Главная страница

Реформация и политика. Реформация и политика


Скачать 45.07 Kb.
НазваниеРеформация и политика
АнкорРеформация и политика.docx
Дата13.01.2017
Размер45.07 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаReformatsia_i_politika.docx
ТипДокументы
#8180
Каталогd.belskiy

С этим файлом связано 51 файл(ов). Среди них: Spiski_1_kursa-2011.xlsx, Lektsia_-_Natsia_i_natsionalizm.docx, Programma_kursa_Ekonomicheskaya_istoria.doc, Spisok_literatury_dlya_prochtenia.docx, Spiski_1_kursa-2011.xlsx, Spiski_1_kursa-2011.xlsx, IME-6_Ekonomicheskoe_razvitie_kapitalisticheskikh.docx, Voprosy_dlya_kontrolnoy_raboty.docx, Spiski_1_kursa-2011_2.xlsx, Programma_distsipliny_Istoria_mirovoy_ekonomiki.docx и ещё 41 файл(а).
Показать все связанные файлы

Реформация и политика

В первой половине XVI в. в Западной и Центральной Европе развернулась Реформация.

Это было время складывания европейской системы международных отношений, включения в нее всех европейских государств. На этот процесс не могли не влиять различные факторы, ускоряя или замедляя развитие такой политической линии в международных отношениях.

Сегодня мы видим целый ряд проблем XVI-XVII вв., преодоление которых вело к политическому сближению Европы.

Борьба трех тенденций в государственном и международном развитии. Одна – создание наднациональной всеевропейской империи в XVI-XVII вв. под эгидой династии Габсбургов. Идея уходит корнями в средневековье. Вторая – формирование национальных государств, что связано со складыванием национальной буржуазии, с интересами экономического и политического развития европейских государств. Третья – региональная или локальная централизация, складывание государственности на основе средневековых образований – немецких княжеств и итальянских городов–государств.

Вторым важнейшим фактором, влиявшим на становление государств нового типа и системы межгосударственных отношений, стала Реформация.

  • Антифеодальное или нет?

  • Главным очагом была Германия. Но вальденсы, уиклифизм, гусизм – всё это было и других регионах Европы.

Сторонники Реформации разделились на два лагеря. В одном собрались имущие элементы оппозиции – масса низшего дворянства, бюргерство, часть светских князей, рассчитывавших обогатиться посредством конфискации церковных имуществ и стремившихся использовать удобный случай для завоевания большей независимости от империи. Все эти элементы, тон среди которых задавало бюргерство, хотели осуществления достаточно умеренных реформ. В другом лагере - народные массы: крестьяне и плебеи. Они выставили далеко идущие требования, боролись за переустройство мира на началах социальной справедливости.

Участие в реформационном движении разнородных общественных сил определило наличие в нем отличающихся друг от друга политических программ, представлений о государстве, праве, законе. Но эти программы содержали и общие для всей Реформации идеи. Например, все сторонники Реформации признавали Священное Писание единственным источником религиозной истины. Они согласны в том, что миряне должны «оправдываться одною верой» без посреднической роли духовенства в «спасении» верующего. Все они желали радикального упрощения и демократизации церковного устройства, осуждали погоню церкви за земными богатствами, были против ее зависимости от римской курии и т.д.

У истоков Реформации стоял и крупнейшим идеологом ее бюргерского крыла являлся немецкий теолог Мартин Лютер (1483–1546). Именно он сформулировал религиозно-политические лозунги, которые вначале сплотили в Германии поборников Реформации.

Чтобы правильно разобраться в системе взглядов М. Лютера, надо учесть, что 1 уже к середине 20-х гг. XVI в. он резко выступил против крестьянско-плебейского, революционного лагеря Реформации; 2 отграничить то, что в лютеровских суждениях прямо связано со «злобой дня», от того, что содержит глубинный теоретический смысл; 3 провести различие между субъективно преследовавшимися самим М.Лютером целями и исторической ролью, которую объективно сыграли высказанные им идеи.

