Главная страница
qrcode

реферат по саморегуляции. Связь саморегуляции и поведения в аспектах акцентуации и агрессивности


Скачать 114,5 Kb.
НазваниеСвязь саморегуляции и поведения в аспектах акцентуации и агрессивности
Дата08.08.2019
Размер114,5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлареферат по саморегуляции.doc
ТипРеферат
#107782
Каталог
Федеральное агентство по образованию Российской Федерации

(Рособразование)

Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова

(ЯрГУ)

Факультет психологии

Реферат на тему:

Связь саморегуляции и поведения в аспектах акцентуации и агрессивности



студентка 4 курса,

специализации общая психология

Воробьева Элина


Панкратова Т.М.

Ярославль 2011
В данной работе были рассмотрены две рабоы: В.И. Моросановой «Индивидуальная саморегуляция и характер человека» и В.И. Моросановой, М.Д. Гаралёвой «Индивидуальные особенности и саморегуляция агрессивного поведения».


Индивидуальная саморегуляция и характер человека.
В.И. Моросанова

Проблема типологии характера является одной из традиционных и наиболее спорных проблем психологии. В различные периоды развития науки исследование типологии то выходило на первый план, то подвергалось остракизму. В то же время наличие психологических типов невозможно отрицать, именно поэтому во все времена существовали различные и одновременно неуловимо похожие их варианты. Достаточно вспомнить живучесть гиппократовой типологии темперамента, основания которой лишь изменяются в зависимости от уровня развития знаний о природе человека. Проблема совмещения типологий и черт характера решается в факторных теориях личности, когда черты и типы рассматриваются как факторы различного порядка, описывающие качественно разные уровни личностей организации. В наиболее известной факторной теории Г.Ю. Айзенка и его последователей, как известно, выделяют два основных измерения, имеющих свои проекции на трех различных уровнях: 1) первичных реакций, 2) черт и 3) типов. Можно отметить, что идея многоуровневости и системности индивидуальной типологии чрезвычайно плодотворна. Достаточно вспомнить физиологические и нейрофизиологические теории проявления темпераментов, что еще раз подтверждает мысль о системности проявления типологии на различных уровнях индивидуальности человека.

И, наконец, описаны психологические уровни типологии со сложной картиной иерархически организованных черт, аккумулирующих типичные для индивидуальности способы поведения и его регуляции в норме и патологии.

Одной из наиболее популярных в практической психологии является типология личностных акцентуаций характера. Понятие личностных акцентуаций характера, введенное Г. Леонгардом, употребляется в настоящее время в двух значениях: во-первых, как яркая выраженность отдельной черты, являющейся центральной для типа характера, и, во-вторых, как целостных характерологический тип, имеющий уязвимые стороны, углы характера. В обоих случаях подчеркивается, что акцентуированных характер, с заостренными чертами, имеющими сходство с психопатиями.

Следует отметить, что в рамках клинического изучения акцентуации основной упор делается на «слабые места» характера, способствующие формированию социально неприемлемых или даже патологических форм проявления. При этом подчеркивается, что прогноз развития личности зависит в первую очередь от биологических и средовых влияний, неблагоприятные социальные условия способствуют негативному развитию личности, а типы акцентуации рассматриваются все-таки как проблемные характеры.

Автору представляется, что с позиции субъективного подхода к исследованию методики проблема типологии характера может и должна быть рассмотрена иначе – с точки зрения особенностей развития осознанной саморегуляции, которая рассматривается как психологический механизм субъектной активности. Результаты исследований дают возможность утверждать не только то, что индивидуальная саморегуляция позволяет контролировать проявление характера, препятствующих достижению поставленных целей, но и то, что она связана с формированием характера и личностной направленностью человека. Не менее важным с точки зрения индивидуального подхода к проблемам обучения и воспитания представляется и вопрос об обратном влиянии. Необходимо понять, в какой мере тип личностной акцентуации характера определяет особенности индивидуального стиля и эффективность саморегуляции поведения человека в учебных и профессиональных ситуациях. В данной статье обобщены и приведены новые результаты многолетних исследований индивидуальных стилей саморегуляции у людей с различными акцентуациями характеров.

Индивидуальные стили саморегуляции и субъективные черты человека

Концепция индивидуальных стилей саморегуляции достаточно известна специалистам, и здесь нет необходимости на ней подробно останавливаться. В данном контексте интересно отметить, что сама идея существования стилей саморегуляции возникла у автора этой статьи под влиянием описания поведения акцентуированных личностей в трудах К. Леонгарда. Именно в этих работах представлены яркие индивидуальные различия в возможностях людей по-разному проектировать и регулировать свое поведение.

