Главная страница
qrcode

Генри Дэвид Торо - Уолден, или Жизнь в лесу. Уолден, или Жизнь в лесу Уолден, или Жизнь в лесу Наука 1979 Аннотация


НазваниеУолден, или Жизнь в лесу Уолден, или Жизнь в лесу Наука 1979 Аннотация
АнкорГенри Дэвид Торо - Уолден, или Жизнь в лесу.pdf
Дата13.02.2018
Размер1,12 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаGenri_Devid_Toro_-_Uolden_ili_Zhizn_v_lesu.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#64079
страница18 из 18
Каталог
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
tintinnabulum . Это шумят мои современники. Соседи рассказывают мне о важных господах и дамах, о знаменитостях, с которыми они повстречались названом обеде, ноя интересуюсь всем этим не больше, чем содержанием «Дейли Таймс». Все интересы и все разговоры вращаются вокруг нарядов и манерно гусь остается гусем, какую бы подливку к нему ни подать. Мне говорят о Калифорнии и Техасе, об Англии и обеих Индиях, о достопочтенном м-ре Х из Джорджии или Массачусетса и об иных столь же преходящих и недолговечных вещах, и мне, как мамелюку, хочется скорей выпрыгнуть из их двора Мне нравится
310 Комментаторы склонны считать Тома Хайда персонажем фольклора восточного Массачусетса.
311 Конфуций. Беседы и Суждения.
312 Строка из сонета Ночь и смерть английского поэта Дж. Бланко Уайта (1775–1841).
313 Имеется ввиду английская пословица Чем ближе к косточке, тем вкуснее мясо.
314 Мамелюки — первоначально гвардейцы египетских султанов, которые затем сами захватили власть в Египте на несколько столетий. В 1811 г. по приказу турецкого султана Мохаммеда Али они были заперты в
точно знать, где я нахожусь, — не шагать в торжественной процессии на видном месте, но идти, если можно, рядом со Строителем вселенной нежить в беспокойном, нервном, суетливом и пошлом Девятнадцатом Веке, а спокойно размышлять, пока он идет мимо. Что празднуют все эти люди Все они состоят в устроительном комитете и ежечасно ждут чьей- то речи. Господь — всего лишь председатель на данный случай, а Вебстер315 — оратор его. Я люблю взвешивать, обдумывать, склоняться к тому, что влечет меня всего сильнее и основательнее, а не висеть на краешке весов, стараясь тянуть поменьше не исходить из воображаемого положения, а из того, что есть идти единственным путем, каким я могу идти, тем, который никакая силане может мне преградить. Мне вовсе не хочется начинать свод, пока я не поставил прочного фундамента. Нечего нам играть на тонком льду. Твердое дно есть всюду. Я читал про одного путешественника, который спросил мальчика, твердо ли дно у болота, которое надо было пересечь. Мальчик сказал, что да. Но лошадь путника увязла по самую подпругу, ион сказал мальчику Ведь ты говорил, что здесь твердое дно. Так оно и есть, — ответил тот, — да только до него еще столько же Так обстоит и с общественными болотами и трясинами, но мальчику надо дожить до старости, чтобы это узнать. Хорошо лишь то, что думают, говорят или делают в особых, редких случаях. Яне хочу быть из тех, кто по глупости вбивает гвоздь в оштукатуренную дранку, — это не дало бы мне потом уснуть. Дайте мне молоток и дайте нащупать паз. Не надейтесь на замазку. Вбивать гвоздь надо так прочно, чтобы и проснувшись среди ночи, можно было подумать о своей работе с удовольствием, — чтобы не стыдно было за работой взывать к Музе. Тогда, и только тогда бог тебе поможет. Каждый вбитый гвоздь должен быть заклепкой в машине вселенной, ив этом должна быть и твоя доля. Не надо мне любви, не надо денег, не надо славы — дайте мне только истину. Я сидел за столом, где было изобилие роскошных яств и вини раболепные слуги, ноне было ни искренности, ни истины, — и я ушел голодным из этого негостеприимного дома. Гостеприимство было там также холодно, как мороженое. Мне казалось, что его можно было заморозить безо льда. Мне говорили о возрасте вини его знаменитых марках, а я думало более старом ив тоже время новом и чистом вине, о более славной марке, которой они не имели и не могли купить. Весь этот блеск — дом, имение и угощение — не имеет цены в моих глазах. Я пришел к королю, но он заставил меня дожидаться в приемной и вел себя, как человек, не имеющий понятия о гостеприимстве. Ау меня по соседству был человек, который жил в дупле дерева Его манеры были истинно королевские. И я лучше бы сделал, если бы пошел к нему. Долго ли еще мы будем сидеть у себя на крыльце, упражняясь в праздных и обветшалых добродетелях, которые любой труд сделал бы совершенно ненужными Точно можно начинать день с долготерпения, а между тем нанимать человека окучивать свой картофель, и после полудня идти проповедовать христианскую кротость и милосердие с заранее обдуманным благочестием. Каково мандаринское чванство и закоснелое самодовольство человечества Наше поколение с гордостью возводит себя к древнему и знатному роду в Бостоне и Лондоне, Париже и Риме, гордясь своими предками, оно с удовлетворением говорит о своих успехах в искусстве, науке и литературе. Загляните в протоколы философских обществ и панегирики Великим Людям ! Добряк Адам умиляется крепости и истреблены. Спасся только один из них, перепрыгнув через стену.
