Главная страница
qrcode

Первая


Скачать 107,65 Kb.
НазваниеПервая
АнкорKorolevstvo krivykh zerkal.docx
Дата01.05.2019
Размер107,65 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаKorolevstvo_krivykh_zerkal.docx
ТипРассказ
#90326
страница1 из 4
Каталог
  1   2   3   4
В Губарев
КОРОЛЕВСТВО КРИВЫХ ЗЕРКАЛ


ГЛАВА ПЕРВАЯ,
в которой Оля ссорится с бабушкой и слышит голос волшебного зеркала.

Хочу вам рассказать о девочке Оле, которая вдруг увидела себя со стороны. Увидела так, как можно увидеть не себя, а совсем другую девочку - скажем, сестру или подругу. Таким образом, она довольно долго наблюдала самое себя, и это помогло ей избавиться от недостатков, которых она раньше в себе не замечала.
И знаете, что самое главное в этой истории? Оля убедилась, что даже, казалось бы, маленькие недостатки в характере могут стать серьезным препятствием на пути к цели. Она попала в одну сказочную страну, где ей пришлось пережить много опасных приключений, подобных тем, о которых она читала в старых сказках. Может быть, вы тоже читали эти сказки, где короли, разные принцы и придворные дамы так добры, справедливы, прекрасны и вообще так приторно сладки, будто вымазаны медом. И вот однажды советская девочка Оля совершила путешествие в сказочную страну и увидела там... Впрочем, я лучше расскажу все по порядку.
...В то утро Оля вела себя из рук вон плохо. Она встала позже, чем следовало, а когда бабушка будила ее, брыкалась и, не открывая глаз, говорила противным скрипучим голосом:
- Отстань! Ну что ты ко мне пристала?
- Оля, - настойчиво говорила бабушка, - ты можешь опоздать в школу.
Голос у бабушки был спокойный и ласковый, потому что все бабушки очень ласковы. Они так любят своих внучек, что не сердятся даже тогда, когда капризные девочки говорят им дерзости.
- Опять читала в постели допоздна, - вздохнула бабушка, поднимая упавшую на пол книгу, на обложке которой крупно было написано: "Сказки". А теперь вот подняться не можешь.
Оля села на кровати, свесив босые ноги, и сердито посмотрела на бабушку одним глазом, так как другой все еще был закрыт.
- Какая ты... недобрая... Никогда поспать не даешь!
Олино платье оказалось под кроватью. Одну туфлю она долго не могла отыскать и наконец обнаружила ее под книжным шкафом.
Потом, когда бабушка заплетала ей косы, она дергалась и говорила:
"Больно!", хотя на самом деле больно ничуточки не было.
А после завтрака Оля никак не могла найти свои учебники.
- Вчера я положила их на этот стол. Куда ты задевала их? - ворчала она на бабушку, топая ногой.
- Я никогда не теряю своих вещей, - спокойно отвечала бабушка. - Будь любезна и ты класть вещи на место.
- Нет, - кричала Оля, - я всегда кладу все на место! Это ты нарочно спрятала мои книги.
Тут даже бабушкиному терпению пришел конец, и она, немного повысив голос, проговорила:
- У, бесстыдница! Как только папа и мама вернутся с работы, я им все расскажу.
Угроза подействовала: Оля побаивалась папы и мамы. Она негромко проворчала: "Подумаешь!.." - и, надув губы, полезла под кровать. Конечно, под кроватью книг не оказалось; не оказалось их в ванной и в кухне.
Неизвестно, сколько времени продолжались бы поиски, если бы бабушка не заглянула в Олин портфель.
- Видишь, какая ты рассеянная, Оля! Ведь ты же сама вчера положила все свои учебники себе в портфель. О, как бы я хотела, чтобы ты посмотрела на себя со стороны! Вот стыдно тебе стало бы...
Оля, которой уже и так было стыдно, что она понапрасну обидела бабушку, чмокнула старушку в щеку, взяла портфель и пошла в переднюю одеваться. В передней стояло большое зеркало, перед которым она так любила вертеться.
