Главная страница
qrcode

Рубинштейн С. Я. https vk com psy psicologa 82 Экспериментальные методики патопсихологии


НазваниеРубинштейн С. Я. https vk com psy psicologa 82 Экспериментальные методики патопсихологии
Анкорmpathopsychology.doc
Дата26.01.2018
Размер1,44 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаmpathopsychology.doc
ТипКнига
#61711
страница13 из 22
Каталог
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22

Литература

ЗейгарникБ. В. К проблеме понимания переносного смысла слов или предложений при патологических изменениях мышления. В сб.: Новое в учении об апраксии, агнозии и афазии. М., 1934.

Заполнение пропущенных в тексте слов

1. Методика, предложенная Эббингаузом, применялась для
самых разнообразных целей: выявления развития речи, продук­
тивности ассоциаций. С успехом может быть использована для
проверки критичности больных.

2, Для проведения опытов существует множество вариантов
текстов: отдельные фразы, более или менее сложные рассказы.

112

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПАТОПСИХОЛОГИИ

ИССЛЕДОВАНИЕ МЫШЛЕНИЯ

113


Текст, который на протяжении последних десяти лет применяется в лаборатории Института психиатрии, см. бланк №10 в приложении в конце книги.

Больным, имеющим меньше 7 классов образования, предла­гать это задание нецелесообразно.

  1. Больному предлагают просмотреть текст и вписать в каждый
    пропуск только одно слово так, чтобы получился связный рассказ.

  2. При оценке работы больного следует учесть скорость под­
    бора слов, затруднения в подборе слов в определенных, наиболее
    трудных местах текста (например: холодный ветер выл как... или:
    начала что-то...), а также критичность больного, т. е. его стремление
    сопоставлять те слова, которые он собирается вписать, с остальным
    текстом. Некоторые больные производят этот контроль, прежде
    чем заполнят пропуск, другие — исправляют и переделывают уже
    написанное. Однако если больной заполняет текст, а затем
    беззаботно отдает его экспериментатору в качестве выполненной
    работы, так, как это сделано в данном примере, то можно сделать
    вывод о снижении критичности.

Больной К. Над городом низко повисли снеговые туча. Вечером началась перестрелка. Снег повалил большими пятаком хлопья. Холодный ветер выл как собака, дикий... На конце пустынной и глухой горе вдруг показалась какая-то девочка. Она медленно и с тарелкой пробиралась по столовой. Она была худа и бедно выглядела. Она подвигалась медленно вперед, валенки хлябали и тяжело ей идти. На ней было плохое одеяло с узкими рукавами, а на плечах мешок. Вдруг девочка испуганно и наклонившись начала что-то кричать у себя под ногами. Наконец, она стала на ноги и своими посиневшими от озноба ручонками стала прыгать по сугробу.

Литература

ЗейгарникБ. В. Патология мышления. Изд-во МГУ, 1962.

Урусова-БелозерцеваВ. И. Особенности нарушения мышления у больных с поражениями лобных долей мозга. Дипломная работа Изд-во МГУ, 1954.

Ц и м к и н Г. Сравнительные опыты с методом Эббингауза и пересказом продиктованного текста. Отдельный оттиск. Рига, 1914.

Объяснение сюжетных картин

1- Проба, заключающаяся в том, что больного просят рассказать о содержании сюжетной картинки, является одной из очень распространенных и самых простых. Применяется для

исследования сообразительности больных, их умения выделять существенное из деталей, а также для исследования того эмо­ционального отклика, который вызывает у больного сюжет той или иной картинки.

2. Для проведения опыта экспериментатор должен иметь набор
разнообразных сюжетных картинок. Желательно, чтобы среди них
были простые и сложные по сюжету, веселые, красочные и печаль­
ные, мрачные, реалистичные и более сложные по оформлению.
Для этой цели пригодны открытки — репродукции картин худож­
ников (см. цветное приложение).

  1. Методика проведения опыта предельно проста. Больному
    показывают картинку и просят рассказать, что на ней нарисовано.
    В редких случаях от экспериментатора требуется мотивировка —
    указание, что таким путем надо проверить зрение больного.

  2. Апатичные больные, больные с паралитическими и де­
    прессивными синдромами небрежно смотрят на картинки, не
    задерживая на них своего взора и не всматриваясь. Как ни странно,
    но такие различные по психопатологической сущности синдромы
    (паралитический и депрессивный) при исследовании методом
    сюжетных картинок проявляют себя в отношении активности вос­
    приятия сходно, так как больные не обнаруживают заинтере­
    сованности в распознавании нового содержания. Однако ответы
    больных о содержании картин оказываются различными. В то время
    как депрессивные больные отвечают с паузами, скупо, односложно,
    но с пониманием существенного смысла картинки, больные с
    клинической картиной паралитического слабоумия отвечают
    наобум, высказывая неправильные, часто нелепые суждения о
    сюжете картинки по случайным, бросившимся в глаза деталям.

