Главная страница

Свет русской культуры против тьмы западного мира. Свет русской культуры против тьмы западного мира Перед лицом надвигающейся угрозы с Запада Александр Проханов решительно заявил Здравствуй холодная война!


Скачать 11.79 Kb.
НазваниеСвет русской культуры против тьмы западного мира Перед лицом надвигающейся угрозы с Запада Александр Проханов решительно заявил Здравствуй холодная война!
АнкорСвет русской культуры против тьмы западного мира.docx
Дата05.11.2017
Размер11.79 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаСвет русской культуры против тьмы западного мира.docx
ТипДокументы
#46003
Каталогid1944608

С этим файлом связано 59 файл(ов). Среди них: Свет русской культуры против тьмы западного мира.docx, Chernaya_kniga_korporatsiy.pdf, Istoricheskiy_materializm_1951.pdf, Vorontsov_I_A_Organizatsia_voennogo_dela_Zolotoy.doc, Introduction_to_Data_Mining.pdf и ещё 49 файл(а).
Показать все связанные файлы

Свет русской культуры против тьмы западного мира

Перед лицом надвигающейся угрозы с Запада Александр Проханов решительно заявил: «Здравствуй холодная война!» Этот грозный боевой клич стальным молотом обрушился на спящее царство обыденности, разбил вдребезги остатки прежнего малодушия и привел в движение дремлющую мощь русского духа. Снова сила былинных героев пробуждается в наших сердцах. Снова мы встаем на защиту земли русской. Страшен будет гнев наш и праведным будет отмщение. Несметные полчища тьмы скопились на окраинных рубежах России. Верные псы этой тьмы уже бродят по нашей земле, рвут клыками Украину, проливают кровь ее детей. Но недолго врагам пировать! Уже идет бой, кипит битва. Одолеть врагов России спешит грозная русская рать.

Однако главного врага предстоит одолеть не на поля боя, а в глубинах собственного духа. Черные силы тьмы под завесой ярких оберток и броских фраз проникли в самое основание нашего существа и ведут свою скрытую работу. Обманчивой пеленой иллюзий заволакивают они глаза, не давая увидеть лик настоящей истины.

Помню, как в начале перестройки на чистые сердца наших граждан хлынули гигантские потоки грязи в виде низкопробных пошлых фильмов, которые показывали в разбросанной повсюду сети видеосалонов. Словно чей-то злой гений расставил эти сети в стремлении заполучить светлые души людей. Фильмы в видеосалонах мы по ошибке принимали за передовую культуру Запада. Их грязь незримо оседала в глубинах сознания и начинала диктовать поведение, привязанности, вкусы. Мы даже представить себе не можем, до какой степени мы увязли в болоте нечистот и сквернословия. Мы закатываемся идиотским смехом Запада, пишем гнусные книги, радуемся пошлым передачам, умиляемся голливудским «блокбастерам» и ругаемся в разнообразных шоу. В кого мы превратились? Что стряслось с потомками Чехова и Толстого? Прельщенные темными чарами Запада мы перестали чувствовать обаяние русской литературы и воспринимать красоту советских фильмов. Мы теперь хотим жить западными стандартами, ищем одобрения западной публики, рвемся заполучить «Оскар» и мечтаем попасть в «Книгу рекордов Гиннесса». Наши помыслы целиком устремлены на Запад. И это несмотря на то, что там давно уже нет культуры и нет человека. Там остались одни только пост-человеки и сверх-человеки. Культ неприкрытой телесности и необузданного потребления затмил все возвышенные идеалы, к которым прежде стремилось человечество. В западном обществе потребления человек сведен к телу и его отправлениям. Его заботят только его «естественные» права, ради которых он готов залить кровью весь мир. В таком пост-человеке совершенно отсутствует духовная глубина. Бездуховность превратилась в норму на Западе. Здесь теперь заняты исключительно телом.

