Главная страница
qrcode

Ромена Теодоровна Августова Говори! Ты это можешь


НазваниеРомена Теодоровна Августова Говори! Ты это можешь
АнкорAvgustova R T Govori 33 Ty eto mozhesh.doc
Дата10.11.2017
Размер1,16 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаAvgustova_R_T__Govori_33_Ty_eto_mozhesh.doc
ТипДокументы
#46841
страница9 из 23
Каталог
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23

Глава III

Как составить библиотеку малыша



«Дайте мне большую книгу…» Есть ли у вас поэтический дар? А рисовать вы умеете?



Всякий раз показывать пальцем на картинку и говорить слово по слогам — занятие довольно однообразное. Проходит какое-то время — и ваш ребенок начинает энергично отвергать книжки-раскладушки и требовать «большую книгу».

Однако книг с разработанным и понятным сюжетом для детей с синдромом Дауна нет. И даже самые простые сказки оказываются для них слишком сложными. А ребенок растет и пусть медленно, но развивается. Мы принимаемся за книги посложнее.

Это совершенно новый этап. Дальнейшая работа над развитием речи включает употребление глаголов, наречий, прилагательных, предлогов и т. д. Мало того, как можно раньше следует приступить к усвоению литературной лексики. Нашими помощниками опять-таки станут книги, но не те, что без разбору дарили ребенку бабушки, дедушки и тети, а хорошо подобранная, тщательно, по определенной системе составленная библиотека.

«И на весь крещеный мир приготовила б я пир», — читает мама. Что это за «мир» и что за «пир»? Цари, королевичи, султаны, пещеры, сокровища — что понимает в этом ваш маленький и необученный ребенок? Ему нравится сама музыка речи, и хорошо, если он выловит из текста два-три понятных слова.

Ведь книги с более или менее сложным содержанием непременно включают лексику, которой малыш не владеет, ибо между бытовым языком, на котором говорят с ним родители, и языком литературным очень большая разница. И даже научившись читать, ребенок делать этого не любит — либо читает, как гоголевский Петрушка.

Ребенок не ощущает взаимодействия частей, воспринимает эпизоды вне связи с общим развитием сюжета и, подойдя к концу, уже не помнит, что было в начале.

Трудно даже вообразить себе, насколько картина прочитанного искажается в его представлении. В детстве я пела: «Наш паровоз вперед летит, кому не остановка?» — вместо «в коммуне остановка». Или: «Какие полушарики красивые дарил», — вместо «полушалки ей». «Полушарики» — это нечто разноцветное, вспыхивающее волшебными огоньками. А что такое полушалки?

Сколько таких «полушариков» в голове у ребенка! Каждый из нас может привести примеры подобных аберраций. Взрослый не может внести коррективы в эти искажения — ребенок не говорит или говорит плохо, спросить ни о чем не может. Мы понятия не имеем о том, что он понял и чего не понял. Со временем искажений накапливается все больше и больше, и это еще более увеличивает хаос в его представлении об окружающей действительности.

«Скажи мне, Ваня, кто же это — такой страшный и зубастый?» — «Акула», — отвечает Ваня. И от себя добавляет: «В реке живет». — «Акулы водятся в морях, а в реке живут рыбы», — поправляю я. «А куры водятся на даче!» — Ваня уверенно продолжает тему.

Мы не замечаем, сколько таких поправок вносим в диалог с ребенком, который умеет говорить, на ходу, ежеминутно и ежечасно. Ребенок постоянно наталкивает нас на всякого рода информацию, посредством которой мы дополняем, расширяем и корректируем его представления о мире. Но молчащий ребенок — это человек-загадка. О чем он думает? Он не задает вопросов, да они у него и не возникают. А если и возникают, то он не может их задать, ибо не умеет говорить. И, читая ему книгу, мы не можем быть уверены в том, что труд наш не напрасен.

