Главная страница

Тыртышная М.А. - 20 нестандартных уроков истории (Учитель в школе) - 2008.djvu Еремеева Хризман Мальчики и девочки. В. Д. Еремеева, Т. П. Хризман Мальчики и девочки два разных мира


Скачать 1.15 Mb.
НазваниеВ. Д. Еремеева, Т. П. Хризман Мальчики и девочки два разных мира
АнкорТыртышная М.А. - 20 нестандартных уроков истории (Учитель в школе) - 2008.djvu Еремеева Хризман Мальчики и девочки.pdf
Дата17.04.2018
Размер1.15 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаEremeeva_Khrizman_Malchiki_i_devochki.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#68959
страница7 из 12
Каталогid53458889

С этим файлом связано 63 файл(ов). Среди них: Памятка для родителей Если ваш ребёнок левша.doc, Propisi_dlya_levshey_Nika_Dubroskaya.pdf, Levsha_Osobennosti_razvitia_ili_kak_pomoch_levorukomu_rebenku.pd, mozgvosne_1.pdf, mirv2050_1.pdf, Речь и письмо тесты.doc, Степанова О.А. Профилактика школьных трудностей.doc, Lokalova_Prichiny_shkolnoy_neuspevaemosti.pdf, Zanimatelnaya_letnyaya_shkola_1_-_2_klass.pdf и ещё 53 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ВЗРОСЛОГО МИРА
Взрослые, вслушайтесь, что говорят ваши дети!
Общаясь с ребенком, радуясь и восхищаясь каждым его новым словом, удивляясь — как уже этот малыш много знает, как он уже хорошо говорит, мы, взрослые, не всегда задумываемся и понимаем, что это наша заслуга, наш вклад, наше влияние на развитие речи, речевого мышления.
Мы формируем у маленького человека этот удивительный и сложный мир слов и несем за это нравственную ответственность.
Называя каждый предмет, действие, любое явление, событие, отмечая словом хорошее и плохое, красивое и безобразное, доброе и злое, радостное и грустное, мы очеловечиваем развивающуюся психику, формируем не только новые уникальные знания об окружающем мире вещей и людей, но и очень важную эмоциональную сферу ребенка, сложные эмоции: сочувствия, сопереживания, содействия, которые определяются речью, речевым мышлением. Посредством слова у ребенка формируется сложный мир чувств — этические, эстетические и интеллектуальные эмоции— базисная основа развития личности.
Поэтому, дорогие взрослые — педагоги, папы и мамы, бабушки и дедушки, это ваша очень значимая миссия — развитие речи ребенка, формирование добрых чувств. (Если не вы, то кто?)
Следует понять и осмыслить эту уникальную роль взрослых в формировании общечеловеческих ценностей у вашего малыша. Очень важно обратить особое внимание не только на то, как говорит ваш ребенок, но и, главное,— что он говорит, как он чувствует.
Когда мы попросили детей 6-7 лет ответить на вопрос, чем отличается молодой человек от пожилого (социометрические исследования, тест на вербальное мышление), то ответы «юных мыслителей" были весьма неожиданными. Они говорили: старый человек (пожилой) часто хромает, ходит с палочкой, плохо одет, ничего не знает, ничего не помнит, все путает, ничем не интересуется и т.д. Откуда у малышей столько отрицательных оценок? Да это они копируют нас, взрослых. Это мы, часто не задумываясь, так говорим о старом человеке, иногда родном и близком. Ребенок все слышит и начинает уже сам давать оценки, повторяя нас. Он уже усвоил урок неуважительного отношения к старости, к человеку. Печально и тревожно то, что во многих семьях уже В раннем детстве формируется неуважительное отношение вообще к человеку, к творцу и созидателю, создающему все духовные и материальные ценности в этом мире, в который вошел маленький человек.
Поэтому даже маленьким детям следует чаще рассказывать о том, что может сделать человек- мастер, чем занимались его бабушка и дедушка, папа и мама, что они делают для людей полезного, нужного. Следует объяснить ребенку, что только человек может творить добро, и кто такой добрый человек. И здесь слово, сказанное взрослым, выполняет особую функцию, создает духовные ценности, учит пониманию добра и зла, хорошего и плохого и т.д.
