Главная страница

Шендерович Е. О преодолении пианистических трудностей в клавирах (1987).pdf. Шендерович ем. О преодолении пианистических трудностей в клавирах


Скачать 2.29 Mb.
НазваниеШендерович ем. О преодолении пианистических трудностей в клавирах
АнкорШендерович Е. О преодолении пианистических трудностей в клавирах (1987).pdf.pdf
Дата14.05.2018
Размер2.29 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаShenderovich_E_O_preodolenii_pianisticheskikh_trudnostey_v_klavi
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#70999
страница3 из 3
Каталогid48019402

С этим файлом связано 25 файл(ов). Среди них: Shenderovich_E_O_preodolenii_pianisticheskikh_trudnostey_v_klavi, Kogan_G_M_U_vrat_masterstva_Rabota_pianista_1969_pdf.pdf, Kogan_G_M_Rabota_pianista_Izd_2004.pdf, Kogan_G_M_O_fortepyannoy_fakture_1961_pdf.pdf, PF_Markovich2.pdf, Klavir_Simfonii_6_Chaykovskiy.pdf, Klavir_Simfonii_5_Chaykovskiy.pdf, Simfonia_quot_Manfred_quot__Chaykovskiy.pdf, Klavir_Simfonii_4_Chaykovskiy.pdf, Klavir_Simfonii_3_Chaykovskiy.pdf и ещё 15 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3