Проблема подбора книг встает перед вами во весь рост. Вы учите малыша говорить. Но пособий, которые помогли бы вам в этом, нет. И, как уже было сказано, подспорьем в этом трудном деле должна стать составленная вами библиотека, книги, в которых материал располагался бы системно, от простого ко все более и более сложному. До тех пор пока в книжных магазинах не появятся учебники, написанные специально для детей с синдромом Дауна — буквари, видеокассеты, хрестоматии с адаптированными текстами рассказов и сказок, — вам придется заниматься всем этим самостоятельно.

Работа с книгой поможет вам организовать работу над развитием речи, позволит, опираясь на зрительное восприятие, затрагивать огромное количество разнообразных тем и сюжетов, включит в себя расширение словаря — и, соответственно этому, постоянную коррекцию произношения каждого нового слова. И все это не бессистемно, как это происходит в быту, когда все поправки и пояснения мы делаем от случая к случаю. Ваша работа будет упорядоченной, все элементы в ней — взаимосвязанными, что позволит переходить от легкого к трудному, от простого к сложному, вводить в речь ребенка все более сложные речевые конструкции.

Это совсем не то же самое, что читать и показывать иллюстрации в книге нормальному ребенку. В вашем случае книга должна стать учебником с четким, строго выверенным и последовательным распределением материала. Нормальный ребенок схватывает все на лету, постигает значение новых слов по контексту. Вашего придется учить родному языку приблизительно так, как учат иностранца.

В идеале наша задача сводится к тому, чтобы книги, предназначенные для чтения в дошкольном и младшем школьном возрасте, ребенок с синдромом Дауна прочел — и понял бы — именно в этот период. Для детей существуют прекрасные книги, написанные прекрасными писателями и поэтами. К. Чуковский, С. Маршак, Б. Заходер, С. Михалков — признанные классики детской литературы. Но и «Муху-цокотуху», и «Бармалея», и «Кошкин дом» вы сможете прочесть своему малышу гораздо позже, чем нормальному ребенку.

Что же тогда говорить о книгах посерьезнее? Вы не сможете прерывать чтение «Дюймовочки», «Снежной королевы», «Конька-Горбунка» и «Приключений Буратино», всякий раз объясняя ребенку значение нового слова. А разве сможет он разобраться в их непростой интриге и проследить за всеми перипетиями сюжета? К пониманию этих книг он должен быть подготовлен заранее. И если вы хотите, чтобы, научившись говорить и читать, ваш ребенок действительно читал, то эту, пусть отдаленную, цель вы должны преследовать задолго до того, как откроете с ним солидный том «Сказок» Андерсена и Пушкина, сказочные повести А. Волкова и Н. Носова — все то, что составляет золотой фонд детской литературы.

Как осуществить постепенный переход от чтения книг с несложным содержанием к этому самому золотому фонду? Как составить библиотеку, чтобы в ней не было ничего случайного, второстепенного? И как использовать книги этой библиотеки не только для чтения рассказов и сказок ребенку, но и в непосредственном обучении его речи?

Какой должна быть книга для ребенка?

Вы входите в магазин и в замешательстве останавливаетесь. Что выбрать? Вот роскошное подарочное издание с прекрасными иллюстрациями на великолепной мелованной бумаге. «Сказки» Андерсена, настольная книга многих поколений детей. Но ваш ребенок еще не дорос до таких книг. Что же он в них поймет? И к тому же дорого.

Книжка подешевле, но какая грязная, размытая печать, и что это за огромные кошачьи головы почти без туловища на тоненьких ножках? А вот небольшая книжка с яркими иллюстрациями да к тому же еще и стихотворный текст. Дети так любят стихи! Прочитаем, прежде чем купить:

Голубым покрашу рамы—

Будут как глаза у мамы.

В огороде целый день

Скачет конь через плетень.

Я домой зову его,

А в ответ он: «И-го-го!»

Осторожно! Здесь шипы.

Все ли пони так глупы?

Прояви к больному ласку.

Посади меня в коляску.

Говорю тебе не в шутку:

— Полезай-ка в эту будку!

О, великий и могучий русский язык!

А вот еще:

Посмотри, какая киска!

— Не подходит пусть и близко!

Как она, щенок, забавна!

— Не хочу смотреть подавно.