Спасение достигается верой. Каждый верующий оправдывается ею лично перед Богом, становясь тут как бы священником самому себе и вследствие этого не нуждаясь более в услугах католической церкви (идея «всесвященства»). Только Богу – люди обязаны повиноваться (от пап и князей до последнего крестьянина и плебея). Никто из людей не имеет превосходства над себе подобными: клир не отличается от мирян, все сословия одинаковы. Эта трактовка М. Лютером основоположений христианства в условиях Реформации фактически являлась едва ли не первой версией идеи равноправия.

Возможность верующим быть внутренне религиозными, вести истинно христианский образ жизни обеспечивается, согласно М. Лютеру, мирским порядком. Действенность этого порядка обеспечивается благодаря опоре учреждений светской власти (государства, законов) на естественное, а не на божественное право. Опирающейся на естественное право светской власти естественное право дозволяет управлять единственно внешним поведением людей, имуществом, вещами. Свобода души, область веры, внутренний мир человека находятся, по М. Лютеру, вне юрисдикции государства, за пределами действия его законов.

В концепции государства М. Лютер предусмотрел что в границах мирских отношений светской власти следует руководствоваться целесообразностью, интересами, определяемыми разумом. Целесообразно властвует тот монарх, который употребляет власть не как привилегию, а как бремя, возложенное на него богом. Христианский «управитель должен считать себя слугой, а не господином народа». М. Лютер был далек от того, чтобы проповедовать необходимость переустройства государственности. Он наставлял подданных быть покорными монархам и терпеть несправедливости.

Система лютеровских политико-правовых воззрений противоречива. Идея усиления роли светской власти и ее независимости от папства «работала» на утверждение княжеского абсолютизма.

Крестьянско-плебейский лагерь, который возглавил Томас Мюнцер (ок. 1490–1525), обратил реформационное движение в бескомпромиссную борьбу против оциального неравенства, власти князей, церкви. Пик этой революционной борьбы – Крестьянская война в Германии (1524–1526 гг.).

Идеи восставших крестьянских масс были изложены в «12-ти статьях» и в «Статейном письме». Первый документ состоял из относительно умеренных и конкретных требований. В нем говорилось о необходимости выборности и сменяемости духовных лиц общинами, об обязательности отмены крепостного права, об уменьшении размера податей, оброков и барщины, об устранении произвола в управлении и судах и т.д. Содержание «Статейного письма», вышедшего из ближайшего окружения Т.Мюнцера, было радикальнее. Авторы заявляли, что бедственное положение народа больше терпеть нельзя. Всем крестьянским общинам надо объединиться в «христианский союз и братство», устранить любыми средствами (в том числе и насильственными) тяготы, создаваемые духовными и светскими господами. В «христианском союзе и братстве», который должен будет охватить всю страну, установится справедливый общественный строй; его принципом явится служение «общей пользе». Поскольку «Статейное письмо» задачу учреждения такого союза связывало с народными массами, логично допустить, что в них оно видело и носителя власти при новом социальном порядке.

Т. Мюнцер - лишь обездоленному люду чужды эгоистические цели и он движим общими интересами, стремится к «общей пользе». Т. Мюнцер возражал против лютеровского понимания существовавшего светского государства как организации, устанавливающей и охраняющей с помощью законов «гражданское единство» между разными конфликтующими слоями общества с их различными потребностями и религиозными верованиями. Он считал, что М. Лютер, обосновывая изъятие из ведения светского государства всех общезначимых дел религиозно-этического плана и фактически оправдывал узурпацию государства социальными верхами, которые распоряжались им в целях удовлетворения своих корыстных интересов. Волю и цели бога способно осуществить только то государство, которое сообразует свое бытие с общей целью мирового развития, целью всего сущего.

Для того чтобы сбросить «безбожников с трона правления» и выдвинуть на их место людей низших и простых, надо воспользоваться мечом. Это, по Т. Мюнцеру, неизбежно и законно. Т. Мюнцер не был реалистически мыслившим вождем но в его взглядах есть зачатки республиканских идей; в известной степени эти идеи восходят к соответствующим представлениям таборитов.