Понимание сюжетных картинок затруднено у олигофренов. Известны многие экспериментальные данные относительно того, что олигофрены неправильно понимают перспективные соот­ношения, плохо понимают мимику изображенных на картинках людей, медленно обозревают картинку в целом (К. И. Вересотская, И. М. Соловьев, Э. А. Евлахова). Больные эпилепсией также не скоро доходят до объяснения существенного в сюжете картинки, так как они склонны к перечислению всех изображенных на картинке предметов и деталей. При шизофрении понимание картин редко бывает затруднено, но больные часто по-бредовому толкуют содержание, рассматривают картинку как намек на свои болез­ненные переживания.







115
114 экспериментальные методики патопсихологии

Литература

Евлахова Э. А. О некоторых особенностях восприятия сюжетно-художественных картин учащимися вспомогательной школы. — В сб.: Учебно-воспитательная работа в специальных школах. Вып. 4. М., Учпедгиз, 1957.

Рубинштейне. Л. К вопросу о стадиях наблюдения. Ученые записки Института им. Герцена. Т. XVIII, Л., 1939.

ВересотскаяК. И. Восприятие глубины (третьего измерения) на картинках учащимися вспомогательной школы. — В сб.: Вопррсы психологии глухонемых и умственно отсталых детей. М., Учпедгиз, 1940.

Соловьев И. М. Восприятие действительности умственно отсталыми детьми. — В сб.: Особенности познавательной деятельности учащихся вспомогательной школы. М., Изд-во АПН РСФСР, 1953.

Установление последовательности событий

  1. Методика предназначена для выявления сообразительности
    больных, их умения понимать связь событий и строить после­
    довательные умозаключения. Предложена А. Н. Бернштейном.

  2. Для проведения опыта необходимы серии сюжетных кар­
    тинок (в количестве 3—6 картин), на которых изображены этапы
    какого-либо события (см. цветное приложение).

Существуют серии, соответствующие по содержанию детскому возрасту («Волки», «Колодец», «Лодки» и др.), а также серии для взрослых («Колесо», «Пьяница», «Охотник» и т. д.).

Оригиналы этих серий выполнены красками, но можно поль­зоваться и их фотокопиями.

3. Испытуемому показывают пачку перемешанных карточек
и говорят: «Вот здесь на всех рисунках изображено одно и то же
событие. Нужно разобрать, с чего все началось, что было дальше и
чем дело кончилось. Вот сюда (экспериментатор указывает место)
положите первую картинку, на которой нарисовано начало, сюда —
вторую, третью... а сюда последнюю».

После того как больной разложил все картинки, экспери­ментатор записывает в протоколе, как он разложил (например: 5, 4, 1, 2, 3), и лишь после этого просит больного рассказать по порядку о том, что получилось. Если больной разложил непра­вильно, ему задают вопросы, цель которых помочь больному уста­новить противоречия в его рассуждениях, выявить допущенные ошибки.

Умение ставить эти вопросы зависит от квалификации и опыта экспериментатора. Эти вопросы и ответы больного записываются

ИССЛЕДОВАНИЕ МЫШЛЕНИЯ

в протокол, так же как и действия больного по исправлению раскладки картин. Если вопросами не удается довести больного до правильного понимания последовательности изображенных собы­тий, экспериментатор просто показывает ему первую картинку и предлагает снова разложить. Это вторая попытка выполнить задание. Если она тоже безуспешна, тогда экспериментатор сам рассказывает и показывает больному последовательность событий и, перемещав снова все карточки, предлагает ему разложить их снова — в третий раз.

В случае если больной лишь на третьей попытке правильно установил последовательность, полезно предложить ему другую серию той же методики, чтобы выяснить, возможен ли «перенос» с трудом усвоенного способа рассуждений.

ФОРМА ПРОТОКОЛА (см. также Приложение) Исследование больного, перенесшего травму

Название серии

Раскладка

Объяснение больного

и замечания







экспериментатора







«Колесо»

2, 3, 4, 5, 1

Сломалось колесо,







позвал помощника,







починили, он поехал,







а колесо опять слома-







лось. Я не подумал.

Опять на том

Исправляет: 1, 2,




же месте слома-

3, 4, 5




лось?







4. При выполнении этого задания некоторые больные создают произвольный, вымышленный порядок и, излагая сюжет события, нисколько не считаются с противоречащим такому порядку со­держанием рисунка. Такие больные обычно не считаются также с критическими замечаниями и возражениями, которые содержатся в вопросах экспериментатора. Таким образом, выявляется не­критичность мышления (при глубоком слабоумии, паралитических синдромах и др.).