Мы провели так называемый «ассоциативный эксперимент": предложили детям 6-7 лет назвать "хорошие", " добрые" слова, содержащие положительную эмоциональную окраску. То есть те слова, которые нравятся самим детям.
Все дети справились с заданием, но послушайте только, что они говорят. Для одних детей хорошие слова — Земля, солнце, цветы, Родина, город, радуга. Для других — мама, мамочка,
папа, бабушка, дедушка, птичка, кличка собаки. Для третьих (это в основном мальчики) хорошие слова — танкист, пулеметчик, летчик, шофер, радист, моряк, водитель экскаватора,
капитан, боец, таксист, десантник.
Для девочек чаще всего хорошие слова — это уменьшительно-ласкательные: папочка, мамочка, кулечек, цветочек и т.д. Мальчики почти не используют такие слова. Какие же слова дети считают плохими?
Вот плохие слова называет веселая, открытая, активная, девочка: папка, мамка, панамка, цветок, бант. Спрашиваем: «Почему панамка— плохое слово?» Отвечает: «Цанамка — она мне не
лезет!» Это — особенности детской логики, детских представлений о плохом и хорошем, отраженных в речевой деятельности, в речевых ассоциациях.
Мальчику дали задание: «Назови плохие слова, которые тебе не нравятся». Послушайте, что он, этот малыш, говорит: «Не бегай, не прыгай, не лазай, в воду не ходи, я тебе задам* я тебе покажу, ты еще меня узнаешь!» Видимо, мальчиков чаще наказывают, чаще ограничивают их действия.
Речевые ассоциации, плохие и хорошие слова— простой способ узнать, что происходит в душе ребенка. У девочек, для которых хорошие слова: мой котик, рыбка золотая, мама, бабуся, — в семье теплые, доверительные отношения. Ребенку дома хорошо, тепло, радостно. Мальчикам, для которых хорошими словами оказались мужские профессии, машины, возможно, не хватает тепла и ласки со стороны родителей. Если среди плохих слов на первом месте запреты (не бегай!), то скорее всего, пресс ограничений мешает нормальному развитию ребенка.
Кроме того, плохие и хоршие слова показывают, как формируются духовные ценности ребенка, как складывается шкала, по которой он будет оценивать все, что его окружает, в том числе, и вас самих. Не забывайте об этом, отзываясь о других людях в присутствии малыша.
А как связаны хорошие и плохие слова с работой мозга, с тактикой мышления?
Эксперименты показали, что при назывании слов чаще доминирует одно из полушарий.
Оказалось, что левополушарная стратегия обычно связана с большим числом глаголов.
Правополушарная — с потоком существительных и прилагательных.
Мальчикам левополушарная стратегия свойственна более, чем девочкам.
Интересно, что у многих детей при назывании хороших слов активно одно полушарие, а как только дело доходит до плохих, становится более активным другое. У девочек это происходит чаще, чем у мальчиков. Подобная смена стратегии отмечается как у девочек с высоким, так и со средним уровнем речевого мышления.
У детей, имеющих низкий балл речевого мышления, число ассоциаций было незначительным и отмечались развернутые фразы, а не отдельные слова. Развитие у детей ассоциативного мышления тесно связано с общим уровнем развития речи.
В целом, положительные ассоциации дошкольников примерно вдвое богаче отрицательных. В первую очередь, это относится к девочкам. С мальчиками дело обстоит сложнее, но об этом речь пойдет ниже.
Как социум влияет на развитие речи ребенка
Так значит, мир ценностей — того, что хорошо и что плохо,— у мальчиков и девочек различен.
Но задан ли оy от рождения, или его определяет семья, детский сад и даже то время, в котором живет ребенок, тот социальный уклад жизни, в котором формируется его психика? Если мальчик к хорошим словам относит мужские профессии, а девочка — те слова, которыми ласково называют ее дома, если плохие слова для мальчиков те, что ограничивают их физическую активность, то, возмоясно, здесь преобладают влияния пола, связанные с особенностями нейрофизиологии и нейропсихологии мальчиков и девочек. А как влияют на ассоциации социальные условия?
Те же вопросы о плохих и хороших словах мы задали детям того же возраста, но через несколько лет. За это время в нашей стране произошли серьезные экономические и политические перемены, начавшиеся с так называемой «перестройки». То, что мы услышали, нас просто поразило.