315 Вебстер был известен своим цветистым красноречием.
316 Эпизод с путешественником к мальчиком описан в конкордской газете «Yeoman's Gazette» от 22 октября
1828 г.
317 Об этом отшельнике упоминается также в дневниках Эмерсона.
собственным добродетелям. Омы свершили великие дела и спели дивные песни, и память о них не умрет — те. до тех пор, пока мы о них помним. В Ассирии были ученые общества и великие люди — а где они сейчас Как мы незрелы в нашей философии и наших опытах Никто из моих читателей не прожил еще и одной полной человеческой жизни. Ив жизни человечества, быть может, еще только наступает весна. Если у нас в Конкорде и была семилетняя чесотка то еще не было семнадцатилетней саранчи. Нам известна лишь крохотная чешуйка на нашей планете. Большинство из нас не проникало глубже шести футов внутрь земли и не прыгало над ней даже и настолько. Мысами не знаем, где мы. К тому же почти половину всего времени мы крепко спим. И все же мы считаем себя мудрецами и установили наземной поверхности свои порядки. Вот уж поистине глубокие мыслители и честолюбивые души Стоя над букашкой, которая ползет по сосновым иглам, устилающим лес, и старается спрятаться отменяя спрашиваю себя, отчего она так смиренна итак прячется, когда я, может быть, могу стать ее благодетелем и сообщить ее племени благую весть и я думаю о великом Благодетеле и всемирном Разуме, склоненном надомной, человеческой букашкой. В мире непрерывно свершается нечто новое, а мы миримся с невообразимой скукой. Достаточно напомнить, какие проповеди слушают люди в самых просвещенных странах. В них произносятся слова радость и печально это всего только припев гнусавого псалма, а верим мылишь в обыденное и мелкое. Мы полагаем, что можем сменять одну только одежду. Говорят, что Британская Империя весьма велика и респектабельна, а Соединенные штаты — могучая держава. Мы не верим, что за каждым человеком подымается такой прилив, на котором Британская Империя может всплыть, как щепка, если бы они лелеял подобную мысль. Кто знает, какая семнадцатилетняя саранча может вылезти из земли Правительство того мира, где я живу, не было составлено в послеобеденной беседе ха вином, как в Британии. Наша внутренняя жизнь подобна водам реки. В любой год вода может подняться выше, чем когда-либо, и залить изнывающие от засухи нагорья может быть, именно нынешнему году суждено быть такими утопить всех наших мускусных крыс Там, где мы живем, не всегда была суша. Далеко от моря и рек мне встречаются берега, некогда омывавшиеся водой, до того, как наука начала описывать каждый паводок. Всю Новую Англию обошел рассказ о крупном и красивом жуке, который вывелся в крышке старого стола из яблоневого дерева, простоявшего на фермерской кухне 60 лет — сперва в Коннектикуте, потом в Массачусетсе. Он вылупился из яичка, положенного в живое дерево еще намного лет раньше, как выяснилось из подсчета годовых колец вокруг него за несколько недель перед этим было слышно, как он точил дерево, стараясь выбраться, а вывелся он, должно быть, под действием тепла, когда на стол ставили чайник Когда слышишь подобное, невольно укрепляется твоя вера в воскресение и бессмертие. Кто знает, какая прекрасная, крылатая жизнь, много веков пролежавшая под одеревеневшими пластами мертвого старого общества, а некогда заложенная в заболонь живого зеленого дерева, которое превратилось постепенно в хорошо выдержанный гроб, — кто знает, какая жизнь уже сейчас скребется, к удивлению людской семьи за праздничным столом, и нежданно может явиться на свет посреди самой будничной обстановки, потому что настала, наконец, ее летняя пора.
318 Имеется ввиду английская поговорка Не лучше семилетней чесотки.
319 Мускусные крысы устраивают норы близко к поверхности воды ив половодье их заливает.
320 Этот факт, описанный в тогдашних американских газетах, положен Германом Мелвиллом в основу рассказа Стол из яблоневого дерева.
Яне утверждаю, что Джон или Джонатан поймут все это завтрашний день не таков, чтобы он пришел сам по себе, просто стечением времени. Свет, слепящий нас, представляется нам тьмой. Восходит лишь та заря, к которой пробудились мысами. Настоящий день еще впереди. Наше солнце — всего лишь утренняя звезда.
321 Джон — нарицательное имя для среднего англичанина, Джонатан — нарицательное имя, прозвище американцев, позднее вытесненное прозвищем Дядя Сэм.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

перейти в каталог файлов


связь с админом