Главная страница

В развитии и популяризации русского литературного языка


Скачать 37.78 Kb.
НазваниеВ развитии и популяризации русского литературного языка
АнкорReferat_o_tryo_stilyakh_Lomonosova.docx
Дата03.05.2018
Размер37.78 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаReferat_o_tryo_stilyakh_Lomonosova.docx
ТипРеферат
#70190
Каталогid133161430

С этим файлом связано 18 файл(ов). Среди них: Referat_o_tryo_stilyakh_Lomonosova.docx, готовая курсовая.docx, Практическая работ 2.docx, титульник.docx, 045-_Rossiyskoe_predprinimatelskoe_pravo_Guschin_V_V_Dmitriev_Yu, Руководство_по_оформлению (1).doc, Зомби апокалипсис по русски.docx, Введение со сслыками.docx, 438.pdf, зачет тм-16-1.docx и ещё 8 файл(а).
Показать все связанные файлы

ГОБПОУ «Елецкий колледж экономики, промышленности

и отраслевых технологий»


ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

по дисциплине «Русский язык»
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ М.В. ЛОМОНОСОВА

В РАЗВИТИИ И ПОПУЛЯРИЗАЦИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

Выполнил

студент группы Э-16-1

Шатков Всеволод Георгиевич

Руководитель

преподаватель

Фетисова Валентина Викторовна
Оценка:
_____________ /__________________

цифрой прописью
Руководитель проекта
_____________ /__________________

подпись фамилия, инициалы
Председатель ЦМК (ОГСЭД, МОЕНД)
_____________ /__________________

подпись фамилия, инициалы

Елец, 2017

Содержание
Введение……………………………………………………………………..стр3

  1. Русский литературный язык второй половины XVIII века………. стр4

  2. Учение о трёх стилях………………………………………………. .стр.7

  3. Роль Ломоносова в формировании русского языка……………… стр.11

Заключение………………………………………………………………….стр. 14

Список литературы…………………………………………………………стр.15

ВВЕДЕНИЕ

Учение о трёх сти́лях — классификация стилей в риторике и поэтике, различающая три стиля: высокий, средний и низкий (простой).

В риторике эллинистического периода было создано учение о трёх стилях. Они различались по степени интенсивности использования риторических средств - лексики, синтаксиса, риторических фигур, отличающих ораторскую речь от разговорной. Больше всего отклонялся высокий стиль меньше — средний, ещё меньше — простой 

Учение о трёх стилях использовалось в древнеримской, средневековой и новоевропейской литературе. Из французских классицистов его предписывал Фенелон в своём «Рассуждении о литературе».

Это учение, различающее в риторике и поэтике три стиля: высокий, средний и низкий – использовалось в древнеримской, средневековой и новой европейской литературе.

Но Ломоносов разработал учение о трех стилях именно для русского языка и русской литературы.

Суть учения о трёх стилях Ломоносова состоит в том, что главной частью русского литературного языка должна стать письменная и разговорная речь широких слоёв народа, поэтому ее нужно оберегать от перегрузки, с одной стороны, старославянизмами, а с другой – от «диких и странных слов и нелепостей, входящие к нам из чужих языков»

Русский литературный язык второй половины XVIII века

До середины XVII века русская литературная речь представляла собой своеобразную двуязычную систему.

В распоряжении пишущих был не один, а два типа письменной речи, каждый из которых применялся от случая к случаю в преимущественной зависимости от содержания и литературного характера излагаемого. Для всего что сколько-нибудь возвышалось над непосредственными бытовыми надобностями что заключало в себе научную и публицистическую мысль или же ту или иную попытку художественного изображения - вообще для всего что было адресовано к читателю как материал для чтения применялась та разновидность письменной речи которая представляла собой обрусевшую форму языка православных церковных книг берущего свое начало от старославянского языка созданного деятельностью Кирилла и Мефодия в IX веке.

