайдеггер именно к рассматриваемому комплексу Черных тетрадей»)[v].
Согласно Травны (и я это подтверждаю, Черные тетради являют собою форму, которая в ее своеобразии уникальна – возможно, не только для Хайдеггера, но вообще для философии XX в. В первую очередь, имея ввиду общеупотребимые обозначения видов текста, их скорее всего можно сравнивать с “Denktagebuch” (дневником, фиксирующим мысли. – НМ. Но если это обозначение подпадающих под него сочинений тяготеет к тому, что преимущественно находится как бы на обочине Собрания сочинений, то значение Черных тетрадей в общей связи пути к (постановке) изначальных вопросов еще предстоит рассмотреть Там же, Исключительно интересно, что сам Хайдеггер, создав в разные годы и потом собрав вместе
«Черные тетради, четко определил, где и когда они должны быть опубликованы. По сообщению распорядителя наследства (Nachlaßverwalter) Хайдеггера Германа Хайдеггера и Фридриха-Вильгельма фон Херрманна, который был приват-ассистентом Хайдеггера в
1972–1976 гг., – пишет П. Травны, – Черные тетради приблизительно в середине х гг. были переданы в Немецкий литературный архив в Марбахе. Хайдеггер в связи с этой передачей распорядился переданные им материалы должны быть опубликованы в завершение его Собрания Сочинений. А до того времени они (по его воле. – НМ) должны содержаться как бы в двойной секретности (sekretiert)” (фон Херрманн). Никто не должен располагать возможностью видеть и читать их Там же, 531]. И хотя от некоторых строгостей насчет секретности, оговоренных Хайдеггером в качестве условий, в интересах дела пришлось отказаться, для абсолютного большинства публики сроки опубликования, и главное, само содержание Черных тетрадей действительно были тайной за семью печатями – и потому стали неожиданностью, настоящей сенсацией.
К тому же временнóй отрезок, в течение которого делались опубликованные в 94–96 томах записи, усиливает их сенсационность. Ибо теперь перед любым человеком (конечно, способным читать по-немецки и понимать сверхсложные тексты Хайдеггера) открывается удивительная, поистине уникальная возможность приобщиться к тому, о чем думали собственноручно писал немецкий мыслитель в трудное, турбулентное для него (и всей Германии) десятилетие 1931–1941 гг. Его, это время, неслучайно называли молчаливым периодом в развитии Хайдеггера.
Ведь это были годы, когда Хайдеггер, так или иначе двигаясь к самой возможности своего национал-социалистического ангажемента, затем в специфической форме включившись в сие роковое для Германии движение, потом отдалившись от него, был, тем не менее, лишен малейшей возможности публично поделиться своими мыслями о ясных для него уже через пару лет издержках национал-социализма. Необходимо учесть ситуация была совершенно необычной прежде всего в объективном, социальном смысле. Если в более или менее нормальной социальной практике, в том числе в преднацистское время, имелась возможность критики социально-политических движений людьми, которые к ним примыкали, то нацистские правила, особенно после завоевания власти кликой Гитлера, как известно, стали существенно новыми, те. тоталитарно-запретительными и карательными для инакомыслящих в собственных рядах. И пусть Хайдеггер (ив этом пункте Черные тетради тоже дают новый материал) защищал некий собственный вариант национал-социализма, в то время сделать известным недовольство массовой, те. собственно гитлеровской, идеологией, живя в Германии и официально являясь, не забудем этого, членом партии Гитлера, было равносильно подписанию самому себе смертного приговора. Вот и приходилось Хайдеггеру делать заметки как бы для себя»…
Но – отметим – он все же никак не исключал того, что адресует их будущим читателям.
Очертим проблему применительно к более обширному периоду не только в 1931–1938,
1938–1939, 1939–1941 гг., но и после войны, когда Хайдеггеру (временно) запретили
преподавать и печататься, те. на протяжении весьма длительного отрезка истории, большинству читателей небыли и не могли быть известны сокровенные и запечатленные на бумаге идеи, размышления Хайдеггера. Теперь завеса приоткрыта, и первая, весьма объемная, порция материалов – в распоряжении читателей. И это – повторю еще раз – большая историко-философская и, шире, социальная сенсация, одна из самых редких в истории мировой мысли. Нет сомнения в том, что изучение и обсуждение новых и предназначенных к печати материалов объемом в несколько тысяч страниц составит значительную часть новой работы в области хайдеггероведения.
А что, собственно, происходит сейчас тома не только опубликованы, нос марта 2014 г. поступили (в Германии) в книготорговлю. Но надо вспомнить об отмеченном ранее факте ответственные за издание люди сознательно допустили некоторую утечку информации еще в конце 2013 г. Так, П.
Травны не только сам начал высказываться по ряду теми проблем, относящихся к подготовленным к печати текстам Хайдеггера, но и предоставил в распоряжение ряда специалистов-хайдеггероведов, а также, видимо, и отдельных журналистов (прежде всего французских) некоторые материалы.
И потому дискуссии, притом в широкой печати, начались… еще до опубликования названных томов Внимание публики оказалось настолько разогретым, что в интернете, разумеется, появилось много желающих высказать свои суждения – на основании совсем немногих, оторванных от сложного теоретического контекста формулировок Хайдеггера, в основном касающих национального вопроса и национал-социализма.