В зависимости от типа акцентуации характера они с разной степенью осознания самостоятельности, ответственности и др. выдвигают цели своей активности, представляют и выявляют условия их достижения, намечают и используют различные программы действия, оценивают и корректируют свою активность в зависимости от отношения к достигнутому.

Стилевыми особенностями саморегуляции принято называть типичные для человека и наиболее существенные индивидуальные особенности организации и управления своей внешней и внутренней активностью, устойчиво проявляющиеся в различных ее видах. Во-первых, существуют индивидуально-типические особенности регуляторных процессов планирования (выдвижения целей), моделирования ситуации достижения, программирования действий, оценивания результатов и коррекции, т.е. процессов реализующих основные компоненты системы регуляции активности и деятельности человека (по О.А. Конопкину). Индивидуально варьирующее развитие этих особенностью характеризуются регулярным профилем: гармоничным (с одинаково высоким развитием всех показателей) или акцентуированным (с выраженными «пиками» отдельных показателей).
Во-вторых, был выделен особый класс черт – регулятрно-личностных свойств. Они, с одной стороны, выступают как характеристики целостной системы регуляции, а с другой – обнаруживают свою принадлежность к личности как к субъекту деятельности и являются ее чертами. Регуляторно-личностные свойства – это черты индивидуальности, характеризующие ее в первую очередь как субъекта жизнедеятельности с точки зрения индивидуальных возможностей осознанно выдвигать цели активности и управлять их достижением, например, это такие качества, как самостоятельность, надежность гибкость.

В контексте данного исследования актуальным является экспериментальный подход к исследованию личностных черт с точки зрения связанных с ними способов организации активности различного рода, т.е. индивидуальных стилей. Сам феномен индивидуального стиля обычно обозначают через личностные свойства, явно или неявно признавая их стилеобразующие функции. За ними стоят личностно-характерологические черты, обозначающие в зависимости от контекста индивидуально-своеобразные способы не только реагирования, но и познания мира, и организации поведения. В исследованиях В.И. Моросановой было показано: существуют типичные по структуре (т.е. наиболее часто встречающиеся) регуляторные профили. Так, например, были выделены типичные профили со специфически акцентуированной структурой, квалифицированные нами как основа автономного и оперативного стилей. Автономный стиль имеет два варианта проявления в индивидуальных профилях саморегуляции: первый характеризуется высоким развитием планирования целей активности и низким – моделирования и оценки результатов, второй – высоким уровнем развития планирования и низким – оценивания результатов. Оперативный стиль саморегуляции представлен также двумя вариантами: для одного характерна высокая развитость моделирования и низкая – планирования, программирования, второй отличается высоким развитием программирования и более низким – планирования и моделирования. Существуют такжеотносительно гармоничные профили саморегуляции. Ответственный стиль описан в двух разновидностях. Первая характеризуется профилем с плоским планированием, программированием и оцениванием результатов, причем слабая сторона не выявляется, можно отметить лишь незначительное снижение течений по показателю моделирования. Второй вариант характеризуется высоким моделированием, программированием, оценкой результатов и тенденцией к снижению планирования. Настойчивый стиль не является столь гармоничным: высокое развитие моделирования значимых условий и программирования действий сочетается с тенденцией к менее развитому планированию целей и оцениванию результатов.

Стили саморегуляции при различной личностной типологии.
Формирование эффективных стилей возможно при различной типологии личности и акцентуации характера. Данное положение подтверждено на различных видах деятельности (учебной, спортивной, профессиональной) при рассмотрении различных личностных типологий.

Возникает вопрос, в чем специфика саморегуляции при различных личностных акцентуациях. Не менее важно понять: если системообразующим для стиля является не личностный тип, а субъектные свойства, то как они соотносятся с различными типами акцентуаций? Для ответа на эти вопросы авторы предприняли ряд исследований, результаты которых подробно изложены в кандидатской диссертации И.В. Плахотниковой.

В исследовании приняли участие 430 человек, учащихся различных образовательных учреждений в возрасте от 16 дл 19 лет. Для диагностики типа личностной акцентуации применялся опросник Леон-Гарда – Шмишека, который позволяет определить 10 типов личностных акцентуаций характера: демонстративный, педантичный, застревающим, возбудимый, гипертемический, тревожный, циклотомический, эмотивный, дистимический, аффективно-экзальтированный. При диагностике индивидуальных особенностей саморегуляции использовался опросник «Стиль саморегуляции поведедения, разработанный В.И. Моросановой. Он позволяет диагностировать индивидуальный профиль саморегуляции, а именно развитость планирования, моделирования, программирования, оценки результатов, и выявить особенности регулярно-личностных свойств - гибкости и самостоятельности.