Жан Кальвин (1509–1564). «Наставление в христианской вере» (1536 г.). Догмат о божественном предопределении - Бог заранее твердо определил одних людей к спасению и блаженству, других – к погибели. Из догмата проистекал долг целиком посвящать себя своей профессии, быть бережливым, презирать наслаждения. Также следовало и то, что благородство происхождения и сословные привилегии феодалов вовсе не столь важны, ибо не ими обусловливаются предызбранность и спасение человека. Это был импульс процессу формирования духовной атмосферы капитализма в Западной Европе.

Реформа устройства церкви Ж. Кальвина. Церковные общины стали возглавлять старшины (пресвитеры), избиравшиеся обычно из наиболее богатых мирян, и проповедники, не имевшие специального священнического сана, исполнявшие религиозные функции как служебные обязанности. Пресвитеры вкупе с проповедниками составляли консисторию, которая ведала всей религиозной жизнью общины. Идея переустройства церкви, воспринятая в учениях о политике, явилась концептуальной базой для разработки республиканских и республиканско-демократических программ.

Ж. Кальвин осуждал власть за насилие, произвол, беззакония и предрекал за это правителям божью кару, орудием которой могут стать их собственные подданные, но в то же время всякую власть объявлял божественной. Право сопротивляться тирании Ж. Кальвин признавал только за подчиненными государю органами власти, церковью, представительными учреждениями. Открытое неповиновение и свержение тирана допустимы, на его взгляд, лишь тогда, когда использованы все способы пассивного сопротивления, исчерпаны все легальные формы борьбы. «Наихудшей формой правления» была для Ж. Кальвина демократия. Предпочтение он отдавал олигархическому управлению.

Отличительное свойство кальвинистской доктрины – жестокая религиозная нетерпимость ко всяким иным воззрениям и установкам, в особенности к крестьянско-плебейским ересям.

Политическая практика Ж. Кальвина (в 1541–1564 гг.) руководил Женевской консисторией, которая фактически подчинила себе магистрат города. За горожанами была установлена слежка, регламентации подверглись самые разные стороны общественной жизни, за нарушение норм - тяжкие наказания, вошли в обыкновение казни тех, в ком усматривали еретиков.

Кальвинистская идеология содействовала совершению первой буржуазной революции в Западной Европе – революции в Нидерландах и утверждению в этой стране республики. На ее основе возникли республиканские партии в Англии, и прежде всего в Шотландии. Вместе с другими идейными течениями Реформации кальвинизм подготовлял тот «мыслительный материал», на почве которого в XVII–XVIII вв. сложилось классическое политико-юридическое мировоззрение буржуазии.

Влияние реформации на католическую Францию.

Большая роль в этих процессах принадлежала Франции. Католическая Франция стала одним из первых европейских государств, где события Столетней войны в XV веке способствовали зарождению и проявлению элементов национального самосознания (I).

Вступив в противоборство в ходе Итальянских войн (1494-1559 гг. ) с империей Карла V Габсбурга, Франция стала на пути территориального объединения ее огромнейших владений.

В исторической литературе традиционно принято считать, что Итальянские войны стали для Франции военно-политической неудачей, связанной с целым рядом военных поражений, вытеснением из Италии (5). Однако с точки зрения общеевропейских процессов, французское королевство отстояло свои границы, независимость и полный суверенитет как национальное государство, официальный титул «Божьей милостью король Франции» закрепился принципом «король является императором в своем королевстве», а значит не зависит от внешних сил (пап и императоров). Ход войны привел к разделу габсбургских владений на испанские и австрийские. Франция оставалась католической, должна была искать себе союзников среди пропротестанских стран, этим закладывая основы европейских коалиций на политической основе. Тридцатилетняя война (1618-1648 гг.) и завершивший ее Вестфальский мир 1648 г. подвел черту процессам начавшимся в первой половине XVI в.

От Франциска I до Ришелье Франция формировала свою политику «государственного интереса», что объективно способствовало секуляризации и всей европейской политике, дало возможность утвердить принцип равного гарантированного суверенитета всех европейских государств независимо от исповедуемой в них религии.

Реформация повлияла и на эволюцию внутреннего строя Франции, формируя принципы ее национального единства. Развитие системы абсолютной монархии – трудный и противоречивый процесс во Франции, как и во всей Европе.