Среди «хороших» слов дети перестали называть слова: мир, май, Родина (рис. 24"). А что же взамен? Удивительно — в 70% случаев мальчики хорошими словами (позитивными) стали считать продукты питания, чего раньше практически не отмечалось.
«Ассоциативный» эксперимент
Мальчики

Рис. 24. Дети 6-7 лет свободно называют слова, которые считают «плохими» или «хорошими».
Для схемы отобраны слова, подчеркивающие выявленные тенденции. Свободные ассоциации показывают, что социальные изменения в обществе отразились на шкале ценностей 6-7-летних детей (в первую очередь мальчиков). В эксперименте участвовали дети Ленинграда — С.-
Петербурга из благополучных семей.
Вот примеры.
Миша, 6 лет. Хорошие слова: мороженое, конфета, яблоки, груши, ананасы, киви, бананы.
Другой мальчик — Стае, 7 лет — хорошими называет слова: суп грибной, шоколад, орехи, горох, конфеты, жвачки, мороженое, машины, «мерседес», свадьба. А вот плохие: черт, боль, убит, войска, стрелять, убивать, танк, Чечня, А вот Алеша, 6 лет, хорошими считает слова: мороженое, пирожное, сыр, колбаса, сосиски, майонез, пожалуйста, спасибо, на здоровье. Плохие: авария, наводнение, землетрясение, поток, плохой, нехороший, грабить, стрелять, банда.
Андрей, 7 лет; хорошие слова: мороженое, жвачки, пирожное, пироги, торт, пирожки, трубочки, шоколад. А плохие слова: кошмары, ужасы, привидения, убийца, кража, плохо, когда наказывают.
Следует подчеркнуть, что эти мальчики из весьма благополучных, хорошо обеспеченных семей.
У них развито творческое мышление, высока способность к комбинированию образов, а главное, мальчики имеют высокий балл общего речевого развития.
Особый интерес вызвало обобщение негативных ассоциаций. У мальчиков они отражают криминальные проявления в обществе: война, зло, преступники, бандиты, стрелять, убить, Чечня, жечь, грабить, воры, кровьу— чего раньше, еще несколько лет назад, не наблюдалась в ассоциациях у мальчиков этого возраста. Также назывались герои мультфильмов и фильмов ужасов.
У девочек чаще всего отрицательными являлись герои сказок: Баба Яга, Кощей Бессмертный, дракон, чудовища, динозавры и многие животные — тигр, змея, волк, медведь, а также герои мультфильмов и фильмов ужасов. Криминальные слова попадали в число «плохих» значительно реже, чем у мальчиков.
Если раньше число хороших слов и их разнообразие резко преобладало над плохими, то теперь эта тенденции сохранилась только для девочек.
У мальчиков более разнообразными стали негативные ассоциации, связанные с криминальной обстановкой в обществе, а позитивные ассоциации оказались больше связаны с пищевой мотивацией, с продуктами питания. А у девочек сохранился более красочный, более многообразий мир позитивных ассоциаций, общее число позитивных слов по-прежнему преобладало над негативными.
У девочек, как раньше, так и после начала перестройки больше «хороших» слов, прежде всего связанных с семьей (мама, папа, бабушка, дедушка). У них богаче, многообразнее и тематика
позитивных слов: мир животных, сказок, развлечений (театр, цирк), мир игрушек, мир природы, человеческих отношений.
Видимо, девочки в большей степени, чем мальчики, склонны выделять позитивные явления окружающего мира. Перемены в обществе задели их меньше, чем мальчиков. Положительные эмоции у них выполняют стабилизирующую, развивающую, смыслообразующую функции в разных социальных условиях.
От социальной нестабильности в большей степени страдают мальчики уже в дошкольном детстве, им явно не хватает позитивных эмоций дома, в детском саду.
Эстетика, искусства и речь ребенка
Для изучения воздействия искусства на развитие мозга и процессов мышления дошкольников на базе одного из детских садов Петродворцового района С.-Петербурга был создан детский эстетический центр «Петродворец». Программа работы с детьми была составлена с таким рассчетом, чтобы искусство максимально развивало чувственную сферу ребенка, активизировало его художественные эмоции, мышление, представления, сформировало особую шкалу духовных ценностей.