Сейчас этот тип древнерусской письменной речи называют церковно-славянским языком. В старину его называли просто языком "славенским". Это был язык исключительно книжный, довольно сильно отличавшийся от древней русской бытовой речи как с грамматической, так и с лексической стороны.

В этом книжном языке были не только неизвестные живому языку слова, но также особые грамматические категории: двойственное число форма звательного падежа формы прошедшего времени (аорист и имперфект) синтаксические обороты – например, дательный самостоятельный и т. д. Но многое в этом книжном языке совпадало и с живой речью представляло собой своеобразный вариант живого языка то есть звучало в сравнении с обычной речью в несколько измененном виде как например брада вместо борода ношь вместо ночь вижду вместо вижу в руце вместо в руке слепаго вместо слепова и т. д.

Этому книжному славянскому языку противостоял в письменном употреблении другой тип языка, который был гораздо ближе языку живого устного общения и применялся для чисто деловых надобностей - официальной и частной переписки дипломатических сношений составления юридических документов и правительственных распоряжений и т. д.

Этот государственно-канцелярский язык в разных областях России отличался местными особенностями но к эпохе Петра I в значительной мере унифицировался уже по образцу языка московских царских канцелярий так называемых Приказов почему его и называют нередко московским приказным языком.

Однако ко времени этой унификации приказного языка превращавшегося в язык общегосударственный в русской письменности возникли многие новые потребности которые трудно было удовлетворить очерченной системой письменного двуязычия.

Начиная со второй половины XVII века и с особенной силой при Петре I значительно расширилась самая область применения письменного слова. Это происходило в связи с появлением и развитием новых жанров художественной литературы (вирши драма бытовая и авантюрная повесть) в связи с возрастающей нуждой в литературе технической научной прикладной в связи с распространением печатного слова в виде газеты.

Вся эта обширная светская письменность нового типа не могла быть обслужена ни одной из двух ранее употреблявшихся разновидностей письменной речи. Славянский язык был для нее непригоден вследствие своей тесной связи с церковной литературой препятствовавшей его обновлению со стороны лексики и синтаксиса, а также вследствие явного противоречия между общей чуждой окраской этого языка и практическим характером новых видов письменности. С другой стороны приказный язык ,хотя и близкий по формам к живой речи, был очень однообразен и беден средствами для того, чтобы стать органом собственно литературного обработанного и изящного изложения.

Для новой литературы нужен был новый книжный язык, то есть такой язык, который был бы пригоден для литературного письма и обладал бы соответствующей образностью, но и в то же время был бы лишен привкуса церковности и старины отличался бы колоритом светскости и живой современности. Поисками такой новой книжной, но светской литературной речи и были заняты силы русских литераторов конца XVII и начала XVIII века.

У истоков новой русской художественной литературы того времени высится исполинская фигура М.В.Ломоносова. Ломоносов не только великий ученый, но и лучший поэт своего времени. Ему принадлежат произведения самых различных жанров: оды, трагедии,

До Ломоносова в русском литературном языке царила смесь различных языковых элементов как в лексике, так и в грамматике. В письменном и устном виде употреблялись исконно русские слова, церковнославянизмы, значительная часть которых устарела, и иностранные слова, потоком хлынувшие в русский язык во времена Петра I в результате его реформ и ввоза в Россию иностранных специалистов со всей Европы. Русский язык не имел своего «лица» и представлял собой смесь всевозможных варваризмов. Это был пестрый, с тяжеловесной синтаксической конструкцией язык. Он уже не мог быть полноценным способом выражения растущих потребностей науки и культуры, назрела необходимость его преобразования.


Учение о трёх стилях

Начало, которое должно объединять различные русские говоры Ломоносов видит в языке церковно-славянском. Язык церковных книг должен служить главнейшим средством очищения русского литературного языка от наплыва слов иностранных иноземных терминов и выражений, чуждых русскому языку этих «диких и странных слова нелепостей входящих к нам из чужих языков».