Распространенность акцентуации характера по данным различных авторов варьирует, в достаточно широких пределах – от 60 до 98%.

Для определения своеобразия саморегуляции каждый тип личностной акцентуации был исследован в отдельности. Из выборки были исключены результаты испытуемых как с высокими, так и с низкими значениями по общему уровню саморегуляции, так как у этих испытуемых особенности регуляции, связанные с их конституциональным типом, маскируются развитием субъектной активности. Кластеризации и анализу были подвергнуты данные только тех испытуемых, показатели саморегуляции которых находятся в зоне средних и, следовательно, проявляются наиболее рельефно.

Оказалось, что профили, полученные для всех типов акцентуации, имеют свою специфику в соотношении развития отдельных показателей. Эта специфика была проанализирована и сопоставлена с проявлениями стилей саморегуляции, выделенных ранее. Таким способом исследователи выявили и описали не стили, но их личностно-характерологические предпосылки или стилевые особенности саморегуляции при различных типах акцентуации характера. Гипертимический тип. Выделены два типа профилей, соответствующих разновидностям оперативного стиля (84% случаев в данной группе). Сильной стороной регуляции при таких профилях является умение легко осваивать новые ситуации и вносить коррекции в свои действия, а следом – планировать цели своей активности. Чаще (в 66% случаев) встречается профиль, который может быть квалифицирован как предпосылка настойчивого стиля, для которого характерно более высокоразвитое программирование действий на фоне относительно низкого контроля и оценивания получаемых результатов.

Для застревающего типа наиболее характерны так же два профиля (в 93% случаев): первый является предпосылкой формирования ответственного стиля (гармоничное развитие на среднем уровне программирования, моделирования и оценки результатов при тенденции к снижению планирования и высокой самостоятельности – 30%). А второй имеет черты автономного стиля (одинаково среднее планирование, программирование и самостоятельность и тенденция к снижению моделирования значимых условий – 63%).

У 87% представителей эмотивного и 83% педантичного типов наблюдаются профили ответственного стиля саморегуляции. У циклотимитов преобладают черты автономного стиля (91%) и реже оперативного – (7%). Для представителей демонстрационного типа в силу своей неоднородности характерны профили одного из трех стилей: чаще – оперативный (34%). Реже - автономный (21%). И совсем редко – смешанный автономно-оперативный. У возбудимого типа – преимущественные черты автономного стиля (85%) и реже оперативного. Для аффективно-экзальтированных в большинстве случаев характерен оперативный стиль.

Особое место занимают тревожный и систимический типы акцентуации. Так как средний уровень индивидуальной саморегуляции в этих группах заметно ниже, чем при других. Для тревожного типа выделены два профиля саморегуляции. В первом случае характерны черты автономного стиля (81%) при низком уровне самостоятельности. Во втором – черты оперативного стиля. (12%) при низком уровне гибкости. У испытуемых дистимического типа выделены черты автономного стиля в сочетании с низким уровнем надежности.

Эффективные стили и развитие субъективных качеств при различной личностной типологии
Для того, чтобы показать, что возможно формирование эффективного стиля при любой акцентуации, необходимо, во-первых, изучить реальное соотношение развития при каждой личностной акцентуации характера эффективного и неэффективного стилей саморегуляции, во-вторых, понять развитие каких субъективных свойств и особенностей профиля саморегуляции обеспечивает формирование высокого уровня индивидуально-осознанной саморегуляции при различных типах акцентуации характера. Эту задачу авторы решали путем анализа и сравнения данных испытуемых с высоким общим уровнем саморегуляции как показателем эффективного стиля с данными испытуемых с низким развитием осознанной саморегуляции по показателям профиля саморегуляции и развития субъектных качеств.

Обобщая результаты настоящего исследования можно сказать следующее.

При гипертимическом типе акцентуации эффективный стиль развивается чаще, чем неэффективный. Эффективность саморегуляции обеспечивается высоким развитием способности к выдвижению цели, программированием действии в сочетании с настойчивостью. При эмотивном типе акцентуации соотношение формирования эффективного и неэффективного стилей практически равновероятно. Эффективность саморегуляции обеспечивает высокое развитие: моделирование значимых условий, программирования действий и оценки результатов в сочетании с настойчивостью.

При педантичном типе акцентуации неэффективный стиль развивается заметно реже. Для эффективного стиля характерен высокий уровень планирования, программирования, оценки результатов. При тревожном типе акцентуации эффективный стиль встречается крайне редко, его характеризует высокое планирование, программирование при обязательном развитии высокой ответственности. У циклотимиков неэффективный стиль развивается чаще, чем эффективный. Для эффективного стиля характерно высокое программирование или моделирование и высокая настойчивость.

