Главная страница

Первый шаг. Зима 1942го. Гдето в России. Окопы советских солдат


Скачать 14.6 Kb.
НазваниеЗима 1942го. Гдето в России. Окопы советских солдат
АнкорПервый шаг.docx
Дата22.12.2016
Размер14.6 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаPervy_shag.docx
ТипДокументы
#8056

С этим файлом связано 6 файл(ов). Среди них: Pered_boem_28.docx, Rabota_na_tvorcheskiy_konkurs_28_panfilovtsev_Pod.docx, Mitka.doc, Pervy_shag.docx, Rodnoy_chelovek.docx, REFERAT_Nachalo_VOV_var_2.rtf.
Показать все связанные файлы

Подвиг.

Кто совершает подвиги? Подвиги совершают герои. При этом в моих глазах (в глазах обывателя) эти герои будут ассоциироваться в первую очередь именно с войной и с событиями, где на кону стоят жизни людей, а герой должен совершить подвиг, чтобы спасти их. Но откуда берутся эти герои и что их заставляет совершить поступки, которые потом назовут героическими.

Причин может быть много, а герои могут быть разные. Но я хочу привести в пример людей, для которых совершение подвигов (на мой взгляд) — это профессия, на которую их назначили, не спрашивая «хотят они быть героями или нет». Это политруки Советской Армии времён Великой Отечественной Войны. Во время атаки: обязанность этих людей была — сделать «первый шаг», именно они поднимали весь строй в атаку. И именно этот «первый шаг», который вдохновлял сотни, а то и тысячи бойцов — я считаю подвигом.

Зима 1942-го. Где-то в России. Окопы советских солдат.

В небольшой землянке, на чём-то, что напоминало собой постель, спал офицер. Ему было в районе сорока, но выглядел он гораздо старше. Спал он крепко, и по лицу было видно, что снилось ему что-то очень хорошее. Рядовые, которые сидели вокруг, смотрели на эту картину с удивлением. Мысль о том, что вовремя артподготовки, когда вокруг стоит такой шум, за полчаса перед атакой, можно вот так вот безмятежно спать политруку батальона, явно не укладывалась в их головах. Политрук Филипп Константинович отвечал на их мысли богатырским храпом. Однако время пришло, и замполит открыл глаза, встал, потянулся лениво, всех поприветствовал и пошел в окопы.

По дороге, он со всеми здоровался, улыбался, подшучивал, спрашивал, что пишут родные (письма в батальон пришли сутки назад), искренне радовался, когда слышал хорошие новости от своих сослуживцев. «Благо, сегодня плохих известий нет. Это хорошо» - подумал Филипп Константинович. Ощущение складывалось, что он у себя дома, среди своих друзей и родственников, а с близкими ведь нужно быть добрым, особенно когда многих из них ты видишь в последний раз.

Люди перед атакой ведут себя странно. Кто-то уходит в себя и тихо молчит, кто-то на взводе и огрызается на каждое слово (таких сослуживцы пытаются обходить стороной до атаки), кто-то весёлый и постоянно шутит (Филипп Константинович был из их числа), а кому-то просто страшно, и они не в состоянии себя держать в руках. Последних достаточно быстро политрук приводит в норму, после чего они либо становятся более жизнерадостными и оптимистичными, либо забиваются в свой уголок и тихо, почти про себя, ворчат и ругают всё на этом свете, в любом случае — они затыкаются и перестают доставать окружающих, а это главное перед атакой.

Тем временем политрук дошел до своего места, а огонь нашей артиллерии постепенно сошел на нет. «Теперь наша очередь» - произнёс про себя Филипп Константинович и достал из кобуры свой ТТ. После наших Катюш вокруг воцарилась тишина и вот тут на него нахлынуло. Немного затряслась рука с Токаревым, и сердце стало биться чаще, в голове появились сомнения: «Как встать? Надо повыше, но вдруг...тьфу ты, блин, накаркаю ещё. Что сказать? Ура или что-нибудь ещё? Да, чёрт побери, что делать?» Ему просто стало страшно. Это с каждым бывает... «до первого шага».

Комиссар немного высунулся, осмотрел поле, вдали виднелись окопы немцев, развороченные нашей артиллерией. «Пора» - приказал сам себе Филипп и встал. Первый шаг, почти выпрямился (но не в полный рост), поднял пистолет. «ВПЕРЁД!!!» - крикнул он и пошел в атаку. Его крик волной прошелся по нашим окопам, и возглас одного превратился в рёв сотен. Все солдаты друг за другом поднялись, и побежали ВПЕРЁД!

«Ещё один шаг, и ещё шаг и....». Что-то острое вонзилось в ребро, резкая боль пронзила всё тело! «Неужели?» - пронеслась мысль у комиссара в голове. Но его быстрые шаги постепенно превращались в полноценный бег, волнение ушло, боль прошла, а тело стало таким лёгким. Его ранило, но пуля прошла по касательной и не нанесла серьёзного ущерба. «Промазал, собака!» - с радостью подумал политрук. «УРА!!!» - крикнул во весь голос Филипп, и поддерживаемый сотнями своих товарищей, понёсся вперёд на врага!