Но ведь человек – не тело. Людьми нас делает не стройная фигура с ее геометрическими пропорциями, а нечто совсем иное. И это даже не столько полноценный творческий труд, как сказали бы Маркс с Энгельсом, сколько укорененность в нас возвышенных идеалов и убеждений, направляющих и озаряющих жизнь. С этой точки зрения даже бабушка из глухой деревеньки может быть Человеком с большой буквы, если она выбрала своим идеалом Бога и (или) свято чтит традиции своего края. Это может быть и простой сельский школьник, начитавшийся книг о героях Великой Отечественной войны. Это может быть и представитель интеллигенции, воспитанный на идеалах классики. Безусловно, люди последней категории начитаны и эрудированы лучше остальных. Но существо человечности измеряется не этим, а степенью высоты идеалов, к которым стремится человек. Человек жив только идеалами. Лишите его идеалов и он превратится в жвачное животное, в homo economicus, о чем в свое время хорошо писал Бердяев, обрушивая шквал гневной критики на буржуазность в плохом смысле слова.

Сегодня именно Запад рвется отнять у нас идеалы и заменить их ложными идолами. Он давно ведет бытие-вне-культуры. Его современная псевдокультура чрезвычайно примитивна. Она не идет ни в какое сравнение с его же прошлой эпохой классики и с великой русской культурой, очаги которой еще теплятся в России, хранящей наследие Российской империи и Советского государства. В XX веке именно Советский Союз являлся достойным приемником классического наследия. Наше государство воспитывало своих граждан на образцах высокой художественной культуры, за чистотой которых следили профессиональные институты. Оно следовало заветам Маркса о том, что именно общественное сознание в качестве атрибута общественного бытия формирует индивидуальное сознание человека. А кому как не главному институту общества – государству – проявлять заботу об общественном сознании и тем самым формировать высокие качества граждан? Не о том ли учили представители Классицизма эпохи просвещенного абсолютизма?

Советский исследователь П. А. Орлов пишет о русских классицистах следующее: «Для их мышления характерно противопоставление «естественного» и общественного, «просвещенного» человека, которому отдается полное предпочтение… В России наиболее четко эти представления были сформулированы в статьях А. П. Сумарокова… «Добродетелью, – пишет Сумароков, – должны мы не естеству нашему… Мораль и Политика делают нас по размеру просвещения разума и очищения сердец полезными общему благу. А без того бы человеки давно уже друг друга без остатка истребили». Пример такого забвения общей пользы – стрелецкие бунты… Анархия, дикое своеволие, кровопролитная резня были, по мнению автора, следствием неразумного природного эгоизма стрельцов и их начальников…

Петровская эпоха, напротив, воспринимается Сумароковым как победа в человеке государственного начала над естественным, общественного над частным, разумного над неразумным. Идеально устроенное государство не отменяет полностью эгоистической основы человеческой натуры, но направляет личные интересы к общей пользе… «Взращение добродетели, – учил он, – принадлежит начальникам и писателям». Начальники показывают подданным образцы добродетели, писатели осуждают пороки и прославляют гражданские доблести». /П. А. Орлов. Русский сентиментализм. М., 1977, стр. 18-20/

Теоретики Классицизма равнялись на идеалы античного мудреца Платона. Перед авторитетом Платона склонял свою голову и Гегель. Вслед за Платоном он начал боготворить государство, считая его наивысшим воплощением Абсолютного Духа. Уроки Гегеля не прошли даром и для Маркса, несмотря на всю его критику гегелевской философии. За это возвеличивание государственного и общественного начала Платона, Гегеля и Маркса возненавидел английский философ Карл Поппер. Он объявил их врагами «открытого общества». Откуда же взялась такая ненависть?

