Главная страница
qrcode

Олеся попадает в сказку


Скачать 348,57 Kb.
НазваниеОлеся попадает в сказку
Дата13.10.2020
Размер348,57 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаДокумент Microsoft Word.docx
ТипДокументы
#112840
страница1 из 21
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21



Начало

Олеся

Олеся попадает в сказку

Несмотря на громкое имя, Олеся Кочубей была маленькой и худенькой и с первого класса стояла на физкультуре последней. Но это не мешало ей быть чемпионкой по всем дисциплинам – от бега до подтягивания на перекладине – в этом она обгоняла даже мальчишек.

Но этим все ее школьные успехи и исчерпывались – на остальных предметах Олеся безнадежно отставала от остальных. И не потому, что ленилась или голова плохо работала, просто все свободное время – а иногда и учебное – занимали тренировки.

Олеся Кочубей занималась художественной гимнастикой и по вечерам посещала Детско-юношескую спортивную школу.

Она пришла туда сама, когда ей было шесть лет. Они жили на соседней улице. В многодетной семье с работающими родителями за младшими детьми присматривали старшие, а Олеся была самой маленькой и, как ей казалось, самой нелюбимой – как в фильме «Один дома». Ей вечно попадало от старших братьев и сестер (а их у нее было четверо), которые в отсутствие родителей не очень-то беспокоились, если из детского сада младшая возвращалась сама и потом уходила гулять одна.

Правда, совершенно одна Олеся оставалась редко – у нее была подруга Динара, а у подруги – огромная собака породы московская сторожевая. Подруга Динара была старше на два года, а ее собака – больше всех собак города Приморска, вместе взятых, так что гулять в такой компании было вполне безопасно.

Но вскоре прогулки почти прекратились – это случилось в тот зимний день, когда пес по имени Шмель, заигравшись, убежал от девочек, и они догнали его уже в большом светлом здании, куда он ворвался, встав передними лапами на дверь.


– Это что еще такое? – бушевала забравшаяся на стол дежурная. – Чья собака?

– Моя! – Олеся смело выступила вперед и ухватила непослушного Шмеля за ошейник.

– И моя! – встала рядом Динара.

– Вы сестры? – спросила дежурная.

– Да! – снова кивнула Олеся.


– На тренировку пришли?

– Да!

– Хорошо, тогда проходите и раздевайтесь. Только с собакой нельзя, пусть на улице посидит.

– Здорово ты врешь! – сказала Динара, привязывая Шмеля у крыльца. – Ну, про сестру.

– Я не вру, – надулась Олеся. – Я никогда не вру! Ты мне и вправду самая настоящая сестра. А мои – противные!

– Но мы же совсем не похожи, – пожала плечами Динара. Они с Олесей и вправду были разными: Динара – крупная, высокая, темноволосая и темноглазая, Олеся – маленькая, верткая, с шапкой непослушных каштановых с легкой золотинкой кудрей над смешливыми серо-зелеными глазами.

– И про тренировку ты здорово наврала! – гнула свое Динара.

– Ничего я не наврала, мы же и правда туда идем, – снова обиделась Олеся. – Я просто так сказала, потому что на улице холодно, а мы лучше тут побудем, в тепле.

– Для тренировки нужен спортивный костюм и кроссовки, а у нас только джинсы, свитера и сапоги, – рассудительно заметила Динара.

– Вот и хорошо! Так и скажем, и нам разрешат просто посидеть и оставят в покое.

Но «просто посидеть» не получилось. Едва только Олеся вошла в спортивный зал, она всем своим существом поняла: ей тут очень нравится и хочется остаться. В светлом, теплом, просторном помещении звучала громкая, красивая музыка, и совсем еще маленькие девочки, не старше ее, в разноцветных лосинах, шортиках и топах танцевали, прыгали, кувыркались и кружились стоя на мысках.