История французского абсолютизма является одной из центральных проблем периода позднего средневековья и раннего нового времени, поскольку именно во Франции в классических формах совершился переход от средневековой системы организации политической власти к новому типу государственности. Абсолютная монархия здесь стала переходной формой, которая сочетала централизацию и сепаратизм, традиции политической жизни прошлого и элементы будущего.

Итогами средневековой эпохи для французского государства стало завершение процесса территориальной централизации, утверждение самостоятельного пути политического развития, зарождение патриотизма как элемента национального самосознания французского народа.

Со второй половины XV века начинает складываться ранний абсолютизм. Во Франции этот период принял затяжной характер – до середины XVII в., но именно он привел к классической форме абсолютной монархии. Эпоха раннего абсолютизма стала временем напряженной политической борьбы. Унификация государственного устройства с развитием элементов административной и бюрократической системы, ликвидация специфики разных областей, прав на автономию были тенденциями прогрессивного развития. Но эти тенденции пробивали себе путь сквозь прочные средневековые традиции, с одной стороны, а, с другой стороны, – учитывали интересы формирующихся буржуазных кругов и нового дворянства. Поэтому укрепление национального характера монархии столкнулось с глубоким сепаратизмом высшей знати.

Задачи централизации с несостоятельностью последних Валуа выполнить объективно необходимую функцию монархии в сплочении всех центростремительных сил.

Политические концепции XVI века отображали различные общественные стремления. При дворе Генриха II (1547-1559) распространились идеи Н. Макиавелли, а Ек. Медичи противники прямо обвиняли в макиавеллизме, стремлении к неограниченной деспотии.

Официальная концепция «единой страны, единого короля, единой веры'» закрепилась в сознании французов. Но одновременно, в 20-30-е годы XVI в. в Орлеане и Бурксе сложилась юридическая школа, где на основе изучения римского права, античной литературы разрабатывались вопросы об ограничении принципа «господин изъят из действия закона», о подчинении власти государя народу, который передал ему эту власть. Эти идеи восприняли и использовали в своих трудах Ж. Кальвин и другие юристы-протестанты. Ещё более радикальные идей представляет популярный во второй половине XVI в. трактат Э. Ла Боэси «Рассуждения о добровольном рабстве». В нем заключается отрицание неограниченной монархии, призыв к борьбе с тиранами, преклонение перед республиканизмом, духом свободы. Радикальное крыло протестантов в трудах монархоманов развило тираноборческие идеи.

В таких условиях Франция стала родиной самого радикального направления европейской Реформации XVI века – кальвинизма. Распространение протестантизма и радикализм кальвинизма способствовали крайней политизации французского общества. Но протестантизм не стал основой образования национальной церкви, как в ряде европейских государств, не стал дальнейшим стимулом развития национального самосознания и национального самоопределения Франции. Исторические обстоятельства XV - нач. XVI вв. сделали короля олицетворением единства страны и её независимости, а французскую церковь – галликанской, ограниченной от вмешательства римского папства. Поэтому различные направления французской реформации сближаются с политическими и социальными движениями, которые возникали во Франции в условиях разложения феодальных структур, генезиса капитализма. К середине XVI века центром пересечения недовольства различных социальных групп, сословий стало абсолютистское государство.

Объединила же разнородные, иногда даже антагонистические, силы протестантская церковь.

Французские протестанты, оказавшись на положении диссидентов, политизировались и возглавили антиабсолютистское движение. Само название французских протестантов «гугенот», восходящее к западно-швейцарскому «eidguenots» – «сотоварищ», а во французском языке его синонимом стало слово «безбожник», указывает на то, что с самого начала оно было наполнено политическим содержанием.

Французские протестанты поставили перед обществом такие проблемы, как характер политической власти, форма государственного правления, право на свободу совести, право борьбы за социальные права. Программа реформ была в основном разработана Ж. Кальвином и также лидерами гугенотского блока в 1560-1561 гг. Она предполагала повышение роли представительных учреждений и прежде всего Генеральных штатов, контроль за финансовой деятельностью правительства, ликвидацию и распродажу церковного имущества, свободу вероисповедания. По-своему они предполагали решение вопроса соотношения власти в центре и на местах, разрешение конфликта создаваемой бюрократической машины и местного своеобразия, основанного на длительной исторической традиции, различии социально-экономического, правового строя отдельных регионов.