Она берет начало еще в мировоззрении Просвещения, которое обрушило сокрушительную критику на принципы Классицизма. Безусловно, просветители открыли человечеству более прогрессивные формы общества, однако, в своем понимании человека как существа «естественного» они заблуждались гораздо больше, чем представители абсолютистских государств предшествующей эпохи Классицизма. Они не поняли, что человек – существо не столько естественное, сколько искусственное. В нем главное не естество, а искусство, включающее ценности и идеалы, формируемые под воздействием культурно-исторического богатства общественного сознания. Не бывает человека естественного, ибо самое естественное для него – это животное состояние обезьяны. Жан Жак Руссо бесконечно заблуждался, призывая сбросить одежды культуры, отказаться от плодов цивилизации и вернуться к райскому состоянию дикаря. Нет там никакого рая, одно только животное прозябание. Наше все в культуре. Только через долгий исторический путь окультуривания происходит рождение человеческого духа. Только историческое шествие культуры кардинально преображает наши животные инстинкты. И только осваивая историческое богатство культуры, каждый последующий человек способен прийти к истине своего бытия. Сущность человека лежит в истории. Сам по себе человек в отрыве от общества – ничто. Лишь благодаря освоению культуры путем вовлечения в атмосферу общественного сознания он становится самим собой.

В свою очередь общество и возвышенные формы его культуры немыслимы без государственной организации и его многочисленных институтов, включая разветвленную сеть институтов культуры, следящих за чистотой общественных идеалов и отсеивающих вредоносный хлам. Сами же идеалы люди впитывают через образы литературы и искусства, через фильмы, передачи и интернет. Данное пространство культуры собственно и формирует наше Я, наши взгляды, оценки, убеждения. Не бывает индивида в себе. Говоря словами немецкого философа Эрнста Кассирера, человек – не телесная субстанция, а «функция» общественного сознания, общественных отношений, культуры в самом широком смысле. А значит, желание быть самостоятельным, забота о себе и своих близких должна обязательно предполагать и заботу об общественном сознании, о чистоте институтов культуры. Все это возможно только при серьезной государственной поддержке.

Просвещение отказалось от искусства жизни в пользу «естественной природы». Оно провозгласило свободу человека и объявило войну государству. Оно открыло эру либеральной западной идеологии, стремящейся во что бы то ни стало освободить все сферы жизни от «цепей государственной власти». Либералы подхватили миф о человеке «естественном» и раздули до немыслимых размеров. Роль искусства в деле формирования человека постепенно свели к минимуму. Основной лейтмотив – не мешать человеку, не лезть в его жизнь, дать ему свободу самому развиваться и выбирать. И тогда он, якобы, сам по себе вырастит совершенной гармоничной личностью. Американская ницшеанка Айн Рэнд, покинувшая в молодости ненавистную ей Россию, вообще отказалась от нравственности и возвела в добродетель эгоизм. Люди, по ее мнению, должны быть максимально предоставлены самим себе, сами должны выживать и по возможности карабкаться наверх, не взирая ни на кого. Вмешательство государства в жизнь страны должно быть минимизировано и низведено до роли «ночного сторожа», чтобы не мешать свободным рыночным отношениям. С легкой руки либералов была объявлена тотальная свобода от государственного контроля во всех сферах, включая культуру. Защищать высокие ценности оказалось некому, и они немедленно подверглись сокрушительной критике со стороны «свободных умов». Культура, предоставленная самой себе, постепенно превратилась в бизнес и стала ориентироваться исключительно на рейтинги и массовый спрос. В результате пришли к полной деградации вкусов, сползанию от человеческих потребностей к животным инстинктам, зацикленности на теле и нездоровом внимании к его здоровью. Возобладал культ «естественного» человека и его естественных прав. Такому человеку ни к чему больше утруждать себя длительным просвещением интеллекта, да и незачем заботиться о нравственной чистоте. Ему подавай только хлеба и зрелищ. Человек Запада лишился высоких идеалов и погрузился во тьму природного существования.

