Главная страница

7-й том. Протоколы допросов свидетелей 2 октября 1919 года Василия Владимировича Голицина Петра Яковлева Шамарина


Скачать 311,36 Kb.
НазваниеПротоколы допросов свидетелей 2 октября 1919 года Василия Владимировича Голицина Петра Яковлева Шамарина
Анкор7-й том.docx
Дата21.02.2018
Размер311,36 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файла7-й том.docx
ТипПротокол
#65201
страница1 из 24
Каталогmarina_lobanova

С этим файлом связано 93 файл(ов). Среди них: Savrey_V_Ya_-_Kappadokiyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mys, Voenno-istoricheskiy_vestnik__9-22_1957-1963.pdf, Savrey_V_Ya_-_Antiokhiyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mysl, Michael_B_Hundley_Gods_in_Dwellings_Temples_and_Divine_Presence_, Raymond_F_Collins_First_Corinthians_1999.pdf, rodin_krylov.pdf, Savrey_V_Ya_-_Alexandriyskaya_shkola_v_istorii_khristianskoy_mys, 7-й том.docx и ещё 83 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Копия

О П И С Ь

бумагам, имеющимся в деле.



Наименование документа.

Листы дела.


1.

2.

3.

4.
5.

6.

7.

8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.

15.
16.

17.
18.

19.

20.
21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.
29.
30.

31.
32.

33.

34.


Протоколы допросов свидетелей:-

2 октября 1919 года Василия Владимировича Голицина…………..

3-5 “ “ “ Петра Яковлева Шамарина……………………

Постановление от 7 октября 1919 года о выделении из данных следствия в порядке 314 статьи уст. угол. суд. обстоятельств об убийстве Великого Князя Михаила Александровича……………....

Протокол осмотра вещественных доказательств 8 октября 1919 года……………........................................................................................

Протокол фотографирования того же числа вещественных доказательств............................................................................................

Протоколы осмотров вещественных доказательств:-

9-12 октября 1919 года с фотографическими снимками.....................

15 “ “ “ “ “ “ …………….

Протокол обработки негативов со снимками работ в руднике от 16 октября 1919 года.....................................................................................

Протокол фотографирования 18 октября 1919 года вещественного доказательствами с отпечатками...........................................................

Справка о приобщении к делу 59-го номера газеты “Восточный Курьер” с сей последней.........................................................................

Протокол фотографирования 19 октября 1919 года вещественных доказательств............................................................................................

Протокол осмотра 20 октября 1919 года сих доказательств со снимками..................................................................................................

Протокол обработки 22 октября 1919 года негативных изображений вещественных доказательств..........................................

Протокол осмотра их того же числа со снимками...............................

Протокол фотографирования 23 октября 1919 года вещественных доказательств............................................................................................

Протокол осмотра их 23-24 октября 1919 года со снимками.............

Переписка.................................................................................................

Протоколы осмотров вещественных доказательств:-

25 октября 1919 года................................................................................

26 “ “ “ …………………………………………………...

Протокол фотографирования 26 октября 1919 года вещественных доказательств............................................................................................

27 октября 1919 года со снимками.........................................................

“ “ “ “ …………………………………………………...

28 “ “ “ …………………………………………………...

29 “ “ “ …………………………………………………...

29-30 “ “ “ …………………………………………………...

1 ноября “ “ ...............................................................................

Переписка.................................................................................................

Дознание Контр-Разведывательного отдела Штаба Верховного Главнокомандующего по делу...............................................................

Протокол осмотра 2 ноября 1919 года предметов, присланных при сем дознании............................................................................................

Дознание того же отдела........................................................................

Протокол осмотра 3 ноября 1919 года предметов, присланных при сем дознании............................................................................................

Отношение того же Начальника от 13 октября 1919 года № 260814 с перепиской о Парфении Титове Самохвалове и справка о направлении сей переписки...................................................................

Переписка.................................................................................................

Отношение Главного Начальника Военно-Административных Управлений фронта от 22 октября 1919 года № 6223 с дознанием о самозванце Алексее Пуцято...................................................................

Итого.........................

Судебный Следователь Н. Соколов

С подлинным верно

Судебный Следователь

по особо важным делам Н. Соколов




1-2.

3-18.

19-20.
21-22.
23.
24-52.

53-54.
55-59.
60-61.
62-63.
64.
65-76.
77.

78-81.
82.

83-89.

90.
91-92.

93-95.
96.

97-101.

102-104.

105-109.

110.

111-117.

118-121.

122.
123-159.
160-161.

162-167.
168.

169-170.

171-173.

174-229.

229 листов.