Некоторые больные не в состоянии справиться с установ­лением последовательности событий по 5 или 6 картинкам, так как они не могут охватить столь значительный объем данных. Если ту же серию сократить, т. е. ограничить задачу тремя этапами

116

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПАТОПСИХОЛОГИИ

ИССЛЕДОВАНИЕ МЫШЛЕНИЯ

117


(первой, средней и последней картинкой), они успешно справ­ляются с заданием. Такое сужение объема доступных для рас­смотрения данных наблюдается при сосудистых и иных астениях органического генеза.

Интеллектуальное недоразвитие, затрудненность осмысления, свойственные олигофренам и больным с органическими заболе­ваниями мозга, проявляются в том, что больные, справляясь с легкими сериями, не могут ориентироваться в более трудных; в одной и той же серии они, как правило, ошибаются на одной более трудной картине.

Отчетливо выявляются с помощью данной методики не­которые формы инертности психических процессов больных: разложив в первый раз картинки неправильно, больные в даль­нейшем несколько раз подряд повторяют ту же ошибочную версию последовательности. Такая «склонность к застреваниям» наблюда­ется при некоторых органических заболеваниях мозга в детском, а также в старческом возрасте.

При истолковании результатов исследования следует обращать внимание на то, как больной реагирует на наводящие вопросы и критические возражения экспериментатора, «подхватывает» ли он эту помощь или не понимает ее.

Значительный интерес представляют особенности устной речи больных, выявляющиеся во время объяснения последовательности событий (грамматически связная, развернутая, либо односложная, бедная, лаконичная, либо с тенденцией к излишней детализации).

В последнее время для установления последовательности и смысла событий используются серии, составленные из карикатур («Дома и на работе», «Прошел год», «Кто работал и кто устал», «Обман зрения» и т. д.). Преимущество этих серий в том, что они труднее для понимания и пригодны для исследования более интеллектуально развитых и сохранных больных. В то же время центр тяжести задания при использовании этих серий как бы переносится с установления строгой последовательности этапов события (иногда эту последовательность точно устанавливать и не нужно) на понимание юмора, т. е. смысла карикатур в целом.

Серии последовательности событий по карикатурам исполь­зуются с некоторой модификацией порядка проведения опытов. Больному раньше предлагают самому установить последо­вательность событий, а затем, если он не может этого выполнить, предлагают карточку с названием серии. Название составляется обычно так, что оно как бы «проливает свет» на смысл всей серии.

Литература

БернштейнА. Н. Клинические приемы психологического исследования душевнобольных. Изд. 2-е. М., Госиздат, 1922.

Исследование ассоциаций

Три методики, приведенные в этом разделе, нельзя считать направленными на исследование мышления в подлинном смысле слова. Выполнение инструкций не требует от испытуемого целенаправленных логических действий, не связано с решением мыслительных задач. Тем не менее, выявляя особенности течения ассоциаций, они могут быть полезны для анализа тонких признаков расстройств мышления.

Название 60 слов

1. Методика выявляет характер и продуктивность ассоциаций
больного, а также его словарный запас.

Методика напоминает ассоциативный эксперимент Юнга. Он предлагал больным называть какие угодно слова, предполагая, что в таком свободном потоке ассоциаций могут раскрыться пере­живания больного, его подсознательные стремления и опасения. Не вдаваясь в критический анализ такого направления исследо­ваний, укажем лишь, что оно теперь крайне редко применяется. Значительно чаще данный экспериментальный прием используется для исследования связности ассоциаций.

2. Для проведения опыта экспериментатор должен подготовить
мягко пишущее перо (или карандаш) и секундомер (или обыкно­
венные часы). Нежелательно проводить этот эксперимент после
«классификации предметов».

3. Исследование проводится под видом проверки скорости
речи. Экспериментатор говорит больному: «Давайте проверим, на­
сколько быстро вы можете говорить. Назовите, пожалуйста, 60 ка­
ких угодно слов — все равно каких, только как можно скорее.
Старайтесь не называть того, что видите перед собой. Начинайте!»

В отличие от других экспериментов, при проведении которых экспериментатор не спешит начать опыт, пока не убедится, что больной все понял и не имеет больше вопросов, в данном опыте экспериментатор несколько искусственно создает условия спешки: «Скорее, скорее, главное скорее...» Если больной никак не может сам начать и все спрашивает, какие слова нужно называть, экспериментатор повторяет: «Все равно какие. Отдельные слова. Например, лес, поле, хлеб...» Никакой другой помощи оказывать больше не следует.