При демонстративном типе акцентуации неэффективный стиль встречается чаще. Эффективность саморегуляции обеспечивает высокий уровень моделирования, программирования и высокая уверенность. У людей возбудимого типа чаще развивается неэффективный стиль. Эффективный стиль саморегуляции обеспечивается высоким планированием, программированием, а также высокой уверенностью и напористостью. При дистимическом типе акцентуации эффективный стиль саморегуляции встречается крайне редко. Для него характерны высокое программирование и оценивание результатов в сочетании с высоким развитием рефлексивности.

Выводы
Данные исследования позволяют предположить, что существуют стилевые особенности саморегуляции, специфичные для различных типов характера. Этими способами регуляции нас одарила природа. Именно поэтому стихийное формирование эффективных стилей так многообразно при различных акцентуациях характера. Однако есть и другая регуляция, связанная с развитием у человека субъектной активности, кристаллизованной в субъектных качествах. Развитие этих качеств позволяет формировать эффективные стили для достижения жизненно важных целей. Это дает человеку как субъекту своей жизни возможность преодолевать ограничения своего темперамента и развивать свой характер.

По мнению автора, признание существования и изучение регуляторной основы характера и темперамента позволяет, с одной стороны, понять причины сложности создания психологических типологий, когда проявления типов в поведении «размываются» феноменологией субъектной активности. С другой стороны, дополнение картины типологии ее регуляторной основой и представлениями о субъектных качествах, способных развить характер человека, открывает новые пути для дифференцированного подхода к воспитанию и обучению.

Индивидуальные особенности и саморегуляция агрессивного поведения
В.И. Моросанова, М.Д. Гаралева
В современном обществе проблема управления агрессивным поведением и осуществления контроля и проявления агрессивности человека привлекает внимание исследователей разных специальностей – психологов, психиатров, социологов, криминологов. В данном исследовании рассматриваются проблемы проявления индивидуальной агрессии, и в частности, особенности осознанной саморегуляции агрессивного поведения.

Готовность субъекта к агрессивному поведению рассматривается как черта личности – агрессивность. Исследование основывается на положении о том, что агрессивность является личностным качеством, которое развивается у человека на основе темпераментального психодинамического свойства агрессивности как склонность к агрессивному поведению. Многие авторы рассматривают агрессивность как совокупность элементарных индивидуальных свойств, описывающих и некоторые личностные отношения, и склонности к тому или иному способу поведения. Агрессивное поведение – то, которое нацелено на подавление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения. Агрессия субъективно обусловлена и может принимать как целесообразные, так и деструктивные формы.

Особый интерес применительно этого исследования представляет рассмотрение существующих подходов с точки зрения того, в какой мере авторы обращаются к понятию психической саморегуляции или к другим, близким к нему по содержанию (контроля и коррекции поведения, самоконтроля), для объяснения и исследования психологических механизмов агрессивного поведения.

В отечественной и зарубежной литературе выделяется ряд подходов к объяснению внутренних причин агрессивного поведения, исходящих из особенностей личности и индивидуальности человека, ее черт или их симптомокомплексов. В качестве индивидуальных черт, способствующих проявлению агрессивного поведения, выделяют раздражительность, завышенный уровень притязаний и высокую самооценку, эгоцентризм, повышенную обидчивость, эмоциональную неустойчивость, реактивность при отстаивании своих интересов, ригидность мыслительных процессов, низкие способности к адаптивным формам поведения, экстрапунитивную манеру реагирования на воздействия социального окружения.

Настоящее исследование выполнено в контексте концепции индивидуального стиля саморегуляции произвольной активности человека. Особую ценность приобретают представления о стилевых особенностях саморегуляции, т.е. таких способах планирования, постановки целей, программирования значимых условий их достижения, программирования и оценивания своей активности, которые типичны для человека и устойчиво проявляются в различных жизненных ситуациях. Стилевые особенности саморегуляции носят системный характер и имеют специфику проявления для различных уровней индивидуальности. Темперамент человека во многом определяют типичные способы реагирования, что дает основу для профиля стилевых особенностей саморегуляции.

В то же время развитие субъектной активности индивидуальности приводит к повышению уровня развития осознанной саморегуляции. Именно ее развитие является основой осознанного контроля проявления темперамента и акцентуаций характера в поведении и деятельности человека. Таким образом, можно предположить, что влияние личностных регуляторов на появление агрессивных форм поведения опосредствуется осознанной саморегуляцией.