- Одевайся поскорее, Оля! - крикнула ей вслед бабушка. - До звонка осталось десять минут.
Но Оля и не думала одеваться. Из зеркала на нее смотрела девочка в черном переднике, с красным галстуком на шее. Девочка как девочка - две русые косы с бантом и два больших голубых глаза. Но Оля считала себя очень красивой и поэтому, очутившись перед зеркалом, долго не могла оторваться от него. Так было всегда.
- Как, ты еще не ушла? - вскрикнула бабушка, появляясь в передней. - Нет уж, сегодня я непременно расскажу все папе и маме!
- Подумаешь!.. - ответила Оля и начала одеваться.
- Учишься в пятом классе, а ведешь себя как маленькая. Ох, если бы ты могла посмотреть на себя со стороны!
- Подумаешь!.. - повторила Оля, помахала бабушке рукой и, еще раз украдкой взглянув на себя в зеркало, скрылась за дверью...
В этот день Оля вернулась из школы злая-презлая: она поссорилась с подругами. Вообще она часто ссорилась с подругами и почти всегда была виновата во всем.
- Какая ты капризная! - сказали ей подруги. - Больше мы не будем с тобой дружить!
- Подумаешь!.. - выпятила Оля нижнюю губу и сделала вид, что нисколько не огорчена. Но на самом деле на душе у нее было прескверно.
Кончался декабрь, на улице темнело рано. А так как после школы Оля не могла удержаться от соблазна заглянуть в кино, где шла новая картина, то, когда она пришла домой, в морозном небе уже светились звезды. И тут, к своему ужасу, Оля увидела, что на лестнице не горят лампы. А темноты она боялась больше всего.
Пугаясь шума собственных шагов, Оля стремительно взбежала на свой этаж и подняла такой звон, что у бабушки тряслись руки, когда она открывала дверь.
- Что случилось? - испуганно спросила старушка. - А где твой ключ?
- Бабунечка, я потеряла свой ключ, - тяжело дыша, сказала Оля.
Бабушка всплеснула руками.
- Это уже в третий раз! Ну что теперь делать? Свой ключ я отдала слесарю домоуправления. Ах, Оля, Оля, какая ты растеряшка! Беги к слесарю, он, наверное, уже сделал новый ключ.
- Бабунечка... на лестнице так темно... Наверно, перегорели пробки.
- Боишься?
- Я просто... не люблю темноты...
- Аx ты, трусишка! Ну ладно уж, схожу сама. - Бабушка оделась, погрозила Оле пальцем. - Шоколадку в буфете до обеда не трогай! - и скрылась за дверью.
Оля стала раздеваться на ходу. В одном месте она оставила калоши, в другом - шапочку, в третьем - пальто. Затем, после небольших колебаний, она достала из буфета шоколадку и съела ее. Ей было скучно. Ока взяла книгу, на обложке которой было написано "Сказки", и начала листать ее. Одна картинка привлекла внимание Оли. С высокого холма открывался вид на удивительный город со множеством разноцветных зданий с высокими шпилями.
Нарядные люди гуляли по площади вокруг фонтана. "Вот бы и мне погулять там!" - подумала Оля и вдруг услышала какой-то странный звон в передней.
Она побежала в переднюю. Но все было тихо.
"Наверно, послышалось", - подумала Оля и, бросив взгляд на зеркало, как обычно стала вертеться перед ним.
Она оглядела себя с головы до ног, несколько раз повернулась кругом, потом сощурила глаза и высунула язык. Потом Оля показала самой себе длинный язык пальцами, рассмеялась и начала выбивать ногами дробь.
И тут ей показалось...
Нет, этого не может быть! Чутко прислушиваясь, Оля снова стукнула каблуками об пол и теперь уже вполне отчетливо разобрала, как в глубине зеркала стеклянным мелодичным звуком отозвалось эхо. Да, эхо отозвалось в зеркале, в той самой передней, которая в нем отражалась, а не в той, настоящей, в которой стояла Оля.
Это было так странно, что Оля онемела, широко открыв свои голубые глаза. И в тишине она ясно услышала, как кто-то вздохнул длинно и печально.
