Главная страница
qrcode

Реферат_Ф. Современные концепции философии языка


НазваниеСовременные концепции философии языка
Дата20.11.2020
Размер284 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаРеферат_Ф.doc
ТипДокументы
#113250
страница1 из 2
Каталог
  1   2


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ»

Кафедра философии

Р Е Ф Е Р А Т

по истории и философии науки

на тему:
«Современные концепции философии языка»

Соискателя: Домнина Владимира Николаевича

Научный руководитель: засл. экономист РФ, д. э. н., проф. Багиев Г. Л.

Форма обучения: бюджет

Кафедра: маркетинга

Специальность: 080005

Санкт-Петербург

2007 г.

Оглавление
Введение ………………………………………………...….…………….………… 3
Глава 1. Обзор современных концепций философии языка …………….….…... 5

1.1. Что такое философия языка? ……………………………...……………..…… 5

1.2. Семантика, синтактика и прагматика …………….………………………..… 5

1.3. Объективизм и субъективизм в философии языка ……………………..…… 8

1.4. Природа и сущность языка ………………………………………………….. 10

1.5. Язык и мышление …………………………...……………………………….. 11

1.6. Язык как система …………………………………………………….………. 12

1.7. Эволюция и развитие языка ……………………………...………………….. 12

1.8. Знаковый характер языка ……………………………………………………. 14

1.9. Идеалистическое направление в философии языка ……………..………… 16

1.10. Лингвистический поворот …………………...…………………………….. 20

1.11. Логико-философские принципы исследования языка …………...….…… 21

1.12. Связь философии языка с другими науками …………...…………………. 22
Глава 2. Использование философии языка при создании искусственного интеллекта ………………………………………………..…..….…………..……. 23

2.1. Языки в многоагентных системах …………………………………………... 23

2.2. Прикладная семиотика агентов ………………………………………….….. 26

2.3. Модели коммуникации агентов ………………………………………….…. 28

2.4. Теория речевых актов агентов ………………………………………………. 29
Заключение ………………………………....………...…..…….…………………. 31
Список литературы ……………………………………...………………………... 32

Введение
Пожалуй, самой древней историей, сохранившей в себе первичные, еще донаучные подходы к природе и сущности языка, стал миф о строительстве Вавилонской башни. Эта история описана в 11-ой главе книги Бытия, упоминание о ней можно найти и у Геродота. Согласно преданию, после Всемирного потопа, человечество представляло собой единый народ, говорящий на едином языке. Это тот самый мифический язык Адама, на котором он в раю давал имена животным и растениям: «Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел их к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым...» (Бытие, глава 2, стихи 19-20).

Жители Вавилона решили построить «дом, где сходятся небеса с землею» для собственного самовосхваления и для того, чтобы соперничать с богами в силе и могуществе. На протяжении многих веков вавилоняне строили храм высотой до небес и этим разгневали богов своей дерзостью и грандиозностью своего замысла. За одну ночь все жители Вавилона перестали понимать свой родной язык и неожиданно для себя стали говорить на самых разных наречиях. Такое смешение языков привело к тому, что люди перестали понимать друг друга, они не смогли продолжить строительство башни и постепенно разбрелись по всей земле.

Миф о Вавилонской башне выразил исконное стремление человечества к объяснению основных языковых законов и поиску того универсального языка, который бы наиболее полно отражал всю сложность и многообразие нашего мира, а также лучше всего соответствовал требованиям современной жизни. Поиски философских принципов, на которых базируется любой язык, возможности языков для построения философских теорий, недостатки языков, создающие трудности в интерпретации, приводящие к логическим ошибкам и ложным суждениям, - это основные темы, которые интересуют ученых из различных областей гуманитарных знаний. Это ключевые темы, очерчивающие границы отдельного направления в философском учении – философии языка.

Философия языка берет свое начало в Древней Греции – учениях Платона, Аристотеля и стоиков. В диалоге «Кратил» Платон рассматривает вопрос о том, являются ли имена результатом конвенции или они являются природными. Он критикует конвенционализм, хотя в конце диалога и признает влияние общественных соглашений на язык. Аристотель занимался проблемой соотношения частных предметов и общих имен, эти свои рассуждения он изложил в работах, посвященных логике, а также в «Поэтике». Стоики анализировали грамматику языка, выделив пять частей речи: существительные, глаголы, прилагательные, союзы и частицы. Они также предложили понятие лектона – мыслительной сущности, отличной как от знака, так и от обозначаемого предмета. Современное языкознание называет это концептом, или означаемым.