Психическую саморегуляцию принято понимать как способность к выдвижению целей и управлению их достижением, причем осознанная саморегуляция является высшим субъектным уровнем ее развития. С этих позиций агрессивное поведение не бывает прямым следствием только непосредственно воздействующих ситуативных факторов.

Существует еще направленность личности, ее мотивы и ценности. Взаимосвязано ли их содержание со степенью развития осознанной саморегуляции поведения человека в социуме? Применительно к проблеме агрессивного поведения вопрос стоит таким образом: связан ли характер агрессивного поведения (просоциальный или антисоциальный) с уровнем развития субъектной активности и осознанной саморегуляцией? Можно ли утверждать, что человек, способный осознанно выдвигать цели своего поведения и добиваться их достижения, будет менее агрессивен в поведении, а преследуемые им цели не будут вступать в противоречие с социальными нормами?

Можно предположить, что осознанная саморегуляция является психологическим средством выдвижения и достижения целей поведения и, в меньшей степени, связана с их содержанием (просоциальным или антисоциальным). Диссертационное исследование М.Д. Гаралёвой продолжило данную линию исследований; оно было направлено на изучение влияния личности и индивидуальных особенностей саморегуляции на проявление агрессивного поведения.

Гипотезой данного исследования явилось предположение о том, что выраженность у человека агрессивности как индивидуальной черты не является прогностической предпосылкой формирования антисоциального поведения.

Общая цель работы заключалась в исследовании роли осознанной саморегуляции в формировании агрессивного поведения. Задачами являлись: 1) исследование того, в сочетании с какими индивидуально-психологическими особенностями формируется синдром антисоциального поведения и какова роль в его формировании индивидуальных особенностей саморегуляции человека; 2) выявление и описание типологии антисоциального (агрессивно-насильственного) поведения в связи со стилевыми особенностями саморегуляции и индивидуально-личностными особенностями.
Организация и методы эмпирического исследования
В период с 2001 по 2002 г. был предпринят цикл исследований, в которых приняли участие 652 человека в возрасте 25-28 лет. Группы испытуемых для изучения агрессивности и агрессивного поведения подбирались с разной степенью выраженности и направленности агрессивного поведения. Группу с просоциальной направленностью агрессивного поведения составили две подгруппы: 1) мужчины, принимающие участие в военных действиях, - 223 человека, 2) спортсмены боевых видов спорта (дзюдо, айкидо, карате) – 105 человек. Группу с антисоциальной направленностью (148 человек) составили осужденные, совершившие, по большей части неоднократно, предумышленное убийство, умышленное причинение вреда здоровью, умышленное причинение вреда средней тяжести. В качестве испытуемых с низкой выраженностью агрессивного поведения по сравнению с двумя другими группами была обследована группа студентов г. Набережные Челны (176 человек).

Для решения сформулированных задач были использованы методы психологического тестирования, анализа документов, направленной беседы с испытуемыми и наблюдения за ними в ходе психологического исследования.

Батарея психодиагностических тестов включала в себя следующие методики: Миннесотский многоаспектный личностный опросник (566 вопросов MMPI, Ярославль: НПЦ «Психодиагностика», 1993), тест диагностики тревожности Ч.Д. Спилбергера и Ю.Л. Ханина, методику диагностики уровня субъективного контроля (УСК) Дж. Роттера (адаптация Е.Ф. Бажина, С.А. Голынкиной, А.М. Эткинда, 1983), тест ШСС (шкала социального самоконтроля, адаптированная А.А. Рукавишниковым, М.В. Соколовой; Ярославль: НПЦ «Психодиагностика», 1999), тест Басса-Дарки (в редакции А.К. Осницкого), опросник ССПМ («Стиль саморегуляции поведения» В.И. Моросановой).

Для анализа и статистической обработки результатов все диагностируемые показатели были разделены на четыре блока: индивидуальные типологические показатели (акцентуации), индивидуально-психологические черты испытуемых, характеристики агрессивного поведения, показатели индивидуальных стилевых особенностей саморегуляции.

При статистической обработке материала исследования использованы методы анализа средних тенденций, корреляционный, дисперсионный, факторный и кластерный анализы.

Для каждой из групп (с просоциальной, антисоциальной направленностью агрессивного поведения и контрольной группой студентов) были проведены сравнительные исследования типологических, личностных, поведенческих характеристик и регуляторных показателей. Для выявления значимых различий при сравнении групп был использован метод многомерного дисперсионного анализа с применением теста Дункана для выявления гомогенных подгрупп.
Результаты и их обсуждение
Испытуемым с антисоциальной направленностью агрессивного поведения свойственны высокие показатели истероидности, параноидальности, психастеничности, психопатичности и маниакальности. По-видимому, сочетание этих характеристик и высокой личностной агрессивности повышает вероятность прогноза агрессивного антисоциального поведения. В отличие от этого испытуемым с просоциальной направленностью агрессивного поведения (военные, спортсмены боевых видов спорта) свойственны нормативные типологические характеристики.

