Главная страница
qrcode

Рубинштейн С. Я. https vk com psy psicologa 82 Экспериментальные методики патопсихологии


НазваниеРубинштейн С. Я. https vk com psy psicologa 82 Экспериментальные методики патопсихологии
Анкорmpathopsychology.doc
Дата26.01.2018
Размер1,44 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаmpathopsychology.doc
ТипКнига
#61711
страница18 из 22
Каталог
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


Если же больной сам не объясняет, следует у него каждый раз спрашивать: «А как вам это поможет припомнить заданное слово?»

Не следует возражать или высказывать неодобрение, какие бы необычные связи больной ни устанавливал, но если рисунки его слишком многопредметны, можно попросить его рисовать немного ыстрее.

142 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПА ТОПСИХОЛОТИИ

В процессе выполнения задания экспериментатор варьирует порядок задаваемых больному слов: смотря по тому, легко ли больной устанавливает связи, экспериментатор предлагает то более легкие, конкретные выражения («вкусный ужин», «тяжелая ра­бота»), то более абстрактные, трудные («развитие», «сомнение», «справедливость»).

После выполнения задания (от 12 до 16 слов) листок с ри­сунками откладывают в сторону и лишь в конце исследования (спустя час) предлагают больному припомнить по рисункам заданные слова. Припоминание нужно предлагать не по порядку, лучше одно — с начала, другое — с конца. Можно предложить больному записывать под рисунком слово или выражение, которое было ему задано. Обязательно следует спросить, как удалось больному вспомнить слово, чем помог ему рисунок.

4. При истолковании результатов опыта прежде всего следует обратить внимание на то, доступна ли больному обобщенная символизация слова, т. е. может ли он самостоятельно найти обобщенный опосредованный образ. В норме даже школьник с образованием 5 классов может найти такой образ; так, например, для слов «тяжелая работа» он рисует лопату или молоток, человека с грузом, для слова «сомнение» — развилку дорог (куда пойти?), или вопросительный знак, или дверь (войти ли в нее?). Для интеллектуально неполноценного больного такая задача трудна. Для слов «тяжелая работа» он хотел бы нарисовать целую сценку работы в шахте, но боится, что не сумеет это выполнить. Для слова «сомнение» он вообще ничего придумать не может. При легкой умственной недостаточности больной оказывается в со­стоянии нарисовать что-либо для конкретных понятий: для слова «болезнь» — кровать; для слов «вкусный ужин» — стол, тарелки. Но такие слова, как «справедливость», «сомнение», «развитие», остаются недоступными для опосредования. Такого рода проявле­ния конкретности мышления, трудности обобщения наблюдаются при олигофрении, эпилепсии. В иных случаях больной справляется с задачей обобщения, но никак не может ограничить себя выде­лением одного какого-либо образа и рисует их множество.

Так, например, решая нарисовать к слову «развитие» растущее растение, он рисует не один какой-либо росток, а целую серию постепенно увеличивающихся цветов в количестве 7, 8. К слову «болезнь» он рисует кровать и больного на подушке, и пузырек с лекарством, и еще термометр. Такие множественные ассоциации в
И
143
ССЛЕДОВАНИЕ ПАМЯТИ


пиктограммах свидетельствуют об обстоятельности мышления, о склонности к детализации и наблюдаются обычно у эпилептиков, а также у некоторых больных, перенесших энцефалит. Попутно отмечается, что эти же категории больных рисуют излишне тща­тельно и медленно, возвращаясь к прежнему рисунку и подправляя его даже тогда, когда экспериментатор уже задал им следующее слово. Такие «возвращения» и стремление к ненужной тщательности рисунков также свидетельствуют об инертности психических процессов.

Вторым критерием, на котором основывается оценка выпол­нения данного задания, является критерий адекватности ассо­циаций.