Копия.
П Р О Т О К О Л
1919 года, октября “2” дня Судебный Следователь по особо важным делам при Омском Окружном Суде Н. А. Соколов в городе Чите в порядке 443 ст. уст. угол. суд. допрашивал нижепоименованного в качестве свидетеля, и он показал:-

Василий Владимирович Голицын, 16 лет, старший унтер-офицер 1 эскадрона Гусар-

ского Уральского полка, в настоящее вре-

мя проживаю в городе Чите, православный,

не судился.

Я сын Генерала Голицына, который командовал 3 Уральским Корпусом горных стрелков. Сам я поступил на военную службу добровольцем. В январе месяце этого года, когда пала Пермь, я встретился в городе Екатеринбурге с поручиком Прасловым. Я встретился с ним в каком-то учреждении и до того знаком с ним не был. Он стоял и разговаривал с каким-то незнакомым мне офицером про дело об убийстве АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬИ. Офицера этого я тоже не знал. Так как это дело меня интересует, я вступил с ними в разговор. Поручик Праслов (он так себя называл) говорил, что вся ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ убита в Екатеринбурге в доме Ипатьева. Он говорил, что ЕЕ трупы были увезены за какой-то разъезд, похоронены там и потом снова перехоронены. Затем он говорил, что прибыл в Екатеринбург после падения Перми, где он служил в каком-то большевитском учреждении (или труда или земледелия) и остался в Перми при взятии ее. Праслов мне передавал, что с комиссаром того учреждения, в котором он служил, у него был разговор про жизнь АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬИ в городе Екатеринбурге. Комиссар этот говорил Праслову, что в Екатеринбург приезжал к ГОСУДАРЮ от немцев какой-то генерал граф Эйдман и предлагал ГОСУДАРЮ подписать мир с немцами. ГОСУДАРЬ ответил ему отказом, и тот заявил ЕМУ, что в противном случае ОН будет убит. ГОСУДАРЬ ответил ему, что ОН готов отдать жизнь за благо Родины.

В то время (зимой 1918 года) одной из советских дивизий против нас командовал какой-то Эйдеман. Про него говорили, что это наш русский генерал от кавалерии. В сентябре месяце 1918 года в каком-то штабе я познакомился с корнетом Петром Николаевичем Поповым. Ему на вид было лет 25, ниже среднего роста, темный шатен, усов и бороды не носил. Его личность не возбуждала никаких сомнений. Я не могу указать пока никого, кто бы его знал, но он вращался в военных кругах. В Сибирской Армии он тогда на службе не состоял. Как можно было его понять из его разговоров, он был монархист. Я с ним разговаривал про убийство АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬИ. Попов говорил, что ему тяжело верить в ее убийство, но что в факте ЕЕ убийства он не сомневается.

Он был участником процесса Пуришкевича, судившегося тогда большевиками, и в разговорах об этом деле часто упоминал имя Шталмейстера ВЫСОЧАЙШЕГО Двора Лейб-гвардии полковника Винберга, тоже участника этого процесса, автора записок “контр-революционера”.

Он был в хороших отношениях с проживавшим тогда в Екатеринбурге Маусом и ездил с ним в с. Костинское и Ирбитский завод, как я слышал, с целью или спасения Великих Князей или разузнавания про Них. На меня произвело впечатление, что Попов давно знаком с Маусом. Маус многим казался подозрительным. Он приехал в Екатеринбург из Петрограда. Про него говорили, что он раньше нуждался и не имел никаких средств. В Екатеринбурге он жил широко. Его подозревали в шпионстве в пользу немцев.

Когда я узнал, что Попов уехал в Костинское вместе с Маусом, я высказал свое недовольство этим. Я высказал его своему знакомому ротмистру Соболеву. Он мне сказал про Мауса:- “это наш агент”.

Был ли знаком Маус с принцем Ризой Кули Мирзой, я не знаю.

Попов про себя говорил, что он приехал в Екатеринбург по поручению Высоких Особ, но не высказывал, в чем именно состояло это поручение. Из Екатеринбурга он исчез в конце сентября 1918 года. Был потом слух, что он был расстрелян, попавшись красным где-то около Самары.

Показание мое, мне прочитанное, записано правильно.

Вольноопределяющийся, старший унтер-офицер Голицын.

Судебный Следователь Н. Соколов.

При допросе присутствовал Прокурор Казанской Судебной Палаты Н. Миролюбов.

С подлинным верно: Судебный Следователь по особо важным делам Н. Соколов


Копия.

П Р О Т О К О Л

1919 года октября 3-5 дня Судебный Следователь по особо важным делам при Омском Окружном Суде Н. А. Соколов в городе Чите в порядке 443 ст. уст. угол. суд. допрашивал нижепоименованного в качестве свидетеля, и он показал:-

Петр Яковлевич ШАМАРИН, 50 лет, Прокурор Пермс-

кого Окружного Суда, временно, по случаю эвакуации

Перми, проживаю в городе Чите, православный.