Сравнивая индивидуальные черты испытуемых трех групп, отметим, что испытуемым с антисоциальной направленностью агрессивного поведения свойственна повышенная раздражительность, обидчивость и личностная тревожность по сравнению с испытуемыми двух других групп. Аутоагрессивность в большей степени присуща испытуемым с просоциальной направленностью агрессивного поведения. Они более склонны испытывать чувство вины по поводу совершенных поступков, чем испытуемые в группе антисоциальной направленностью агрессивного поведения. Для лиц с просоциальной и антисоциальной направленнсотью агрессивного поведения характерно наличие повышенной негативистичности, подозрительности и агрессивности по сравнению с величинами этих показателей в контрольной группе студентов. Можно сделать вывод, что данные черты свойственны лицам с высокой агрессивностью вне зависимости от социальной направленности (с наличием некоторой тенденции к их снижению в группе с просоциальным поведением).

Установлено, что личностная агрессивность и уровень агрессивного поведения не связаны с направленностью агрессивного поведения: данные характеристики являются высокими как в группе с просоциальной, так и в группе с антисоциальной направленностью агрессивного поведения.

Сравнение поведенческих характеристик у испытуемых с различной социальнй направленностью агрессивного поведения показало следующее. Для лиц с просоциальной и антисоциальной направленностью агрессивного поведения характерны авторитарность в поведении, эгоистичность, враждебность, подозрительность, проявление физической и косвенной агрессии. В то же время у испытуемых с просоциальной направленностью агрессивного поведения на уровне тенденции наблюдается менее выраженное развитие этих характеристик. Испытуемым обеих групп не свойственно проявление зависимости, конформности, доверчивости, дружелюбия и мягкости в общении. Для испытуемых контрольной группы характерно более доверчивое дружелюбное и конформное поведение. Специфическими поведенческими отличиями лиц с антисоциальной направленностью агрессивного поведения являются низкая альтруистичность и высокая вербальная агрессия.

Следует сделать вывод, что как лицам с антисоциальной, так и лицам с просоциальной направленностью агрессивного поведения свойственны общие черты: авторитарность, подозрительность, высокие показатели физической агрессии. Основным отличием поведения испытуемых с просоциальной направленностью агрессивного поведения является наличие свойственной только им косвенной агрессии.

Существенным фактом является то, что по всем показателям регуляторного блока лица с антисоциальной направленностью агрессивного поведения отличаются от двух других групп более низкими их значениями. Низкие значения показателей регуляторного блока свидетельствуют о том, что эта группа характеризуется низким уровнем осознанной регуляции своего поведения, субъективного и социального контроля. Такие люди в большей степени зависимы от ситуации и мнения окружающих людей. Возможность компенсаторных процессов у них снижена.

Противоположная закономерность наблюдается в группах с просоциальной направленностью агрессивного поведения и контрольной: для них характерны высокие значения показателей общего уровня интернальности и показателя социального самоконтроля, что свидетельствует о высоком уровне субъективного контроля над ситуацией и адекватности своих эмоциональных проявлений. Сравнивая данные группы, следует отметить тенденцию к повышению показателей социального самоконтроля в группе лиц с просоциальной направленностью агрессивного поведения. Специфической особенностью группы с просоциальной направленностью агрессивного поведения являются высокие значения показателя общего уровня саморегуляции.

Таким образом, обобщая полученные результаты исследования показателей регуляторного блока, следует отметить, что при агрессивном поведении с просоциальной направленностью наблюдается высокий уровень субъективного контроля и саморегуляции в отличие от показателей для лиц с антисоциальной направленностью агрессивного поведения, характеризующегося низким уровнем субъективного контроля и саморегуляции.

Полученные результаты позволяют заключить, что уровень личностной агрессивности и агрессивного поведения не определяет характер направленности агрессивного поведения. Основное различие между испытуемыми с антисоциальной и просоциальной направленностью агрессивного поведения заключается в уровне осознанной саморегуляции: чем он выше, тем ниже риск формирования антисоциального поведения (агрессивно-насильственного). Развитие индивидуальной осознанной саморегуляции человека опосредствует влияние индивидуальных особенностей, в том числе и агрессивности, на проявление агрессивного поведения.
Типология антисоциального агрессивного поведения в связи со стилевыми особенностями саморегуляции и личностными чертами
Для исследования специфики саморегуляции антисоциального агрессивного поведения был проведен факторный анализ индивидуальных данных группы осужденных (148 человек) по методу главных компонент с варимакс-вращением. Оптимальным было признано трехфакторное решение.