Королевский двор Карла IX (1560-1574), политику которого определяла прежде всего королева – мать Екатерина Медичи, оказался не способен к проведению социально-политических реформ и пошел по пути усиления репрессий, соединяя их с политикой лавирования между разными религиозно-политическими лагерями. Став на такой путь, абсолютизм должен был иметь мощную социальную базу, но социальная динамика, присущая эпохе раннего абсолютизма, который хронологически совпадает с процессами разложения феодальных структур, генезиса капитализма, не позволяла этого. И протестантская оппозиция гугенотское движение стало основой для волны социального движения в 1560-1562 гг. - крестьянских движений и иконоборчества в городах, и также привело к началу длительной борьбы за власть гражданским войнам 1562–1598 гг. Смена династий, приход к власти Генриха IV Бурбона положили начало серии реформ, которые позволили решить проблемы, поставленные французской Реформацией, определив направление в развитии политической формы французского государственного устройства: сочетание сепаратизма и централизации, традиции частноправовой и публично-правовой политической власти, ее судебные и административные формы, сословно-представительные и бюрократические методы управления, государственной религии и церкви и свободы вероисповедания. Этим закладывались основы для новых этапов развития единого национального французского государства.

Политические и правовые идеи Реформации

Политические писатели, защищавшие интересы упомянутых дворянско-оппозиционных кругов, получили название монархомахов (борцов с монархами, тираноборцев). Во второй половине XVI – начале XVII в. довольно широкую известность приобрели сочинения Ф.Гетмана «Франко-Галлия», Юния Брута (псевдоним) «Защита против тиранов», Т. Беза «О праве магистратов по отношению к подданным», Дж. Бьюкенена «О царском праве у шотландцев» и др. В этих сочинениях много говорилось о «народе» и от имени «народа». Но под ним подразумевались отнюдь не социальные низы, а собрания сословных представителей, преимущественно феодальная знать. Подчеркивалось, что суверенитет «народа» выше прерогатив монарха. Воля государя связана условиями договора, который монархи заключают со своими подданными. Только наличие и соблюдение такого договора делают государственность нормальной, власть самого государя – законной. Если монарх преступает законы (посягает на имущество, исконные свободы, жизнь подданных), становясь тираном, «народ» вправе низвергнуть его.

«Рассуждение о добровольном рабстве» Этьена Ла Боэси (1530–1563). Монархический строй отвергался по причине его антиобщественной, антигуманной природы. Предпринята попытка ответить на два основных вопроса: почему миллионы людей сами отказываются от свободы, становясь неволь-никами государей, и благодаря чему государям удается достигать этого состояния и удерживать его.

Внедрение в идеологический оборот, в язык политики таких понятий политико-юридической науки, как «суверенитет народа», «общественный договор», «законность государственной власти», «границы власти государства», «право на сопротивление» и др., то этот факт имел, несомненно, позитивный практический и теоретический смысл. В эпоху Реформации был сформулирован вывод о том, что свобода мысли и совести есть предпосылка и обязательный признак антидеспотического, демократически организованного человеческого общежития. М. Лютер говорил: «Ни папа, ни епископ, ни какой бы то ни было человек не имеет права установить хоть единую букву над христианином, если не будет на то его собственного согласия». Эта идея безусловной необходимости «собственного согласия» индивида с предписываемым ему «сверху» образом мыслей по своему общественному звучанию вышла далеко за сферу религиозно-нравственных отношений.

Боден и его учение о государстве

В последней трети XVI в. Франция с проникновением в нее кальвинизма оказалась ареной религиозного противоборства. Оно походило на гражданскую войну и создавало угрозу государству. Мир в общественном сознании приобретал характер приоритетной ценности. Надежда на обеспечение мира и интересов страны, а не отдельных групп ее населения, связывалась с монархом. Но с таким, воля которого могла бы стать единственным и обязательным законом для всех подданных, которая исключала бы вероятность любого сопротивления законной королевской власти. Формировалось мнение, что даже тирания лучше гражданской войны, ввергающей нацию в хаос, несущей ей распад.