Через средневековые трактаты У. Оккама, «Исповедь» Августина, теорию Роджера Бэкона философия языка начала активно развиваться в XVII в., главным образом, благодаря работам Р. Декарта, Дж. Локка, Г. В. Лейбница и др. Однако начало философии языка в ее современном понимании было положено Карлом Вильгельмом фон Гумбольдтом, выдающимся немецким языковедом и философом.

Глава 1. Обзор современных концепций философии языка
1.1. Что такое философия языка?

Философия языка – это система философских и научных воззрений на язык, использующих основные философские положения для объяснения наиболее общих законов языка, а языковой материал – для решения ряда философских проблем, которые ставит перед обществом определенная историко-культурная ситуация. Философия языка занимается изучением наиболее общих свойств самого языка, проявления в языке предельно общих свойств объективного мира, общих закономерностей развития природы, личности, общества и познания, а также лингвистических проблем, так или иначе связанных с решением основных философских проблем. К ним относятся проблемы природы и сущности языка, отношения языка и мышления, языка и общества, системы и структуры в языке, его знакового характера, языкового значения, происхождения, эволюции и истории языка, частного и общего в языке, возникновения и развития философии языка и др. Философия языка связана с определенным стилем мышления в науке и искусстве и представляет собой более или менее законченную систему взглядов, основанную на определенном параметре, который считается доминирующим (т. н. парадигма). При этом язык понимается не как конкретный национальный язык, а как человеческий язык вообще, рассматриваемый с точки зрения его общих качеств – логико-лингвистических параметров. Философия языка изучает также проблемы значения, истины, референции (обозначения), обучения языку, коммуникации, интерпретации и перевода.
1.2. Семантика, синтактика и прагматика

Исторически выделяют три основные формы философии языка:

1. семантическая, или «философия имени», в основе которой находится имя и его связь с миром в рамках референциального параметра языка;

2. синтаксическая, или «философия предиката», считающая предикат (то, что высказывается о субъекте) ядром суждения (пропозиции) о факте в качестве пропозициональной функции, отражающей через синтаксис связь между выражением в языке и взглядом на мир усредненного носителя этого языка;

3. прагматическая, или «философия языковой прагматики», соотносящая язык с использующим язык субъектом, и привязывающая все основные понятия при анализе логики языка к субъективным факторам.

Разделение философии языка на синтактику, семантику и прагматику впервые было предложено и описано Чарльзом Пирсом (1839-1914) – американским философом, логиком, математиком, естествоиспытателем. Философские работы по семантическим аспектам философии языка известны с античных времен до наших дней. Выдающимся представителем направления «философия имени» был Алексей Федорович Лосев (1893-1988) – великий российский философ, написавший «Философию имени» (1923-1926), «Вещь и имя» (20-е гг.) и другие работы. Синтактическое направление активно развивалось представителями неопозитивизма – Г. Райлом (1900-1976), П. Стросоном (р. 1919), М. Даммитом (р. 1925), Дж. Остином (1911-1960) и др. Прагматические аспекты философии языка более всего интересовали Б. Рассела (1872-1970), представителей направления формальной прагматики: Я. Хинтикка (р. 1929), Р. Монтегю, Д. Льюиса, М. Крессуэлла и др.

Термин «Философия языка» обозначает также довольно широкую и не вполне определенную область познания, находящуюся на стыке философии, логики и языкознания. Основными проблемами, разрабатывающимися в рамках философии языка, являются:
связь между бытием и сознанием, данным в речевых проявлениях;
  • связь между языком и мышлением;
  • сущность, функции и возможности языка для отдельной личности и общества в целом;
  • метод решения вопросов философии через анализ употребления терминов, используемых одновременно в обыденной речи и в философии (таких, как «материя», «сознание», «мышление» и т. п.);
  • выяснение общеметодологических принципов, которые позволили бы оценивать с общенаучных позиций конкретные теории и методы описания языка.
    В последние годы все большее внимание привлекает использование категорий философии и логики для описания самого языка. Например, понятие времени в той или иной философской концепции берется как базовой понятие для анализа грамматического времени и для типологии языков, использующих различные временные формы. Понятие пространства, активно используемое при анализе средств выражения пространственных отношений в различных языках мира. Широко обсуждаются в этом же аспекте и многие другие категории. Этот подход имеет большое значение при логико-философском моделировании языковой деятельности, особенно в рамках междисциплинарных исследований в области «искусственного интеллекта» («многоагентные системы», «интеллектуальные организации» и т. п.), для чего используются результаты, полученные в теории систем, математической теории моделей и в логической теории доказательства, анализ связей между языком и метаязыком, анализ отношений между денотацией и речевыми актами (Дж. Остин, П. Стросон (р. 1919), Дж. Сёрл (р. 1932) и др.).