В Пермь, как Прокурор, я прибыл в ближайшие по занятии ее войсками Сибирской Армии дни вместе с представителями военной власти.

Перед отъездом в Пермь я получил в Екатеринбурге от Члена Суда Сергеева и Прокурора Суда Иорданского сведения о лицах, подлежащих задержанию в связи с делом об убийстве ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА и ЕГО СЕМЬИ. В числе этих лиц значился и Павел Спиридонов Медведев. Первым делом я поручил заведывающему местами заключений в Перми Товарищу Прокурора Тихомирову проверить эти места и выяснить, нет ли в Перми под стражей кого-либо из лиц, значившихся в списках. Тихомиров немедленно выполнил мое поручение и доложил мне, что никого из указанных в списке лиц под стражей в Перми не содержится.

После этого я сообщил сведения о лицах, подлежащих задержанию, военным властям и отправился в Военный Контроль, чтобы договориться там о наилучшем способе установления контроля над лицами, которые могут быть задержаны при захвате новых местностей. Начальником Военного Контроля в Перми был тогда Никифоров. В это мое свидание с ним он мне сообщил, что, по приказанию Генерала Гайды, командовавшего в то время Сибирской Армией, в Контроле производится секретное расследование по делу об убийстве АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬИ. При этом он мне сказал, что он, Никифоров, сообщает мне об этом совершенно секретно, и что их дознание Члену Суда Сергееву передано не будет.

Потом в Пермь приехал агент уголовного розыска Алексеев и задержал находившегося в Перми Медведева. Медведев допрашивался Алексеевым под моим личным наблюдением. Отдавая себе ясный отчет в том великом значении, которое имеет дело об убийстве АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬИ, я не решился доверить никому другому наблюдение за допросом Медведева и принял его на себя.

Медведев дал нам следующие показания.

Он родом из Сысертского завода, той же волости, Екатеринбургского уезда, Пермской губернии. Там он проживал все время, работая за заводе /так!/ в качестве подмастерья прокатного цеха. Подработывал /так!/ он еще сапожным мастерством. Ему – 31 год; он имеет жену и троих детей. В Европейскую войну он был призван по мобилизации, но освобожден от военной службы, как работающий на заводе.

Большевитская организация у них в Сысертском заводе была более прочна, чем на других Уральских заводах. Состоял в партии большевиков и он, платя в течении трех месяцев установленный членский взнос, а потом платить перестал. В мае месяце к ним прибыл на завод комиссар Мрачковский и стал вербовать команду для охраны дома Ипатьева в Екатеринбурге, где содержалась АВГУСТЕЙШАЯ СЕМЬЯ. Как объяснял Медведев, потому именно и набиралась охрана из рабочих Сысертского завода, что здесь коммунистическая организация считалась наилучшей. Наем охраны состоялся 18 мая по новому стилю и записью лиц, поступавших в охрану, ведал помощник военного комиссара Николай Иванов Чуркин. Всего было набрано 30 человек: 1) он, Медведев, 2) Алексей Никитин Никифоров, 3) Константин Степанов Добрынин, 4) Иван Андреев Старков, 5) Андрей Андреев Стрекотин, 6) Александр Андреев Стрекотин, 7) Михаил Павлов Котов, 8) Филипп Полиевктов Проскуряков, 9) Егор Алексеев Стогов, 10) Александр Григорьев Орлов, 11) Роман Теткин, 12) Николай Иванов Подкорытов, 13) Семен Михайлов Турыгин, 14) Виктор Луговой, 15) Василий Егоров Семенов, 16) Николай Иванов Попов, 17) Иван Семенов Талапов, 18) Николай Степанов Садчиков, 19) Григорий Александров Кесарев, 20) Николай Степанов Зайцев, 21) Андрей Алексеев Старков, 22) Семен Николаев Беломоин, 23) Михаил Иванов Летемин, 24) Вениамин Яковлев Сафонов, 25) Семен Степанов Шевелев, 26) Алексей Иванов Чуркин, 27) Александр Кронидов Алексеев, 28) Степан Вяткин, 29) Иван Павлов Котегов, 30) Александр Котегов.

Весь перечисленный состав команды был набран отнюдь не принудительно, а по свободному соглашению. Жалованье было определено суммой 400 рублей в месяц.

В исполнение обязанностей команда вступила 24 мая по новому стилю. Сначала охрана состояла из одних Сысертских рабочих, но потом прибыло еще 15 человек со Злоказовской фабрики, а еще позднее несколько человек “латышей”.