118 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПАТОПСИХОЛОГИИ

Все слова, которые называет больной, экспериментатор дол­жен постараться записать. Если больной говорит очень быстро и много — экспериментатор, в крайнем случае, ставит себе знак пропуска, например «V», и старается, чтобы от одного такого знака до другого запись была абсолютно полной. Не следует предлагать больному говорить медленнее, так, чтобы его речь превращалась в диктовку, — лучше пропустить запись ряда слов. Но если стано­вится заметно, что условия спешки тормозят больного, можно перейти и на более медленный темп.

В случае если больной называет слова с длительными паузами, экспериментатор не отрывает карандаша от бумаги и, пока больной молчит, продолжает ставить в ряду слов точки. Количество постав­ленных точек даст представление об относительной длине пауз, сделанных больным.

Если, вопреки инструкции, больной начинает произносить целые фразы, экспериментатор останавливает его и напоминает, что нужно произносить отдельные слова.

Опыт продолжается 2 минуты, иногда и меньше, если больной не в состоянии называть слова.

Протоколировать опыт можно, просто записывая вслед за больным во всю ширину страницы слова, но иногда полезно пользоваться магнитофоном, а затем списывать все с магнитофона.

4. Для психически здоровых людей, а также школьников задание не представляет трудности. Слова называются обычно «гнездами», по 4—7 слов из какой-либо области смежных пред­ставлений, а затем происходит понятный переход к следующему «гнезду», т. е. близкому ряду слов. Так, например, больной назы­вает: «тигр, волк, лось, медведь, шкура, мех, шуба, пальто, костюм, плащ». В этом ряду следует перечисление зверей, а затем после перехода «шкура — мех» — следующее гнездо: виды одежды. Очень большие «гнезда», т. е. перечисление 10—12 предметов одного и того же ряда, а иногда и больше, свидетельствуют о чрезмерной обстоятельности, инертности мышления больных.

Особого внимания заслуживают быстрые, внезапные переходы от одного содержания представлений к другому. Так, например, больной быстро называет ряд слов: «жемчуг, дирижабль, несмотря, корица, мокрица, фисгармония». В этом ряду невозможно уловить содержательные связи между словами, но отчетливо выступают ассоциации по звучанию (корица, мокрица). Такого типа ассо­циации встречаются у больных шизофренией.
И
119
ССЛЕДОВАНИЕ МЫШЛЕНИЯ


В иных случаях элементы разорванности ассоциаций выяв­ляются среди адекватного содержательного ряда слов. Так, напри­мер, «ель, изумруд, счастье, Иванов, дерево, мозги, чиж, щегол, попугай, ель, Барыбинск, соловей, Галли Курчи, Галя, Водопьянов, пошлина, шелк, ситец, Карманьола, Мытищи, Останкино, кулак, дерево, дурак». Следует подчеркнуть, что делать вывод о нарушении связности ассоциации можно лишь тогда, когда больной произносит слова быстро, а не выдумывает их, мучительно выискивая в памяти.

В следующем примере выявилось сочетание чрезвычайной инертности ассоциаций с элементами разорванности. Инертность выявилась в том, что больная назвала чрезвычайно много названий учебных предметов (некоторые названия повторялись), а к концу — в том же быстром темпе произнесла слова совершенно несвязные: «молоко, фрукты, желание, наука, институт, техника, школа, учи­лище, медицина, география, история, биология, математика, фи­зика, химия, биология, зоология, неживая природа, растительный мир, животный мир, механика, электротехника, сопротивление материалов, жизнь, стебель, трава, шахматы, шашки, литература, материя, познание, авторитет, чувство, благодарность, доярка, ин­струмент, башня, туфли, кофе, день».

Для некоторых больных (адекватно отвечающих на вопросы и выполняющих многие другие экспериментальные задания) именно эта проба на придумывание слов оказывается особенно трудной: они либо совсем не могут придумать ничего «из головы» (за 2—3 минуты опыта с трудом называют 3—4 слова), либо, вопреки инструкции, начинают называть предметы, находящиеся перед глазами. Непродуктивность мышления (отсутствие слов) чаще наблюдается при шизофрении, а аспонтанность (называние того, что «перед глазами») чаще наблюдается при органических забо­леваниях, хотя возможна и при шизофрении.

Данная проба может также оказаться полезной для выявления богатства или бедности словарного запаса и запаса представлений. Так, например, у больного с неизвестным анамнезом (при огра­ничении олигофрении в степени имбецильности от шизофре­нического дефекта) данная проба совершенно неожиданно вьывила большой запас абстрактных понятий и сложных представлений (испытуемый называл ряд слов: аэродинамика, тяготение, про­странство, Млечный Путь, индукция... и т. д.), что невозможно при имбецильности.

120 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПАТОПСИХОЛОГИИ
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22

перейти в каталог файлов


связь с админом