Эмоциональное воздействие искусства должно было глубоко осмысливаться ребенком, приобретать для него индивидуальное, личностное значение.
Основным «инструментом» приобщения к искусству самых маленьких стала сказка. Входя в музей, они надевали волшебные колпачки, тапочки, и дворец оживал.
Затив дыхание, малыши поднимались по лестнице, где Золушка обронила туфельку, задерживались у часов, с боем которых происходят необычайные превращения, и слушали сказку, чувствуя себя принцами и принцессами. Но на этом сказка не заканчивалась. Вернувшись в детский сад, малыши лепили, изображали на бумаге то, что нарисовало их воображение. Сказка продолжалась и в музыкальном театре...
Детям постарше начинали рассказывать, кто в действительности жил во дворце и кто его строил, как пользовались посудой и мебелью. (Невозможность потрогать экспонаты руками восполнялась в детском саду. Здесь в распоряжении малышей были поделки, украшения, раковины.) Объясняли, что изображают картины, кто их писал, как и чем работали художники прошлого и т.д. Эту работу вела экскурсовод Н. Кункова. Программа постепенно усложнялась, но увиденное в музеях и парках по-прежнему переплеталось с собственным творчеством детей.
Мы провели ассоциативный эксперимент у девочек и мальчиков 6-7 лет, занимающихся с 3-4 лет в эстетическом центре «Петродворец». Вот их положительные ассоциации.
Мальчик семи лет «хорошими» считает слова: хорошая, красивая, добрая, милая, нежная, ласковая, любезная, замечательная, самая красивая девушка с голубыми глазами. Другой семилетний мальчик «хорошими» называет слова: красивый, картина, музей, добрые люди.
Мальчик шести лет «хорошими» считает слова: люблю, радость,. чудо, цветы, хорошо, ласковый, замечательный.
Эти примеры демонстрируют главное — позитивное отношение ребенка к человеку, к миру: красивый, добрый, прекрасный, чудесный, удивительный, восхитительный, замечательный.
Некоторые мальчики хорошими считают эмоционально яркие события их жизни или события, отраженные в художественных произведениях, например: праздник, день рождения, Новый год, цветы, ваза, золото, «Остров сокровищ».
Некоторые дети хорошими называют слова: спасибо, пожалуйста, извините, простите, доброе утро, спокойной ночи и т.д. Иногда дети оценивают как «хорошие» слова, связанные с творческими действиями: рисовать, лепить, раскрашивать. Или слова: добро, хвалить, делать добро, добрые люди, добрые поступки, доброе утро, радость, картина, музеи.
Ассоциации детей, занимавшихся искусством, заметно отличаются от ассоциаций тех, кто посещал обычный детский сад. Особенно заметными различия оказались для мальчиков.
Искусство усилило позитивное видение мира (резкое преобладание хороших слов над плохими), сформировало в сознании мир людей, отдельного человека.
В грамматическом плане несколько чаще назывались прилагательные, связанные с правополушарной стратегией мышления.

Такая же картина наблюдалась и в Москве. Нами были обследованы мальчики и девочки, которые занимаются искусством в Третьяковской галерее с четырех лет по особой авторской программе искусствоведа Н. Л. Кульчинекой.
Оказалось, что у мальчиков в процессе систематических занятий в художественном музее изменился характер речевых положительных ассоциаций. Они больше, чем девочки, стали называть прилагательные как хорошие, добрые слова: прелестный, прекрасный, восхитительный, удивительный, лучезарный и т.д. В других детских садах мы вообще не встречали подобного.
Интересно, что мальчики быстрее осваивают художественный мир в целом, ориентируются в нем лучше, чем девочки, которых чаще всего интересует что-то конкретное, детали. Видимо, срабатывают разные уровни, разные механизмы. У мальчиков все происходит на уровне смысловых образований, а музеи создают сложнейшие контексты при восприятии прекрасного. У девочек — больше включается уровень восприятия, позволяющий детально видеть эту красоту.