Совершенно неверно было бы думать, говоря о пользе церковных книг для русского языка что Ломоносов полностью восстанавливал отжившую систему древнерусской книжной речи. Он сумел отличить в предании старой книжной речи живое от мертвого полезное и продуктивное от окостеневшего и неподвижного.

Ломоносов - первый из деятелей русской культуры который отчетливо увидел то что за время многовекового воздействия церковно-славянской стихии на русскую письменную речь множество церковно-славянских слов и выражений прочно осело в устной речи грамотных русских людей став неотъемлемым достоянием повседневного языка носителей и строителей русской культуры. Например в нашем современном языке враг храбрый вместо древних ворог хоробрый; нужда вместо древнего нужа; мощно вместо древнего мочно и др.

Взаимноя дифференциация народных русских и церковно-славянских элементов как страна при сторона невежда при невежа горящий при горячий истина при правда изгнать при выгнать и др. Ясное понимание того что язык русской образованности постепенно возникает на почве этого плотного сращения обеих исторических стихий русского письменного слова сквозит в каждом положении филологических работ Ломоносова в каждой строке его собственных литературных произведений. Именно на этом взгляде и строится все знаменитое учение Ломоносова о составе русской лексики и ее употреблении.

Во времена Ломоносова церковнославянский язык и собственно русский язык только-только начали своё сближение, а до этого они употреблялись изолированно, в разных сферах: церковнославянский - в церкви, русский - в светском обществе. В своей работе "О пользе книг церковных в славянском языке" (1755) Ломоносов предложил классицистическую теорию трех штилей, разделив все слова на разряды, то есть "штили

От степени влияния на русский литературный язык элемента церковно-славянского получается по взгляду Ломоносова тот или другой оттенок в языке так называемой «слог» или «штиль».

Ломоносов намечает три таких оттенка или «штиля»: «высокий» «средний» и «низкий». Введение «штилей» отчасти было практически необходимо. Прямо перейти к живому языку было невозможно не только потому что это было бы слишком резким нововведением слишком большой «ересью» но и потому - и это главное - что тогдашний живой русский язык еще не был настолько развит чтобы стать достаточным орудием для выражения новых понятий. Исход из затруднения Ломоносов нашел в средней мере: в простом соединении славянского и русского элементов в введении штилей а также в прямых заимствованиях из иностранных языков. Видимое предпочтение Ломоносов отдал церковно-славянскому языку как языку уже выработанному приспособленному и к «высокому» стилю между тем как в живом русском языке не находилось «средств для передачи отвлеченно научных понятий какие были необходимы для новой литературы».


По Ломоносову, в языке следует установить три стиля, которые будут различаться «по пристойности материй».

Он устанавливает зависимость между «материей», то есть темой, предметом изложения, жанром и стилем. «Высокая материя» требует высокого стиля, «низкая материя» требует низкого стиля. Каждый жанр предусматривает один из трех стилей, никакие отклонения не допускаются. Ломоносов предлагает использовать писателям стиль высокий, посредственный и низкий. Высоким стилем "составляться должны героические поэмы, оды, праздничные речи о важных материях", и здесь он рекомендует использовать церковно-книжный язык. Средним стилем рекомендуется писать "все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово", также стихотворные дружеские письма, эклоги и элегии. Этот стиль должен состоять из слов, общих церковно-славянскому и русскому языкам. Низким же стилем пишутся комедии, увеселительные эпиграммы, песни, фамильярные дружеские письма, изложение обыкновенных дел. В этом стиле можно употреблять и просторечные слова, но не вульгарные. Таким образом, Ломоносов соединяет старину и новизну в одно гармоничное целое.
Возникающая таким образом стройная стилистическая система покоится на двух главных основаниях:

Во-первых она вытесняет за рамки литературного употребления как церковно-славянские так и русские лексические крайности то есть те элементы обоих языков которые стоят на конечных границах общей цепи словарных средств русской литературной речи.