Оле стало страшно... Она выждала минуту и негромко спросила:
- Кто это вздыхает?
- Я, - негромко ответил красивый звенящий голос, словно ударились друг об дружку хрустальные стеклышки.
- Кто ты? - перевела дыхание Оля. - Здесь никого нет.
- Это я, зеркало, - снова зазвенел голос.
Оля отскочила в сторону и, помедлив, сказала:
- Но ведь вещи не умеют разговаривать...
- А ты представь, что находишься в сказке, - ответил голос.
- Все равно это очень странно... Я боюсь тебя, зеркало.
- Напрасно, девочка... Я доброе волшебное зеркало. Я не причиню тебе никакого зла. Не правда ли, я тебе нравлюсь? Ты так любишь смотреть в мое стекло!
- Это правда, - сказала Оля, осмелев и делая шаг к зеркалу.
А голос звучал:
- Бабушка часто говорит, что хотела бы, чтобы ты увидела себя со стороны...
- Но разве это возможно? - удивилась Оля.
- Ну, конечно, возможно. Только для этого тебе надо побывать по ту сторону зеркала.
- Ах, как интересно! - воскликнула Оля. - Разреши мне, пожалуйста, побывать по ту сторону зеркала!
Голос ответил не сразу, как будто зеркало погрузилось в задумчивость.
- С твоим характером, - произнес, наконец, звенящий голос, - опасно очутиться по ту сторону зеркала.
- Разве у меня плохой характер?
Снова раздался вздох.
- Видишь ли, ты, конечно, хорошая девочка... Я вижу добрые глаза - значит, и сердечко у тебя доброе.
Но у тебя есть недостатки, которые могут помешать тебе в трудную минуту!
- Я ничего не боюсь! - решительно махнула косичками Оля.
- Что ж, пусть будет по-твоему, - произнес голос.
И передняя наполнилась вдруг звоном, словно разбились тысячи хрустальных стекляшек. Оля вздрогнула, и книга, которую она держала под мышкой, полетела на пол.




ГЛАВА ВТОРАЯ,
в которой Оля знакомится со своим отражением и попадает в сказочную страну.

Хрустальный звон все усиливался. По гладкому стеклу зеркала побежали голубые волны. С каждой секундой они становились все голубее и голубее, и теперь уже зеркало ничего не отражало.
Затем голубые волны рассеялись, словно туман, и хрустальный звон затих.
Оля снова увидела в зеркале переднюю и свое отражение. Однако стекло исчезло. Осталась только одна рама от зеркала, через которую - Оля отчетливо почувствовала это - повеяло ветерком.
Набрав в легкие воздуха и зажмурив глаза, будто она собиралась нырнуть в воду, Оля быстро подняла ногу, переступила через раму и, столкнувшись с кем-то, полетела на пол. Она схватилась за ушибленный лоб, открыла глаза и села. Перед ней, схватившись за лоб, сидела девочка с русыми косами и большими голубыми глазами.
- А ведь мы обе виноваты, что столкнулись, - сказала девочка, смущенно улыбаясь. - Ты слишком быстро сделала шаг вперед. И я сделала шаг вперед. Ведь я привыкла делать то же, что и ты! Я не догадалась сразу, что мне нужно уступить тебе дорогу.
- Ничего, мне не очень больно, - проговорила Оля, потирая лоб, - только, наверное, вскочит шишка.
- Там, в своей передней, ты обронила книжку, - сказала девочка Оле, - вот она.
И девочка протянула книгу, на которой было написано "икзакС". Оля усмехнулась и внимательно оглядела отраженную переднюю, в которой находилась. Все в ней было наоборот. То, что дома стояло справа, здесь оказалось слева, а то, что там стояло слева, здесь оказалось справа.
Вдруг хрустальный звон привлек ее внимание. Оля увидела, что в зеркальной раме снова появились голубые волны. Она торопливо подбежала к зеркалу, но его поверхность уже успокоилось. Оля прислонила к зеркалу лоб и почувствовала холодок стекла. "Как же я теперь попаду домой? - подумала она. Ей вдруг стало тревожно и грустно. Она видела в зеркале переднюю своей квартиры, которая была так близко и в то же время так далеко теперь. Какой милой ей показалась эта передняя! Вон на полу лежит ее любимая книга, на которой написано: "Сказки". А вон на вешалке висит папино летнее пальто, которое мама вынула из сундука, чтобы оно проветрилось: от пальто пахло нафталином.