Психически здоровые люди устанавливают обычно разнооб­разные, но содержательные связи. Так, например, к выражению «веселый праздник» они могут нарисовать флаг или цветы, или даже бокал вина; к слову «разлука» — конверт, или паровоз, или руку, размахивающую платочком; к слову «развитие» — диаграмму роста, или растение, или младенца, или яйцо, или физкультурника. Все эти и многие другие связи одинаково хороши, так как они действительно могут служить средством припоминания заданного слова, они опосредуют его.

Но вот больной шизофренией для слова «сомнение» рисует речку и объясняет это так: «Есть романс Глинки «Сомнение», а Глинка — это есть Неглинка — речка». Такая связь носит громозд­кий, заумный характер. В другом случае для запоминания слов «вкусный ужин» больной рисует туалетную комнату и в рас­суждениях во время выполнения заданий приходит к этому так: «Вкусный ужин — это значит хорошо пахнет... запах... нарисую уборную». В этой ассоциации видна и парадоксальность. Другой пожилой больной для запоминания слов «теплый ветер» рисует губы и объясняет, что это «поцелуй матери». Несмотря на яркую эмоциональность, и эта ассоциация не адекватна заданию; ведь нарисованные губы не служат цели запоминания заданных слов.

В некоторых случаях выхолощенность, бессодержательность ассоциаций больных достигают такой степени, что к разным словам больные рисуют лишь черточки, галочки. Такая яркость образов наблюдается часто у лиц истерического склада, хотя не исключена и у психически полноценных людей. Некоторые больные каждое заданное им для пиктораммы слово воспринимают сквозь призму своих личных вкусов и стремлений. Так, например, больной гово-

144 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПАТОПСИХОЛОГИИ

рит: «Теплый ветер» я вообще запомнить не могу, так как у нас на севере теплого ветра не бывает; «вкусный ужин» — для меня на ужин годится только простокваша, «веселый праздник» — у меня праздников не бывает, «справедливость» — со мной поступают несправедливо», и т. д. Такая эгоцентричность восприятия наблю­дается у эпилептиков и некоторых психопатов. В то же время и нормальным людям свойственна небольшая доля личной реакции, особенно на эмоционально значимые слова.

Поэтому, если больные ко всем таким эмоционально значи­мым словам подбирают совершенно нейтральные отвлеченно-обще­человеческие образы (например, «счастье» — солнце, «печаль» — плохая погода и т. д.), это можно оценить как проявление не­которой эмоциональной отгороженности, интравертированности или даже холодности. х

Последний критерий, по которому производится оценка результатов исследования методов пиктограммы, — это критерий запоминания. Сама методика была создана для исследования памяти. Особый интерес представляет сопоставление результатов исследования памяти методом заучивания 10 слов и методом пиктограммы. Если больной плохо заучивает 10 слов, но гораздо лучше вспоминает слова в пиктограмме, это свидетельствует об органической слабости памяти. Усвоение нового затруднено, но возможность содержательно опосредовать, логически связать ма­териал помогает больному, поэтому с пиктограммой он справляется лучше.

Если же больной легко усваивает 10 слов, но не может при­помнить слова в пиктограмме, это свидетельствует о том, что опосредованные связи только мешают ему припоминать. Такое соотношение наблюдается у больных шизофренией с расстройством мышления и сохранностью формальных способностей усвоения нового. Некоторые выводы о памяти больного можно делать и по тому, насколько точно он воспроизводит заданные слова — иногда больные воспроизводят лишь приблизительное содержание за­данных слов.

Пиктограмму следует оценивать в целом, т. е. по общему характеру выбираемых больным образов, а не по отдельным ас­социациям. Так, например, абстрактные знаки и символы встре­чаются часто в пиктограммах совершенно здоровых людей. При­ведем пример пиктограммы, составленной психически здоровой, очень способной студенткой (рис. 18), см. протокол на стр. 141.

145


ИССЛЕДОВАНИЕ ПАМЯТИ



Рис. 18. Пиктограмма здоровой студентки

В этой пиктограмме абстрактные символы чередуются с эмоционально насыщенными, живыми, образными.