Во-вторых самое важное в основу всей системы кладется "славенороссийское" начало русского языка то есть такие средства которые у русского и церковно-славянского языка являются совпадающими общими.

В самом деле "славенороссийские" слова в той или иной комбинации встречаются в каждом из трех стилей устанавливаемых Ломоносовым. Но в высоком они сочетаются с чисто "славенскими" в низком - с чисто русскими а в среднем - с теми и другими.

Следовательно Ломоносов объявляет как бы генеральной линией развития нового русского литературного языка ту линию скрещения обеих языковых стихий которая наметилась уже на предшествующих стадиях истории русского языка и с изумительной зоркостью была им угадана. Именно таким путем удалось Ломоносову вывести русский литературный язык на тот путь развития который в будущем привел к такому яркому и мощному расцвету русское слово.

Указанное скрещение обоих исторических начал русского языка практически означало последовательное вовлечение в его структуру известных церковно-славянских элементов постепенно переходивших из разряда собственно "славенских" в разряд "славенороссийских".

Русский язык этим путем как бы отвоевывал у церковного языка форму за формой слово за словом лишая их специфически церковного привкуса и превращая их в свое собственное достояние.

Этот синтез осуществлялся легче всего на почве среднего стиля в котором могли участвовать слова всех трех разрядов с скрещенными "славенороссийскими" в центре.

Таким образом, Ломоносов не только отдавал себе отчет в том, что такой фонд скрещенных славянских слов существует но гениально предвидел также что этот фонд будет со временем все более расширяться что процесс отвоевания русским языком слов и форм из языка церковного будет продолжаться и впредь. В этих дальнейших завоеваниях русского языка Ломоносов справедливо видел также основное противоядие против засорения русского литературного языка ненужными заимствованиями из чужих языков.По этому поводу Ломоносов говорит: "Таким старательным и осторожным употреблением сродного нам коренного Славенского языка купно с Российским отвратятся дикие и странные слова нелепости входящие к нам из чужих языков... и Российский язык в полной силе красоте и богатстве переменам и упадку неподвержен утвердится..."
Роль Ломоносова в формировании русского языка.

С именем Михаила Васильевича Ломоносова связана реформа русского языка. Он явился создателем первой научной русской грамматики.

«Российская грамматика» — основы и нормы русского языка в которой Ломоносов разработал понятия о частях речи правописание и произношение того или иного слова К изучению русской грамматики Ломоносов впервые применил строгие научные приёмы впервые определенно и точно наметив отношения русского литературного языка к языку церковно-славянскому с одной стороны и к языку живой устной речи с другой. Этим он положил прочное начало тому преобразованию русского литературного языка которое круто повернуло его на новую дорогу и обеспечило его дальнейшее развитие. Ломоносов вполне сознает значение так называемой фонетики необходимость идти в изучении языка от живой речи. Приемы научного исследования которым следует в своих филологических изучениях русского языка Ломоносов — приемы естествоиспытателя. Выводы свои он основывает на ближайшем непосредственном обследовании самых фактов языка: он дает длинные списки слов и отдельных выражений русского языка сравнивает сопоставляет группы фактов между собой и лишь на основании таких сличений делает выводы. Лингвистические приемы Ломоносова те же которых наука держится и в настоящее время.

Изучая живой русский язык Ломоносов все разнообразие русских наречий и говоров сводит к трем группам или наречиям «диалектам»:

1) московское

2) северное (поморское родное для Ломоносова) и

3) украинское (малороссийское).