Оля оглянулась.
Здесь, в отраженной передней, тоже висело пальто, такое же, как у папы, но сколько Оля ни тянула носом воздух, она не почувствовала запаха нафталина.
- Я не хочу здесь оставаться, - сказала Оля и сердито посмотрела на девочку. - Я хочу домой.
- Нельзя, - серьезно проговорила девочка, поднимаясь с пола. - Голубые волны не могут появляться так часто.
- А если я... разобью стекло?
- Тогда будет еще хуже. Ты на всю жизнь останешься по эту сторону зеркала.
Слезы брызнули из Олиных глаз и закапали на пол. "Дзинь, дзинь!" - зазвенели слезинки; ударившись об пол, они превращались в стеклышки и разбивались на сотни крошечных частей.
- Зачем же ты огорчаешься? - ласково заговорила девочка. - Нам с тобой не будет скучно.
- Как тебя зовут? - всхлипывая, спросила Оля.
- Меня зовут Яло. А тебя зовут Оля?
- Правильно! - воскликнула удивленная Оля. - Как ты узнала?
- Это очень просто. Ведь я твое отражение. Значит, имя у меня такое же, как у тебя, только наоборот. Оля наоборот будет Яло. Видишь, у меня все наоборот: у тебя родинка на правой щеке, а у меня на левой.
- Это очень забавно, - улыбнулась Оля сквозь слезы. - Если ты мое отражение, значит, ты...
- Что?
- Ты не обидишься, если я тебя спрошу?
- Конечно, нет, - ответила девочка. - Что тебя интересует?
- Если ты мое отражение - значит, ты должна быть левшой?
- Так и есть. Я все делаю левой рукой. И это значительно удобнее, чем правой.
- Здесь все очень смешно, - сказала Оля и вдруг поежилась. - Скажи, пожалуйста, откуда так сильно дует?
- Не знаю, - пожала плечами Яло и вдруг указала на книгу. - Посмотри, страницы твоей книжки шевелятся.
Девочки склонились над книгой, страницы которой действительно трепетали под ветром. Откуда он? Оля открыла книгу как раз на той странице, где был нарисован сказочный дом с разноцветными домами со шпилями. Как это ни странно, но ветер дул с этой картинки!
- Браво! - вдруг захлопала в ладоши Яло. - Оля, давай погуляем по этому городу.
Олины глаза от изумления расширились.
- Ты в своем уме? Это же... книга. Картинка такая маленькая.
Яло, посмеиваясь, приставила открытую книгу к стене, и картинка вдруг на глазах у девочек выросла до самого потолка.
Оля тихонько ахнула.
- По эту сторону зеркала все может быть, - сказала Яло. - Ты ведь попала в сказку, Оля. Пойдем посмотрим город, а завтра ты вернешься домой.
- Завтра?! - с ужасом вскрикнула Оля. - Да знаешь ли ты, что будет делаться дома? Меня будет разыскивать вся городская милиция... А мама, наверное, подумает... Бедная мамочка, она подумает, что я попала под трамвай, потому что я всегда очень неосторожно перехожу улицу!
- Ты напрасно беспокоишься. Дома никто и не заметит, что тебя нет.
Даже если ты пробудешь здесь целую тысячу лет! Когда бы ты ни вернулась обратно, ваши часы будут показывать тот же час, ту же минуту и даже ту же самую секунду, когда ты переступила через раму. Вот посмотри-ка на часы. Оля подняла голову и увидела на стене часы точно такие, какие висели дома в передней. Только циферблат на этих часах был нарисован наоборот и стрелки двигались не вперед, а назад.
- Ну, если так, тогда пойдем! - рассмеялась Оля.
Девочки взялись за руки и, обдуваемые легким ветерком, без всякого труда вошли в сказочный город.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ,
в которой Оля путешествует по сказочному городу и убеждается, что не все то золото, что блестит.