дополнительной) строчке или просто мелкими нотами изложена самая слышимая часть музыки — элементы второй темы, звучащие в духовой группе оркестра, причем в верхнем, наиболее ярком регистре Разве неправомерна попытка объединить эти элементы и найти для них более пианистическую форму воплощения И хотя предлагаемый ниже вариант написан автором этих строк в форме свободной фортепианной транскрипции, он все же более, чем клавирное изложение, соответствует оркестровой звучности
Коснемся еще одного способа клавирной записи. Оркестровое вступление ко второй части Скрипичного концерта Брамса изложено в клавире несколько необычно — на трех строчках, причем верхняя воплощает солирующий гобой, а обе нижние строчки — весьма густую фактуру аккомпанемента. Сопоставление двух видов записи (примеры
43 аи б) может дать наглядное представление о методах преодоления подобных трудностей:
По этому же принципу могут быть переложены и последующие такты данного эпизода. Можно привести целый ряд примеров различных изменений в фактуре клавиров, где вполне возможны и правомерны некоторые отклонения от текста. Опыт, изобретательность пианиста-аккомпаниатора и владение им элементами импровизации
позволяют приблизить звучность фортепиано к реальной звучности оркестра, его многоголосию и красочности. Многие аккомпаниаторы допускают подобные изменения ив повторяющихся триольных фигурах скрипичной Поэмы Шоссона ив тремолирующих наплывах галлюцинаций Бориса (в монологе и сцене смерти из оперы Борис Годунов»
Мусоргского), где в обоих случаях партия левой руки может быть упрощена без ущерба для общей звучности. Часто аккомпаниаторы позволяют себе добавлять и расцвечивать пианистически оправданными октавами и аккордами упоительную мелодию струнных в конце арии Алеко из одноименной оперы Рахманинова, включать в фактуру рояля партию Самсона в репризе знаменитой арии Далилы («Открылася душа) из оперы Сен-Санса Самсон и Далила» и т. д. и т. п. Перед пианистом, исполняющим клавиры, возникают трудности не только фактурного порядка, и его задача не сводится только к преодолению пианистически неудобных мест, но если речь идет о художественном исполнении оперных сцен или арий на концертной эстраде, тоне менее важными становятся вопросы звукоизвлечения в плане приближения к тембрам оркестровых инструментов. Здесь сложнее дифференцировать и обобщать, ибо трудности эти зависят не только от степени правильности воплощения партитуры в клавире, но ив большой степени от музыкальной одаренности исполнителя, от его дирижерских качеств, от его умения услышать, представить и воплотить на рояле различную тембровую окраску. И все же попытаемся дать ряд советов, могущих хотя бы навести на мысль о томили ином пианистическом приеме. Наиболее сложным можно считать воплощение на фортепиано специфики звучности струнных смычковых инструментов. Различие в способе звукоизвлечения служит основным препятствием этому. Раньше всего нужно попытаться по возможности смягчить атаку звука, что весьма труднодостижимо на инструменте с молоточковой механикой. И все же образное представление легкости, связности мелодических и аккордовых построений струнной группы, их мелодической протяженности и даже свойственной струнным вибрации может подсказать пианисту необходимость выработки известной «рессорности» кисти. Прикосновение к клавиатуре должно осуществляться без жесткой фиксации пальцев и кисти, а скорее способом «поглаживания» клавиш, мягкости при исполнении мелодических и гармонических оборотов, поручаемых обычно струнной группе оркестра. При исполнении же аккордов, присущих группе деревянных духовых инструментов, фиксация пальцев и кисти руки является чуть лине первой необходимостью, ибо выровненность пальцев при взятии аккорда дает иллюзию необходимой для нас звучности. Стаккато в подобных случаях исполняется несколько мягче, чем обычное стаккато на рояле как бы штрихом нон легато. Применение педали должно быть строго ограничено. Большое значение для достижения данного колорита имеет активизация внутреннего слуха, ясное слуховое представление необходимой звучности. Исполняя на рояле эпизоды, предназначенные в оркестре для медных духовых инструментов, полезно учитывать особенности каждой группы. Известно, что валторны звучат значительно мягче труба тромбоны охватывают весьма широкий диапазон динамических возможностей. Можно рекомендовать исполнение трубных сигналов, прорезающих звучность целого оркестра, жесткими, направленными вертикально к клавиатуре сдвоенными пальцами (например, мим, но рукой более свободной и мягкой. Специфическая звучность валторн имитируется на рояле несколько иначе пальцы погружаются в клавиатуру плотно и мягко, звук берется всем весом руки (от плеча, кисть эластична, ноне расслаблена. Левая педаль удерживается в течение всего
«валторнового» эпизода при одновременном использовании густой правой педали. Это создаст иллюзию сурдинной звучности валторн.
Часто приходится из клавирного аккорда добывать сразу два-три тембра это достигается определенным зафиксированным расположением пальцев на разных уровнях. Однако эти советы нельзя воспринимать буквально далеко не всегда удачный прием становится универсальным. Часто тембровая окраска той или иной оркестровой группы в своем воплощении на рояле зависит от регистра клавиатуры, оттого места, где данная группа или сольный инструмент оркестра изложены в клавире. Не исключено, что прием, пригодный, скажем, для малой октавы, окажется не столь эффективным в другой октаве (здесь, однако, в каждом конкретном случае следует учитывать природный тембр рояля и степень изношенности инструмента) . Итак, образное представление оркестровой звучности, тембровых особенностей, динамики различных групп и инструментов и умение найти способы заставить рояль звучать «оркестрово», приблизить фактуру клавира к собственным пианистическим возможностям — вот комплекс задач, стоящих перед исполнителями оркестровых переложений. В рамках небольшой работы невозможно охватить бесконечное количество проблем, возникающих перед исполнителем клавира (здесь и вопрос о фортепианных вступлениях и заключениях в отдельном издании оперных арий, и об уточнении динамических оттенков, обычно механически переносимых из партитуры в клавир, и о многом другом, а также охватить бесконечное разнообразие клавирных трудностей и снабдить их примерами облегчений. Необходимость подобных изменений фактуры очевидна, тем более что многие мастера аккомпанемента постоянно применяют в своей практике различные виды облегчений клавиров. Будучи же зафиксированными, эти переложения значительно скорее смогут стать достоянием многих аккомпаниаторов
25
Автор нив коем случае не претендует на оптимальность предлагаемых им решений в приводимых здесь переложениях, рассматривая свою работу как опыт методики, направляющий мысль исполнителя на преодоление встречающихся неудобств, и будет считать свою задачу выполненной, если примеры переложений и принципы, лежащие в их основе, принесут пользу молодым пианистам- аккомпаниаторам в их практической деятельности.

Именно эту задачу ставил перед собой автор этих строк, подготовив к печати пять выпусков серии Певец и аккомпаниатор, вышедших в Ленинградском отделении издательства Музыка.

Малый зал Ленинградской филармонии. Премьера "Сюиты" Д.Шостаковича. 23.12.1974
Е.Нестеренко и Е.Шендерович. Творческий вечер в ЦДРИ (Москва) 1978
1   2   3

перейти в каталог файлов
связь с админом