Теоретическое обоснование того, каким образом королевская власть сумеет быть способной защищать и осуществлять общегосударственные интересы, стоящие выше религиозных и иных распрей, предпринял французский политический мыслитель Жан Боден (1530–1596). Взгляды на государство, на пути и методы упрочения централизованной монархической власти изложены им в главном его труде «Шесть книг о республике» (1576). Под «республикой» Боден здесь имеет в виду то же, что обозначали этим словом в Древнем Риме, т.е. государство вообще.

Открывается труд дефиницией государства. По Бодену, «государство есть управление множеством семейств и тем, что является общим у них всех, осуществляемое суверенной властью сообразно праву». Фактически все «Шесть книг о республике» посвящены раскрытию смысла и содержания этого определения. 1 - рассматриваются основы социальной общности. 2 - формы государства. 3 - институты. 4 - перемены в устройстве государства и контроль за ними. 5 – приспособление к обстоятельствам и задачи государства. 6 – средства власти и вопрос о лучшей государственной форме.

Ячейкой государства у Бодена выступает семья (домохозяйство). По своему статусу глава семьи – прообраз и отражение государственной власти. Государственность как организация возникает посредством договора, и высшая ее цель не в том, чтобы обеспечивать внешнее благоденствие людей, но чтобы, гарантируя мир внутри общности и защищая общность от нападения извне, заботиться об истинном счастье индивидов. Последнее традиционно заключается в познании бога, человека и природы, а в конечном итоге – в почитании бога. Не должно быть никаких поводов для выступления против государства. В особенности еще и потому, что оно суверенно.

Разработка проблемы суверенитета государства – крупнейший вклад Бодена в развитие политико-теоретического знания. «Суверенитет, – утверждает Боден, – есть абсолютная и постоянная власть, которую римляне называют величием (достоинством).- означающим высшую власть повелевать». Абсолютность суверенитета имеет место тогда, когда суверенная власть не знает ограничений для проявлений своего могущества. Постоянство суверенитета - когда власть существует неизменно в течение неопределенно долгого срока; временная власть, устанавливаемая на какой-то определенный период, не может сохраняться в качестве верховной силы. Суверенная власть, по Бодену, есть также власть единая. В том смысле единая, что ее прерогативы принадлежат только ей; она не может (не должна) эти прерогативы делить с кем бы то ни было; она не может (не должна) допускать никаких органов, которые стояли бы над нею или стояли рядом и конкурировали с ней.

Боден выделяет пять признаков суверенитета. 1 издание законов, адресуемых всем без исключения подданным и учреждениям государства. 2 решение вопросов войны и мира. 3 назначение должностных лиц. 4 действие в качестве высшего суда, суда в .последней инстанции. 5 помилование. К своей трактовке суверенитета государственной власти Боден делает ряд добавлений. Одно из них касается тех требований, которые должны соблюдаться властью. Она должна блюсти (при всей ее неограниченности) законы божественные и естественные. Вместе с тем суверенной государственной власти нельзя вмешиваться в дела семьи, нарушать принцип веротерпимости, и в особенности взимать подати с подданных без их согласия, помимо воли собственника. С точки зрения Бодена, неделимость суверенитета государственной власти на практике совмещаются с дифференциацией управления, которые не находятся в тождестве. Обычно носитель суверенной власти поручает временно и на определенных условиях осуществление некоторых функций власти назначаемым должностным лицам. Без соответствующего поручения суверена должностные лица ничего не могут делать ни в отношении подданных, ни в отношении друг Друга.

Издание общеобязательных законов относится к первому по значимости отличительному признаку суверенитета. Суверен издает законы, но не создает право. Боден их различает, понимает их разнокачественность. Право «несет с собой справедливость, а закон – приказ».

Боден ставил вопросы - где коренится суверенитет и способен ли он к отчуждению, передаче? Ответ: «Суверенитет кроется в совокупности свободных и разумных существ, составляющих народ». Упоминание тут о народе отнюдь не свидетельствует о том, что Боден – приверженец народовластия. На вторую часть поставленного вопроса он отвечает: «Эту верховную и постоянную власть над гражданами с правом жизни и смерти народ может передать одному из граждан без всяких ограничений так же, как может это сделать собственник, желающий кого-либо одарить».