Девочки вышли на вершину холма, с которого открывался удивительный вид.
У их ног начиналась огромная стеклянная лестница. Она уходила далеко вниз, и там внизу, у ее подножия, раскинулся город. Он был весь из разноцветного стекла, и его бесчисленные башни и шпили отражали солнце и слепили глаза.
Держась за руки, Оля и Яло начали спускаться по лестнице. Ступени, словно струны, зазвенели под их ногами. По бокам лестницы стояли широкие зеркала. Заглянув в одно из них, Оля увидела двух очень толстых и широколицых девочек.
- Неужели это мы? - растерянно спросила она.
- Да. Кажется, мы.
Девочки достигли подножия лестницы и остановились. Перед ними расстилалась площадь, которую окружали красивые дома из желтого, красного, синего, зеленого и белого стекла. Красивые дамы в длинных шелковых платьях и кавалеры в расшитых золотом пышных костюмах гуляли вокруг фонтана, из которого высоко в небо взлетали прозрачные струи. Падая на землю, эти струи превращались в стекло, разбивались на миллионы сверкающих осколков и наполняли воздух музыкальным звоном. От фонтана веяло приятной прохладой.
Все искрилось в ярком солнечном свете.
Там и тут по площади проезжали коляски с какими-то важными и надутыми людьми. Звонко стучали по мостовой подковы лошадей. И повсюду на площади, так же как и на лестнице, были расставлены кривые зеркала.
Оля и Яло с любопытством рассматривали необыкновенных людей. Вот мимо прошел высокий худой старик в парчовом камзоле и в черных чулках, обтягивающих его тонкие ноги.
- Дедушка, - обратилась к нему Оля, - скажите, пожалуйста, как называется эта страна?
- Я не дедушка! - сердито огрызнулся прохожий. - Я церемониймейстер его величества короля Топседа Седьмого. Противные девчонки! Разве вы забыли, что наша страна называется Королевство кривых зеркал?
Высоко вздернув голову, надменный старик удалился. Девочки переглянулись, едва сдерживая смех.
- Яло, он сказал, что короля зовут Топсед, - соображала Оля. - Если здесь, как ты сказала, все наоборот, значит, он... Деспот?
- Деспот, Оля!
- Вот какой это король!
Девочки обогнули площадь и вошли в маленький, тесный переулок. Чем дальше они шли по этому переулку, тем ниже и беднее становились дома. Вот перед ними стена длинного строения из черного стекла, освещенная изнутри какими-то мерцающими огнями. Из широкой двери клубами вырывался дым.
- Там, кажется, пожар?! - воскликнула Оля.
Они вошли в дверь и спустились по скользким ступеням в подвал.
- Как трудно дышать! - закашлялась Яло, прикрывая рукой рот.
Девочки увидели темное, наполненное дымом помещение. В полумраке вспыхивали огни каких-то печей. Едва различимые в дыму, как призраки, двигались полуобнаженные мужчины и юноши, занятые непонятной работой. Они были худы и измучены.
И вдруг жалобный крик раздался в мастерской. Худенький подросток, покачнувшись, упал на землю. И сейчас же к нему подошел человек в разноцветной одежде, с кнутом в руке.
- Опять этот Гурд не хочет работать! - сказал человек.
И Оля услышала, как в воздухе свистнул кнут.
Раз! Кнут опустился на обнаженную спину мальчика, оставив на ней красную полосу. Мальчик даже не пошевелился: он был без сознания. Человек снова взмахнул кнутом, но тут Оля бросилась вперед и, задыхаясь от волнения, крикнула:
- Что вы делаете? Не смейте! Вы же убьете его!..
Человек повернул к девочке разъяренное лицо.
- Я главный надсмотрщик министра Нушрока! Кто смеет делать мне замечания?
- Неужели вам не жаль его? - задыхаясь, проговорила Оля. - Смотрите, какой он слабый и маленький.
- Отойди прочь! Иначе, клянусь королем, тебе придется плохо, девчонка!
Вокруг Оли и надсмотрщика столпились зеркальщики. Они смотрели на Олю с такой благодарностью, что это придавало ей смелость.