Решительное предпочтение Ломоносов отдает московскому «не токмо для важности столичного говора но и для своей отменной красоты».
Орфоэпические рекомендации «Российской грамматики» опираются на специфику «московского наречия»: «Московское наречие не только для важности столичного города но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается». Ломоносов ввёл понятие художественно-выразительных приёмов.
Ломоносов призывает развивать живой, понятный, образный язык, а для этого надлежит учиться у народной речи и вносить ее здоровые элементы в литературные произведения. Этим призывом великий ученый сделал новый крупный шаг на пути национализации русского литературного языка. В "Письме о правилах российского стихотворства" (1739) Ломоносов пишет, что развитие языка должно покоиться "на природном его свойстве": "того, что ему весьма не свойственно, из других языков не вносить". Это замечание и в наше время очень актуально. Современный русский язык перенасыщен американизмами и англоязычными выражениями, которые все больше вытесняют из оборота живое русское слово.

Наша новейшая орфография в наиболее существенных чертах создана Ломоносовым.

Велика роль Ломоносова в образовании русского научного языка. Всестороннее знание родного языка, обширные сведения в точных науках, прекрасное знакомство с латинским, греческим и западноевропейскими языками, литературный талант и природный гений позволили Ломоносову заложить правильные основания русской технической и научной терминологии. Его рекомендации в этой области имеют и сегодня большое значение: прежде всего, чужестранные слова и термины надо переводить на русский язык; оставлять непереведенными слова лишь тогда, когда невозможно подыскать равнозначное русское слово или же когда иностранное слово уже получило распространение, и в этом случае придать иностранному слову форму, наиболее близкую русскому языку.

Мы и не замечаем, что многие из научных выражений, применяемых нами всеми сегодня, составлены по этим правилам. Например, земная ось, законы движения, удельный вес, негашеная известь. Именно Ломоносов ввел в науку ряд русских слов, имевших бытовое значение, таких как: опыт, движение, явление, частица.. Так великий ученый земли русской положил начало нашему точному научному языку, без которого теперь никто не может обходиться.

Ломоносов закончил реформу русского стихосложения и подкрепил ее своими поэтическими произведениями. Он содействовал созданию русского классицизма в литературе.

Главная формула всей разносторонней деятельности М. В. Ломоносова – служить общей пользе. Хорошо понимая неограниченные возможности языка, он считал, что словесное искусство обладает настолько «действенной силой», что непозволительно расходовать его на «сладкие слова», а необходимо подчинить нуждам науки, культуры, государства, способствуя подъему всенародного просвещения и национального самосознания.

Заключение


Основная заслуга Ломоносова заключается в том, что он создал прочную почву для развития нового книжного, но уже светского общегражданского русского литературного языка. С разработкой этого языка связано и самое крупное из филологических сочинений Ломоносова - его "Российская грамматика" появившаяся в 1755 году. Написание этой грамматики есть поистине величайший из подвигов Ломоносова. Ведь надо помнить, что грамматика Ломоносова - это первая русская грамматика, потому что все более ранние грамматики были посвящены исключительно церковно-славянскому языку. Ломоносов умело воспользовался предшествующей грамматической традицией, но сделал гигантский шаг вперед впервые в русской истории избрав предметом грамматического изучения, новый светский русский литературный язык и тем самым положив начало дальнейшему его грамматическому совершенствованию.
При всей важности научных трудов Ломоносова в области русского языка , в общей академической деятельности они были для него в известной степени побочными : его главной специальностью было естествознание , и гений Ломоносова здесь проявлялся с еще большей силой и блеском. Со всей очевидность это обнаружилось лишь в самое последнее время , благодаря многочисленным детальным исследованием целого ряда специалистов .


Литература


  1. Ефимов А. И. История русского литературного языка. – М.: Высшая школа, 1971.

  2. Ковалевская Е. Г. История русского литературного языка. – М.: Просвещение, 1992.

  3. Лебедев Е. Н. Ломоносов. – М.: Молодая гвардия, 1990.

  4. Морозов А. А. Михаил Васильевич Ломоносов. – М.: Молодая гвардия, 1955.

  5. Павлова Г. Е., Федоров А. С. Михаил Васильевич Ломоносов. – М.: Наука, 1988.

  6. Соболевский А. И. История русского литературного языка. – Л.: Наука, 1980.



перейти в каталог файлов
связь с админом