    Современные концепции философии языка опираются на следующие ведущие идеи:
    Языковое выражение соответствует истине, если соблюдены определенные условия его употребления. Эти условия философы, занимающиеся проблемами языка, описывают через семантику и прагматику используемых языковых элементов с помощью продуктивных (т. е. справедливых не для одного конкретного выражения, а для бесконечного количества выражений) правил или принципов.
  • Значение (интерпретация) целого выражения является производной от значения (интерпретации) входящих в нее частей, а также от значимости конструкции, в состав которой входят эти части (так называемый «модифицированный принцип Фреге», или принцип «конструкционной семантики»). При этом интерпретация целого выражения регулируется глубоко личностными мотивами и принципами (например, стратегии интерпретации в когнитивных моделях понимания или интенциональность высказывания в теории речевых актов).

    1.3. Объективизм и субъективизм в философии языка

    Эти положения можно рассматривать в логическом смысле как синтез двух сквозных идей философии языка, выделенных В. Н. Волошиновым (1895-1936) (М. М. Бахтиным (1895-1975)) в знаменитой книге «Марксизм и философия языка» (1929): «абстрактного объективизма» (Ф. де Соссюр) и «индивидуалистического субъективизма» (В. фон Гумбольдт (1767-1835), Х. Штейнталь (1823-1899), К. Фосслер (1872-1949) и др.). «Абстрактный объективизм» представляет собой взгляд на язык как на сформировавшуюся вещь, передаваемую от одного поколения к другому. Язык, согласно первой концепции, – это устойчивая, неизменная система нормативных языковых форм, имеющая для индивида совершенный и неприкосновенный вид. «Индивидуальный субъективизм», по В. Н. Волошинову, выдвигает на первый план совсем иные свойства языка. Согласно второй концепции, язык – это деятельность, непрерывный творческий процесс созидания, осуществляемый индивидуальными речевыми актами. Языковое творчество подчиняется индивидуально-психологическим законам и аналогично художественному творчеству (В этой связи уместно вспомнить знаменитое высказывание И. В. Гете: «Прочесть хорошую книгу так же трудно, как ее написать»). Язык как готовая вещь, как устойчивая система (словарь, грамматика, синтаксис, фонетика и т. п.) являются «застывшей лавой» языкового творчества, конструируемый лингвистикой с целью научиться на практике пользоваться языком как универсальным инструментом.

    Сходные идеи были выдвинуты в 1930-1940 гг. в рамках «экзистенциальной феноменологии» М. Мерло-Понти (1980-1961). Сложившееся в 1970-1980 гг. в философии языка США направление «интерпретационизма» развивают те же идеи. На первое место по значимости они ставят взаимодействие между объективным и субъективным в восприятии речи (на основе знаний языка и его связи с внеязыковыми факторами – т. н. дискурса) индивидом с неповторимыми личностными характеристиками, учитывая динамику интерпретируемых объектов с одной стороны, и субъекта – с другой, который в процессе интерпретации текста пополняет свой багаж знаний и использует этот развивающийся языковой опыт для дальнейшей интерпретации и понимания новых текстов). К этому направлению могут быть отнесены некоторые общелингвистические концепции (например, генеративная концепция Н. Хомского (р. 1928)), различные модели семантики «возможных миров», прилагаемые к описанию логических свойств естественного языка (грамматика Р. Монтегю (1930-1971), концепция М. Крессуэлла, «ситуационная грамматика» Дж. Баруайза, Дж. Перри и Р. Купер), неогерменевтические концепции, а также концепции теории речевых актов с элементами интерпретационного компонента, анализ дискурса и др. Понятие интерпретации в этих концепциях неоднозначно; оно используется для того, чтобы моделировать понимание значения речи, связей между объектами во внутреннем мире индивида и во внешнем мире, отражаемого в психике субъекта. Интерпретация также призвана моделировать восприятие реальности как бы глазами другого человека, устанавливая и поддерживая гармонию между текстом и внутренними намерениями читателя.
    Основные проблемы, которые исследует философия языка, можно разделить на два направления:
    проблемы онтологии языка;
  • проблемы принципов исследования языка, базирующихся на логико-философских подходах.
    1.4. Природа и сущность языка