Потом стало еще интереснее – в их руках появились длинные разноцветные ленты. Яркие, переливающиеся, они как будто ожили, то описывая круги, то рисуя в воздухе восьмерки, то свиваясь в змейку или спираль.

Глаза Олеси горели восторгом. Здесь занимаются гимнастикой! Она попала в то место, о котором давно мечтала! Любимым телеканалом семьи Кочубей был спортивный, а любимым видом спорта (кроме футбола и хоккея) – спортивная гимнастика. Как же мечтала Олеся научиться стоять на руках, делать сальто [1] , крутиться на брусьях, танцевать на бревне! Правда, в этом зале не обнаружилось брусьев и бревна. Зато в углу лежали яркие разноцветные мячи и обручи, а девочки держали в руках такие восхитительные ленты!

Олеся пока еще не знала, что попала в секцию не спортивной, а художественной гимнастики. Но все равно это было волшебной сказкой, и хотелось немедленно окунуться в нее с головой.

Первая победа

Тренироваться подружкам, конечно, не разрешили – их и в зал-то пропустили только после того, как они сняли сапоги. Зато потом можно было пристроиться в уголке на скамеечке и посмотреть, как занимаются другие.

Но разве могла Олеся усидеть, видя, что творится вокруг? Уже через минуту она с загоревшимися глазами нетерпеливо подпрыгивала, хлопала в ладоши и громко вскрикивала:

– А я тоже так умею! Я тоже могу! Я тоже так хочу!

Крики маленькой гостьи большого зала привлекли внимание тренера.

– А вы кто ж такие будете? – подошла к девочкам высокая и стройная женщина с гладкими каштановыми волосами, собранными в хвост. Большие серые глаза смотрели внимательно и строго.

– Мы… Мы случайно, – вступилась за подругу Динара. – Нам просто очень холодно было, а Шмель сам сюда прибежал…


– Так… – медленно произнесла тренер. Она подошла ближе, внимательно разглядывая подружек. – Говорите, тоже так умеете?

– Это не я, это она! – испуганно замотала головой Динара. – Она всегда врет!

– Я – никогда – не вру! – покраснев, сердито отчеканила Олеся.

Музыка смолкла. Вокруг начали собираться девочки. Они разглядывали незадачливых подружек и хихикали, толкая друг дружку в бок.

И тогда Олеся, насупившись, медленно поднялась и вышла на ковер. А потом легко выгнулась назад и встала на мостик. Постояв несколько секунд, оттолкнулась левой ногой и сделала медленный переворот [2] . После этого с торжествующим видом села на шпагат [3] – так быстро, что треснули старенькие джинсы…

Но никто, кроме нее, этого не услышал – девочки от души хлопали маленькой незнакомой гимнастке.

– А еще можешь что-нибудь? – голос тренера подобрел, в серых глазах заблестел интерес.

– Ну да, конечно, могу! – радостно закивала Олеся.

А потом показала все, чему шутя и с легкостью научилась сама – дома и в саду, на улице и на пляже летом – она уже умела свиваться в колечко [4] и могла пройтись по залу колесом [5] , умела крутиться на одной ноге, высоко и далеко прыгать, ловко кувыркаться и ходить по тонкой перекладине металлической ограды.

– Хорошо, что она вчера не пришла на наши соревнования, – прошептал чей-то завистливый голосок.

– Ну да, тогда она бы выиграла! – прошептал кто-то другой.

– Только ноги кочергой. И коленки не натянуты! – нашла-таки недостатки обладательница первого голоска.

– Как тебя зовут? – спросила тренер.

– Олеся, – ответила девочка.


– А фамилия?

– Кочубей.

– Понятно. Значит, Олеся Кочубей. Звучит внушительно! А ты где-нибудь занималась? – продолжила расспросы тренер.

– Нет. Я сама научилась! – гордо сказала Олеся.

– А ты? Ты тоже так умеешь? – обратилась тренер к Динаре, но та испуганно замотала головой:

– Нет! Это только она у нас так умеет! Одна на всей улице!