Интересно, какой была бы реакция Корнея Ивановича Чуковского на столь пышный расцвет косноязычной халтуры? Я думаю — отчаяние.

Будьте осторожны: ведь мы превращаем книгу в учебник, но с подобными «учебниками» легко можно получить результат обратный тому, о котором мечтаем.

Почему конь с таким маниакальным упорством целый день скачет через плетень, да еще в огороде? Что значит «зову домой»? Домой — это куда? И почему в интересах рифмы мы должны будем читать «его» через «г», а не так, как это принято в русском языке?

Книжный рынок изобилует продукцией множества фирм, расплодившихся как грибы после дождя и привлекающих к работе «художников» и «поэтов», чья первоначальная профессия ничего общего не имела и не имеет ни с поэзией, ни с живописью. Даже в самых лучших снах этим самозванцам не могло привидеться, что они займутся такого рода деятельностью.

Вот новоявленный художник, смело сочетая красный цвет с ядовито-зеленым и ядовито-розовый с голубым и фиолетовым, нагромождает предмет на предмет, перегружает картинку деталями и в погоне за оригинальностью рисует никому не понятные ребусы вместо фигур и лиц. Безусловно, иллюстрации в книге должны быть яркими и красочными, однако буйное смешение кричащих цветов утомляет зрение и возбуждающе действует на нервную систему. Где в природе вы встречали такое «помешательство красок»? В большинстве случаев текст в книге вам придется адаптировать так, чтобы он был понятен вашему ребенку, а вот иллюстрации в книге не подправить.

Маленькая головка, упирающаяся в небеса, тоненькое, как у стрекозы, туловище, паучьи ручки и ножки… Позже, если иллюстрация сделана талантливым художником, ребенок оценит юмор стилизаций, но на первых порах стремитесь к тому, чтобы рисунок был легко узнаваемым.

Не покупайте что попало! Очень хорошую серию «Мастера иллюстрации» выпускает калининградское книжное издательство «Янтарный сказ». Дети обожают эти книги — большого формата, на прекрасной бумаге, с великолепной печатью, с милыми, добрыми зверями, со всем тем, что они видят вокруг себя в жизни. Подходящими окажутся «Стихи и сказки для самых маленьких» С. Маршака с иллюстрациями С. Бордюга и Н. Трентона («Планета Детство», 2001). Обязательно купите эту книгу, если она вам попадется: там вы найдете все, что вам нужно для начала. Поищите книги издательства «Дрофа», приобретите выпуски «250 золотых страниц», выпускаемые московским издательством «Олма-пресс» и красноярским «Бонус»: помимо всего прочего, по этим книгам вы будете учить ребенка читать. Поройтесь на книжных развалах — у букинистов можно найти старые издания, иллюстрированные вполне в реалистическом духе. Никаких ребусов: художники с удовольствием рисовали простые и понятные вещи — кот так кот, мышка так мышка. Стихи Б. Заходера, И. Пивоваровой, книжки В. Сутеева, ну и, конечно, «Муха-цокотуха», «Бармалей» и «Мойдодыр» дополнят вашу библиотеку и довольно скоро вам понадобятся.

С первых же шагов работы над книгой вы должны будете привлечь ребенка к активному в ней участию. Давайте сделаем малыша участником событий, главным персонажем. Зачем нам нелепые вирши о глазах мамы, в которых замечено сходство с рамой? Впрочем, даже очень неплохие стихи могут оказаться совсем неподходящими для ваших занятий.

Стихи можно написать самим, глядя на картинку. Это не так трудно, как кажется. Может быть, вам уже приходилось сочинять незатейливые куплеты по поводу домашних торжеств, поздравительные открытки к Новому году, стихотворения, посвященные юбилярам. К сочинению стихов вынуждают нас обстоятельства. Никто, кроме вас самих, не напишет их о вашем сыне или дочери; никому, кроме вас, неизвестно, что ему понятно, а что — нет. Стихи в данном случае — дидактический материал. Как известно, необходимость— мать изобретательности. Попробуйте! Уверяю вас, вы очень скоро наловчитесь.

В результате ваших усилий может получиться что-нибудь вроде:

Здравствуй, Юрочка! Привет!