    К категории онтологических проблем относится в первую очередь проблема природы и сущности языка, понимаемого в предельно широком смысле – как основное средство общения в единстве со всеми конкретными случаями его реализации (противопоставление языка и речи, как это делал Ф. де Соссюр (1857-1913) является лишь частным вопросом в рамках этой комплексной проблемы). Даже при таком широком использовании термина «язык» его интерпретация оказывается весьма неоднозначной. Во-первых, под языком понимают одностороннее, материальное явление – систему и совокупность актов функционирования материальных средств общения, служащих одновременно материальной основой для мышления и некоторых других психических процессов у человека. В этом случае говорят о языке как материальной оболочке мышления, как материальном средстве формирования, выражения и сообщения мыслей, о языке как особой системе связей в коре головного мозга человека (второй сигнальной системе по И. П. Павлову).

    Во-вторых, языком называют двустороннее, материально-идеальное явление – сложное единство множества материальных фактов (материальных средств общения и формирования мыслей), составляющих в совокупности язык в первом понимании, и множества закрепленных за ними идеальных фактов, отражающих как аспекты системы, в которую они входят, так и аспекты их функционирования в конкретных процессах. В этом случае говорится о языке как единстве плана выражения (означающее) и плана содержания (означаемое), о языке как материальном воплощении мысли. В качестве плана выражения рассматривается язык в первом понимании. При таком использовании термина «язык» становится возможным говорить о сущности языковой семантики, о семантическом своеобразии одних языков по сравнению с другими, о семантических особенностях различных разновидностей одного и того же языка. Именно такое понимание языка – как двустороннего, материально идеального по своей природе явления – характерно для большинства современных исследователей.

    Поскольку язык представляет собой общественное явление, его сущность раскрывается в первую очередь через его отношение к обществу: это отношение состоит в том, что, с одной стороны, язык представляет собой продукт общественных отношений, а с другой – служит для удовлетворения потребностей общества, становясь важнейшим средством человеческого общения.
    1.5. Язык и мышление

    Новые стороны сущности языка раскрываются через его отношение к мышлению, в качестве непосредственной действительности которого он выступает.Существенный вклад в развитие направления «язык и мышление» внес выдающийся российский филолог и философ А. А. Потебня (1835-1891), изложивший свои мысли в ключевой работе «Мысль и язык» (1862). Психологические аспекты взаимосвязи языка и мышления были основательно изучены выдающимся российским психологом Л. С. Выготским (1896-1934) и изложены в знаменитой книге «Мышление и речь» (1934).

    Отношение языка к объективному миру состоит в том, что части (единицы) языка со стороны плана содержания отражают предметы действительности, а со стороны плана выражения их обозначают. Это отношение также выражается через внутрисистемные отношения и связи в самом языке и через взаимосвязь системы языка как явления общественной мысли с конкретными речевыми проявлениями. Диалектическое понимание природы и сущности языка несовместимо с его трактовкой чисто механического процесса, как чисто биологического или психического явления.

    К проблеме природы и сущности языка примыкают вопросы о языке как системном образовании (структура – функция – генез); о степени самостоятельности языка как достаточно сложной иерархической системы; об эволюции и развитии языка и др.