Тренер постояла еще немного, наклонив голову, а потом сказала Олесе:


– Я хочу поговорить с твоей мамой. У тебя есть ее телефон?

– Нет! У меня нет ее мобильника! И вообще мобильника нет! – испуганно замотала головой Олеся. Это было правдой. – А городского телефона у нас тоже нет, у нас свой дом, старый. А зачем вам мама? Она все время работает.


– И папа?

– И папа.


– А кто же за тобой присматривает?

– Старшие сестры.

– Ну хорошо, приведи тогда ко мне старшую сестру.

– А чего ее приводить, вот она! – Олеся вытолкнула вперед Динару.

Та, вспыхнув, опустила глаза.

– Значит, ты тоже Кочубей? – спросила тренер.

– Акдавлетова, – пролепетала Динара. Она не умела врать.

– Она не родная, а дальняя! – быстро нашлась Олеся.

– Хорошо. Тогда передайте маме, что я приглашаю Олесю Кочубей в нашу спортивную школу. Меня зовут Надежда Андреевна Мезенцева, я тренер по художественной гимнастике.

– А сестра? Динару вы тоже приглашаете? – быстро спросила Олеся, стараясь не показать свою радость. – Меня без нее не пустят.


– Хорошо, приходите обе, – кивнула тренер. – Как, вы говорите, ваши фамилии?

– Кочубей и Акдавлетова, – сказала Динара.


– А Шмель? – тут же снова спросила Олеся. – Это наша собака. Ему будет холодно так долго на улице. Можно ему тоже тут посидеть?

– А Шмель – большая собака? – с сомнением спросила тренер.

– Нет, совсем маленькая, – закрутила головой Олеся. – Вот такусенькая, – она присела, едва подняв руку над полом. «Когда лежит», – мысленно добавила она – и теперь никто не смог бы сказать, что она врет!

– Ладно, если маленькая, я попрошу дежурную, чтобы его пускали в коридор. Но только чтобы он был в наморднике и привязанный! Мы занимаемся по понедельникам и четвергам, с пяти до половины седьмого. Я внесу вас в список. Только не забудьте принести заявление от родителей, ваши документы и справку от врача. И еще. Заниматься нужно в спортивной форме – такой, как у девочек. Вот только носки должны быть без дырок, – последнюю фразу тренер прошептала, наклонившись к самому уху Олеси.

Та, густо покраснев, кивнула:

– Ладно.

А потом посмотрела на тренера умоляющими глазами и попросила:


– А можно мне ленту подержать?

– На, возьми! – улыбнулась одна из девочек, протягивая Олесе ленту – блестящую, ярко-оранжевую.

Та нетерпеливо схватила ее, взмахнула раз, еще… Лента обвилась вокруг тела, запуталась, а кончик завязался узлом.

Не так-то просто оказалось справиться с непослушной лентой!

– Ничего, научишься, – сказала Надежда Андреевна, помогая Олесе распутаться. – Если будешь стараться. Не забыла, когда приходить на тренировку?

– В пять часов в понед-лельник и четверг, – гордо произнесла Олеся.

Девочки весело засмеялись, но Олеся не обиделась – это были первые дни недели, названия которых она выучила.

Новые друзья

Чтобы не пропустить первую тренировку, Олесе пришлось выучить остальные дни недели и подружиться с календарем и часами.

А зашивать надо было не только носки, но и джинсы, которые треснули во время шпагата. И это оказалось гораздо труднее, чем крутиться на одной ноге или делать мостик. Пальцы были исколоты, первые стежки получились неровными и грубыми, зато к концу работы острая злая иголка стала послушной – и к тому же Олеся привлекла внимание старших.

– Посмотрите-ка на нашу маленькую разбойницу! Штопкой и шитьем занялась! Неужели придет такое счастливое время, когда она хоть что-то будет делать сама? – фыркали старшие сестры.