Выделенные факторы хорошо, содержательно интерпретируются, при этом собственные показатели факторов имеют значения больше единицы. Коэффициенты факторных весов превышают 0,5, а кумулятивный процент дисперсии, описываемый тремя факторами, составил 67,45%, что позволяет сделать вывод об адекватности полученной модели. На основании полученного трехфакторного решения выделена и описана структура особенностей личности с антисоциальной направленностью агрессивного поведения. Составлена схема психологических особенностей личности и деформации поведения агрессивно-насильственного преступника.

На основании данных факторного анализа был применен метод кластерного анализа испытуемых. Цель данной процедуры состояла в нахождении групп (кластеров) испытуемых, для которых характерна высокая выраженность того или иного фактора. Для каждой из групп были описаны специфические профили показателей саморегуляции и устойчивых личностных особенностей. В состав первого кластера («планируемая агрессия») вошли 19 человек (12, 83%), во второй кластер («спонтанная агрессия») – 80 человек (54,05%) и в третий кластер («агрессия, обусловленная психопатическими отклонениями») – 49 человек (33,12%).

Оказалось, что у наиболее малочисленной группы осужденных с планируемым типом агрессии развитие осознанной саморегуляции значимо выше (p < 0,005), чем у испытуемых двух других кластеров, в первую очередь за счет значимо более высокого развития показателей планирования целей и программирования действий. А у осужденных, вошедших в третий кластер (психопатическая агрессия), наблюдается наиболее низкое развитие саморегуляции. Следует отметить, что показатели оценки результатов, программирования, гибкости имеют низкие значения для всех типов агрессивного поведения.

Таким образом, проведенный анализ позволил выяснить основные линии различий по показателям саморегуляции в группе с антисоциальной направленностью агрессивного поведения.

Для описания типологических особенностей личности испытуемых в трех выделенных группах («планируемая агрессия», «спонтанная агрессия» и «агрессия, обусловленная психопатическими отклонениями») авторы проанализировали MMPI-профили. В результате для каждой из трех групп был описан тип агрессивно-насильственного поведения.

Первый тип свойствен испытуемым первой группы («планируемая агрессия»). Она состояла из лиц, совершивших агрессивно-насильственные преступления (в основном убийства и умышленное нанесение тяжкого вреда здоровью) в состоянии слабо выраженного эмоционального напряжения, либо в относительно нейтральном состоянии. Вошедшие в эту группу испытуемые нередко имели богатый криминальный опыт, многие из них ранее привлекались к уголовной ответственности за совершение преступлений против личности.

В данном случае агрессия всегда планировалась и носила корыстный характер. Это положение подтверждается как анализом самого криминального события, так и диагностическим материалом, полученным в процессе исследования. В указанной группе агрессивное поведение характеризовалось сформированностью осознанного планирования деятельности, развитостью представлений о внешних и внутренних условиях деятельности, хорошей степенью их осознанности и адекватности, но недостаточным прогнозом возможных последствий своих действий. У этих испытуемых превалировал авторитарный стиль межличностного взаимодействия. Их общение с окружающими строилось преимущественно «с позиции силы и давления», отношение к людям отличалось недоверчивостью и враждебностью (тест MMPI шкалы психопатии, паранойи, психастении).

Второй тип присущ испытуемым, вошедшим во вторую группу («спонтанная агрессия»). Она состояла из лиц, агрессивное поведение которых при анализе обстоятельств криминального события было обусловлено ситуативными факторами, т.е. определялось преимущественно внешней ситуацией без предварительного планирования, осознания, выбора целей и способа действий, без учета существующих норм и возможных последствий содеянного; оно проявлялось в привычном стиле поведения. Человек не оценивает полученные результаты, в итоге программа действий жестко закреплена и не меняется, возникновение провоцирующей ситуации приводит к многократному повтору поведения. В отличие от субъектов, вошедших в первую группу, агрессивное поведение лиц, составивших вторую группу, во многом определялось дефектами типологических особенностей личности и слабой способностью к саморегуляции.

В результате психологического анализа у участников второй группы были выделены следующие черты: легкость актуализации чувства враждебности и агрессивных тенденций, аффективная ригидность, сочетающаяся с выраженной неустойчивостью эмоциональных проявлений, легкостью возникновения вспышек раздражения. Возникающие при этом агрессивные побуждения беспрепятственно доводятся до внешней поведенческой активности в силу того, что у этих субъектов не сформирована система саморегуляции, а также стремление сдерживать и контролировать свое поведение.