А какие же слова выбирают дети, если их не настраивать на «хорошие» и «плохие»? Очень интересным оказался тот факт, что у всех детей, занимающихся искусством, речевые ответы
(свободные ассоциации или ассоциации, ограниченные грамматическими правилами: «назови действие») были пронизаны эстетическими, художественными эмоциями. Например, назывались слова: скульптура, музей, дворец, фонтан, цветок, ваза, радость, радуется, рисует, смеется, муза, подарок, т.е. только позитивные слова, позитивные эстетические ассоциации. Следует особо подчеркнуть: таких ассоциаций не было в 1986 году и не отмечалось у детей обычных детских садов после начала перестройки.
Еще мальчики при называний действий чаще, чем девочки, перечисляли глаголы: рисовать, лепить, раскрашивать. Таких слов в других детских садах дети вообще не называли, хотя эти занятия им хорошо знакомы. Девочки, в отличие от мальчиков, в два раза больше в свободных ассоциациях называли эмоционально значимые для них слова, связанные с музейной тематикой: картина, тронный зал, муза, музей, плафоны, лестница, а также цветы: одуванчики, розы, ромашки, тюльпаны, гвоздики, букеты цветов; позитивные эстетические глаголы: танцуют, улыбаются, хохочет, целуются. Называли и другие слова: добрая, хорошая, любимая, украшение.
Следует отметить главное. Дети, не занимающиеся целенаправленно искусством, таких слов, таких художественно-эстетических ассоциаций никогда не называли.
Хотя слова в ассоциативном эксперименте как бы выплескиваются ребенком сами собой, они появляются далеко не случайно. В первую очередь называются эмоциональнозначимые слова. За ними стоит мир, отраженный в сознании малыша. Мир, в котором существует то, что ему дорого, интересно, что его радует или огорчает. Он может быть примитивно-плоским или удивительно сложным светлым или унылым. Совершенно очевидно, что полиэмоциональное, полисенсорное, полифункциональное воздействие искусства изменило социальное сознание маленького ребенка, создало иную шкалу эстетических ценностей. Это все нашло четкое отражение в формировании процессов смыслообразования.
А что показали нейропсихологические методы обследования детей из эстетического центра "Петродворец»? Одним из обычных приемов нейропсихолога является метод диоптического просматривания. С помощью диаскопа правому и левому глазу одновременно предъявляется два разных изображения.
Если малышу предъявляется две разные картинки, он обычно сообщает, что видел только одну из них. На самом деле в мозг попадают оба изображения, но до сознания доводится только одно.
Из двух конкурирующих вариантов обычно мозг отбирает тот, что поступает через ведущий глаз.
Все же встречаются дети (преимущественно мальчики), которые воспринимают обе картинки.
Среди детей из эстетического центра число мальчиков, воспринимающих изображения обоими глазами, заметно увеличилось. Мозг этих ребят получил способность не вытормаживать сигнал от неведущего глаза, а воспринимать и анализировать оба изображения в одно и то же время.
При одновременном предъявлении на оба глаза двух разных цветов, например черного и розового квадратов, большинство обычных детей видит тот цвет, который поступил на ведущий глаз. Все же некоторые дети говорят, что видели розовый квадрат, независимо от того, на какой глаз поступило изображение. Мозг ребенка как бы сам отбирает тот цвет, который ему нравится больше! В эстетическом центре относительное число детей, способных к такому выбору,
оказалось значительно выше, чем среди тех, кто посещал обычный детский сад. То есть под влиянием искусства мозг детей развил способность к анализу и отбору информации в соответствии с какими-то позитивными внутренними установками.
Вот еще один тест с гаплоскопом. На правый глаз подается изображение половины какой-то фигуры, например красной звезды, а на левый — ее недостающая часть. Обычно дети говорят, что видели «половинку красной звезды». Большинство детей из эстетического центра видят целую звезду.
Этот и другие тесты подтверждают, что мозг дошкольника из эстетического центра приобрел повышенную способность воспринимать информацию, одновременно приходящую по параллельным каналам, обрабатывать и синтезировать ее.
А вот один из тестов на творческое мышление. Детям дают многочисленные фрагменты цветка из цветной бумаги и просят составить целый цветок.
Большинство детей выбирает кружок и приставляет к нему лепестки. Получается ромашка.
Некоторые дети складывают более сложные изображения. (Среди них преобладают мальчики.)
Наконец, отдельные дети составляют настоящее произведение искусства.
Оказалось, что почти все дети из эстетического центра складывали оригинальные изображения, а не примитивную ромашку. Это говорит об ином, более высоком уровне творческого и эстетического развития ребенка.