Таким «одним из граждан» у Бодена оказывается монарх. Подобно тому, как во Вселенной над всем властвует бог, а на небе – солнце, так и у особей, образующих общность, должен быть один правитель. Боден – сторонник суверенной (в его трактовке – абсолютистской) монархической власти. Отсюда вовсе не вытекает категорическое отрицание им в условиях монархизма отдельных элементов аристократических и демократических форм правления. Аристократические элементы возможны, в частности, когда государь назначает на должности только знатных, лучших, богатых; демократические элементы начинают присутствовать в государственном управлении, если монарх открывает доступ к должностям практически всем свободным и разумным индивидам.

По способу осуществления власти Боден делит государства на три вида: законные, вотчинные (сеньоральные), тиранические. Законным является государство, в котором подданные повинуются законам суверена, а суверен – законам природы, сохраняя за своими подданными естественную свободу и собственность. Вотчинные государства те, в которых суверен силой оружия сделался обладателем имущества и людей и правит ими как отец семейства семьей. В тиранических государствах суверен презирает естественные законы, распоряжаясь свободными людьми, как рабами, а их собственностью – как своей.

Лучшим для Бодена, является государство, в котором суверенитет принадлежит монарху, а управление имеет аристократический и демократический характер. Он называет это королевской монархией. Идеальным является монарх, который боится бога, «милостив к провинившимся, благоразумен в предприятиях, смел в осуществлении планов, умерен в успехе, тверд в несчастье, непоколебим в данном слове, мудр в советах, заботлив о подданных и ко всем справедлив».

Боден стремится к гармонической справедливости. Она для него есть распределение наград и наказаний и того, что принадлежит каждому как его право, совершаемое на основе подхода, заключающего в себе принципы равенства и подобия. В данной связи уместно заметить, что в отличие от Макиавелли, рассматривавшего право преимущественно как средство для достижения тех или иных государственных целей, у Бодена само право выступает целью бытия государства.

Политико-теоретические взгляды Бодена по своему интеллектуальному содержанию представляют собой прорыв к политико-правовой идеологии Нового времени. Наука о политике, власти, государстве и праве в последующие столетия ушла далеко вперед от рубежей XVI в. Однако в том, что такое движение состоялось, бесспорно велика заслуга Бодена, который в контексте того времени убедительно доказывал необходимость государственного суверенитета и вместе с тем очерчивал пределы деятельности государственной власти и возвышал достоинство права.

Политико-правовые идеи европейского социализма XVI–XVII вв.

Наиболее видными писателями социалистического направления в рассматриваемый период были Томас Мор (1478–1535) и Томмазо Кампанелла (1568–1639). Т. Mop–автор по-своему эпохального произведения «Утопия» (1516). Т. Кампанелла создал всемирно известный «Город Солнца» (1602, первая публикация – 1623 г.).

Итог

Реформационный процесс способствовал растущему осознанию Европы как некой географической и культурно-исторической общности, с одной стороны, а , с другой, формированию самостоятельности государств национальных и многонациональных.

Роль Реформации носит парадоксальный характер для европейской политической системы. Усиливая идеологический фактор и дезинтеграцию Европы на католическую и протестантскую, сталкивая противодействующие стороны, она способствовала формированию новых союзов государств. До середины XVII в. во внешней политике на первый план выступил конфессиональный фактор. Именно он способствовал созданию союза протестантских государств, слабого, раздираемого противоречиями между различными течениями и сектами. Но чувство общей опасности привело к конфессиональной солидарности, сближению Англии и Нидерландов, Дании, Швеции и т. д.

Одновременно меняется идеологическая средневековая мотивация внешней политики, ее вытесняет доктрина «государственного интереса». Навсегда ушла в прошлое с развитием Реформации «теократическая мечта» римских пап, отмирало и представление о высшей власти императора как святого главы католического мира. В связи с этим Европа решала такие важные вопросы, как границы власти императора и королей, иерархия в политической системе Европы.

Возобладали такие принципы, как полнота суверенитета отдельных государств, право короля быть «императором в своем королевстве», равенство государств в политической системе, отказ от средневековой иерархии в отношениях между ними.


перейти в каталог файлов
связь с админом