- Вы не должны его бить! - твердо сказала Оля. - Посмотрите, посмотрите, он кажется, уже умер... Помогите ему!..
- Вынесите это чучело на воздух! - крикнул надсмотрщик. - Не думаешь ли ты, девчонка, что министр Нушрок станет беспокоить королевского врача ради этого мешка с костями?
Мальчика подняли, вынесли на руках из подвала и положили на мостовую лицом к солнцу. Веки его слабо задрожали.
- Ну вот, я же говорил, что мальчишка притворяется! Он просто не хочет работать! - прорычал надсмотрщик. - Нет, Гурд, теперь тебе не миновать королевского суда!
Кто-то тронул Олю за локоть. Она оглянулась и увидела бледную Яло, протиснувшуюся сквозь толпу.
- Сумасшедшая! - взволнованно прошептала Яло. - Бежим скорее отсюда!
Я так боюсь этого человека с кнутом!
- Я никуда не пойду, пока не узнаю, что будет с мальчиком, - упрямо тряхнула косичками Оля. Раздался звон подков.
- Кажется, катит Нушрок, - тихо проговорил сгорбленный старик с глубокими морщинами на лице.
Оля шепотом спросила его:
- А что здесь надо Нушроку?
Он взглянул на нее удивленно.
- Вы, девочки, наверно, чужестранки? Нушрок - хозяин всех зеркальных мастерских в нашем королевстве... Вот и этих мастерских. Мы делаем здесь наводку зеркал. Видишь, какие мы все худые? Это оттого, что мы отравлены ртутными парами. А посмотри-ка на наши руки. Видишь, они покрыты язвами. Это потому, что мы отравлены ртутью. Скупой Нушрок не хочет заменить оловянно-ртутную амальгаму серебром. Серебро ему дороже, чем жизнь людей!
- Нушрок - это значит Коршун! - тихонько пояснила Яло.
- Тише!.. - прошептал старый рабочий. - Он подъезжает. Не смотрите ему в глаза, девочки! Его взгляда никто не выдерживает.
На вороных лошадях в толпу въехали стражники с длинными копьями. Все торопливо расступились.
А еще через несколько секунд к мастерским подкатила сверкающая карета.
Слуги распахнули дверцы, и Оля увидела выглянувшего из кареты человека, лицом похожего на коршуна. Нос у него был загнут книзу, словно клюв. Но не нос поразил ее. Девочка вздрогнула, увидев глаза Нушрока. Черные и хищные, они словно пронизывали всех насквозь. Оля заметила, что с Нушроком никто не хочет встречаться взглядом и все смотрят в землю.
Хищные глаза министра медленно осмотрели толпу, скользнули по неподвижно лежащему мальчику и остановились на надсмотрщике. Надсмотрщик опустил голову и снял шляпу.
- Что случилось? - пискнул человек с лицом коршуна.
Оля подумала, что голос у него такой же противный, как и глаза.
- Гурд снова не хочет работать, господин министр, - почтительно проговорил надсмотрщик, не поднимая глаз.
Гурд вдруг застонал и приподнялся, опираясь на руки.
Министр страшным, немигающим взглядом уставился на мальчика.
- Почему ты не хочешь работать?
- Господин министр, - еле слышно проговорил мальчик, - я голоден...
Мне трудно работать.
- Ты лжешь! Каждый день ты получаешь хороший ломоть хлеба.
- Какой же это ломоть, господин министр? Это совсем маленький кусочек, величиной со спичечную коробку. Я отдал его своей больной матери, - тихо, но горячо говорил Гурд. Он с трудом поднялся на ноги и, покачнувшись, оперся рукой о стенку.
- У меня осталась только крошка хлеба... Вот она, на моей ладони. Видите? Я берег ее к вечеру.
- Ах, как изолгался народ! - покривил губы Нушрок. - Это, по-твоему, крошка? Ну-ка, поднеси ее к зеркалу...
В черном развевающемся плаще Нушрок вдруг выскочил из кареты и подтолкнул мальчика к кривому зеркалу, одному из тех, которые повсюду стояли в этом странном городе.