    1.6. Язык как система

    В соответствии с современными представлениями, основанными на фундаментальных положениях диалектической логики, философии, теории систем, синергетики и др., необходимо рассматривать язык как целостную систему, в пределах которой все компоненты взаимосвязаны и взаимообусловлены. Однако было бы неправомерным преувеличивать значение связей и отношений между единицами языка или же сводить эти части лишь к точкам пересечения чистых отношений, что свойственно релятивистским структуралистским концепциям. Теоретик датского структурализма (т. н. глоссеизма) Л. Ельмслев (1899-1965) считал, что «постулирование объектов как чего-то отличного от терминов отношений является излишней аксиомой и, следовательно, метафизической гипотезой»1. В действительности взаимосвязь и взаимообусловленность явлений не исключает, а, наоборот, предполагает внутреннюю специфику каждого из них, невыводимую из их отношений к другим явлениям, из их положения в системе. Другими словами, свойства той или иной вещи не возникают из ее отношения к другим вещам, а лишь обнаруживаются и таком отношении. Каждое системное явление приобретает свойства, являющиеся результатом взаимодействия отдельных компонентов системы, каждый из которых обладает собственными свойствами. Эти системные свойства не могут быть полностью сведены к свойствам отдельных компонентов, входящих в эту систему, но проистекают из них. Приобретая под воздействием других компонентов системные свойства, каждый компонент сам подвергается воздействию системы и определяется ею.
    1.7. Эволюция и развитие языка

    Решая проблему эволюции и развития языка, большинство ученых, занимающихся философией языка, исходят из того, что язык как порождение общественных отношений, в конечном счете, определяется в своем существовании и развитии развитием человеческого общества. Именно общество обуславливает неизменное совершенствование языка и его прогресс. С определенными историческими типами общности людей, сменяющими друг друга в ходе исторического процесса, связаны и специфические социальные типы языка (язык этноса, народности, нации, литературный язык, научный язык и профессиональный жаргон, бытовой язык, сленг в субкультурах и др.). Однако язык обладает относительной самостоятельностью в своем развитии и функционировании. Специфика и самостоятельность процессов, протекающих в языке, определяется действием внутренних закономерностей развития и функционирования языка (т. н. законов развития языка), лежащих в основе количественных и качественных изменений, происходящих в языке. Среди этих закономерностей особую роль играет диалектическое противоречие между функциональным назначением языка и его системной организацией. Это противоречие, состоящее в отставании системы в силу ее консервативности и устойчивости от постоянно растущих функциональных потребностей общения. Возникающая на определенном этапе развития неспособность системных средств удовлетворять возросшие функциональные потребности, выступает в качестве основного внутреннего фактора развития языка, внутреннего источника происходящих в нем изменений. Это свидетельствует о необходимости рассматривать в единстве внутренние закономерности языкового развития и функционирования и внеязыковые, в первую очередь социальные, факторы, без которых прогресс в языке был бы невозможен. Рассматривая языковой прогресс как неотъемлемую часть развития общества на всех исторических этапах, как процесс, захватывающий все стороны языка, современная философия языка отвергает суженное понимание прогресса языка, связывающее его лишь с доисторическим периодом (романтико-философские концепции) или только с ограниченными структурными преобразованиями, например, с переходом от синтетизма к аналитизму (А. Шлейхер (1821-1868), О. Есперсен (1860-1943) и др).
    1.8. Знаковый характер языка

    Важную роль в философии языка играет вопрос о знаковом характере элементов языка (т. н. языковых единиц). Только благодаря знаковости материальной стороны языковых единиц, условности ее связи с явлениями объективного мира становятся возможными свойственные мышлению абстрагирование и обобщение. Лишь отсутствие сходства материальной стороны единицы языка с предметами позволяет ей замещать целый класс предметов, значительно отличающихся друг от друга по своим свойствам. Знаковая природа языка позволяет выражать единое обобщенное, абстрагированное значение различных предметов.

    Знаковая природа языка была описана немецким логиком, математиком и философом Г. Фреге (1848-1925), суть этой природы отражена им в т. н. семиотическом треугольнике Фреге, который показывает (рис. 1), что знак имеет тройственную природу.
    Рис. 1. Треугольник Фреге [57]
    Любой языковой знак представляет собой триединство предмета (денотата), плана выражения (означающего, имени) и плана содержания (означаемого, концепта). Отношения между денотатом, означающим и означаемым имеют следующие значения: 1  2 – описание; 2  1 – обозначение; 1  3 – представление; 3  1 – именование; 2  3 – конкретизация; 3  2 – обобщение.