Вернемся к ассоциативному эксперименту. Слова, которые называют дети из обычных детских садов, более «однозначны». За словами детей из эстетического центра чаще стоит мир ощущений и человеческих отношений, они имеют сложный художественно-поэтический смысл.
Между тем, в психологии существует особое понятие смысла слова. Под смыслом слова понимается его значение в сочетании с теми эмоциями, которые оно вызывает у конкретного человека. С этой точки зрения, искусство заставляет постоянно осмысливать всю полученную инфомацию.
Для нейропсихолога за этим стоят сложные, многозначные ассоциативные связи. Хотя мышление человеческого мозга изучено недостаточно, известно, что в его основе лежат ассоциативные процессы. Ассоциативные поля, участки мозга, где, вероятнее всего, и рождается мысль, занимают более 80% площади коры полушарий. Ассоциации — долговременные связи между отдельными нейронами мозга. Связи, которые создают сложные разветвленные комплексы, работающие как единое целое. По всей видимости, чем больше таких связей, чем они разнообразнее, тем ярче, неординарнее, свободнее должно быть мышление в целом.
А что дало малышу искусство с точки зрения педагогапрагматика? Кто лучше подготовлен к школе — ребенок из обычного детского сада или выпускник эстетического центра?
Дети подготовительных групп всех детских садов Петродворцового района С.-Петербурга проходят ежегодное обследование для оценки их подготовленности к шкоде. В его основу положены общепринятые тесты и методики.
Оценивается уровень творческого, логического мышления, развитие фонематического слуха, координации слухомоторных функций (графический диктант), способность действовать по зрительным образцам, возможность имитировать фразы, способность к комбинаторике. Кроме того, определяется эмоциональная окраска состояния ребенка. В конечном итоге, результаты обследования интегрируются в показатель, выраженный в баллах. Если обычные показатели для детских садов составляли 60 баллов, то для эстетического центра — 120.
Каков же может быть механизм воздействия искусства на работу мозга? И почему искусство влияет, в первую очередь, на работу мозга мальчиков?
Вероятно, дело в том, что искусство заставляет работать мозг на повышенном эмоциональном фоне. Оно требует от мозга одновременной активной работы обоих полушарий.
Развивая специфические функции каждого полушария, искусство учит их работать вместе.
Ребенок видит произведение искусства, восхищается им, ощущает форму, пространство, цвет, фактуру, композицию — задействовано правое полушарие, его эмоциональная сфера. Но в то же время идет осознание увиденного, его осмысленное отражение (стиль письма, век, художественные приемы и т.д.), речевое осмысливание, или вербализация, а это — работа левого полушария. Искусство заставляет оба полушария одновременно работать в полную силу и, в то же время, активно взаимодействовать друг с другом. Тем самым искусство оказывает мощное воздействие на ассоциативные поля большого мозга, развивая их и создавая сложнейшие системы
связей. Связей, имеющих важное значение в процесса мышления. Положительные эмоции определенно играют в этом явлении важнейшую роль.
Почему искусство оказывает наиболее сильное влияние именно на мальчиков?
Видимо, положительные эмоции — слабое звено в формировании ассоциативной деятельности коры их полушарий. Можно предположить, что недостаток ярких чувственных переживаний обедняет ассоциации, замедляет развитие ассоциативных полей коры, ослабляет у мальчиков взаимодействие полушарий, делает работу мозга менее динамичной. Речевое мышление и другие функции левого полушария оказываются вне эмоциональной сферы правого полушария, а это затрудняет развитие обеих систем, сужает сферы действия ассоциативных полей. Становится очевидным, что положительные эмоции благоприятствуют развитию мышления ребенка, особенно мальчиков. А как в этом отношении дело обстоит в семье?
Теперь на вопросы отвечают родители детей от 4 до 7 лет. Мы провели социологическое исследование, раздали анкеты «В вашей семье растет малыш». И обнаружили удивительное явление: мамы, воспитывающие мальчиков, очень часто плохо понимают, что происходит с их малышом, как он развивается, в чем его трудности, как ему помочь.