Но Олеся не обращала внимания на насмешки. Она гордилась своими успехами и, закончив работу, с торжествующим видом спросила:


– Может, и вам чего зашить надо?

Однако была еще одна проблема, которую пришлось срочно решить, – форма.

И вот уж тут-то Олеся в кои-то веки порадовалась, что она в семье самая младшая, – к ее услугам была вся одежда четырех старших детей.

И если раньше Олеся ненавидела ходить в одежде с чужого плеча, то теперь с удовольствием рылась в огромных пакетах, стоящих на пыльном чердаке. В итоге ей удалось подобрать нечто вполне сносное – черные лосины, ярко-желтый топ в черный горошек и даже матерчатые тапочки-полупальцы почти по размеру – старшая сестра Марго когда-то занималась в них танцами. Правда, все это, и особенно тапочки, было потертым, заношенным и местами дырявым, но ведь Олеся уже подружилась с иголкой и ниткой!

Новые надежды

Новые друзья – календарь и часы – не подвели, и на тренировку девочки не опоздали.

Заниматься им очень понравилось, хотя тренер была недовольна, когда увидела Шмеля. «Крошечный песик» оказался самой большой в городе собакой! Но псу все равно разрешили остаться – за него попросила дежурная.

– Мне с таким помощником спокойнее будет. Пусть теперь кто попробует ворваться! – сказала она и даже принесла Шмелю специальный коврик и большую алюминиевую миску.

И еще тренер была недовольна, что Олеся не принесла документы и справку от врача. Но так как Динаре удалось раздобыть такие бумаги, то Надежда Андреевна удовольствовалась обещанием «дальней сестры» принести все в следующий раз.

Три дня после первой тренировки Олеся едва могла двигаться от боли в непривычных к нагрузке руках и ногах. Зато у нее все получалось, и, даже когда остальные девочки плакали на растяжке, она, стиснув зубы, молчала. Кроме того, на тренировке она наконец-то научилась различать право и лево.

А еще они занимались с лентой – тренер дала Олесе свою, старенькую, детскую, – с этой салатовой лентой девочка Надя когда-то выиграла чемпионат Приморска. А потом тренер дала Олесе и свой мяч – темно-лиловый. Он не был чемпионский, с ним тренер заняла только третье место.

– А кто такой чемпион? – спросила Олеся Динару после тренировки.


– Это тот, кто лучше всех, – ответила старшая подруга. – Вон, видишь, портреты на стене висят?

– Значит, я буду чемпионом, – Олеся убежденно тряхнула непослушными каштановыми кудряшками. – И мой портрет тут повесят! Вот увидишь!

Соня

Родители приходят к соглашению

Светловолосая голубоглазая девочка в розовом платье и с двумя пышными бантами на белокурых хвостиках водила хоровод на детском утреннике. По сравнению с другими она была особенно тоненькая и изящная, а ее движения красивые и грациозные – как у маленького эльфа.

– Я хочу, чтобы наша Сонечка занималась балетом, – вполголоса проговорила мама.

– А я хочу, чтобы она занималась спортом, – тихо ответил папа.

Потом детишки выступали с отдельными номерами. Робким, запинающимся, затихающим к концу строк голоском Соня прочитала стихотворение. Заиграла музыка, девочки вышли танцевать. Среди них была и Соня, но она стеснялась, пряталась за подруг. От робости и неуверенности она несколько раз ошиблась – начала не с той ноги, повернулась не в ту сторону.

Но мама ничего не замечала. У нее перед глазами была самая лучшая танцовщица в мире! Самая пластичная, музыкальная, артистичная!

– Я же говорю, прирожденная балерина! – воскликнула она, громко аплодируя вместе с остальными родителями. – Ты видел, как ритмично она двигалась? Ни разу с такта не сбилась!

Мама была учительницей музыки и с самого раннего детства занималась с дочкой ритмикой и сольфеджио.

– Ей нужен спорт. Закаляться и воспитывать бойцовский характер, – возразил папа.

Он был военным и всегда мечтал о сыне.