Где же мама? Мамы нет!

Где цыплята?

Где утята?

Где веселые ребята?

Петушок и курочка,

Позовите Юрочку.

В ванной плавает утенок,

На подушке спит котенок.

Юра спать не хочет,

Весело хохочет.

Вот так кот, вот так кот:

Ходит задом наперед,

Маме Лапу подает,

Юре песенки поет.

На особые художественные достоинства наших доморощенных опусов претендовать не будем. Стремитесь к тому, чтобы все было просто и легко проговаривалось — наподобие детских считалок. И самое главное — ваши стихи должны быть абсолютно понятны ребенку. Их содержание вы будете усложнять постепенно, вводя все новые и новые слова в соответствии с тем, над чем работаете в данный момент.

Где у котика усы?

Где у Юрочки часы?

Зайчик, ежик, помидор,

Выходи скорей во двор.

Раз, два, три, четыре, пять,

Юрочка идет гулять.

Юрочка, на ножки

Надевай сапожки.

Не бог весть что, но терпимо. А главное — герой вашего творчества — ваш сын или дочь. Юра очень любит стихи, в особенности если речь в них идет о нем самом, и, не будучи упомянут, выражает большое неудовольствие. Он с нетерпением ждет, когда прозвучит его имя, и, услышав его, радостно указывает на себя пальцем.

Юрочка помещен в обстановку, которую легко узнает — ведь книжка подобрана так, что он видит на картинках хорошо известные предметы. Вот стол, вот стул:

На столе две чашки,

В вазочке ромашки.

А кому же этот торт?

Юра в гости к нам придет.

Угощайтесь, люди!

Самовар на столе,

Пирожки на блюде.

А что изображено на следующей страничке?

Вот ворона на пеньке,

Вот кораблик в реке.

У вороны клюв большой,

Крылья, глазки, хвостик.

Ну а это что такое? —

Через речку мостик.

Рядом Юрочка стоит,

Он вороне говорит:

«Что так громко раскричалась?

Что на Юру разворчалась?»

А вот Юрочкина тарелка, на дне которой рисунок — ежик с корзинкой.

Ну-ка, ежик, лапку дай,

Из тарелки вылезай.

Вылезти не можешь?

Мы тебе поможем.

Юра вместе с вами показывает ворону, кораблик, речку, мостик и все прочее. Очень часто маленькие дети догадываются о значении слов по интонации, с которой вы их произносите, — поэтому не читайте стихи монотонно! Удивление, огорчение, радость — все должно быть подчеркнутым, явным. Очень многое из того, что мы говорим или читаем ребенку и что он, может быть, не совсем понимает, вовсе не нуждается в наших словесных объяснениях — вы «объясняете» это жестами, мимикой, выражением лица. Ребенок 5–6 лет не поймет вас буквально, если фразу «попал пальцем в небо» вы скажете с иронией, насмешливо, либо раздраженно. Недоумения она у него не вызовет.

Итак, вы поэт. Хорошо рифмуются «чашки» и «ромашки», «сапоги» и «пироги». Но вот беда — в вазочке нарисованы не ромашки, а тюльпаны. Не выбрасывайте старые, разорванные книжки — из них можно вырезать про запас ромашки, грибочки, бабочек. Вы будете наклеивать их в книжку, иллюстрируя собственные тексты, если, конечно, не можете все это просто нарисовать. Пригодятся рисунки на конвертах, конфетных обертках, с рекламных проспектов.

Мокнут под дождем игрушки,

В луже прыгают лягушки,

Юра наш идет гулять,

Юре зонтик надо дать.

Вырезаем и помещаем в лужу на картинке и игрушки, и лягушек. Нарисовать дождь поручите Юре, он с этим прекрасно справится.

Развивая в себе способности к стихосложению, вы сможете облечь в стихотворную форму все маленькие события из жизни своего ребенка.

Бабушка Юрочку за руку берет,

В ванную комнату плавать ведет.

Мыло душистое,

Полотенце пушистое —

Все как у Чуковского,

Писателя московского.