На вопрос, чем любят заниматься дома их дети, многие ответили: рисовать. Что рисуют девочки: природу, цветы, деревья, бабочек, животных и главное — человека. А мальчики: танки, пушки, самолеты, машины. Ситуация настолько обычная, что мамы мальчиков никакой тревоги не испытывают, не понимают, что происходит. Но хорошо известно, что рисунок ребенка — это портрет личности, он свидетельствует о том, что дети разного пола по-разному видят окружающий мир. У них на разных этапах развития происходит сложнейший психологический процесс — социальная депривация (т.е. лишение чего-то значимого, потеря). Они не видят человека, вернее, их не научили понимать, оценивать, осмысливать этот прекрасный мир людей, мир человеческих отношений.
Но это поправимо, если привлечь разные виды подлинного искусства: музей, музыку, поэзию.
Внимание мальчиков нужно останавливать на красоте и гармонии в природе, на красоте и гармонии, которую создали люди: художники, скульпторы, писатели, поэты, музыканты, композиторы. Мир вокруг ребенка должен быть наполнен позитивными эмоциями, вызывать у малыша восторг и восхищение, и тогда вы, взрослые, своего малыша не узнаете.
Далее, на второй вопрос, как вы поощряете малыша, мамы мальчиков отвечали почти всегда одинаково: словом. А мамы девочек, кроме добрых, хороших, радостных слов, используют другие виды поощрения: они делают маленькие подарки, устраивают неожиданные праздники, поцелуют, обнимут, погладят по головке.
Почему такое разное отношение взрослых к мальчикам и девочкам? Отчего такая разница? Не оттого ли, что существует расхожее мнение, будто мальчика следует растить в большей строгости, не нянчиться с ним, не баловать, чтобы он вырос мужественным, выносливым, настоящим мужчиной?
Наши психологические, нейропсихологические, а главное — нейрофизиологические исследования поведения и активности мозга ребенка позволяют утверждать, что на самом деле должно быть все наоборот. Это мальчикам на всех этапах развития, особенно в детском саду и в школе, не хватает положительных эмоций. Чаще всего их эмоции возникают в ответ на слово. В процессе речевого мышления им не хватает непосредственных эмоций. С мальчиками всегда сложнее, чем с девочками. У них чаще отмечаются нарушения развития речи. Мальчикам для полноценного психического развития больше нужно тепла и ласки, заботы и участия и самых разнообразных форм поощрения. Давно уже замечено, что чем нежнее и ласковее мама малыша, чем чаще она целует, одобряет сына, внимательно слушает и помогает ему, тем его детство становится более радостным, эмоционально богатым. Вырастает такой мальчик без комплексов и острее чувствует потом, как в нем нуждаются люди, ждут его защиты. Воспитание мальчика требует от родителей, может быть, больше чуткости, такта и наблюдательности, а такэке больше творчества и выдумки. Веселые сюрпризы, неожиданные путешествия в иные миры, волшебные письма от героев сказок (письмо от Карлсона) — все эти приемы, интригующие ребенка, возбуждают его фантазию. Воспитать умного ребенка — сложно, а вырастить тонко чувствующего человека — еще сложнее.
Для мальчика его дом, его семья (папа, мама, бабушка, дедушка), должны быть школой развития добрых чувств, он все видит, слышит, понимает и осмысливает. А знакомы ли ему такие
проявления человечности, как сочувствие, сопереживание, содействие — сложные социальные эмоции? Их тоже нужно развивать, воспитывать — без этих эмоций нет процесса самореализации личности. Интересные исследования в плане уроков мира и доброты провели японские педагоги и психологи с маленькими детьми. Они стали рассказывать, что наш мир большой и сложный и, например, в Африке маленькие дети голодают, им нечего есть, они умирают от голода. «Давайте им поможем». И каждый японский ребенок с 4-х лет откладывает из своей тарелки ложку риса. Потом рис собирают и отправляют в Африку голодным детям. Так происходит цостоянно. И ребенок в 7 лет совсем иной, он в состоянии сочувствовать и сопереживать детям, которым сейчас плохо, и помогать им. Если не понимать значения сложных социальных эмоций, если не учить малыша сочувствию, сопереживанию, содействию и пустить все на самотек, ребенок может вырасти черствым, ограниченным, самовлюбленным. И хотя он сможет освоить решение сложных задач, его мышление рискует остаться поверхностным, плоским, прагматичным, не творческим.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

перейти в каталог файлов
связь с админом