Комендантом дома, где содержалась АВГУСТЕЙШАЯ СЕМЬЯ, был рабочий Злоказовской фабрики Александр Авдеев, а помощником его – Александр Мошкин. В составе команды были разводящие, выбиравшиеся самой командой. У Сысертских рабочих разводящими были: он, Медведев, Никифоров, Добрынин и Старков, заменивший ушедшего из состава охраны Никифорова. На обязанности разводящих лежало: смена постов и наблюдение за исправным несением командой караула.

Комендант Авдеев, его помощник Мошкин и еще несколько человек каких-то охранников находились в одной из комнат верхнего этажа, где проживала АВГУСТЕЙШАЯ СЕМЬЯ. Остальные охранники до поступления латышей жили в том же доме, но в нижнем этаже.

Из объяснений Медведева выходило так, что Авдеев был недолгое время комендантом дома и скоро был уволен. Вместе с ним уволены были Мошкин и те охранники, которые находились в комендантской комнате. Уволены они все были, как объяснял Медведев, за кражу Царских вещей.

После Авдеева комендантом дома был назначен Юровский, а его помощником какой-то неизвестный Медведеву по фамилии человек, лет 30-32, высокого роста, с маленькими усиками, бритой бородой. Как можно было понять Медведева, “латыши” и появились в доме Ипатьева со времени назначения комендантом дома Юровского. После их появления русские рабочие из Сысертского завода и Злоказовской фабрики были уведены из дома Ипатьева и помещены в соседний с ним дом Попова. Их же место в нижнем этаже заняли “латыши”. Ни одного из них Медведев назвать не мог.

Со времени появления латышей внутренняя охрана в доме, где находилась АВГУСТЕЙШАЯ СЕМЬЯ, неслась исключительно ими. Русские же рабочие несли охрану исключительно наружную.

Содержались в Ипатьевском доме следующие лица: ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА Александра Федоровна, НАСЛЕДНИК и Дочери: Татьяна, Анастасия, Ольга и Ксения, доктор Боткин, повар, оффициант, горничная и мальчик. Короткое время находилась /так!/ в доме еще трое каких-то мужчин, но затем одного из них увезли в тюрьму, а двоих в подтюремок (арестный дом). АВГУСТЕЙШАЯ СЕМЬЯ лично занимала две комнаты верхнего этажа. Остальные все комнаты занимали бывшие при НЕЙ лица.

Все Члены АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬИ, кроме Наследника, были здоровы и на вид спокойны. Наследник же все время был болен и за Ним ухаживал САМ ГОСУДАРЬ, носивший Его на руках. Вся СЕМЬЯ, кроме ГОСУДАРЫНИ, выходила гулять в сад. Больше никуда не позволялось ИМ выходить. ГОСУДАРЫНЯ же выходила иногда лишь на парадное крыльцо. По внешнему виду ГОСУДАРЫНЯ была старее ГОСУДАРЯ: у НЕЕ в волосах заметна была седина.

В церковь АВГУСТЕЙШАЯ СЕМЬЯ также не могла выходить. Богослужения совершались для НИХ на дому.

Пища в первое время доставлялась ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ в готовом виде из какой-то советской столовой. Она состояла из супа, мяса и молока. Ее приносили какие-то девушки. Доставлялись некоторые продукты также из местного монастыря. Их приносили монахини. Ни девушки эти, ни монахини к СЕМЬЕ не допускались. От них все приносившееся отбиралось караульными. Потом дозволено было готовить на дому.

За все время Медведеву пришлось иметь дважды короткие разговоры с ГОСУДАРЕМ. ГОСУДАРЬ спросил его, как идет война, куда отправляют войска. Медведев объяснил ЕМУ, что теперь идет война внутренняя: дерутся русские с русскими. Во второй раз, увидев Медведева в саду рвущим лопухи. ГОСУДАРЬ спросил его, для чего он их рвет? Медведев объяснил, что они нужны ему на табак.

Никаким оскорблениям, издевательствам ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ, по словам Медведева, не подвергалась.

Самое же злодеяние, постигшее АВГУСТЕЙШУЮ СЕМЬЮ, произошло, по словам Медведева, таким образом.

16 июля по новому стилю во вторник Юровский приказал увести утром мальчика, бывшего в числе прислуги при ЦАРСКОЙ СЕМЬЕ, из дома Ипатьева в дом Попова, где проживали русские красноармейцы, что и было сделано. Затем вечером часов около 7 Юровский приказал Медведеву отобрать в команде все револьверы. Их было 12 штук, все системы Нагана. Медведев отобрал револьверы, принес их в камендантскую /так!/ и сдал Юровскому.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

перейти в каталог файлов
связь с админом