Будем мыться, купаться,

В водичке плескаться.

Теплой водичкой

Вымоем личико.

Юра в ванну лезет смело:

У него там много дела.

Ведь нельзя же грязным быть —

Руки, ноги надо мыть,

В лейку воду наливать

И кораблики пускать.

Почему вы все стучите?

Почему вы не звоните?

Ведь работает звонок! —

Я достать его не мог!

Юра маме помогает:

В холодильник убирает

Ягоды и фрукты,

Разные продукты.

Юра чуть не плачет —

Очень чай горячий!

Чай на блюдечко налей,

Только чашку не разбей.

Поставь осторожно,

Пить теперь можно.

В парке Сокольники

Катаются на роликах.

У нас роликов нет,

У нас есть велосипед.

На велосипеде

Юра быстро едет.

Как же нам получше встать,

Чтобы дерево обнять?

Кто нам елочку принес?

Ну конечно, Дед Мороз.

Робота Снегурочка

Подарила Юрочке.

Яблочки на ветке,

Вкусные конфетки,

Шишки, фонарики,

Розовые шарики.

Только не возьму я в толк:

Почему здесь серый волк?

Может, Барсик дверь открыл

Волка серого впустил?

Это Юрочка, ребята,

Пригласил к нам всех зверей.

Волки, овцы, жеребята,

Заходите поскорей.

Будем петь и веселиться,

Будем шарики считать,

Мы не будем драться, злиться

И друг друга обижать.

Юра потерял самую любимую свою игрушку — подаренного дедушкой верблюжонка. Ищем, на ходу сочиняем:

Мы искали под подушкой,

Перерыли все игрушки,

Заглянули под диваны,

Вывернули все карманы.

Но нигде верблюда нету,

Видно, бродит он по свету,

По своей пустыне рыщет,

Вероятно, Юру ищет.

Никак Юру не найдет —

Где же Юрочка живет?

А живет он в теремке,

Только двери на замке:

Юра наш ушел гулять,

Друга милого искать.

Вот досада так досада!

Никого ему не надо.

Что за жизнь без верблюжонка?

Вечно рвется там, где тонко!

Люди! Сотворите чудо —

Отыщите нам верблюда!

Какая удача! Какая удача!

Мы вместе с Роменой поедем на дачу!

И мама поедет, и Юра поедет,

И с нами на дачу поедут медведи.

Медведь с медвежатами в дверь постучит,

И голосом страшным медведь зарычит:

«Скорей одевайтесь, ведь время не ждет!

А то, не дождавшись, Ромена уйдет.

Возьмите тетрадку и книжки возьмите,

Коробку с игрушками в сумку кладите».

Мы скоро, мы скоро отправимся в путь,

Ты только, Ромена очки не забудь.

Вы сами не заметите, как у вас появится привычка облекать в рифму фразы, с которыми обращаетесь к ребенку.

Спелую Грушу,

Юрочка, скушай.

Ах, какой прекрасный сад!

В нем растет виноград.

Ах, как красивы на веточках сливы!

И т. д., и т. п.

Детям нравятся узнаваемые ситуации, и если Юра ходит с мамой на каток или в бассейн, если катался на пони или кормил уток в пруду, то стихи на эту тему, подкрепленные соответствующими рисунками, очень ему понравятся. С мамой Юрочки Наташей мы составили фотоальбом: тут и пирожки на блюде, и Юра с чашкой и блюдцем, и медведь Михаил Иванович с сыном Мишуткой и своей супругой Настасьей Ивановной, а вот Юра с мамой и папой обнимают большое дерево. Альбом постоянно пополняется, теперь это любимейшее учебное пособие мальчика.

Ребята очень любят рифмованную речь, им нравится в стихах четкий ритм, музыкальность. Вот почему они, как в нирвану, погружаются в слушание порой очень длинных стихов да и прозаических текстов — ведь хорошая проза тоже ритмична.

Вот уже и Ваня стал говорить в рифму. На карточках, которые он вытаскивает из коробки, — олень, затем корова. И Ваня провозглашает:

Вот олень. Север — это прекрасно!

Вот корова. Корова — это опасно!