Третий тип был характерен для испытуемых, вошедших в третью группу («агрессивное поведение, обусловленное психопатическими отклонениями личности»). В отличие от членов двух предыдущих групп, агрессивное поведение лиц, составивших эту группу, во многом определялось дефектами психической деятельности и наиболее низким уровнем развития осознанной саморегуляции. У них наблюдается уплощенность профиля и отсутствие каких-либо компенсаторных процессов. Присущие этим субъектам черты возбудимости сочетались со сниженной способностью к саморегуляции, причем по всем регуляторным процессам и свойствам системы саморегуляции. Единственное регуляторное свойство, по которому у этих испытуемых обнаружены средние показатели, - регуляторная автономность.

В данном случае это свидетельствует о том, что агрессивное действие осуществлялось самостоятельно, без чьей-либо помощи и контроля, как внешнего, так и внутреннего. Таким людям свойственны повышенная психопатичность, параноидальность, маниакальность, а также заострение маскулинных черт личности. Высокие оценки по шкале достоверности свидетельствуют о наличии серьезных психических нарушений. Следует сделать вывод, что наличие патологических личностных черт в сочетании с несформированной системой саморегуляции в значительной мере определяет агрессивно-насильственное поведение испытуемых данной группы.
Заключение
Таким образом, выявлено три типа антисоциального агрессивного поведения, характеризующиеся комплексом индивидуально-типических, стилевых особенностей саморегуляции и устойчивыми личностными особенностями: планируемая агрессия, спонтанная агрессия и агрессия, обусловленная психопатическими отклонениями.

Полученные данные непротиворечиво сочетаются с существующими представлениями о том, что некоторые типы психопатий создают предпосылки для развития антисоциального агрессивного поведения, и в то же время доказывают тот факт, что осознанная саморегуляция может препятствовать проявлению антисоциальной агрессии, если у человека нет преступных намерений. Однако нельзя закрывать глаза на тот факт, что развитие осознанной саморегуляции создает лишь потенциальные возможности более эффективного контроля агрессивности. Но если цели и намерения преступны, то высокая саморегуляция является мощным инструментом планирования и организации преступления. Другой вопрос, что, по полученным данным, преступники планирующего типа достаточно редко обладают высокой осознанной саморегуляцией. Проявление просоциальной агрессии необходимо предполагает осознанный контроль агрессивных побуждений. И, по-видимому, для людей с развитой саморегуляцией в сочетании с высокой личностной агрессивностью более характерно просоциальное поведение, которое они реализуют в профессиях, где агрессивность является профессионально важным качеством.

В первой статье рассмотрена проблема типологии характера, обобщены данные многолетних исследований индивидуальных стилей саморегуляции при различных типах личностных акцентуаций характера. Описаны регуляторная основа и стилеобразующая роль субъективных качеств личности (ответственности, настойчивости, самостоятельности, гибкости и др.). Показано, что эффективность индивидуальной саморегуляции зависит не столько от типа акцентуации, сколько от развития у личности субъективных качеств, сочетание которых специфично для разных типов характера.

Во второй статье проведен анализ различных подходов к проблеме агрессивного поведения с точки зрения того, в какой мере используется саморегуляция и близкие к ней понятия для исследования агрессивности. Обобщены результаты эмпирического регуляторных и личностных основ агрессивного поведения на материале сравнения психологических особенностей и проявлений агрессивности у осужденных за агрессивно-насильственные преступления, военных, спортсменов и студентов. Показано, что характер агрессивного поведения (антисоциальный или просоциальный) зависит не только от направленности личности, но и от степени развития индивидуальной саморегуляции: чем она выше, тем ниже риск формирования антисоциального поведения (агрессивно-насильственного). Выделены и описаны три типа агрессивно-насильственного поведения: планируемая агрессия, спонтанная агрессия и агрессия, обусловленная психопатическими отклонениями. Каждый из этих типов можно охарактеризовать комплексом личностных и стилевых особенностей саморегуляции.

Взаимосвязь обеих тем очевидна: задачей рассмотренных исследований было показать значимость саморегуляции в поведении (акцентуированном и агрессивным). В обеих статьях особое внимание авторы обращают не на «патологический» и деструктивный характер предмета исследования, а возможность формирования способов осознанной саморегуляции за поведением, его контролем и коррекции.

Использованная литература:

Моросанова В.И. Индивидуальная саморегуляция и характер человека// научн.журнал Вопросы психологии, 2007, №3, с. 59-68
Моросанова В.И., Гаралёва М.Д. Индивидуальные особенности и саморегуляция агрессивного поведения// научн.журнал Вопросы психологии, 2009, №3, с. 45-55
перейти в каталог файлов


связь с админом