И хотя теперь упомянутые тома в распоряжении читателей, материал этот не только объемный (й том – 536 страниц, й – 455 страниц, й – 285 , таким образом, в целом
1276 страниц, но и чрезвычайно сложный. Ведь элементарно ясно предложены тексты не кого-нибудь, а Хайдеггера, свободно и быстро читать которые (тем более понимать или переводить) в современном мире доступно относительно немногим. Сказать, что новые тексты трудны не менее, чем тексты уже известные ив значительной степени освоенные, значит ничего не сказать… Ибо даже и центральные термины, красной нитью проходящие через весь текст, столь многозначны, что перевести их каким-то одним словом на другой язык если и можно, то рискованно, так как это грозит заведомой утратой многослойности смысла.
Вот почему было бы более продуктивно, если бы разговор-обсуждение начали специалисты, которые бы освоили и разъяснили тексты в их полноте и сложности. А потом в разговор вступила бы заинтересованная широкая публика. (В подобном подходе, поверьте, нет никакого снобизма, а всего лишь констатация реальной трудности проблемы).
Но все произошло ровно наоборот… Сначала разгорелась именно публичная дискуссия. (В ней, правда, выступили и отдельные хайдеггероведы, но, считаю, пока неудачно, потому что и они не успели по-настоящему вникнуть хотя бы в часть материала. А некоторым, из- за их более ранних публикаций, это было нес руки) Исправление ситуации – дело будущего.
Пока у меня для обсуждения возникших проблем нет другого пути, кроме как сначала вкратце охарактеризовать эти дискуссии, а затемно тоже сугубо предварительно – высказаться по поводу главных тем, философско-теоретических и социально- политических, практических, которые поднимает Хайдеггер в Черных тетрадях».
Сделаю уточнение относительно нынешней моей задачи. Я считала, что русскоязычные читатели имеют право быть проинформированы о томах Сочинений Хайдеггера, содержащих Черные тетради, сне слишком большим отставанием по сравнению с европейскими (прежде всего с немецкими) читателями. Эти мои заметки носят, таким образом, предварительный, информативный характер и (надеюсь) будут впоследствии дополнены, углублены (таков мой замысел) результатами более обстоятельной, более длительной работы над вводимыми в оборот текстами Хайдеггера.
А теперь – осуждениях, высказанных в уже состоявшихся на Западе дискуссиях широкой публики по поводу наиболее горячих формулировок Хайдеггера, касающихся болезненных социально-политических вопросов.
Дебаты об антисемитизме Хайдеггера
(к истории вопроса
Сначала напомню сам вопрос и сталкивающиеся ответы на него имеют достаточно давнюю историю. Дам (сжато) некоторые конкретные разъяснения. Первый этап споров относится кг. Тогда в их обсуждение была включена совсем небольшая группа лиц, привлеченная специальной комиссией, которая разбирала – по поручению французских оккупационных властей – дело Хайдеггера» во Фрайбургском университете[vi].
Более развернуто и содержательно проблемы всего этого комплекса вновь обсуждались в период, который имел место незадолго перед празднованием (в 1989 г) 100-летия со дня рождения Хайдеггера и вскоре после него. Тогда споро нацизме ив частности, антисемитизме Хайдеггера был вновь пробужден разоблачительной книгой чилийского философа В. Фариаса «Хайдеггер и нацизм (она вышла на испанском языке и вскоре была переведена сначала на французский, а затем и на другие языки. Возник горячий, но серьезный и содержательный спор был опубликован целый ряд книг со сходными названиями, написанных профессиональными хайдеггероведами. Что это был не последний всплеск дискуссии, подтвердилось ив наше время.
Для понимания исторических предпосылок сегодняшнего обсуждения полезно вспомнить о том, как подобные дискуссии проходили во Франции. Вовремя Второй мировой войны французские философы, духовные лидеры движения Сопротивления, сделали своим философским знаменем учения немецкого экзистенциализма, в основном М. Хайдеггера, и феноменологию. Ж.-П. Сартр, как известно, еще до войны изучал работы мыслителей этих направлений в Германии. После войны французские почитатели и последователи
Хайдеггера пытались как-то сладить с неудобными вопросами о нацистском прошлом и антисемитских высказываниях Хайдеггера. Вначале х гг. XX в. разгорелась дискуссия, в которой участвовали Франсуа Федье, Теодор Адорно и другие философы.
Что касается отечественных исследований и споров о характере политической ангажированности Хайдеггера, то они неплохо документированы в полезной книге 1991 г. Философия Мартина Хайдеггера и современность 1991]. Надо учесть, что книга содержит материалы Международной конференции, состоявшейся в Москве в юбилейном 1989 г. Дискутировали и защитники, и критики Хайдеггера – о больных вопросах о национал- социалистической его ангажированности, об оставленных философом антисемитских следах. Особенно важны для солидной презентации защитников Хайдеггера опубликованные в книге статьи выдающегося отечественного хайдеггероведа В.В.
  1   2   3   4   5

перейти в каталог файлов


связь с админом