Если ребенок уже достаточно хорошо говорит, то, заучивая сочиненные вами стихи, — а дети почти всегда делают это с удовольствием, — ребенок одновременно отрабатывает произношение слогов и отдельных звуков, над которыми вы в данный момент работаете.

Всех горилла удивила,

Мыла хвост кусочком мыла.

На пол воду налила,

За собой не убрала.

Удивился наш Иван —

Слон залез к нему в карман,

А зеленая лягушка

Села Ване на макушку.

Ваши стихи — это не просто стихи. Все, о чем в них говорится, подкрепляется рисунком и вашими конкретными действиями — «моете обезьяну», «вытираете лужу», комментируете. Как это слон, такое большое животное, ухитрился залезть в маленький карманчик?

Стихи о самих себе, о событиях своей жизни, обо всем, что с ними происходит, любят и дети постарше.

Идет коза по асфальту.

Копытцами цокает,

Губами чмокает,

Рожками бодает,

Малых деток пугает.

А кругом витрины,

Большие магазины,

Театры, музеи,

Где ходят ротозеи.

Вот и Вася идет.

Васю мама ведет.

Куда идут? В гости,

Несут в пакете кости.

Кости кому? Собаке.

Участвует в драке.

Станет сильнее —

Победит быстрее.

Кто хозяин? Гриша.

Но ведь в доме мыши!

Зачем ему собачка,

Собачка-кусачка?

Мыши сало едят

И нахально пищат.

Бегают, дерутся,

Над всеми смеются.

Заведите кошку,

Дайте ей ложку.

Кошка ложкой постучит —

Сразу мышка замолчит!

Станет в доме тихо,

Избавимся от лиха!

Вам многое придется делать самим: сочинять стихи, придумывать сказки, клеить домики. И чем дальше, тем больше участия в этом должен будет принимать ваш ребенок.

Еще более полный простор вашей творческой деятельности обеспечит умение рисовать. Вы сможете иллюстрировать и стихи, и прозу собственного сочинения. Цель, которую вы таким образом преследуете, — осмысление ребенком среды, в которой он живет, обстановки, которая его окружает. Героями могут стать соседи, знакомые мальчики и девочки, домашние животные: кошки, собаки, попугаи — все, кого ребенок хорошо знает, с кем постоянно сталкивается. Ваш быт, знания, привычки домашних — все может быть отображено.

Вот кухня, окошко со знакомой занавеской — по краю красная в белый горошек кайма. Бабушка моет посуду, нарисуем ей передник в клеточку, смотри — как раз такой, какой мы ей на Восьмое марта подарили. Наша комната — как в ней мебель расположена, правильно я нарисовала?

Теперь изобразим огород на дачном участке. Здесь у нас растет лук, вот тут мы посадили картошку, у забора — яблоня и кусты смородины. Бочка, будочка Барсика. Что еще? Давай вспомним.

10-летний Даня сидит за столом, туда-сюда возит по столу машинку. Глаза у него отсутствующие. Такое впечатление, что он и машинку-то не видит. Достаю тряпичную куклу, соответственно наряжаю.

«Ольга Александровна пришла танцевать с Даней, тип-топ, тиби-доп, тип-топ», — напеваю хорошо известную ему мелодию. Ольгу Александровну он тоже прекрасно знает. Лицо Дани моментально приобретает заинтересованное выражение. Сплясали. Теперь нарисуем, как мы едем на дачу.

Ольга Александровна уже в машине, поехали. Сначала нет никого на дороге, но вот медведь вылез из кустов, просит подвезти его, а там и зайчики напросились, набился полный кузов. Вот волка не возьмем, пожалуй. Баба-яга летит на метле, но куда ей! Нас ей не догнать! Даня сидит за рулем, внимательно смотрит на дорогу. Стоп! Красный свет.

Все нарисовано: у Ольги Александровны ручки-палочки с расставленными веером пальцами, медведь лапу поднял, голосует, заяц выскочил из-за кустов. Лучше всего Баба-яга вышла.

Ну и так далее.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23

перейти в каталог файлов


связь с админом