Авангардом культурного упадка Запада выступают США. Соединенные Штаты не успели создать собственную великую культуру и как следует в ней утвердиться. Отдельные проблески высокой культуры изначально были инородным телом в их организме, которое они благополучно отторгли и с радостью встали на путь примитива. Стоящие у истоков американской истории колонисты вывозили из Европы не столько культуру, сколько то, что никак не могло там прижиться и чему еще долго сопротивлялись традиции Старого Света. Так, апостол сексуальной революции Зигмунд Фрейд, не найдя понимания в своей родной Австрии, встретил радужный прием американской публики, заразив ее своими разрушительными идеями. Но и сопротивление Старого Света не могло длиться бесконечно. Логика культурной деградации докатилась и до него. Новый Свет стал постепенно диктовать моду Старому Свету. И вот уже бацилла сексуальной распущенности бумерангом возвращается в Европу. И вот уже непонятное существо из Австрии под именем Кончита Вурст завоевывает первое место на Евровидении.

Неоправданно расширив свои полномочия, демократия убила культуру. Распространив свои принципы из сферы политики на культуру, она положила начало постмодернистскому хаосу. Не только высокая культура элит, но и высокие традиции простого народа подверглись жесточайшей критике. Неоперившиеся борцы за свободу стали противопоставлять высоте примитив и выдавать его за культуру. Вместе с этой высотой уничтожили и воспитательную функцию культуры, выпустив на свободу буйство животных инстинктов. Долой пределы и границы, даешь свободу и произвол! Ну как же, ведь у нас демократия! Результат не замедлил себя ждать. Произошла тотальная деградация вкусов, потребностей, ценностей. Люди оказались отчуждены от своей сокровенной сути. Все меньше в них культуры и искусства, все меньше в них от человека. Внутри остались лишь продукты питания и влечения либидо. Недаром идеологи современной эпохи – постмодернисты – провозгласили смерть человека.

Дольше всех на Европейском континенте сопротивляется западноамериканской тьме русская культура. Еще во времена Советского Союза она дышала полной грудью. Но после мощнейшей атаки западного либерализма ее дыхание нарушилось. Сегодня мы опять поднимаемся на ноги и пытаемся выйти из тьмы. В этот ответственный момент нам жизненно необходимо перестать кивать в сторону дряхлого Запада и обратить свои взоры на собственное великое прошлое. Мы своим прошлым должны гордиться, а не отдавать его на растерзание западным критикам. Взять хотя бы период советской власти. Люди при ней были воспитаны на идеалах коммунистического общества и классической русской литературы. Государство тратило громадные средства на культуру и осуществляло за ней разумный контроль. Человек был окружен образцами высокой культуры. Потому он и был настоящим человеком. И вовсе не Марксом единым были живы советские люди. Страна была окутана громадной сетью библиотек и Домов Культуры. Просто иметь произведения классиков у себя дома, даже не читая их, было правилом хорошего тона. Мы по праву называли Пушкина народным поэтом. А в фильме «Берегись автомобиля» даже Шекспира окрестили почетным званием «Наш». В Советском Союзе идеализм был представлен не только корифеями романтизма и символизма. На деле и соцреализм являл собой высокую форму идеализма, в том смысле, что культивировал высокие идеалы нравственности. И пусть не все советские люди были такими уж идеальными, но они тянулись к идеалам. И одним из самых светлых их идеалов, преображавшим их жизнь, был образ коммунистического общества, каким бы наивным и в чем-то ошибочным он нам сейчас ни казался. «Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя!»

Имея за плечами такое наследие, стоит ли нам - русским - идти на поклон к Западу и ждать от него одобрения? Нам ли к нему ходить? Нам ли у него учиться? Ведь это не у них, а у нас великая страна и великая культура. Это мы должны подавать пример всем. Это мы должны гордиться тем, что мы – русские. Довольно заниматься уничижительной самокритикой. Довольно ковырять прошлое в поисках своей мифической и якобы прирожденной ущербности. Теперь мы будем обвинять в ущербности Запад. Теперь мы будем беспощадно критиковать его пороки. Пора бить врага на его территории. Довольно врагам терзать земли и святыни России. Теперь мы будем сдерживать его силой русского оружия и обличать силой русского слова. Отныне Запад на собственной шкуре прочувствует насколько «велик и могуч русский язык».
перейти в каталог файлов
связь с админом