- Подойди поближе к зеркалу! - завизжал Нушрок, брызгая слюной. - Что ты видишь в зеркале, мальчишка? Ну?
Оля увидела в зеркале толстого мальчика с огромной булкой в руке.
- В зеркале видна целая булка! - усмехнулся надсмотрщик.
- Целая булка! - вскрикнул министр. - И после этого ты говоришь, что тебе нечего есть?
Гурд внезапно выпрямился. Его усталые глаза блеснули.
- Ваши зеркала врут! - гневно проговорил он, и его щеки даже слабо порозовели.
Гурд нагнулся, подхватил с земли камень и с силой швырнул его в зеркало. С веселым звоном осколки стекла посыпались на мостовую. Толпа ахнула.
- Я рад, что разбил это кривое зеркало! Хоть одним лживым зеркалом будет меньше на свете! Вы для того и расставили по всему городу эти проклятые зеркала, чтобы обманывать народ! Только все равно вашим зеркалам никто не верит! - выкрикивал Гурд в лицо Нушроку.
- Взять его! - завизжал Нушрок. - В Башню смерти!
Два стражника подхватили мальчика и потащили по переулку.
- Прощай, Гурд! - крикнул кто-то.
- Прощай, мальчик!
- Братья! - раздался другой голос. - Долго ли мы будем еще терпеть все это?!
Кто-то в толпе запел, и песню подхватили десятки голосов:

Нас угнетают богачи,
Повсюду ложь подстерегает.
Но знайте, наши палачи,
Все ярче Правда расцветает!
Нас ждут великие дела,
Вы нашей Правде, братья, верьте!
Долой кривые зеркала!
Сожжем, разрушим Башню смерти!

- Прекратить!.. - бесновался Нушрок, бегая от одного к другому.
Полы плаща, словно черные крылья, метались за его спиной.
Наклонив копья, стражники ринулись на зеркальщиков и оттеснили их в подвал.
Нушрок нырнул в карету и махнул перчаткой. Дверцы захлопнулись, лошади рванулись, и окруженная стражей карета со звоном укатила. На улице остались лишь девочки да одинокий стражник у входа в мастерскую.
- Скажите, зачем этого несчастного мальчика отвезли в башню?
Высокий стражник посмотрел на Олю сверху вниз, усмехнулся:
- Как зачем? Смешная ты девчонка. Как только королевский суд вынесет приговор, мальчишку сбросят с Башни смерти, и его тело разобьется на тысячи осколков. Оля вскрикнула:
- А кто может отменить этот приговор?
- Только сам король. Но он никогда не отменяет приговоров своего суда.
Яло потянула Олю за рукав.
- Оставь его, Оля. Нельзя быть такой неосторожной. Еще немного, и мы попали бы с тобой в большую беду.
Оля взяла Яло за руку.
- Пойдем, Яло!
- Куда?
- Во дворец короля.
- Что-о?..
- Я не успокоюсь до тех пор, пока Гурд не будет свободен!
- Гурда больше ничего не спасет. Ты слышала, что сказал стражник?
- Все равно мы пойдем во дворец короля? Его надо спасти, Яло!
Обязательно!
- Но тебя... тоже могут казнить.
- Все равно! Идем!
Яло смотрела на Олю округлившимися от изумления глазами. Яло не подозревала в ней столько решимости и бесстрашия. Ведь она, Яло, частенько видела Олю и ворчливой, и капризной, и такой ленивой, что даже становилось скучно ее отражать.
Почему же сейчас такой смелостью сверкают глаза Оли?
Читатели, конечно, догадались почему. Потому что, несмотря на свои недостатки, Оля была пионеркой. И теперь она была полна только одним чувством - тревогой за жизнь угнетенного мальчика.
- Пойдем! - повторила Оля.
- Что ж, - вздохнула Яло, - пойдем.
Девочки пошли по переулку.
- В этой стране так много блеска, - помолчав, сказала Оля. - Сначала мне здесь даже понравилось. Но, видно, бабушка права, когда говорит, что не все то золото, что блестит!
  1   2   3   4

перейти в каталог файлов


связь с админом