    Специалисты по философии языка используют подхода к этой сложной проблеме. Языковеды, по традиции называющие знаками лишь материальные образования, условно замещающие объекты и передающие информацию о них в силу конвенциальной связи с этими объектами, признают знаковый характер только за материальной стороной языковой единицы, считая, что знаковость идеального содержании – это лишь чистая условность его связи с объектом, исключает более или менее точное отражение объекта в сознании (В. 3. Панфилов (р. 1928), П. В. Чесноков (р. 1923), В. М. Солнцев (р. 1928), А. С. Мельничук (р. 1921) и др.). Языковеды, которые считают термин «знак» двусторонним материально-идеальным построением, одной стороной условно замещающим объект, а другой – отражающим его. Эти ученые считают, что знак как целое имеет материальную и идеальную стороны, находящиеся в неразрывном единстве, отмечая одновременно их относительную независимость друг от друга и возможность, вследствие этого, изменений либо фонетической стороны, либо семантической стороны, либо знака в целом (Г. В. Колшанский (1922-1985), А. А. Уфимцева (р. 1921), Ю. С. Степанов (р. 1930), Н. А. Слюсарева (р. 1918) и др.). Проблема знаковости элементов языка соприкасается с проблемой языкового значения, т. к. без значения не может быть и знака.

    Проблемы знака и значения неразрывно связаны с проблемой взаимоотношения языка и мышления, языка и познания в целом. Языковой знак материален по своей природе, он лишен сходства с обозначаемыми этим знаком предметами и имеет с ними лишь конвенциальную связь. Поэтому знак способен замещать целый класс различающихся между собой предметов, воссоздавая их единый обобщенный, абстрагированный гносеологический образ. Из этого следует неизбежный вывод о необходимости языковых знаков в частности и языка в целом для осуществления обобщенного, абстрактного мышления, а, следовательно, и для человеческого познания в целом. Именно поэтому язык выступает как материальное воплощение мысли, как действительное со-знание, существующее для всех людей, использующих эти знаки. Возникновение при помощи языковых знаков обобщенных и абстрагированных гносеологических образов, отражающих лишь общие и существенные признаки целых классов реально различающихся вещей, происходит на основе индивидуального и социального опыта людей, отражающего практическую равноценность этих вещей, а значит, и их тождество в некоторых существенных элементах внутренней природы.
    1.9. Идеалистическое направление в философии языка

    Сколь бы ни была значительной роль языка в становлении и воспроизведении абстрактных философских категорий, а, следовательно, и в познавательной деятельности человека в целом, преувеличение этой роли ведет к идеализму в учении о языке и познании. Примером возникновения идеалистического взгляда на процесс познания в результате абсолютизации роли языка в познавательной деятельности людей является философия языка В. фон Гумбольдта и неогумбольдтианствос двумя его разветвлениями – европейским и американским.

    . Основателем философии языка по праву считается Карл Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835). Концепция философии языка Гумбольдта возникла как реакция на антиисторическую и механистическую концепцию языка XVII-XVIII вв. В основе этой концепции Гумбольдта лежит антропологический подход к языку, в соответствии с которым адекватное изучение языка необходимо производить в тесной связи с сознанием и мышлением человека, его культурой и духовной жизнью. Язык, по Гумбольдту, – живая деятельность человеческого духа, единая энергия народа, исходящая из глубин человеческого существа и пронизывающая собой все его бытие. Язык есть не завершенное дело или вещь, а деятельность. Именно в языке сосредоточивается сама жизнь. Язык – главнейшая деятельность человечества, лежащая в основе всех других видов человеческой деятельности. Он есть сила, делающая человека человеком. Языки, по Гумбольдту, являются отображением изначальной языковой способности, заложенной в человеке в виде некоторых смутно осознаваемых принципов деятельности и актуализирующейся с помощью языковой активности говорящего. Человек, пробуждая в себе свою языковую способность и развертывая ее в ходе языкового общения, всякий раз своими собственными усилиями создает сам в себе язык. Язык – это не мертвый продукт, а созидающий процесс.

    Предназначение языка, по Гумбольдту, состоит в том, чтобы:
    осуществлять «превращение мира в мысли»;
  • быть посредником в процессе взаимопонимания людей, выразителем их мыслей и чувств;
  • служить средством для развития внутренних сил человека, оказывая стимулирующее воздействие на силу мышления, чувства и мировоззрение говорящих.
    Язык, по Гумбольдту, – это орган, образующий мысль; мышление не просто зависит от языка вообще, а до известной степени обусловливается каждым конкретным языком; языки – органы самобытного мышления наций.