В этой пиктограмме могли бы насторожить очень абстрактные ассоциации к словам «разлука» и «справедливость». Однако общая ее живость и разнообразие, легкость и простота оформления, наконец, полное воспроизведение всех заданных слов убеждают в том, что и эти две ассоциации были не выхолощенными, а подлинно абстрактными символами.

Совершенно иначе выглядят пиктограммы, составленные больными шизофренией с выхолощенностью и бессодержатель­ностью ассоциаций (рис. 19). Этой больной были предложены те же слова, но их нет надобности здесь расшифровывать.

Заданные слова

Рисунок

Объяснение

Воспроиз-










ведение

Веселый праздник

Цветы




+

Тяжелая работа

Топор




+

Смелый поступок

Зверь

Не испугался его

+

Надежда

Девичьи косички

Все в будущем

+

Развитие

Кривая с подъ-




+




емом







Болезнь

Больная




+

Теплый ветер

Холм

Его обвевает

+







ветер




Ядовитый вопрос

Значок яда

Яд и вопрос

+




и вопрос







146

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПАТОПСИХОЛОГИИ

ИССЛЕДОВАНИЕ ПАМЯТИ

147


Заданные слова

Рисунок

Объяснение

Воспроиз-










ведение

Сомнение

Вопросительный




+




знак







Больной ребенок

Фигура ребенка




+

Разлука

Два крестика




+

Богатство

Доллар




+

Счастье

Солнце




+

Справедливость

Прямая линия

Справедливость —

+







прямолинейность




Печаль

Опущенный




+




книзу нос







Ни в момент составления пиктограммы, ни при воспро­изведении (которое оказалось совершенно невозможным, несмотря на то что при заучивании 10 слов больная обнаружила хорошие возможности удержания) больная не могла объяснить, почему «веселый праздник» она сможет вспомнить по крестику, а «раз­витие» — по галочке, «болезнь» — по двум точкам, а «дружбу» — по одной. Некоторые больные (в большинстве случаев это свой­ственно больным шизофренией, но в нескольких случаях за десят­ки лет такие пиктограммы составляли и перенесшие энцефалит и страдавшие эпилептическими припадками) пытаются ассоциировать понятие с различными очертаниями линий. Так, например, больной (рис. 20) символизирует веселый праздник округлыми очертаниями извилистой линии (вверху) и разлуку — угловатой зигзагообразной

линией (внизу). Он никак не объяс-

- 'Уv \Jняет, почему обозначает «счастье» пря-

мой линией, упирающейся в бесфор-

* ^

менный комок (над разлукой), а «со-

*• мнение» — прямой линией, упираю-

щейся в зигзаг (рядом).
; l/ fГеометрическая символизация по-

; Л. *С ' нятий вообще очень часто встречается

| в пиктограммах больных шизофренией.

«-^-i. Так, например, больной шизофренией,

—-*■*•■ составивший пиктограмму из одних

г
Рис. 19. Выхолощенные, бессодержательные символы
еометрических форм, символизирует «сомнение» как круг, но затем начи­нает сомневаться, правильно ли он из-
б







рал диаметр круга. Он го­ворит, что «круг — это не­уверенность», и совершенно серьезно спрашивает экспе­риментатора: «Как по-ваше­му, будет ли неуверенность уже или шире сомнения по площади?»

П


Рис. 20. Символические зигзаги больного шизофренией
риведем примеры еще двух выхолощенных пикто­грамм, составленных боль­ными шизофренией (рис. 21 и 22). Их нет смысла рас­шифровывать, так как нари­сованы лишь отдельные штри­хи-символы (на рис. 21 в центре спираль, поднимаю­щаяся кверху, обозначает «счастье», а спускающаяся вниз рядом — «болезнь»).

В основном же стрелки, галочки, линии, крестики и кружочки лишены объективного содержания и даже для самих больных не служат средством связи и запоминания; попытки прочитать свою пиктограмму, т. е. припомнить заданные слова, оказываются

безуспешными.






Рис. 21. Пиктограмма больного шизофренией
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

перейти в каталог файлов


связь с админом