Спор решила сама дочка, подбежав после утренника к родителям с кучей подарков.

– Мама, папа, смотрите, что мне подарили!

Из вороха конфет, игрушек и раскрасок выпала цветная открытка.

– А это что? – поднял брови папа и прочитал: – Приглашение в школу гимнастики. Принимаются девочки от четырех лет.

– А мне уже шесть, мне уже шесть! – восторженно закричала Соня, прыгая на одной ножке. Из кучи игрушек она выбрала олененка Бэмби, прижала к себе. – Он мне больше всех нравится.

– Гимнастика? – родители переглянулись и дружно кивнули. – Это как раз то, что надо!

Но Соня не слушала – она засовывала нового любимца в варежку и приговаривала:

– Не бойся, здесь ты не замерзнешь!

Особенный день

Этот день был особенным – мама не пошла на работу, а Соню не повели в детский сад.

– Мы идем записываться на художественную гимнастику! – сообщила ей мама.


– Художественную? – удивилась Соня. – Я там буду рисовать? Стану художницей?

– Да, станешь «художницей»! – засмеялась мама. – Но только ты будешь не рисовать, а танцевать.

Танцевать? Соня задумчиво наморщила лоб. Танцевать она любила и всегда с удовольствием разучивала новые танцы. Но вот выступать… Это было худшим наказанием!


Но, может быть, ей и не надо будет выступать?

По такому важному случаю мама принарядила дочку – было снова надето пышное розовое платье, блестящие туфельки с белыми бантиками, белые носочки, на хвостики присели два пышных белых банта.

Соню привели в клуб позже остальных девочек, которые начали заниматься еще с начала осени. Сейчас близился Новый год, и юные спортсменки готовились к своим первым в жизни соревнованиям.

Мама и дочка Красухины опоздали и пришли к середине занятия. Маленькие девочки в разноцветных лосинах, маечках и купальниках занимались хореографией. Слово было не новым, Соня уже слышала его от мамы, которая подрабатывала пианисткой во Дворце детского творчества. Теперь же она узнала, что хореография – это когда девочки стоят в ряд около зеркала, держась за деревянные перила, и выполняют под музыку различные движения.

Руководила девочками невысокая красивая женщина с необычным именем Баяна Артемьевна. По ее команде девочки хором повторяли названия движений и выполняли их.

«Имена» у движений были очень красивые – деми-плие [6] , гран-плие [7] , батман-тандю [8] , гран-батман-жэте [9] … Соне захотелось выучить и эти чудесные слова, и сами движения – легкие высокие махи ногами. Она даже начала повторять их вместе с девочками, но тут Баяна Артемьевна скомандовала:

– А теперь – на середину! – и юные «художницы» оторвались от перил и выбежали на середину зала. Здесь они начали танцевать по-настоящему – Соня даже узнала музыку из балета Чайковского «Щелкунчик».

И тут Соня оробела. Неужели и ее будут заставлять выходить на середину большого серого ковра, чтобы танцевать? Здесь же и спрятаться негде!

– Пойдем домой! – захныкала она и потянула маму к выходу. – Я боюсь… Я не хочу!

А потом она увидела за роялем тетю Люду, мамину подругу. Не переставая играть, она оторвала глаза от нот и подмигнула Соне.

И Соня сразу же перестала бояться.

Между тем в зале произошли перемены – Баяна Артемьевна ушла, вместо нее появилась высокая стройная светловолосая девушка в длинных черных лосинах и короткой белой маечке.

Мама сказала:

– Это тренер, Ольга Леонидовна Шемизенко, Олимпийская чемпионка. Ее по телевизору показывали.

По команде тренера девочки начали делать упражнения, и Соня еще больше приободрилась: все это она уже умела. Прыжки, ласточка, мостик, березка – многое она бы сделала даже лучше остальных.

А потом тренер подошла к ней и с улыбкой спросила:

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

перейти в каталог файлов


связь с админом