    как направление в философии языка характеризуется преимущественным вниманием к семантической стороне языка (связи знака и значения), стремлением изучать язык в тесной связи с культурой данного народа, но преувеличивающее активную роль языка в процессах мышления и познания. Европейское неогумбольдтианствовозникло в 20-х гг. XX в. (главным образом, в Германии) как возрождение подлинного сравнительного языкознания и развитие идей основателя философии языка В. фон Гумбольдта. Основные положения европейского неогумбольдтианства были сформулированы Л. Вайсгербером (1899-1985) и разрабатывались также Й. Триром (1894-1970), Г. Глинцем (р. 1913) , X. Хольцем (р. 1930), Г. Ипсеном (1899-1988), П. Хартманом (р. 1923), X. Гиппером (р. 1919) и др.

    Основные положения философии языка европейского неогумбольдтианства:
    Язык определяет мышление человека и процесс познания в целом, а через него – культуру и общественное поведение людей, мировоззрение и целостную картину мира, возникающую в сознании.
  • Люди, говорящие на разных языках, познают мир по-разному, создают различные картины мира, а потому являются носителями различных культуры и различных обществ.
  • Язык не только обусловливает, но и ограничивает познавательные возможности человека.
  • От различия языков зависит не только разница в содержании мышления, но и различие в логике мышления, а также тип мышления.
    По мнению представителей европейского неогумбольдтианства целостная картина мира создается человеческим сознанием при помощи языка, не будучи более или менее точным отражением объективного мира, а, будучи обусловленной определенным языком, что ведет признанию ограничения познавательных возможностей человека свойствами того языка, с помощью которого он создает картину мира (т. н. лингвистический агностицизм). В 70-80-е гг. XX в. европейское неогумбольдтианство развивалось в сторону сближения с прагматическим направлением в философии языка.

    сформировалось независимо от гумбольдтианских традиций, его представителей более всего интересовало изучение языка в его отношении к культуре, а также взаимодействие языковых, этнокультурных и этнопсихологических факторов в функционировании и эволюции языка. Наиболее известной в этом направлении философии языка стала гипотеза лингвистической относительности Э. Сепира (1884-1939) и Б. Уорфа (1897-1941). Согласно этой концепции структура языка определяет структуру мышления и способ познания внешнего мира. Характер познания действительности зависит от языка, на котором мыслит человек. Люди классифицируют мир, организуют его в понятия и распределяют значения так, а не иначе, поскольку являются участниками некоторого соглашения (конвенции), имеющего силу лишь для этого языка. Познание не имеет объективного характера, «сходные физические явления позволяют создать сходную картину вселенной только при сходстве или, по крайней мере, при относительности языковых систем»2.

    Гипотеза Сепира-Уорфа не раз подвергалась конструктивной критике со стороны философов языка, языковедов, этнографов, психологов. Идеализируя язык, его функции и его роль в обществе, сторонники этой гипотезы не учитывают, что язык не представляет собой первичной и самодовлеющей силы, создающей мир, а является результатом отражения человеком окружающего мира. Различия в способах его членения могут быть обусловлены ассоциативными различиями, несходством языкового материала, сохранившегося от прежних эпох, влиянием других культур и языков и т. д.

    . Односторонность неогумоольдтианской концепции обусловлена игнорированием диалектики познавательного и речевого процесса. Несостоятельность утверждения о различиях в логическом строе мышления носителей различных языков может быть объяснена неразличением двух типов мыслительных форм – логических и семантических. Логические формы мышления являются общечеловеческими по своей сущности и не зависят от языка, на котором протекает мышление. Они обусловлены потребностями познания и, в конечном счете, практической деятельности людей. Отражая предельно общие связии отношения самой объективной действительности, логические формы формируются и закрепляются в сознании людей в ходе многовековой практики. Семантические формы связаны со спецификой грамматического строя языков и поэтому национальны по своему характеру, однако они могут совпадать в различных языках, но могут быть различными в одном и том же языке. Различные семантические формы не определяют познавательные возможности людей, а тем более сам процесс познания. Логические и семантические формы соотносятся между собой как общее и отдельное: логические формы всегда реализуются через конкретные семантические формы, поскольку общее проявляется лишь через отдельное. Логические формы мышления воплощаются в универсальных грамматических формах языков. Семантические формы мышления находят свое воплощение в национальных языковых формах. Концепция соотношения форм мышления и форм языка, признающая неразрывную связь мыслительных форм с языковыми формами, противопоставлена учению о врожденных логических структурах, которые предшествуют их языковым выражениям и лишь посредством трансформаций переходят в синтаксические построения, непосредственно данные в речевом процессе. В силу единства мыслительных и языковых форм наложение форм мыли на наглядно-чувственный материал должно быть одновременно и наложением форм языка. И наоборот, наложение форм языка на какое-либо идеальное содержание должно быть одновременно наложением форм мысли.

    Справедливости ради, следует отметить, что основная заслуга неогумбольдтианства для философии языка состоит, прежде всего, в учете «человеческого фактора», который игнорировался в других направлениях, а также в изучении семантической (смысловой) стороны языка.
    1.10. Лингвистический поворот

    Очередной поворот в философии языка был вызван книгой американского философа Ричарда Рорти (р. 1931) «Лингвисический поворот» (1967). В этой работе Рорти писал, что на смену философии как гносеологии и «строгой науки» приходит всестороннее и междисциплинарное исследование личности и общества. И здесь главная роль отводится именно «вездесущему языку» как всеобъемлющей форме человеческого опыта. На первый план выходит понятие о человеке как о творческом существе, реализующем себя в языке и самотворящемся как своего рода «текст». Он выделил три главные движущие силы «лингвистического поворота» в философии. Это интерес к основаниям лингвистики, традиционный философский вопрос о соотношении сознания и мира посредством языка, а также уточнение философской методологии путем изучения закономерностей языка.

    Рорти выделил четыре этапа «лингвистического поворота»:
    исследования Г. Фреге в области логики и семантики;
  • достижения Б. Рассела и Л. Витгенштейна, а также логических позитивистов в области формализации языка;
  • разработки «лингвистической философии», или «философии обыденного языка» (Дж. Мур, Л. Витгенштейн, Дж. Остин и др.) и связанных с ней неформально-логических теорий;
  • последующие трансформации этих программ и распространение их на различные области гуманитарного и естественнонаучного знания.

    1.11. Логико-философские принципы исследования языка

    В круг методологических проблем, связанных с процессом изучения языка, входят следующие:
    представляет ли собой язык объективное явление, или он как предмет языкознания формируется исследователем;
  • каковы критерии истинности научного знания в сфере лингвистики;
  • какова диалектика субъективного и объективного в языкознании;
  • как язык соотносится с реальностью;
  • какова диалектика процесса познания в науке о языке;
  • как образуются осмысленные предложения;
  • какова природа значения и др.
    При подлинно научном понимании истины нельзя сводить истинность теории языка к одной лишь логической правильности, что свойственно некоторым представителям структурализма. Однако следует признать логическую правильность необходимым условием истинности. Истинность любых теоретических положений языкознания состоит в их соответствии объективным фактам языка, что, в конечном счете, устанавливается благодаря общественно-исторической практике.

    Диалектика процесса познания в науке о языке характеризуется такими же чертами, какие присущи диалектике человеческого познания в целом. Познавательный процесс в лингвистике представляет собой единство наглядно-чувственного и рационального отражения, теоретического и практического познания, в рамках этого процесса с неизбежностью осуществляются как восхождение от конкретного к абстрактному, так и от абстрактного в мышлении к конкретному в мышлении. Основу лингвистического познания, как и всего человеческого познания, составляет практика. Важнейшей чертой познавательного процесса в науке о языке является многозначность, многоступенчатость и многоаспектность. Философия языка обеспечивает науке о языке методологические подходы, отражающие диалектику субъективного и объективного, части и целого, отдельного и всеобщего.
    1.12. Связь философии языка с другими науками

    Анализируя взаимодействие индивидуального и социального в восприятии, осмыслении и построении предметов действительности и внутреннего мира человека, современная философия языка как междисциплинарная и проблемная область оказала сильное влияние на развитие многих философских концепций XX в.

    В настоящее время философия языка тесно взаимодействует с другими науками:

    - с языкознанием;

    - с семиотикой (синтактикой, семантикой, прагматикой);

    - с герменевтикой;

    - с когнитивной психологией;

    - с культурной антропологией, социологией и социальной психологией;

    - с теорией систем и системным анализом;

    - с информатикой и искусственным интеллектом и др.

    Возможностям философии языка для моделирования искусственного интеллекта посвящена отдельная глава этого реферата.

      1   2

    перейти в каталог файлов


  • связь с админом